home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 21

Передо мной простиралось настоящее подземное каменное царство. Невероятных, просто нереальных размеров пещера, если так можно назвать колоссальное светлое пространство. Каменный свод весь в неровных трещинах и разломах, скорее всего, естественного происхождения, сквозь которые вниз щедро льется золотисто-красный свет Эша. Задрав голову вверх, я видела, как блестят в воздухе крошечные вездесущие пылинки-песчинки, которые то взметались вверх, то снова оседали вниз, разлетаясь вокруг. Красиво, фантастически красиво и одновременно, как бы сказали на Земле, сюрреалистично.

Всюду, куда бы ни устремлялся взгляд – камень. От светло-бежевых тонов эрховых скал до насыщенного терракотового цвета. С причудливыми темно-серыми прожилками. Каменные стены, поддерживающие свод огромные колонны, пол и даже многие здания – все потрясало воображение. Настоящий подземный город! Но отнюдь не с помпезной, застывшей, торжественной архитектурой дворцов и не с первозданной дикой красотой пещер. Нет, это вполне техногенное творение инопланетной цивилизации, в котором бурлит жизнь, все движется, звучит, летает… Мои глаза разбегались, я безуспешно пыталась объять вниманием неведомое окружающее пространство, опасаясь потеряться в нем, в собственных ощущениях, и потому отчаянно вцепилась в руку Дэнарта.

Пока все строения, которые я увидела, немного придя в себя и начав систематизировать информацию, были высотой не больше трех этажей. Самое примечательное, что на всех имеются открытые террасы, куда то и дело кто-нибудь приземлялся или взлетал. Также я отметила множество светящихся наружных лифтов, наверняка сооруженных для нелетающих адаптеров, как иной способ подниматься или спускаться. Ну и для эшартов, конечно, не всюду же можно попасть на крыльях. Во всяком случае, по военному корпусу они не летали.

Мое внимание привлекли голубые огоньки, которые трепетали на террасах причудливых жилых домов, создавая очаровательно-чудесную атмосферу праздника. А вот административные здания можно отличить сразу – все из обработанного солнцем и временем камня, с четкими прямоугольными линиями и без иллюминации.

По воздуху мимо нас сновали эшарты в драконьем виде, словно огромные разноцветные летучие мыши в гигантской пещере. Одни деловито пролетали мимо, торопясь по делам. Другие везли на себе свою вторую половинку. Заметила, как один отец семейства летит с женой и сыном.

У меня, впрочем, как и у моих спутниц, округлились глаза, когда мы разглядели средства адаптеров для передвижения по воздуху. На первый взгляд – велосипеды с крыльями! Хотя оборудованные движком – я слышала легкое жужжание, которое издавал этот интересный летательный аппарат.

И вот летит один такой бескрылый метрах в четырех над нами и, не обращая ни на кого внимания, крутит педали и треплется по устройству связи. Которое мы еще не успели изучить подробно.

Мимо нас прошла пара адаптеров: мужчина и женщина в длинных платьях-халатах с воротничками-стоечками и легкими полупрозрачными рукавами. На ногах – шлепанцы, только в отличие от наших простецких нарядные, блестящие. У каждого в руках по сумке, а женщина еще и потягивала с помощью трубочки жидкость из емкости, похожей на бутылку.

– Ущипните меня! А то я, кажется, сплю! – потрясенно выдохнула Ксения. – Настоящая цивилизация!

Я молча, мысленно с ней согласилась.

– А сколько здесь народу проживает? – поинтересовалась Джулия.

– Ревак – не столица, поэтому совсем немного. Всего двадцать одна тысяча жителей, но сейчас это пограничная пойма, так что тут сосредоточены части войсковых соединений, – ответил Олен.

– А почему все здания построены на высоте трех метров от земли? – с недоумением спросила Кира.

– Во время сильного прилива пойму иногда все же заливает, поэтому. Но вы не волнуйтесь, еще ни разу уровень воды не поднимался выше трех метров.

– А мы сейчас куда направимся? – поинтересовалась более прагматичная Ксения, при этом не глядя на Шкера. Она явно волновалась о том, что теперь будет с нами.

Мы, занятые насущными делами, как-то не задумывались, пока находились на закрытой территории, о том, что нас ждет за ее стенами. Но стоило райсу Сериниту проводить нас всех на выход и сообщить, что мы свободны, как неуверенность начала перерастать в панику. Что делать? Куда идти? И как дальше жить на чужой планете? И это отражалось на лицах, в жестах и голосах моих подруг, хотя все девочки старались вести себя достойно и не показывать вида.

– Домой, родная! – спокойно заявил Шкер, приобняв Ксюшу за округлые плечи и прижимая к себе.

– Мы все? – не смогла она удержаться от ехидства.

– Все, но каждый к себе. Мы с тобой – ко мне… – криво ухмыльнулся Шкер, еще крепче прижав к себе Ксюшу.

Дэнарт взял меня за руку и потянул за собой, спускаясь по ступеням. И именно в этот момент прямо перед нами выросла мужская фигура, а затем вспыхнула яркая, ослепившая меня вспышка.

Пока я пыталась проморгаться, чтобы избавиться от «зайчиков» в глазах, услышала занимательную речь:

– И снова мы у здания военного корпуса. Заметьте, миа и мины, здесь тишина и покой, и это в такое время. Доблестные воины-эшарты, как всегда, озабочены лишь нашими женщинами, а не тем, как отомстить врагу за миллионы погибших… наших братьев, сестер, отцов и матерей. Обнимаются с женщинами в то время, когда Эшарт на грани катастрофы. Развлекаются! И как всегда – за счет адаптеров! Но позвольте спросить вас, уважаемые мины, если наш народ исчезнет, где же вы будете брать женщин? Кто будет рожать вам сыновей? Ответьте же, сколько еще мы должны терпеть рархов на нашей планете? Или тот факт, что враги заняли исконные земли адаптеров, не так сильно волнует эшартов? Еще бы…

– Без комментариев! – рявкнул Дэнарт, схватил меня за руку и быстро потащил за собой.

Я слышала, что остальные наши спутники тоже поспешили следом, причем Эгер ворчал, что средства массовой информации вечно раздувают скандал из мелочей.

Ксюха в очередной раз не удержалась и произнесла с большой долей яда в голосе:

– Да уж, цивилизация!

Наконец я смогла сфокусировать взгляд и подробно рассмотрела, как Дэн меняет форму прямо в своем сером комбезе. Теперь точно знаю, почему эшарты такую открытую одежду носят. Чтобы не заморачиваться с ней при трансформации, да и тепло здесь. Весьма удобно: в широкую штанину вывалился хвост, а из выреза сзади, немного утончив руки и чуть изменив форму и ширину спины, раскрылись мощные кожистые крылья.

Я привычно уселась верхом на Дэна, и мы взмыли вверх, едва увернувшись от адаптера на летучем велосипеде. Вслед нам понеслись ругательства. Боже, все так непохоже и в то же время невероятно похоже на нашу жизнь на Земле.

Сначала наша группа дружно летела по ярусам, залам и тоннелям, лавируя среди десятков других участников «дорожного» движения, но на одном из перекрестков, среди огромных каменных колонн, в которые, как мне кажется, буквально встроены дома с посадочными площадками, пришлось разделиться. Олен с Джулией помахали нам руками и свернули в другой тоннель. А немного погодя – Эгер со Светой. Потом Эрил с Кирой неожиданно приземлились на одной из каменных террас и тоже прощально помахали. Причем я заметила, что Кира сильно взволнованна и испуганно провожает нас взглядом. Я показала ей на планшет и жестом пообещала, что позвоню. Улетая, успела заметить облегчение на лице девушки и судорожно сжатые на планшете руки. Похоже, она не так уж уверена в будущем, как казалось…

Наконец и мы подлетели к одной из колонн, почти к самой верхушке и приземлились на террасе. Потеряв из виду Шкера с Ксенией, я покрутила головой и с невероятным облегчением заметила, что эта парочка приземлилась этажом ниже, с другой стороны колонны. Но все равно – соседи!

Я отвлеклась от Ксении и ее дракона и осмотрелась. Все же теперь это – вроде как мой новый дом. И первое впечатление о нем – самое важное, которое никогда не забудется.

Горячий ветерок шевелил мои волосы; я невольно оглянулась назад. Край площадки нервировал: ни тебе перил, ни ограждения. Раз – и ты летишь в пропасть высотой с девятиэтажный дом. Я даже сглотнула судорожно, вспомнив ощущение от полета со скалы. Повторить такое еще раз не хочется! Заставила себя отвернуться – этот вопрос я потом с Дэнартом решу, не сейчас!

Все эти огромные колонны, поддерживающие купол поймы и вокруг которых были построены дома, очень широкие снизу, кверху сужались. Благодаря этому посадочные площадки своеобразной лесенкой уходили вверх, образуя коническую спираль. «Парковка» площадью метров двадцать упиралась в стену дома, а сверху над нами виднелась следующая терраса, образуя широкий навес.

Дэнарт поманил меня, и я неуверенно пошла за ним. Перед входными дверями с крыши свисала подвешенная на цепь неглубокая стеклянная чаша в причудливой металлической оправе. Стекло таинственно переливалось в неярких под навесом лучах Эша. Дэн со странно трепетным и очень важным видом снял с крепления крышку чаши и положил к ногам. Затем встал напротив меня так, чтобы чаша оказалась между нами, и протянул руки.

Я неуверенно улыбнулась, не совсем понимая, чего он хочет. Дэн сжал пару раз ладони и тихо произнес:

– Это важно! Возьми меня за руки!

Вытянув руки, вложила свои ладошки в большие ладони странно, как-то торжественно выглядящего мужчины и выжидающе посмотрела на него. А затем чуть не завизжала от ужаса: Дэнарт глубоко вдохнул и выдохнул в чашу струю пламени. Голубой огонек радостно взметнулся вверх, но не обжигая, а согревая. А я судорожно выдохнула, чувствуя, как слезы облегчения потекли по щекам.

Мы так и стояли, держась за руки, а между нами горел огонь в чаше. Голубые блики плясали на красноватой коже моего дракона, придавая ему загадочности и мрачности. А я чувствовала себя причастной к чему-то очень важному.

– Прости, я совершенно не подумал, что могу напугать тебя, – напряженным обеспокоенным голосом извинился Дэнарт, сжимая мои руки в ладонях. – Хотел соблюсти традицию, а вместо этого перепугал свою женщину.

Я сглотнула, не разжимая наших рук, вытерла слезы о плечо и, через силу улыбнувшись, предложила:

– Да уж, ты лучше предупреждай в следующий раз… обо всем! – и сразу поинтересовалась: – А что это за традиция?

Дэнарт повесил крышку от чаши на место, обнял меня и произнес:

– Это огонь моей души! Теперь он горит у твоего дома и будет звать меня к тебе, чтобы я не заплутал темными ночами. А ты будешь знать, что мой огонь горит только для нас двоих.

У меня в груди затрепетало, настолько красиво, проникновенно и значимо прозвучали его слова. Задрав голову, посмотрела ему в лицо и, заглядывая в потеплевшие красные глаза, на всякий случай уточнила:

– Это что-то еще значит?

– Это наш традиционный брачный обряд. – Дэнарт мягко усмехнулся, погладил тыльной стороной ладони мою щеку и добавил: – И хотя церемония проводится в кругу друзей и родителей, но в нашем случае, думаю, сойдет и так. Потом в Думе надо будет оформить все официально, но уже сейчас я могу называть тебя своей парой!

У меня вытянулось лицо от изумления! Восторг и нежность испарились в то же мгновение. Эх, дракон…

– Ты обнаглел? Мы даже не обсуждали… наш брак. Я неделю на Эшарте, тебя знаю еще меньше и не всегда с лучшей стороны, а ты сразу брак заключаешь?!

Стало обидно до слез.

Мягкость с лица Дэнарта тоже исчезла, как прошлогодний снег, и в ответ он прошипел:

– А ты думала, я позволю другому эшарту увести у меня женщину? Или, не приведи духи, – адаптеру? Добытую с таким трудом? Мою?!

– Мы же с тобой уже об этом договорились! Я от тебя никуда не ухожу, но ты со мной хотя бы обсудить принятие таких важных решений можешь? А твое «сойдет и так» прозвучало унизительно. Я требую равноправных отношений! – топнув ногой, заявила я.

Добытчик открыл было рот, явно, чтобы возмутиться, но быстро закрыл. Потом, глянув на меня, словно сдулся и устало выдохнул:

– Честно? Я устал сегодня, давай потом это обсудим. Пойдем, я тебе дом покажу. И расскажу о его устройстве…

Вот печенкой чувствовала, что меня опять пытаются обвести вокруг пальца, отвлечь внимание и переключить на что-нибудь другое. Устал он, как же! Вчера целый день на себе таскал, а ночью униматься не хотел. Но скандалить не хотелось. Не умею я долго злиться, слишком большой дискомфорт испытываю. А оставить все как есть – равнозначно разрешению сесть себе на шею. Ладно, решено: ссориться уже ни к чему – обряд состоялся, сейчас я и сама устала.

Возле двери Дэнарт велел мне приложить руку к дисплею на панели, затем, набрав код, сообщил, что теперь я вхожу в число хозяев дома. Как удобно, однако. Ключи не потеряешь, пришел даже на рогах, коснулся рукой панели – и дома!

На пороге я, затаив дыхание, осмотрелась. Неожиданное облегчение буквально затопило меня изнутри. Ведь вокруг все так похоже, знакомо. Большая прихожая и, наверное, одновременно гостиная, в которую выходят еще пять дверей с разных сторон. Особое внимание привлекла зона со специфическим оборудованием и мебелью – кухня. Правда, вместо обычной плиты тут красовалась целая русская печь, в которой можно разжигать огонь! Вокруг – что-то похожее на каменную барную стойку с мойкой посередине, а с потолка в нее свисает труба с вентилем.

В центре гостиной стоит большой, ну очень большой, явно рассчитанный на многочисленных друзей и гостей каменный стол и стулья. Повертев головой по сторонам, все больше удивлялась обилию камня вокруг – такое впечатление, что весь этот дом вырезали в скале. Скорее всего – так оно и есть. А наружная терраса, облицовка окон и некоторые элементы декора – деревянные, из напоминающего земной бамбук дерева. И этот местный «бамбук» в качестве отделки очень гармонично смотрится на фоне камня. Надо бы потом расспросить хозяина, вдруг это только с виду дерево, а на самом деле искусственный материал. А еще, думаю, «бамбуковая» терраса, скорее всего, пристроена уже после самого дома.

Разувшись у порога, чему Дэнарт одобрительно улыбнулся, я прошла дальше знакомиться с планировкой и интерьером дома. Выяснила, что у нас имеются еще три спальни, один, по-видимому, кабинет или библиотека и еще – ванная, разделенная на четыре части. Даже целый санблок, потому что в одной части обнаружилась большая каменная ванна, напоминающая небольшой бассейн, и три отдельных душевых с туалетом. На мой взгляд, несколько странно собирать все в одном блоке, лучше бы в каждой спальне удобства. Но это же не я планировала…

Разглядывая большую ванную комнату, пришла к выводу, что тут можно запросто устроить мини-общежитие. Драконий коллективизм влияет даже на обустройство личных домов. Похоже, мне придется готовиться к постоянным гостям и привыкать к жизни в проходном дворе…

– И часто у тебя бывают гости? – поинтересовалась у только что ставшего таковым мужа.

Дэнарт пожал плечами, а потом, внимательнее посмотрев на меня, осторожно ответил:

– Бывают… иногда…

Если бы не огромный стол с десятком каменных стульев – а между ними втиснуты еще и пластиковые, – я бы ему поверила. Снова многозначительно посмотрела на три двери отдельных душевых, выходящие в «предбанник», подстегнув Дэнарта уточнить:

– В поймах вокруг колонн чаще всего строят типовые одноуровневые дома, рассчитанные на молодые семьи с детьми или для холостяков. А вот вдоль стен – в некотором удалении от центра – можно строить по индивидуальным проектам.

Молча кивнула и зашла в последнюю спальню, разглядывая полнейший беспорядок и, к моему величайшему удовольствию, почти привычную постель, правда, со смятыми простынями. Вокруг тоже как Мамай прошел. Прямо-таки классическая холостяцкая комната, невольно вызвавшая у меня улыбку.

Дэнарт с досадой пробурчал, извиняясь:

– Прости, перед вылетом на задание много работы было, некогда о порядке позаботиться… как-то все спонтанно вышло.

Он шустро скользнул мимо меня в спальню, стащил постельное белье и, собрав валяющиеся не то тряпки, не то одежду, подошел к пластиковому люку, тщательно закамуфлированному под камень стен, открыл и закинул все туда.

– Все грязное складывай сюда, такие приемники есть в каждой комнате, – затем открыл второй люк, располагающийся чуть выше, и вытащил оттуда стопку чистых, аккуратно сложенных вещей. – А сюда возвращается все чистое. В обслуживании за оборот получается недорого, так что удобно и экономит время. Некоторые, конечно, индивидуальную постирочную обустраивают, но в последние годы все реже и реже. Общие удобнее и выгоднее, да и хлопот с их обслуживанием и ремонтом нет.

Так, болтая о бытовых мелочах, мы прошлись по дому. Заглянули в шкафы, где мне выделили место для одежды, которую еще предстоит завести. Обследовали кухню, где мне подробно объяснили, как пользоваться их инопланетной техникой. Выяснилось, что, несмотря на технический прогресс, здесь все равно пользуются «русской» печкой и живым огнем. Это для них – как священная традиция. Так что придется мужу щи варить в печи, разжигая ее специальными брикетами. Я же ужаснулась этой перспективе, учитывая жару вокруг.

Затем вместе прибрались, вытерев пыль и песок со всех поверхностей. После того как сменили белье, я присела отдохнуть на каменный диван, заваленный подушками и мягкими подстилками. Меня морально убило, что мебель в гостиной не передвинуть, потому что все «встроено». Но, как говорится, дареному коню в зубы не смотрят, а принимают как есть!

Заканчивая убираться, поймала себя на мысли, что делаю все с огромным энтузиазмом. Для себя! Я уже внутренне приняла это каменное жилище как свой дом. А еще именно в этот момент осознала, что Дэнарта тоже приняла внутренне как своего мужчину – мужа!

– Марьяш, я тут ужин приготовил, может, перекусим?

Услышав вопрос своего дракона, радостно улыбнулась и кивнула, но сначала решила в душ сходить и попросила:

– Дэнарт, а у тебя нет какой-нибудь майки… лишней. Или еще чего-нибудь, что я могу надеть. Хочу сполоснуться и переодеться. Не привыкла еще к вашему климату – жарко слишком. Я быстро.

– Поищи в ванной, в шкафу, там всегда лежит чистая одежда для такого случая, бери что хочешь, – гостеприимно предложил Дэн, накрывая на стол.

Я даже залюбовалась им: огромный, но такой пластичный, даже грациозный мужчина. Лучи Эша, заглядывающие в три окна нашего дома, играли на красноватой сетчатой коже Дэна и запутывались в его пламенеющих волосах. Мне уже в который раз захотелось подойти и заправить перышки бровей за уши, чтоб ему не мешали.

Мысленно улыбнувшись своим нежным порывам, отправилась в душ.

Быстро сполоснувшись, вытерлась полотенцем и открыла дверцу шкафа. Здесь я еще не рылась. И в следующий миг замерла, потрясенно разглядывая статуэтку странного существа, которую зачем-то поставили сюда. Высотой мне по колено. Страшненькая и чешуйчатая серого цвета… м-м-м… ящерица, наверное. Стоит на двух более мощных задних лапках, а короткие передние поджаты перед грудью на довольно объемном, по сравнению с худеньким тельцем, животике. Длинный тонкий хвост обернут вокруг ног этой уменьшенной копии динозаврика; морда – широкая и плоская; глаза странно блестят, как пуговицы у чучел.

Может, это старая игрушка Дэна? С которой он не в силах расстаться, а показывать друзьям стесняется или просто спрятал, чтобы не мешала? Хмыкнула над собственными предположениями и протянула руку, чтобы потрогать. Не вышло! Статуя-чучело вдруг ожила и яростно зашипела, оскалив пасть с мелкими, но острыми зубками. Потом, не дав мне опомниться, выпрыгнула из шкафа прямо на меня.

Я в ужасе заорала. К моему полному удивлению, тварь завизжала, как поросенок, которого хотят пустить на холодец, и, оттолкнувшись от меня холодными когтистыми передними лапками, рванула к выходу из ванной, семеня на двух задних. И, словно метелкой, загребая хвостом по полу.

Через мгновение в дверях возник Дэнарт, стремительно осматривая помещение, меня и бегущего к нему со всех лап ожившего зверя.

– Ичиок! – мягко прошелестел Дэнарт, тут же расслабившись, когда выяснил причину моего вопля.

Он подхватил на руки зубастую визгливую тварь, которая еще и сменила цвет чешуи с серого на ярко-зеленый, окончательно меня доконав. Как ни в чем не бывало погладил по шкурке жалобно захрюкавшего динозаврика и сделал шаг ко мне. Я, испуганно шарахнувшись назад, прижалась спиной к каменной стене.

– Не бойся, милая. Это мой домашний ичи. Он безобидный и скорее даже трусливый, но вообще они очень полезны в доме. Их многие на Эшарте держат. Своего я назвал Ичиок – обжора! И он – самец!

Ичи настороженно, опасливо смотрел на меня, а я – на него. Большого желания посюсюкать, как с нашими кошками, у меня не возникло. Чешуя очень полезного, но трусливого местного хамелеона начала темнеть и стала темно-зеленой.

– Цвет чешуи зависит от настроения, испытываемых чувств, эмоций, – начал объяснять Дэн, – зеленый… как мне говорили – от легкого страха до паники. Судя по интенсивности, он сейчас тебя боится!

Дэнарт с большим интересом разглядывал своего питомца, видимо, наслаждаясь ярким цветом, который теперь был ему доступен.

– Не укусит? – засомневалась я, продолжая подпирать стену.

– Нет! Они не плотоядны! Ичи питаются насекомыми, которых много в поймах, мхом и овощами.

Несколько раз глубоко вдохнув-выдохнув, восстанавливая дыхание, я все же решилась и, протянув руку, осторожно погладила ичи. Тот замер, немного подумал, а потом расслабился в руках у Дэна и сменил цвет на жизнерадостный ярко-желтый.

– Да уж, мне говорили, что желтый – это удовольствие! Ичиок, оказывается, такой… яркий, красивый. Действительно – удовольствие! А раньше я думал, что все ичи серые и не такие… невероятные.

В этот момент Дэнарт перевел взгляд на меня, и его глаза, сильнее загораясь красным пламенем, пропутешествовали по моему телу, напомнив, что я до сих пор обнаженная.

– Твои соски такого красивого цвета… бледные, а сейчас покраснели… так заманчиво, – хрипло произнес он, опустив на пол довольного зверька и подталкивая его к выходу из ванной.

Невольно опустив взгляд на свою грудь, отметила, что вершинки действительно сморщились и потемнели. Отреагировали на голодный взгляд Дэнарта, который заинтересованно осматривал меня.

Словно танцуя, муж двинулся ко мне, не отрывая страстного взгляда от моей груди.

– Как называется цвет твоих сосков? – приглушенно, предвкушающе спросил он.

– Они розовые… когда не реагируют на тебя, – провоцируя на активные действия и сама себя не узнавая, ответила я.

– Хм-м-м, замечательно, добавь еще один цвет в мою копилку. Потому что твои соски розовые. И я это вижу!

Наконец он приблизился ко мне вплотную, подхватил за талию и усадил на мраморную столешницу тумбочки рядом со шкафом. Мы встретились взглядами и одновременно потянулись друг к другу за поцелуем. А потом целовались как бешеные. Я рывками стаскивала с него одежду, а его руки, казалось, жили своей жизнью, пытаясь коснуться меня везде одновременно.

Он сжал ладонями мою грудь, а потом втянул в рот чувствительную вершинку, покатал ее языком и втянул еще сильнее, заставив содрогнуться от удовольствия. Наигравшись с грудью, накрыл ладонью мое лоно, проникая в него пальцами и лаская, сводя с ума.

Меня трясло от возбуждения, тугая пружина у меня внутри уже звенела от напряжения, умоляя об освобождении. Я, не стесняясь, стонала и шептала имя своего мужчины, и он сжалился. Рывком подтянул к краю столешницы. Проникая внутрь, оглушительно рыкнул у меня над ухом, торжествуя, наслаждаясь и утверждая свою власть надо мной. Мне хватило нескольких сильных глубоких толчков, чтобы выгнуться дугой и счастливо проскулить – удовольствие накрыло лавиной. А затем, обмякнув, я вновь оперлась о стену, стоило Дэну зарычать, содрогаясь в конвульсиях наслаждения. Я ощущала, как его плоть буквально вибрирует внутри меня, изливаясь.

Нега и умиротворение позволили проскользнуть лишь одной связной мысли: «Надо позаботиться о детской!»

Подхватив на руки, Дэнарт понес меня в душ, где собственноручно вымыл, а потом, прямиком оттуда, мокрой и без одежды – к столу. Не согласившись, я затормозила и попросила меня все-таки одеть. Что-то пробурчав насчет условностей, Дэн замотал меня в полотенце. Усадил на колени и начал кормить с рук.

Прожевав очередной кусочек чего-то незнакомого, но вкусного, потерлась щекой о его грудь и промурлыкала:

– Вот и помирились, называется!

Красные перышки-брови коснулись моей щеки – Дэнарт низко склонился и, улыбнувшись, похвалился:

– Я никогда не думал, что у меня все будет так… здорово!

– В каком смысле?

– В семье, я имею в виду. Мои родители разные, но живут спокойно, без всплесков и потрясений. Я чуть позже познакомлю тебя с ними. Сначала о твоих насущных нуждах позаботимся, а потом…

Его прервал резкий, громогласный звук, заставивший меня вздрогнуть от неожиданности и испуга.

– Что это? – прошептала я, цепляясь за эшарта руками.

– Это видеофон… кто-то хочет пообщаться… а то пропал я… надолго. Наверное!

Дэнарт крепче прижимал меня к себе и говорил отрывисто, словно хотел сразу все пояснить, а то вдруг я не пойму, почему кому-то звонят.

Я вздохнула, пересела на соседний стул и заинтересованно посмотрела на Дэнарта, который поспешил к маленькому столику на высоких ножках, на котором лежал знакомый планшет – такие, как выдали и нам.

Положив локоть на спинку стула, подперла подбородок кулаком и наблюдала за своим мужчиной. Сначала он говорил резко, а потом, заметив мой интерес и любопытство, расслабился. Уже через минуту тон мужа стал горделивым, снисходительным, и весь его вид кричал: вот он, победитель!

А я в очередной раз вспомнила черный шкафчик у рархов, в котором быстренько обучают иностранным языкам. Эх-х-х, выучить бы с его помощью язык эшартов. А то, как посекретничать нужно, так эти хитрецы на свой язык переходят. Закончив разговаривать, Дэн, прямо-таки распираемый от самодовольства, вихляющей смешной походкой направился ко мне.

– Ну и кто звонил? – поинтересовалась я.

– Друг! Ты его завтра увидишь, – ухмыльнулся Дэн, не отреагировав на мою попытку удовлетворить собственное любопытство.

– Думаю, ты сообщил ему обо мне? – ехидно спросила я.

– Марьяна, ты пока не поймешь нас правильно. Но для эшарта обзавестись семьей – это честь и удача! Это как получить награду за боевые заслуги. Моя репутация однозначно укрепится, уважать будут еще сильнее. А когда узнают, кто ты и откуда…

Он с многозначительным, но довольным видом замолчал и уже в который раз за время нашего знакомства обласкал меня та-а-ким восхищенным и собственническим взглядом, что я снова почувствовала возбуждение. Ни один мужчина на Земле так на меня не смотрел и никогда так не хотел: безоговорочно, безумно, бесконечно! И в этот момент я приняла для себя правду: Дэнарту я прощу все! Теперь он для меня – весь мир, и все вращается вокруг него. Вокруг нас!

Неожиданно я услышала цоканье, от которого в первый момент в ужасе сжалось сердце. С этим жутким звуком у меня ассоциировались рархи. А в следующий миг из-за печки вышел Ичиок и неуверенно посеменил ко мне, заискивающе заглядывая в глаза своими змеиными глазками и меняя цвет с зеленого на желтый и обратно.

Я взяла с тарелки овощ, взглядом спросила разрешения у Дэна и протянула зверьку. Ичи схватил подношение передними лапками, отойдя на пару шагов, сел на задние лапы и принялся уминать. Потешный зверек!

А я, вспомнив кое-что, завопила:

– И ты меня с ним сравнивал?! Обозвал ичи? То есть я похожа на этого… ичи?

Дэнарт умильно взглянул на своего питомца, а потом, пожав внушительными плечами, флегматично почесал живот и ответил:

– А что? Он маленький, пугливый и очень красивый… смотри, как у него чешуя переливается. Разноцветная…

Я же, открыв рот от удивления, поняла, что для эшартов наличие чешуи – это красиво, хорошо. Поморщилась, снова разглядывая маленького пузатого прожорливого мини-динозаврика и, не удержавшись, попросила:

– Может, с кем-то другим сравнишь… волосатым хотя бы?!

Мы дружно посмотрели на ичи, друг на друга и зашлись в хохоте.


Глава 20 | Ведомая огнем | Глава 22