home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 18

Устало откинувшись на спинку стула, я наблюдала за двумя мужчинами: эшартом и адаптером, которые – по моему внутреннему времени – уже второй час вели допрос. Они анализировали мои ответы и поведение, а я в меру собственных сил и опыта сравнивала и изучала их.

Эшарты и адаптеры, если судить по этим двоим, действительно различались. Райс Реветор – невероятного розового цвета, мрачный, чересчур жесткий эшарт. Он не кричал на меня, но давил взглядом безжалостных розовых глаз. Диссонанс цвета и внутреннего содержания уже через минуту общения заставил вжаться в спинку стула и нервничать.

Его противоположностью выступил райс Иволет – высокий, худощавый адаптер. Весь словно пылью присыпанный: серая кожа и такие же волосы. И глаза бесцветные, мутные и не светятся, как у эшартов… пока не задеты его внимание или научный интерес.

Они словно играют в игру наших полицейских: хороший и плохой. Только с другим принципом: эшарт спрашивает, а адаптер анализирует и оценивает, потом – наоборот. Контролируют не только меня, но и друг друга.

Сразу после представления меня закидали различными вопросами. О чем-либо умалчивать или врать я смысла не видела. Особых секретов не знаю, а общие сведения вряд ли нанесут урон моей планете. Наверное! Хотя говорить больше, чем меня спрашивали, тоже не собиралась. Об этом мы и с девочками договорились.

Каждый интересовался определенным направлением. Реветор – политическим устройством нашего общества, техническим развитием, количеством населения, подробностями нападения на Землю рархов, как выглядят их корабли, что внутри. А также что происходило после нашего пленения.

Иволет спрашивал о природе, продолжительности жизни, взаимоотношениях между полами и других, вроде бы незначительных мелочах, но если сложить все воедино, то получится ответ на вопрос: что представаляет собой общество на планете Земля?!

В какой-то момент Иволет заинтересованно переспросил:

– Вы утверждаете, что наш язык вам навязали… просто вложили в голову? Вы сможете описать этот аппарат?

– Черный ящик, полый внутри. Вы должны понять, мы все в таком шоке находились, что не до подобных мелочей было. Но если увижу, то узнаю сразу!

Адаптер флегматично кивнул, делая в устройстве, напоминающем планшет, какие-то пометки.

Дэнарт, все время стоявший у меня за спиной и обнимавший за плечо, скользящим движением убрал ладонь и отошел в сторону. Взглядом невольно метнулась за ним, сразу ощутив себя потерянной. А он отошел недалеко. Прислонившись к стене спиной, сложил руки на груди и посмотрел на меня. Поддерживая и успокаивая! Но мне так хотелось, чтобы он вернулся и снова касался… Несмотря на разбитые мечты, рядом с ним я чувствовала себя безопасно и спокойно. Тепло его ладони не давило, а согревало и придавало сил.

Поняв, что веду себя как ребенок, которому страшно и хочется, чтобы держали за ручку, я сделала над собой усилие, тряхнула головой и села ровно. Психологически закрываясь от всех и сжимая кулаки на коленях, пытаясь обрести уверенность в себе и хотя бы внешне выглядеть достойно.

– Ваша раса миролюбивая? – задал вопрос Иволет.

Я пожала плечами, отвечая:

– Нас не трогают – мы не трогаем. Но войны на Земле были… и даже сейчас кое-где люди воюют между собой. Хотя, думаю, вы понимаете, что населения на планете несколько миллиардов, и абсолютно все за мир быть не могут. Мы разные… наверное, как эшарты и адаптеры…

Иволет смотрел с хладнокровной бесстрастной миной на лице. Зато Реветор после моего замечания едва заметно усмехнулся своим мыслям.

Я отметила, что, работая в паре сейчас, следователи – явно не друзья. Даже, как мне кажется, ведут себя, словно соперники. Иногда переходя на язык эшартов, они тихо, но раздраженно о чем-то спорили. И все равно разговор велся в обоюдно интересующем их русле.

Дэнарт пошевелился и этим движением вновь вернул себе мое внимание. Безраздельное! Я очень старалась не показывать, как нуждаюсь в нем, но он все равно заметил. Поймал мой взгляд и не отпускал, а в это время Иволет, словно издалека, спросил:

– Вы рассказали, как погибли ваши предшественницы при выборе эшартов. А каким принципом вы руководствовались, выбирая райса Дэнарта?

Хотела отвернуться и разорвать зрительный контакт, но Дэн не позволил. Он выпрямился, опустил руки по швам и смотрел прямо на меня. Весьма заинтересованно!

– Там жуткий запах был. Вонючие рархи, сгоревшие тела Даны и Василисы… а из его камеры пахнуло приятно, – честно ответила я.

Причем уже в который раз удивившись своему невероятному везению. Ориентироваться на приятный запах – это ли не глупость?!

– Разве из других камер пахло не так же приятно? – снова, как будто издалека, услышала голос Иволета.

Красные глаза Дэнарта вспыхнули раздражением, но не в мой адрес – это точно. Хотя он по-прежнему не отпускал моего взгляда.

– Сложно сейчас рассуждать, как там пахло. В тот момент вокруг воняло, и только из его камеры пахло заманчиво приятно, – ответила я, припоминая свои ощущения.

Красные, мне кажется, уже такие знакомые, родные глаза вспыхнули удовлетворением и радостью, а потом зрачки Дэнарта расширились, привычный цвет радужки сменился на багровый, и я почувствовала, что тону в них.

А кто-то продолжал спрашивать:

– Какими вам показались эшарты? Страшными?

Усталость добавила ваты в голове, я куда-то погружалась, почти не чувствуя собственного тела, а мерцающие глаза Дэна мешали думать связно, поэтому отвечала первое, что приходило в голову:

– Впервые видела мужика в клеточку, который еще и огнем плюется, и в дракона превращается. Симпатичные по-своему, но одновременно жуткие – в них зверь чувствуется, оттого сложно предугадать, чего ждать от таких.

– Они ненавистны вам? Хотели бы убить их в отместку за погибших соплеменниц?

Багровый цвет в глазах Дэна почти почернел, мне показалось – он волнуется, боится, что я отвечу согласием. Поэтому, вновь не раздумывая, отрывисто говоря, попыталась успокоить своего дракона:

– Нет, нет, не хотела! Во всем виноваты рархи – жадные убийцы! На Земле убийство – страшный грех, хотя есть и те, что грешат этим. Но забрать чью-то жизнь жутко. Дэнарт объяснил мне, что на них опыты ставили, как и на нас… Эшарты спасли нас, заботятся…

Багровый свет в глазах Дэнарта медленно сменился на красный, словно выпуская меня из своих сетей, отпуская на свободу. Его взгляд смягчился и словно коснулся моих губ в поцелуе, будто благодарил за правильно выполненную команду…

В первый момент на самом деле показалось, что меня при свидетелях поцеловали. Смущенно загорелись щеки, а потом дошло: меня сейчас использовали, принудили отвечать, подавили волю. Вспомнила, как недавно Дэн говорил об адаптерах. Подмять!

Несколько мгновений, пока осознавала случившееся, я изумленно таращилась на моментально насторожившегося Дэнарта, а потом вновь грудь затопила боль. Боль от предательства, вылившаяся в ярость.

– Ты – животное! – прошептала я, но не сдержалась и зарычала: – Я вытащила тебя оттуда, отдалась как дура, а ты… ты бросил меня умирать в эрхе, отымел, а сейчас еще и мозги мне промывать вздумал. Какая же ты скотина! Ну ничего… Даже если ты совсем ослепнешь, я тебя к себе и на шаг не подпущу! Понял! Тварь! Не подходи больше!

Трясло от ощущения, что меня сейчас прилюдно изнасиловали. И кто? Тот, в кого чуть не влюбилась… Я не смогла удержать слез, которые солеными дорожками покатились по щекам.

Иволет смотрел с сочувствием, но я заметила в его серых глазах мимолетную торжествующую улыбку. Еще бы – эшарты облажались.

Зато Реветор смотрел на меня бесстрастно, словно не понимал – из-за чего весь сыр-бор вышел.

Дэнарт подскочил ко мне, схватив за талию, поднял со стула и начал тихо увещевать:

– Так быстрее будет! Ты ответила честно под воздействием – это зафиксировано. И других проверок не потребуется, поэтому я согласился.

– Убери от меня свои лапы! – оттолкнула я его здоровой рукой.

– Вы отказываетесь от связи с этим мином? – тут же уточнил адаптер.

– Да! – выпалила я.

Внутри что-то перевернулось, даже холодно стало, а ведь было тепло и комфортно.

– Мы можем предоставить вам место для временного проживания на территории адаптеров и помочь в дальнейшем… – заявил Иволет.

– Согласно законам эшартов вы не имеете права… – начал возражать Реветор своему коллеге.

– Человеческая раса больше подходит нам, чем вам, райс Реветор. И думаю, ваше руководство не будет возражать, если ми Марьяна вместе со своими соплеменницами попадет под протекцию нашего правительства… – перебил коллегу Иволет.

– Уверен, Верховный Дум будет категорически… – зашипел Реветор, так же не давая договорить собеседнику.

– Она моя! – злобно зарычал Дэнарт, обрывая их обоих.

Я впервые увидела, как исказилось его лицо, отражая лик чьей-то будущей смерти.

– Райс Дэнарт, возьмите себя в руки! – рявкнули оба безопасника.

– Я приглашу любого на танец, кто посмеет забрать эту женщину у меня! Древнее право на Эшарте никто не отменял! – ледяным тоном заявил Дэн, опираясь кулаками на столешницу и нависая над всеми.

Оба мужчины синхронно сделали шаг назад, но Иволет не промолчал:

– И как долго это будет продолжаться? Один, два, а потом вы выдохнитесь и…

– Мне будет уже все равно! – мертвым пустым голосом произнес Дэнарт.

Вытерев слезы, я таким же безжизненным голосом поставила условие:

– Если ты сейчас поклянешься никогда больше не поступать так со мной, я останусь с тобой!

Дэнарт посмотрел на меня и с кривой печальной ухмылкой предположил:

– А потом все время будешь шантажировать меня? Если что не по нраву, уйду к ластоногим?

– Вы забываетесь, райс Дэнарт! – прошипел адаптер. – О вашем поведении будет доложено вашему руководству!

– Все остальное мы как-нибудь решим между собой, – ответила я, потом, глядя в усталое, но тем не менее жесткое лицо мужчины, готового ради меня на все, настояла: – Но ты сейчас при них дашь слово, что никогда больше не будешь промывать мне мозги или принуждать таким образом к ответам. И вообще – к чему-либо!

– Клянусь, что это был первый и последний раз ментального воздействия на тебя! – неохотно пообещал мой дракон.

А я отметила, что он уточнил способ воздействия. И взяла на заметку.

– Тогда я твоя! – и кивнула в дополнение к словам.

Дэнарт расслабился, я присела, и он вновь занял место за моей спиной, но ожидаемого спокойствия это не принесло.

Еще минут пятнадцать помучив, нас отпустили. На сей раз отдыхать – в комнату на двоих, выделенную нам в военном корпусе, где мы, как выяснилось, находились. Завтра ожидалось обследование! И оно меня заранее пугало. Судя по допросу – легко не будет.


Глава 17 | Ведомая огнем | Глава 19