home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 22

Мое первое утро в новом доме началось рано. Как ни странно, я хорошо отдохнула на новом месте: то ли удобная кровать тому причиной, то ли непередаваемое ощущение домашнего тепла. Впервые за длительное время я чувствовала себя превосходно и валяться больше не желала. Даже рука благодаря врачам-эшартам почти не болела, в чем я поспешила убедиться, повертев и подвигав ею.

На Земле я частенько просыпалась раньше звонка будильника, потому что солнечные лучи, заглядывая во все окна, мешали спать дальше. На Эшарте, в этих подземных пещерах, образованных тектонической деятельностью и дальнейшим вымыванием породы водой, раннее утро выдавало лишь более яркое красновато-золотистое свечение, прогонявшее остатки ночных теней.

Дэнарт еще сладко спал, раскинувшись на кровати. С восторгом полюбовавшись его сильным поджарым телом, выскользнула из-под тонкой простыни – несмотря на жару, спать без ничего я не привыкла – и отправилась на кухню готовить мужу завтрак. Еще вечером, засыпая, пообещала себе порадовать Дэна своими кулинарными способностями.

С горем пополам я разожгла печь, как показывал Дэнарт. И в очередной раз удивилась – привычного жара вокруг она не распространяла. Но огонь, разгораясь, устремлялся вверх, и голубоватое пламя, достигая конфорок, раскаляло их докрасна. Стоило немного разворошить источник огня, как температура нагревания снижалась. Все дело в загадочных серых брикетах, которые аккуратными стопками лежали сбоку от печки.

С еще большим трудом – методом проб на вкус и запах – я разобралась, что можно приготовить из тех продуктов, что у нас имелись. Закрывая дверь шкафа для консервации, так как привычных холодильников здесь не имеется, зато есть другие технологии хранения, тихо выругалась – чуть не проморгала жарящиеся овощи.

Ичи настойчиво мешался под ногами и, жалостливо похрюкивая, выпрашивал еду. Положила в его миску несколько кусочков разных овощей – на выбор. Желтый цвет чешуи «хамелеончика» подсказал, что он доволен. Мое настроение тут же подпрыгнуло вверх – хоть кто-то удовлетворен завтраком.

Оправила на себе майку Дэна, похожую на наши «алкоголички», которую мне вчера выдали поносить, пока в торговые ряды не сходим. И начала накрывать на стол, бегая туда-сюда.

Неожиданно меня привлекла любопытная картина за окном, заставив броситься к входной двери и, открыв ее, выйти на террасу. Наверное, через специально сделанные отверстия в каменном куполе вниз тонкими лучиками струился золотистый свет. Так, словно пространство вокруг прорезали прутья решетки. Мелкие песчинки поблескивали в лучах, и было хорошо заметно, что в воздухе их много. И все равно дышать легко и приятно – воздух в пойме не такой сухой, как в эрхе.

В слепящих лучах света пролетел кто-то пернатый, врезаясь в только что появившееся небольшое облачко насекомых. Разглядеть подробно птичку не удалось, та металась как заведенная, занятая добыванием завтрака.

Заставив вздрогнуть от неожиданности, мне на плечи легли тяжелые мужские ладони, прижимая к большому, уже такому родному телу Дэнарта.

– Любишь рано вставать? – хриплым со сна голосом поинтересовался он.

– Нет, само получилось. Выспалась. И еще хотела сделать тебе приятное – приготовить что-нибудь поесть, – потерлась макушкой о его плечо, а потом поделилась впечатлениями: – У вас здесь очень красиво и непривычно.

– Я очень надеюсь, что со временем привыкнешь, тебе понравится жить на Эшарте. Со мной! – тихо произнес Дэнарт, уткнулся носом мне в макушку, выдохнул, пошевелив дыханием волосы.

Тяжело вздохнув, ответила:

– Ты даже не представляешь, насколько сильно я сама этого хочу!

Я повернулась к Дэну лицом, а он обнял меня за плечи, крепче прижимая к себе. И мы, наверное, с минуту смотрели друг другу в глаза. Делясь душевными силами и надеждой, получая удовольствие от того, что теперь мы вместе.

– Дружище, как я рад тебя видеть! А я и не надеялся, что меня прямо у порога встречать будут, – громко заявил позади меня мужской голос.

Дэнарт уже привычно нахмурил переносицу и мрачно уставился мне за спину. Я же в этот момент вспомнила, что стою в мужской, слишком открытой майке до колен и трусах. Ойкнув, не оборачиваясь, шмыгнула в дом и кинулась надевать опостылевший комбинезон.

Буквально через минуту выйдя из спальни, увидела беседующих Дэна и незнакомого брюнетистого эшарта с колечком в ухе. Мужчина, заметив меня, замолчал и слишком внимательным изучающим взглядом осмотрел с ног до головы, в конце выдав:

– Невероятно! Так сильно похожи и так отличны от нас…

Дэнарт подобрался и настороженно спросил:

– Ты знаешь, кто такая Марьяна? Откуда? Эта информация засекречена Верховным Думом!

Незнакомец ладонью откинул челку с расцвеченного черной сеткой лба, взлохматил на макушке волосы и выдохнул:

– Значит, ты еще не в курсе?! – на пару мгновений замолчал и неожиданно сделал мне комплимент: – Ее имя Марьяна? Красивая…

Мы с незнакомцем услышали глухое рычание Дэна. Видимо, тот хорошо знал эшарта, к которому пришел в гости, да еще в несусветную рань, поэтому, не напрягаясь, улыбнулся мне и представился:

– Меня зовут Жеуз, я друг Дэнарта.

Я кивнула, не уверенная в том, как мне дальше себя вести. Тем временем Жеуз громко произнес:

– Включить новости!

Дэнарт после слов друга помрачнел и обернулся к окну. Там в утреннем свете проявился призрачный квадрат, который уже через полминуты стал непрозрачным и запестрел красками. Несмотря на пока непонятное поведение мужчин, я восхищенно выдохнула. Это же фактически телевизор. Есть в жизни счастье!

Правда, буквально через минуту я так уже не думала.

На экране в углу виднелся снимок с изображением всей нашей пестрой и уставшей компании, выходящей из здания службы безопасности. Я с удивлением рассматривала собственное вытянутое в удивлении лицо с выпученными от вспышки глазами. Да уж, красота неописуемая! Мои спутницы выглядели не лучше.

А под снимком мелькали лица ведущих и их оппонентов.

Наш ранний гость начал пояснять:

– Это началось вчера. Показали снимок с комментариями, что эшарты не воюют, а развлекаются. Причем не по городской линии, а по мировому… А потом начался кошмар. Посыпались звонки от сотен адаптеров, что эшарты проводят жуткие эксперименты над их женщинами. В угоду своим низменным желаниям меняют цвет кожи, разрез глаз – в общем измываются… Я сегодня пока на смене был, к нам в правопорядок за ночь раз сто позвонили, сообщали о волнениях… угрозах. Видимо, это повсеместно началось, потому что с раннего утра, с периодичностью в час, крутят ролик с выступлением членов Верховного Дума. Они заявили о встрече с представителями иной расы, идеально подходящей нам: эшартам и адаптерам.

– Звук! – хрипло приказал Дэнарт, подходя ко мне и переплетая наши пальцы. Мы оба уставились на экран и слушали.

«…пять несчастных женщин, которых удалось спасти нашим доблестным воинам, рассказали много интересного о своей расе и драматическом путешествии на Эшарт. В благодарность за спасение своих жизней, – с пафосом и наигранным трагизмом вещал худощавый, словно пылью припорошенный, адаптер, – они согласились на полную связь с танцорами, которые спасли их из когтей рархов».

В следующий момент я в ужасе смотрела на себя на экране и слушала тихий, напуганный, неуверенный голос, которым я еще вчера рассказывала следователям из разведки о том, кто мы, откуда и как здесь очутились. Эти козлы даже момент с принуждением не вырезали, дав зрителям в полной мере насладиться моими стеклянными глазами и честными ответами. Вновь захотелось помыться, но это было еще не все. Дальше я смогла увидеть допросы моих спутниц и невольно пожалела их, пока смотрела.

Да уж, после подобной картины к людям проникнутся симпатией даже самые лютые шовинисты и ксенофобы.

Следующий ведущий уже взывал к зрителям:

«Сколько, сколько еще нам терпеть рархов на Эшарте? Они сеют зло и смерть по всей Вселенной. И вот вам прямые доказательства этого: беззащитные, сломленные женщины и те, кто до сих пор томится в застенках станции…»

– Переключить! – резко произнес Дэнарт.

«Члены Верховного Дума собрались на срочное совещание. Присутствие на Эшарте женщин Земли требует всестороннего рассмотрения. Следует помнить, что они такие же, как мы, и идеально нам подходят. По их словам, землян – миллиарды! Хватит на всех…»

– Выключить! – рявкнул Дэнарт.

– Это ужасно! – промямлила я, чувствуя себя неожиданно уставшей.

Дошла до дивана и опустилась на него.

– Родная моя, поговорят и перестанут. Зато тебе не придется прятаться и что-то скрывать. Во всем этом есть и свои положительные стороны… Мы сможем скорее оформить полную связь на законных основаниях… – хрипло шептал Дэнарт, опустившись рядом со мной на колени и взяв мои ладони в свои.

– Он прав, Марьяна. Моя пара увидела новости час назад и плакала, слушая ваши рассказы. Она очень переживает за землян и за адаптеров…

– А за эшартов? То, что я услышала, – мерзко! Но еще хуже, что в условиях всеобщей трагедии обе ваши расы все равно ведут политические игры. – Я с горечью передразнила ведущего: – В благодарность за спасение согласились на полноценную связь… Да бред это! Кто б меня заставил, если бы я Дэна не захотела?!

Жеуз довольно улыбнулся и посмотрел на меня уже совершенно другим взглядом. С уважением, сочувствующе, а не с жалостью, словно на умирающую собаку. Но главное – по-свойски!

В животе не ко времени заурчало. Смущая, но напоминая, что завтрак готов и на столе, а мы тут – голодные.

– Пойдемте к столу, я поесть приготовила. Заодно выясним, насколько землянка смогла разобраться в ваших продуктах, – пригласила я, старательно скрывая негативные эмоции.

Жеуз, услышав мое предложение, с изумлением, сменившимся восхищением, посмотрел… на Дэнарта.

– Несколько дней связаны, а тебе уже завтрак готовят? Невероятно!

Муж, поймав мой хмурый взгляд, стер с лица самодовольную ухмылку и помог встать на ноги. Пока ели, я наблюдала за их лицами, чтобы не соврали по поводу моих кулинарных способностей.

– Немного необычно, но неожиданно вкусно! – прокомментировал Жеуз.

– Почему неожиданно? – вскинулась я и заявила: – Я неплохо готовлю, но все ваши продукты мне пока не знакомы и…

– Простите, Марьяна. Просто наши женщины не всегда умеют готовить, предпочитают переложить это дело на плечи мужа. Особенно в первые годы образования полноценной семьи.

– Наказывают вас за принуждение? – уточнила с кривой ухмылкой я.

Жеуз пожевал почти незаметную губу, тяжело вздохнул и кивнул согласно. Хотя тут же поправился:

– Но вы должны нас понять… И не во всех случаях требуется подавление…

– Ага, через раз, как я уже поняла! – едко, все еще злясь на собственный опыт, парировала я.

Жеуз ничего не успел ответить – раздался незнакомый звонок. Дэнарт, покрутив головой, кивнул на мой планшет и пояснил:

– Это твой видеофон. Ответь – это может быть важным.

Встав из-за стола, нашла свое средство связи и, как научили вчера, активировала. Чтобы увидеть разъяренную Ксюшу, которая спросила:

– Ты уже видела… их новости?

Я кивнула, а она продолжила:

– Уроды, да! Нет, ну зачем на весь мир демонстрировать. Бли-и-ин, Марьян, я там такая страшная, ненакрашенная, без прически. Что они обо всех землянах подумают?!

– Думаю, они по одной тебе обо всех нас судить не будут, – не удержалась я от сарказма.

Ксюша хмыкнула, а потом, вновь чем-то разозленная, заявила:

– Ты помнишь, как этот дракон недоделанный мне ласковое прозвище придумал… ичи. Прикинь, я его сегодня увидела… Соседский, возле нашего склепа каменного охотился.

– Шкер еще жив? – смеясь, поинтересовалась я, вспоминая свое знакомство с «красивым» динозавриком.

– Да что с ним будет-то?! Сидит вон молчком и трескает завтрак… я приготовила… утречком. Хотела порадовать. До того, как с ичи встретилась.

– Подозреваю, попал он в неприятности, – улыбаясь до самых ушей, констатировала я.

– Да он не в неприятности попал, а на деньги! На мой новый гардероб! Как я такой лахудрой перед телекамерами еще раз появлюсь? Нам нужно имидж Земли исправлять. Так что давай, разводи своего на кредитную карточку с золотой каемочкой и пошли закупаться…

Я заметила, что Дэн и Жеуз с большим вниманием слушают наш разговор и тоже улыбаются, качая головами. Последние заявления Ксюши заставили меня покраснеть от смущения.

– Сегодня… и хоть пару дней лучше посидеть дома, дождаться, когда ажиотаж пройдет, – громко посоветовал Жеуз.

– Это кто у вас там? Гости? Боже, ты представляешь, вчера не успели домой зайти, так к моему, как к памятнику, тропу топтать начали. И все в гости напрашиваются. И с утра уже пара прилетала… пациентов. Проходной двор какой-то, а не дом. Я сама скоро пациентом психушки стану, – не стесняясь посторонних слушателей, эмоционально жаловалась Ксения.

– Звезда моя, ты невероятно вкусно готовишь! И еще более прекрасно выглядишь, – раздался «за кадром» голос Шкера.

Ксения неожиданно смутилась, невольно расплылась в счастливой улыбке, а потом шепнула мне:

– Ой, ладно, потом поболтаем. Тут Шкер уже наелся, некогда мне трепаться больше.

Экран «планшета» погас, и я услышала, как смеются Дэнарт и Жеуз, который произнес:

– Нет, адаптерам они не подходят! Они точно – для эшартов! Темперамент так и хлещет!

В город нас с подружками выпустили лишь через неделю. Когда обстановка вокруг землян успокоилась и местное население свыклось с мыслью о нашем существовании. Слушая новости, которые постоянно крутили по «телику», я уже не напрягалась, если ведущие обсуждали нас и планы правительства Эшарта в отношении Земли. Даже радовалась, когда ретивые умники-адаптеры с экрана требовали организовать экспедицию к нашей Матушке-Земле. Вообще каждый день звучало столько обсуждений, прогнозов, версий, что голова шла кругом. И конечно, информацию о самих эшартах я тоже изучала, задавая Дэнарту множество вопросов, чтобы не попасть впросак в пойме.

Кроме того, я откровенно наслаждалась предоставленным отдыхом. Вдоволь поскитавшись и намучившись в плену у рархов и в эрхе, я теперь банально спала, ела, улыбалась по утрам лучам Эша, баловала мужа кулинарными находками и трепалась с подружками по видеофону, делясь впечатлениями. Ичи, по-моему, охотиться перестал, хвостиком ходил за мной, выпрашивая корм, но его хозяин хоть и заметил, что я домашнего питомца балую, но пока на диету посадить не требовал. В общем, я обживалась и в подробностях знакомилась со своим домом: присматривалась, прислушивалась, принюхивалась, заглядывала в каждый уголок.

– А мы не опоздаем? – с тревогой спросила я Дэна.

– Марьяш, ты третий раз спрашиваешь! Я связался со своим крылом – твоих подруг доставят к месту встречи, как договорились. Мы будем там в то же время, что и Жеуз со своей парой. Прямо у торговых рядов.

Кивнув, вздохнула, порядком волнуясь перед предстоящей вылазкой в город. Оказаться среди толпы эшартов и адаптеров – страшно до чертиков.

Дэнарт, оценив мое состояние, подошел, крепко притиснув к своему телу, погладил по спине.

– Я с тобой и никому не позволю причинить тебе вред или обидеть, – тихо напомнил он.

Прижалась к его груди и, слушая ритмичный сильный стук сердца, успокоилась. С мужем я точно в безопасности, если даже против начальства он не побоялся пойти ради моего благополучия. В который раз уловив странный шум в его груди, словно там гудит пламя, решила спросить. А то уже несколько дней хотела, но каждый раз отвлекалась на что-то другое.

– У тебя здесь пламя гудит? – погладила широкую грудь моего мужчины ладошкой. – Как вы вообще его испускаете и не обжигаетесь?

Дэнарт зарылся пальцами в волосы на моем затылке и ответил:

– В груди у эшартов есть полость – мешочек, связанный с легкими, так анатомически устроено. Там скапливаются определенные продукты метаболизма наших организмов. Затем глубокими вдохами нагнетаем воздух и выпускаем струю пламени наружу. При «пламенном» выдохе первой распыляется специфическая смазка, которая защищает слизистую поверхность. Со временем наши умники научились подобную, только уже синтезированную, использовать в качестве обработки зданий или техники от пожаров.

– А у адаптеров такая функция имеется? – заинтересовалась я. – Почему они не могут трансформироваться в драконов?

– Драконов?! Хотел бы я посмотреть на этих ваших драконов… У адаптеров есть похожая особенность, но выполняет другую функцию. Видишь ли, эта полость, или мешок, как доказали наши ученые, раньше являлась воздушным мешком для плавания. Со временем, по мере выхода эшартов на поверхность, он трансформировался, как и все тело, в оружие. Способ защиты! А у адаптеров так и остался воздушным мешком. Зато они в воде до сих пор как грохи себя чувствуют. И могут на длительное время задерживать дыхание, используя воздух из этой полости.

Услышав объяснение, я опешила:

– Так все просто? А я-то думала…

– Марьяна, мне перед выходом нужно сделать одно дело, но боюсь, тебе не понравится! – осторожно заявил Дэнарт, при этом его ладонь на моем затылке превратилась в каменную, не давая отодвинуться.

– И что за дело? – испуганно спросила я.

Он мягко потянул меня за волосы, заставив посмотреть прямо в красные глаза, и пояснил:

– Надо обновить на тебе метку!

– Почему именно сейчас? – прохрипела я, запаниковав.

– Понимаешь, милая, таким образом я немного скрываю твой аромат, смешиваю со своим. Для других эшартов ты будешь пахнуть мной, и новая связь не возникнет.

Сквозь страх во мне пробился сарказм, и я позволила себе мелочную издевку:

– Что же ты, не хочешь, чтобы другие расцветили свой мир? Жадничаешь?!

Мягкость и сочувствие в глазах Дэна испарились. Сейчас на меня смотрел дракон-собственник и большая-пребольшая жадина!

– Своим я делиться не намерен!

Чуть более жестко, чем до этого, он заставил меня отклонить голову вбок и склонился к метке на шее. Затем, не так больно, как раньше, но все же ощутимо и болезненно, укусил. И пока муж пил мою кровь и менял мой запах, я мстительно решила не экономить сегодня его деньги.

Когда он закончил, в том месте стало горячо. Потом лизнул метку, причмокнул и сам поправил комбинезон на моих плечах. Я же, смирившись с некоторыми неудобствами семейной жизни с эшартом – куда ж без них, – потянулась и вытерла уголок его рта, где осталась капелька крови.

– Как вы можете пить эту гадость? – поморщившись, спросила у него.

– Почему гадость? – удивился эшарт. – Твоя кровь пряная, терпкая. Хотя мне не с чем сравнить, кровь эшарты пьют только у своей пары. Возникает непреодолимое желание попробовать хоть глоточек, а потом подсаживаешься… да и зрение улучшить только дурак откажется…

Последние слова были произнесены с ухмылкой, и я удрученно покачала головой. Драконы, что с них возьмешь!


Глава 21 | Ведомая огнем | Глава 23