home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 19

Райс Серинит сопроводил нас с Дэнартом в комнату и, откланявшись, оставил в покое до утра. Фух-х-х! Я оглянулась, с облегчением провожая его спину, удаляющуюся по узкому коридору с множеством одинаковых дверей.

– Я с тобой спать сегодня не намерена! – четко уведомила своего дракона, пока он почти обыкновенным ключом открывал замок и пропускал меня вперед.

– А по-другому не выйдет! Здесь кровать всего… – попытался он разочаровать меня, входя следом.

А вот и вышло: комната рассчитана на двоих, и кроватей, соответственно, две. Стоят вдоль противоположных стен, а между ними стол и два стула. Ничего примечательного, но сама возможность спать по-человечески радовала как никогда. Возле двери я заметила встроенный шкаф, с другой стороны – дверь в санузел.

Не слушая возражений эшарта, рванула туда. Хотелось в туалет и умыться. Смыть с себя последствия допроса, особенно гадостное ощущение предательства Дэнарта, воздействовавшего на меня гипнозом. По-другому обозвать то, что он со мной проделал, я не могла.

Вернувшись в комнату, натолкнулась на внимательный изучающий взгляд Дэнарта. Он сидел на кровати и, чуть подавшись вперед, смотрел на меня, сжимая кулаки. Кажется, он даже не осознавал, что напряженная поза выдает его с головой.

Старательно не замечая готового к бою мужчину, с бесстрастной миной на лице прошла к своей кровати и, не раздеваясь, легла спиной к нему. Спать без одеяла жизнь заставила, но кровать, подушку и удобный матрас оценила – приятно. Жаль, эшарт даже эту малость испортил. Послышался шорох снимаемой одежды, а потом Дэнарт прижался ко мне со спины, двигая к стене.

– Отвали от меня! Я согласилась остаться, но спать с тобой больше не буду, найди себе другую игрушку! – зло процедила я, упираясь ногами в стену и пытаясь столкнуть настырного дракона с постели.

Одним резким, совсем немягким движением меня перевернули на спину. Денарт всем телом навис надо мной, а я, скрипнув зубами от своей беспомощности и боли в потревоженной руке, вынуждена была рассматривать его обнаженный торс.

– Ты согласилась стать моей! – прошипел в лицо, сверкая красными глазами и касаясь кончиками перышек бровей моих скул.

– Ты меня использовал… принудил отвечать, а теперь ко мне в постель лезешь? Не многовато ли в один день?

– Марьяна, я уже объяснил причину! Если бы я не использовал ментальное воздействие, мы бы и дальше там сидели, пока наши спецы окончательно не уверились бы, что вы для нас не опасны, – прорычал взбешенный дракон.

– А кто сказал, что мы не опасны? Как с нами поступают, так и мы платим! Ты со мной по-доброму и с доверием, и я с тобой так же. Ты ко мне в мозги без спросу лезешь, а я тебе в постель – дохлую рыбу. Трись с ней и гипнотизируй сколько хочешь. Может, она согласится перед тобой ласты раздвинуть… А я уж точно – нет! – прошипела я, усиленно выпихивая эшарта с кровати.

– Какую рыбу? И при чем здесь ласты? – опешил Дэнарт, за что и поплатился, свалившись с кровати.

– Рыба – это животное такое! Хладнокровное, которое в воде плавает с помощью плавников. А ласты люди придумали как имитацию плавников, чтобы плавать быстрее. И кстати, рыбы немые, так что никаких претензий по поводу всяких гадостей с вашей стороны высказать не смогут… в отличие от нас – людей! – злобно ответила я, свешиваясь с кровати и глядя на Дэнарта.

Он встал, и мой взгляд невольно уткнулся ему в пах. Там, к моему полнейшему удивлению, уже все было в возбужденном состоянии и даже подрагивало, особенно когда мой взгляд отметили. Дэнарт чуть расставил ноги и медленно, демонстративно погладил свою плоть, откровенно рассчитывая на мое внимание! Я же, дав себе мысленный подзатыльник, фыркнула и снова повернулась к нему спиной.

– Понятно! Значит, я оказался прав! – с ярко выраженной досадой и горечью процедил эшарт. А затем, не услышав от меня возражений, ядовито добавил: – Ты решила шантажировать меня своим телом?! И что? Теперь по любому поводу, как нашкодившего ичи, из постели выкидывать будешь? Естественно, вы же эшартов за животных принимаете. Ты уже несколько раз меня так называла, но я прощал. Да, жизнь прекрасна… Сначала обвинила меня в предательстве, а сейчас сама обманула… нарушила слово и занялась шантажом. Ну что ж, спи спокойно, родная!

Невольно обернулась, чтобы возмутиться, но Дэнарт уже улегся ко мне спиной и, ударив кулаком подушку, затих.

Я легла, но теперь лицом в его сторону и невольно отметила потрясающе мужественную фигуру эшарта. Стоило ему шевельнуться, мускулы на широкой спине плавно перекатывались, и вновь оживал красный рисунок, скрывающий чешую. Широкие плечи горой возвышались над кроватью. Узкая талия переходила в упругие мускулистые ягодицы. Взглядом добралась до ступней и впервые рассмотрела, что они действительно даже сейчас полностью покрыты красной чешуей.

Тяжело вздохнула и от усталости, накопленной за бесконечно длинный и чрезвычайно тяжелый день. Спать хотелось, но растревоженные мысли роились в голове развороченным осиным ульем, не давая покоя.

К собственному стыду, за языком в гневе я действительно частенько не слежу и обижаю Дэнарта. А ведь он другой расы, и слова, даже для нас обидные, для них могут быть смертельным оскорблением. А мне ни разу даже замечания не сделали, только успокаивали и все поясняли.

И вчера в эрховане он спрашивал разрешения, чтобы заняться со мной любовью, и чего греха таить, было просто невероятно круто. У меня так никогда еще не было ни с кем! И сейчас я сама его тоже хочу! Тем более он обещал больше не применять свои гипнотические способности. Да он вообще ради меня на все готов был пойти. А я за это его обидела, оскорбила…

Лежала, смотрела на великолепную мускулистую спину и все сильнее себя накручивала. И в самом деле, получается, я его шантажировала, а он помалкивает, претензий больше не предъявляет. Расстроился, наверное! Теперь уже я чувствовала себя виноватой и жестокой, душа заныла. Еще и свежие ростки нежности к этому несносному дракону неожиданно полезли, заслоняя старые обиды.

Полежав в раздумьях и сомнениях еще несколько мучительных минут, я услышала тяжелый, тоскливый вздох эшарта. И все, просто не смогла оставаться безучастной. Встала и на цыпочках подошла к Дэнарту, присела к нему на кровать. Неуверенно протянула руку и погладила его пламенеющие вихры, заправила перышки за ухо. Затем прижалась грудью к его внезапно напрягшейся спине и наклонилась, чтобы прошептать:

– Дэнарт, прости меня! Я больше не буду тебя животным обзывать. Знаешь, ведь ваша вторая форма похожа на драконов из земных сказок. А они – звери! Поэтому мы настороженно к вам относимся и при знакомстве испугались сильно. Но все равно, вы очень эффектны в драконьей форме. Да и в обычной тоже.

Дэнарт молчал, продолжая напряженно лежать на боку. Мне же в этом молчании чудилось осуждение, горечь и уже почти не заслуженная обида. Я не вытерпела, снова наклонилась, потерлась щекой о его плечо и тихо попросила:

– Дэн, милый, ну прости меня, пожалуйста. Я не буду тебя больше шантажировать. Просто ты меня, если честно, тоже обидел и напугал, и…

Дальше я сказать ничего не успела. Дэнарт ловким захватом потянул меня на себя, перекатывая, а потом и вовсе перевернул на спину, тут же нависнув сверху.

Я успела только потрясенно вздохнуть, перед тем как уставиться в лицо довольного дракона, в глазах которого светилось торжество победы и… снисходительное удовлетворение самца.

– Прощаю, Марьяш. Завтра рано вставать, так что давай потом поговорим, а сейчас очень хочется…

Дэнарт сел и полез в вырез на моем халате-комбезе. С нескрываемым восторгом обхватил ладонями мою грудь и помассировал ее, жадно следя за своими движениями.

А я в этот момент поняла, что меня в очередной раз провели как младенца. Наглый, беспринципный дракон заставил почувствовать виноватой и самой предложить себя. Ой, какая я глупая! Дура-а!

Не успела я открыть рот и высказать все, что о нем по этому поводу думаю, как снаружи что-то с грохотом ударилось в дверь. Дэнарт рывком вскочил с кровати и, не озадачиваясь поиском штанов, в один прыжок оказался у двери, распахнул и, чуть отскочив, принял расслабленную вроде – но я почему-то не сомневалась – боевую позу.

Я тоже, кое-как запахнув на груди одежку, подбежала посмотреть… на большой серый комбез у нашего порога, придавленный сверху стулом из соседней комнаты. Из той самой, откуда сейчас выталкивали голого Шкера. Ксюха своим внушительным бедром двинула шоколадного дракона в зад, а потом еще и коленом приложила с хриплым злобным воплем:

– От руки накидаешь, козел! Сначала меня за подопытную свинью принял, сдал своим горынычам с потрохами, а сейчас права качаешь… Башку свою прокачай…

Последнее я расслышала с трудом, потому что Ксюха с грохотом захлопнула дверь прямо перед носом разъяренного Шкера.

Тот, не обращая на нас внимания, заорал, стукнув в дверь кулаком:

– Да я же для тебя старался! Хотел, чтобы отпустили быстрее… Ну ты же неглупая, должна понять…

– Была бы неглупая, сразу бы поняла, какой козел мне достался! – разорялась за дверью обиженная Ксюша. – Всю жизнь не везло, раскатала губу, дура! Думала, вот она – моя шоколадная фортуна. Серьезный мужик, врач, член до колена, и фурычит как надо, да еще и хочет меня, а оказывается… Козел!

В ее голосе слышались истерика и слезы.

– Это она о чем? – повернулся ко мне растерянный Шкер. – Что такое фортуна? И что значит фурычит? А козел – это…

– Козел – это похотливое животное, еще любит поесть и подраться! – мстительно пояснила я. – А фортуна – это удача! Хотя в связи с последними событиями, – выразительно кивнула на захлопнувшуюся дверь, – к вам она никакого отношения уже не имеет! Ну и фурычит – значит потрясающе правильно и, можно сказать, идеально работает. Думаю, с Ксенией вы уже вряд ли когда это проверите!

Я обернулась к Дэнарту, который хмуро и мрачно наблюдал за происходящим, поймала его настороженный взгляд и добавила лично для него:

– И ты, милый, тоже не сможешь больше проверить: правильно ли фурычит у тебя!

Шкер, выслушав меня, скрипнул зубами и громко, чтобы услышала Ксюха, заявил:

– Ксюш, а меня тут другая женщина зовет. Хочет наглядно пояснить, что значит фурычит…

Мгновение – затем дверь напротив резко распахнулась, и на пороге появилась заплаканная Ксюша. Она зверем глянула на провинившегося почти мужа, следом – на нас с Дэнартом, затем с недоумением – в коридор, а потом снова злобно – на Шкера.

– Ага, раз открыла, среагировала, значит, нужен! Я помню, вы со Светой на эту тему говорили… обсуждая всех земных козлов. Ичи, родная моя, я не козел и постараюсь доказать это!

Шкер своим внушительным кряжистым телом отодвинул воинственную супругу в сторону и, протиснувшись мимо нее в комнату, закрыл дверь.

– Ичи – это кто? – нахмурилась я.

– Милая красивая домашняя зверюшка. Потом увидишь, у меня живет один, – быстро пояснил Дэнарт, заводя меня в комнату и закрывая дверь.

Не дав мне опомниться, содрал комбез и уложил на кровать. Потом сам улегся со словами:

– Устала, наверное! Не хочешь сейчас, ничего страшного… Потом… как-нибудь.

Прижал меня к груди, чуть придавив рукой, и удовлетворенно задышал в макушку.

Как ни странно, но, ощутив тепло мужского тела, я быстро успокоилась, расслабилась и незаметно для себя уснула, едва успев подумать, что наконец-то длинный тяжелый день закончился.

Поцелуи – нежные и легкие, как касание крыльев бабочки, – порхали по моей груди, животу, рукам. Потом ласковые губы облюбовали мою ладошку, щекотно рисуя с помощью языка незамысловатые узоры на чувствительной коже.

– Дэ-э-эн… ну что ты за человек, а? Я же спать хочу! – простонала я, накрывая голову подушкой.

Подушка отлетела в сторону, а надо мной довольно проурчали:

– Я – не человек, мне можно. А поспать ты всегда успеешь… потом.

Промычав что-то недовольно-невнятное, я почувствовала, как эшарт коснулся основания моей шеи и слегка прикусил, заставив вздрогнуть и распахнуть глаза. Широкая ладонь неспешно прошлась по моей спине, посылая волну приятных ощущений, погладила поясницу, осторожно обходя больную руку, которую после душа Шкер забинтовал эластичной тканью, а я устроила на боку, и спустилась к колену.

– Марьяна, какая у тебя кожа нежная, тонкая… – прошелестел Дэнарт, лаская внутреннюю сторону моего бедра, затем мягко сжимая ягодицу.

– Дэн, я тебя не простила за вчерашнее! – попыталась прервать это безобразие.

Кто бы меня еще послушал? Теперь драконьи покусывания и легкие поцелуи – ну чего ему не спится, ведь целый день меня на горбу таскал – перемежались с массажем, упорно заставляя проснуться. Включиться в его игру.

Ладонь настойчивого мужчины скользнула между моих согнутых в коленях ног и попыталась добраться до лона. Несмотря на все свои обиды, там я уже была влажная, поэтому резко вытянула и сомкнула ноги.

Дэн перевернул меня на спину, сдвинул в сторону перевязанную руку, чтобы нечаянно не задеть, не обращая внимания на слабое сопротивление, и завис надо мной, удерживая за локоть вторую руку. Наши взгляды встретились, и я невольно, с каким-то глубинным удовольствием, отметила жар желания в драконьих глазах. И не только! Мне показалось, ему просто приятно смотреть на меня в приглушенном красновато-золотистом свете настенного светильника, который он, видимо, предварительно зажег у нас над головой, потому что точно помню – засыпала я в темноте.

Я не смогла сдержаться и улыбнулась, разглядывая растрепанные со сна мохнатые кисточки бровей, смешно болтающиеся вдоль продолговатого лица Дэна с острым подбородком, на котором виднелась глубокая ямочка. Захотелось высвободить руку и потрогать это экзотически симпатичное лицо, провести кончиками пальцев по красным линиям сеточки от чешуи.

Красные глаза Дэна разгорались все ярче, он провокационно прижался к моим бедрам своими, подвигался, выдавая силу желания. Снова заглянул мне в глаза, проверяя, какое впечатление произвел: не начну ли злиться или сопротивляться. Я же, плененная его близостью, пыталась решить: согласиться на секс или оттолкнуть его?!

Соглашусь – наверняка посчитает, что ему все простят и все дозволено. Оттолкну – нарушу вчерашнее перемирие, которое так кстати установилось благодаря скандалу Шкера и Ксюши. Или вопреки?

Пока гадала, заныла каждая клеточка моего тела, ощутившего горячую мужскую кожу и твердую плоть, что настойчиво упиралась мне в бедро. До чего же трудно сделать выбор, если я сама хочу этого мужчину. Раздумывать дальше мне не позволили. Словно воспользовавшись сомнениями, Дэнарт потянулся к моим губам, и когда почти коснулся, я прошептала:

– А мы зубы не почистили…

Он усмехнулся мне в губы и выдохнул ехидно:

– Я переживу!

Наш первый поцелуй. Удивительно: сексом уже занимались, а поцелуй первый. Странно целоваться с эшартом, у которого губы настолько узкие, что кажется, их почти нет. Зато его горячий влажный язык хозяином протиснулся в мой рот и бесцеремонно завладел моим язычком. Чего он только не вытворял у меня во рту. Я настолько увлеклась поцелуем, что сейчас позволила бы ему все, но кому-то тоже не спалось…

Возле входной двери что-то снова стукнуло, как и накануне вечером. Дэнарт отстранился, прислушался и, по-змеиному плавно соскользнув с кровати, в одно мгновение оказался у выхода.

Я засуетилась в поисках своей одежды и, отыскав серый комбез рядом с кроватью, прикрылась. Если эшарты, не испытывая стыда, разгуливают нагишом, то у меня иные понятия о приличиях.

Дэн распахнул дверь, за которой привычно голый Шкер одной рукой держал комбез, в другой – вертел складной стул, как мне кажется, проверяя на предмет повреждений. Увидев Дэна, доктор проворчал:

– Прости, если разбудил. Забыл вечером забрать, а то райс Метус потом мне плешь проест, как у него самого, если в хозяйстве не будет доставать стула или еще чего-нибудь.

Шкер закончил осмотр, облегченно вздохнул и вернулся в свою комнату.

Дэнарт раздраженно хмыкнул, закрыл дверь и, глядя на меня, прикрывшуюся сверху одеждой, обольстительно улыбнулся. Ну, это он так думал, что обольстительно. На самом деле смотрелось бы жутковато, если б не откровенно голодный взгляд, который прошелся по моим обнаженным ногам.

Появление Шкера помогло встряхнуться и вернуть рассудительность. Я выставила руку в предупреждающем жесте и жалобно попросила:

– Дэн, пожалуйста, не сейчас…

Улыбка испарилась, и на меня снова смотрел жесткий бескомпромиссный мужчина, который любыми путями добивается своего.

– А когда? Чего тебе не хватает? – спокойным властным голосом даже не спросил, а потребовал ответа Дэнарт.

– Зачем я тебе? Просто ответь честно. Зачем мы вам? – прошептала я.

Дэнарт подошел к кровати, присел на край и, глядя мне прямо в глаза, переспросил с недоумением:

– Неужели сложно понять, зачем ты мне нужна?

Я облокотилась спиной о стену и, тяжело вздохнув, начала:

– Людей там, на станции, мало. Неизвестно, сможете ли вы найти Землю, не зная точных координат моей планеты. Что будет с нами дальше?.. И еще не знаем, насколько мы совместимы…

– Знаем, – запротестовал Дэнарт, перебивая меня, – Шкер и Эгер как врач и ученый уверенно заявили, что связка не состоялась бы, если б мы не были совместимы. Это просто невозможно… А они профессионалы в своих областях. Других к рархам не посылают! С координатами решим, когда будет возможность вылететь с Эшарта. – Однако, не заметив энтузиазма с моей стороны, он опять потребовал: – Не понимаю, что тебя еще беспокоит?!

Я не смогла выдержать настойчивый, снова запылавший яростью взгляд красных глаз, так пугающий меня. Опустила глаза на серый комбез, волнуясь и теребя ткань в руках.

– Ладно, все равно скоро выясним, насколько мы совместимы. Уверена, ваши умники в поисках завалявшихся секретов перетряхнут людей, как старую сумку.

– Не бойся, больно вам никто не сделает! – попытался успокоить Дэнарт.

– Больно можно сделать не только физически, но и морально. Можно потерпеть временные трудности, я не настолько глупа и понимаю ситуацию. Дэн, скажи, зачем я тебе нужна! Ведь для того, чтобы удовлетворить себя, можно найти местную женщину. Вовсе не обязательно обзаводиться таким балластом, как мы. Землянки! Хлопот не оберешься. Сам же говорил.

– Я хочу тебя, чего тебе не хватает? – раздражаясь все сильнее, но еще сдерживаясь, не повышая голоса, спросил Дэн. Правда, чувствовалось – недовольство вот-вот прорвется.

Зато я сорвалась на крик.

– Мне уверенности не хватает! Уверенности, что я нужна не только как грелка в кровать. Любви мне надо. Или надежды, что между нами вообще что-то, кроме секса, возможно. Моя семья осталась на Земле, а здесь ничего нет. Даже трусов запасных… На Эшарте я – неведомый подопытный зверь, которого исследуют. Совсем так же, как рархи. Только вежливо и почти культурно. Но суть-то не меняется. Я поверила тебе… после того, что произошло в пещере… э-э-э, в эрховане. А ты меня снова предал, промыл мое сознание, как вашим адаптерам. Ты можешь представить, насколько сложно довериться кому-либо? Даже людям, про инопланетян вообще молчу. А я поверила тебе, несмотря ни на что, а ты снова предал.

– Я не думал, что ты разозлишься. Адаптеры проще к воздействию относятся… они привыкли… – замялся Дэнарт, а потом снова обвиняюще заявил: – Но я извинился и пообещал, что больше так не сделаю никогда! Теперь я смогу вернуть твое доверие?

– Для тебя это так легко? – пораженно спросила я. – А ты сам мне доверяешь?

Дэнарт молча изучал меня пристальным взглядом. Не ответил на мой вопрос, но задал свой:

– Что ты у меня хочешь узнать?

– Я уже спрашивала, и не раз, но ты уходишь от ответа. Зачем я тебе нужна? И доверяешь ли ты мне?

– А тебе семья не нужна? – вкрадчиво поинтересовался Дэнарт, подаваясь ко мне всем телом и нависая сверху.

– Нужна, даже необходима, но у нас могут быть разные понятия, что такое семья. Что она значит для любого эшарта? – хрипло прошептала я.

– Семья – это мужчина и женщина, которые проживают одну жизнь на двоих и растят своих сыновей. Воспитывают так, чтобы не стыдно было перед всем Эшартом. Делят радости и невзгоды на двоих… – немного неуверенно, словно подбирая правильные слова, ответил Дэнарт.

– А любовь? Они любят друг друга? Если у нас будет семья, как ты говоришь, сможешь полюбить меня? – тоскливо полюбопытствовала я.

Взгляд Дэнарта – тяжелый, хмурый, давящий, словно я зашла на запретную территорию. Но он ответил, пусть и неохотно:

– Если я правильно понимаю: ваша любовь – это наше полное единение душ. В переносном смысле, но все же… Не всякий адаптер согласен так полно объединить душу с эшартом и открыться. Раствориться в семье… В партнере. Они слишком большие индивидуалисты и зачастую холодны. И очень тщательно оберегают собственное «я» и свободу.

Дэнарт замолчал на мгновение, а потом неожиданно мрачно усмехнулся:

– Хочешь честности? Ну что ж… Думаешь, адаптеры счастливы стать парой эшартам? Чтобы уломать на брачную связь женщину-адаптера, годы уходят. Зачем бы нам ментальное воздействие требовалось?! А просто спаривание… это тупая физиология, но хоть в этом мы для них привлекательны. Да они кучу законов приняли, ограничивающих наше пребывание на своих территориях. Если бы не рархи… в общем, назревал международный конфликт, так что нам повезло в некотором смысле… А теперь вот вы появились, и союз с вами выгоден обеим нашим расам. Из более чем миллиарда адаптеров в лучшем случае треть осталась в живых. А нас и раньше вполовину меньше было, а теперь стычки, война с рархами… Какие из адаптеров воины? Они слабые и трусливые. Так что вот тебе мой честный ответ: Эшарт жизненно заинтересован во вливании новой свежей крови.

Я молчала несколько минут, обдумывая нелицеприятную и неоднозначную информацию об отношениях рас и полов в этом мире. Потом можно будет сравнить с мнением адаптеров. Почему-то я уверена: те тоже выскажутся. Может, положение дел и не столь критично. Хотя – нет, глобальные потери, которые понесли адаптеры, почти истребленные рархами, скорее всего, лишь обострили личные взаимоотношения с эшартами. Оба народа объединили усилия для отпора общему врагу, но бытовые разногласия остались.

Возможно, я эгоистична, но волею судьбы пока еще жива и хочу жить, и по возможности – счастливо. Поэтому набралась храбрости и спросила:

– Ты не ответил на главный вопрос! Зачем я тебе нужна? Зрение ты приобрел, можешь обновлять, когда захочешь, я не буду отказывать в своей крови.

– Свободных женщин практически не осталось. А возраст у меня уже не юношеский. Я хочу свою семью, Марьяна! Тебя хочу, сильно! И полного слияния душ тоже хочу, если сможешь со мной, ну, или захочешь… – он говорил как мужчина, уставший от одиночества, с тоской в голосе, вызывая отклик в моей душе.

Потом, подняв ноги на кровать, улегся на спину. Бросил на меня быстрый внимательный взгляд из-под красных бровей и положил руку на живот, невольно привлекая мое внимание к возбужденной плоти.

Нет, вот гад, а?! Не знаю, что делать: то ли рассмеяться тому, что наше общение неизменно сводится к одному, то ли расплакаться от досады. Как ему доверять после этого?

– Марьяш, иди ко мне… – хрипло попросил Дэнарт, обхватив широкой ладонью мою лодыжку и потянув к себе.

Сил сопротивляться не было. Своему неугомонному озабоченному эшарту лучше уступить, чем объяснять, почему нельзя…

Тем более что объяснять больше не дали. Серая тряпка, которую я терзала в руках, улетела на пол, а рот мне закрыли надежным проверенным способом.

Через некоторое, весьма активно проведенное время, разлетаясь на кусочки от наслаждения, поняла. Поняла, что любовь зла, влюбиться можно и в дракона! Даже в такого похотливого, наглого и инопланетного.


Глава 18 | Ведомая огнем | Глава 20