home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 23

– Э-э-э… Не поняла, почему с правой стороны улицы над названием магазина одна большая буква, а с левой – другая? – в недоумении спросила Света.

Мы дружно уставились на Ре – жену Жеуза, – которая согласилась проводить нашу компанию по торговым рядам и рассказать о том, как одеваются на Эшарте, что модно носить.

– По правую сторону идут торговые ряды для эшартов, а по левую – для адаптеров. Вы же сами могли отметить, что между нами имеется… некоторая разница. Так вот, чтобы зря время не терять, на витринах сразу указывают, кому предназначена одежда.

Мы снова посмотрели на узкую улицу, вдоль которой теснились лавки. Над каждой из них возникали яркие голограммы с предлагаемым товаром. Этакое сочетание технического прогресса со старыми традициями.

В очередной раз с раздражением потрясла стопой в шлепанце, вытряхивая надоедливый песок, застрявший между пальцами. Затем невольно глянула на аккуратную ножку Ре с чуть выступающими сложенными перепонками. Удивительно!

– Ну что, приступаем? – с нетерпением и энтузиазмом спросила Ксения. – А мы по каким рядам пойдем? По левым или правым?

Ре пожала плечами, поправила свои короткие серые волосы, разгладила складочки на ярко-красном открытом платье до щиколоток, затем, бросив на нас оценивающий взгляд, предложила:

– Думаю, сегодня пройдемся и по тем, и по другим. Чтобы вы могли составить свое мнение и почувствовать разницу между нашими видами. Все же адаптеры предпочитают яркую красивую одежду из тончайших тканей. И форма ее тоже немного отличается. В основном носят хатери – свободную одежду, застегивающуюся спереди, закрытую сверху донизу. Либо более открытые и облегающие платья для дома, праздников или свиданий. Под них надевают нижнее белье: раздельное или совмещенное. А эшарты из-за цветовой неразборчивости чаще носят однотонную одежду мрачных тонов. Они за долгую монохромную жизнь так привыкают к ней, что потом не видят смысла перестраиваться. Да и не умеют правильно сочетать цвета. И выглядят смешно… в глазах адаптеров. Например, Жеузу я все вещи покупаю сама, а то он может розовые штаны с зеленой жилеткой надеть… Особенно слежу, когда мы к моей маме идем. Она – натура утонченная, а тут такой эстетический шок… Мама до сих пор не может отойти от моей связи с эшартом, а уж розовое с зеленым…

Джулия, подхватив Ре под локоток, с понимающей улыбкой принялась делиться своими знаниями о моде землян. И так увлекла адаптершу, что уже через полчаса мы буквально порхали от одного магазина к другому. Все сравнивали, обсуждали, иногда смеялись, иногда громко восторгались, чем привлекали нежелательное внимание, но все равно получали огромное удовольствие. И количество свертков в наших руках росло с каждым новым магазином.

Уже в конце первого торгового ряда Ре посоветовала нам оформить доставку покупок на дом. А сами мы под удивленными и любопытными взглядами прохожих направились в кафе.

– Странно! У нас бы вокруг инопланетян уже толпа любопытных зевак собралась, через которую пришлось бы силой пробиваться. А у вас – смотрят, но не подходят… – задумчиво произнесла Света.

Ре благодушно улыбнулась и пояснила:

– У нас не принято демонстративное внимание и явное любопытство. Это нарушает жизненное пространство индивидуума, давит психологически. И вообще, в открытую глазеть неэтично. Тем более вас каждый час показывают по видеофону, а между показами рассказывают. Думаю, вы приелись и стали привычным элементом жизни.

У нас пятерых от услышанного вытянулись лица.

– А вот у землян любопытство неистребимо! – честно заявила Ксения.

Кира, которая рядом со взрослыми тетками немного терялась и смущалась, на эту реплику только согласно, уверенно кивнула.

В этот момент я уже в который раз заметила красную шевелюру Дэнарта, мелькнувшую возле одной из колонн. Наши мужчины тенями следовали за нами. Бедняги! На глаза старались не попадаться, но незримо следили за нашей безопасностью. Что заставило меня задуматься: а не по этой ли причине к нам никто из любопытных не подходит близко?!

Как только мы направились к кафе, мужчины тут же материализовались рядом, беря под руку каждый свою подругу. Возле входа в одно из крытых помещений, в которых, как мы узнали, располагались кафе, я удивленно застыла. Прямо на нас двигалась интригующая группа мужчин. Настолько необычных, что у меня рот приоткрылся от изумления.

Такие же высокие и крупные, как эшарты, но с очень бледной кожей, покрытой едва заметной сеточкой чешуи, и бело-серыми волосами на голове. Даже одежда на них серая, бесцветная, как и они сами. Жутковато-белесые мужчины приближались к нам, а я пораженно вздохнула, разглядев их глаза – узкие, но светящиеся, как у кошек в темноте. Но сейчас-то день и светло?!

Но главное, что меня поразило, – передвигались они с помощью хвоста. Длинного и похожего на змеиный. Одеты были странные инопланетные создания в хатери, полы которого чуть ли не метут песок, а сзади извивается мощный серый хвост. И двигались они, как змеи… Жуть!

Я хрипло спросила, ни к кому конкретно не обращаясь:

– Это кто?

– Белые! – словно выплюнул Дэнарт.

Как раз в этот момент белесая хвостатая компания поравнялась с нами, затем, более внимательно нас разглядев, остановилась и вперилась пристальными плотоядными взглядами. До чего неприятно стало! Я передернулась, а Дэн, заслонив меня собой, рыкнул на незнакомцев и начал подталкивать меня в кафе.

– Танцор, так это тебе досталась землянка? Скажи, а других на станции много? – скрежещущим голосом требовательно спросил один из белых.

– Не знаю! – зло ответил мой дракон и прошел за мной.

Пока мы рассаживались в кафе за широким каменным столом, видели, что белые еще несколько минут стояли возле входа, о чем-то совещаясь.

Кира нервно прижалась к плечу Эрила, глаза которого при этом удовлетворенно блеснули. Он неосознанно посмотрел на «змеелюдов» за окном и с видом победителя обнял за талию свою юную жену. Ох уж эти мужские игры!

– Так кто это такие? – холодно спросила Света, посмотрев на Эгера.

Но наш главный умник сначала предложил нам сделать заказ на интерактивной панели в центре стола, а потом заговорил:

– Это – белые! Второй подвид эшартов, но мы считаем их третьей расой. Нас они зовут крылатыми, потому что мы выбрали ветер и пространство. Адаптеров – ластоногими за приверженность воде, сами же они ушли под землю. В основном кочуют в недрах планеты и живут в пещерах, где растет мох, текут подземные реки и водится… хм-м… рыба, как вы ее называете. У них нет крыльев, но они трансформируются, как и мы, правда, в ползунов. У белых есть свои особенности: они совсем не различают цветов, ненавидят и плохо переносят яркий свет, их зрение всю жизнь монохромно. Но они могут видеть тепловое излучение.

– А больше у вас тут никого не осталось… не знакомого нам? – язвительно спросила Ксения.

Мужчины почти синхронно качнули головами, вынуждая им поверить.

– А почему вы о них с таким презрением и злостью говорите? Тем более раз вы похожи… – осторожно спросила я.

– Нашла с кем сравнивать?! – вскинулся Шкер. – Да белые как мехты: ползают под землей и рыщут, что бы где присвоить. Они же – кочевники, полмира под землей считают своим. Полезные ископаемые добывать разрешается, только купив у них лицензию. А сами все без спроса берут. Своих женщин у них еще меньше, чем у нас, так они и наших, и у адаптеров воруют, потом ищи-свищи…

– А вы только с разрешения… женщин берете? – ядовито процедила Ре.

Шкер же запальчиво опроверг:

– Может, и не спрашивая, но, по крайней мере, ваши родственники всегда знают, где вас искать и все ли с вами в порядке! Мы не вырываем вас из социума, а лишь предлагаем нашу защиту!

– Защиту от чего или кого? Позвольте мне узнать? – не на шутку разъярилась Ре.

Жеуз обнял ее за плечи и, повернув голову, внимательно посмотрел ей в глаза. Взгляд длился слишком долго, поэтому, чем он там занимается, вопросов не осталось.

– Прекрати! – рявкнула я, не в силах сдержаться.

Мужчина перевел взгляд на меня, поморгал, а потом ответил:

– Ре не любит нервничать и переживать, но часто расстраивается по пустякам. Таким способом я снимаю напряжение у нее и убираю негатив.

– Ну-ну! – в один голос дружно подковырнули землянки.

Жеуз, к нашему изумлению, смутился. И все же кинул вопрошающий взгляд на Дэнарта и остальных драконов. В его глазах, без сомнений, читалось: как же вы с ними управляетесь без подавления?!

Дэнарт пожал плечами, расслабленно откинулся на спинку стула, поправил за моей спиной подушку и просветил друга:

– Нам запрещено пользоваться ментальным воздействием, тогда связь будет добровольной и полной. И мы пообещали этого не делать.

Ре уже отошла от процедуры подавления и фыркнула. Жеуз пялился на нас всех еще с минуту, потом несколько раз молча покивал, как болванчик, обнял свою пару за плечи и отвернулся. Но я успела поймать в его глазах тоску, зависть и горечь. Боже, как жаль эти два народа. Такая зависимость друг от друга и такое непонимание.

Из-за этого инцидента радостное настроение после хорошего шопинга растаяло, но вкусный обед вернул благодушие. Так что домой разбирать новые вещи мы вернулись в хорошем расположении духа. Раскладывать и примерять покупки – тоже удовольствие. Особенно в нашем положении. Лично я подумала, что сегодня помимо милой и родной, меня еще и дорогой назовут. Я очень старалась!

Когда раздался сигнал, оповещающий о чьем-то визите, Дэнарт сам отправился проверять, кто там пришел. Выяснилось – служба доставки. Немного ошеломленный муж отошел в сторону, а в гостиную заносили пакеты и коробки. Я же вприпрыжку ринулась к своим покупкам.

Устроившись на полу, с невиданным ранее наслаждением по столь обычному поводу распаковывала вещи и любовалась ими, поглаживая ткани, обувь или аксессуары. Ведь еще совсем недавно я думала лишь о том, как выжить. А мечтала о глотке воды!

Дэнарт, присев рядом на корточки и подобрав лежащий рядом пластиковый сопроводитель с указанными ценами и общим итогом, крякнул от удивления. Затем недоуменно произнес:

– Я не знал, что содержание своей женщины выливается в такие затраты. Неужели тебе необходимо столько всего?

– А ты как думаешь? У меня же ничего нет. Совсем! И это лишь малая толика того, что я хотела бы купить. Ре показала нам всего один торговый ряд. На первый раз, так сказать.

Пока отвечала, распаковала красивый зеленый комбинезончик и тут же приложила обновку к себе, демонстрируя Дэнарту. Тот протянул свою большую ладонь и потрогал ткань, словно впервые видел. Нахмурился, но промолчал. Я подвинула к себе новый пакет. Дэнарт уселся рядом на пол и с любопытством наблюдал за появлением наружу очередных предметов туалета, сопровождаемых моими довольными взглядами и благодарностями эшартской текстильной промышленности, иногда комментируя цвета вещей.

Сидеть рядышком ему надоело быстро, и он, придвинувшись ко мне вплотную, приобнял, окутав собственным особым, пряным ароматом, который мне так сильно нравится. Разбавив запах новеньких вещей, яркой нарядной горкой лежавших рядом, добавив мне чуточку счастья.

Каждой обновкой я хвасталась перед мужем, улыбаясь до ушей. Дэн же сидел молчком, наглаживая мои бедра, и в то же время, мне казалось, тоже наслаждался вот таким нашим времяпрепровождением. Даже несмотря на то, что иногда, увидев вещицу и выяснив ее стоимость, он ненадолго мрачнел.

Вскоре мы оказались в окружении одежды и пустых пакетов. Я счастливо выдохнула, оглядывая свое хозяйство, а Дэн между тем осторожно произнес:

– Знаешь, я бы хотел поговорить с тобой на эту тему откровенно.

Я согласно кивнула, уже догадываясь, о чем пойдет разговор, – ведь я весь день так старалась:

– Давай поговорим!

Муж дотянулся до своего планшета-видеофона. Длинными сильными пальцами быстро набрал на дисплее нужные данные. Затем придвинул гаджет ко мне и показал.

– Вот наш с тобой счет. Здесь отражены все мои доходы, – Дэн начал показывать различные колонки цифр, – а тут фиксируются расходы на содержание дома, питание и прочее. Вот видишь: здесь указана сумма, которую ты потратила сегодня? – Я кивнула, внутренне холодея от ужаса, а он продолжил: – Тогда ты можешь сравнить наши доходы за оборот и расходы за сегодняшний день. Они немного несопоставимы. К сожалению, я не политик и не…

Я резко повернулась и закрыла ему рот ладошкой. Нельзя, чтобы он пытался оправдываться за то, что его доходы за месяц, или оборот, как здесь говорят, намного ниже той суммы, что я потратила за несколько часов. Стало стыдно, что мне даже в голову не пришло уточнить, на какую сумму рассчитывать. А дорогой мне мужчина не ругается – испытывает неловкость от того, что не может с легкостью «проглотить» этот счет и ему приходится сейчас объяснять почему.

– Прости, Дэнарт! Я, конечно, хотела стать для тебя «дорогой» женщиной, но не настолько.

Деликатный дракон понятливо хмыкнул, с нежностью погладив меня по щеке. Сейчас он открылся с другой стороны.

Настала моя очередь оправдываться:

– Мы пока еще не ориентируемся в ваших ценах, читать не умеем, нас Ре вела…

Вспомнилась ехидная торжествующая вспышка в глазах жены Жеуза, когда Джулия спросила, можно ли нам во все магазины или лучше посещать какие-то конкретные. А насчет цен она вообще посоветовала не забивать себе голову, пусть наши мужчины радуются, что теперь у них есть мы. А мы и рады были оторваться по полной.

– Ре, значит… С нее станется. У них много лет не получается завести ребенка, и она чудит иногда: то всем словно мать родная – поит и кормит, то в меланхолию впадает, становится злющей и мстительной, как голодный грох. Видимо, сегодня она таким образом решила отомстить нам, эшартам. Поставив в глупое положение! – весело просветил меня Дэнарт.

А я удивилась, ему бы печалиться – столько денег потерял, а он веселится.

– То есть ты не злишься на меня за такие траты? – недоверчиво спросила я.

– Злюсь? Нет, конечно! Сам виноват, надо было проконтролировать. Объяснить! Тебе же все равно придется столкнуться с этим в будущем. Да и поговорить не мешало. Просто Ре вас провела по самым дорогим торговым рядам. Есть не хуже, но дешевле. И основные покупки можно было бы сделать и там. Я не против делать тебе дорогие подарки, но не в таком количестве за раз. Иначе мы обнулим счет… и придется ходить в гости на завтрак, обед и ужин. – Уже вовсю забавляясь, закончил он.

Я забралась к нему на колени и, взяв его лицо в плен своих ладоней, с легкой горечью призналась:

– Жаль, что я тебе ничего не купила.

Дэнарт приятно удивился, услышав мои слова, а я крепко обняла его за могучую шею и уже через мгновение отстранилась для того, чтобы легкими поцелуями покрыть его лицо. Провела пальцем по красной моноброви, заправила за уши яркие мягкие кисточки и снова потянулась за поцелуем.

Дэнарт чуть отклонился и, пытливо посмотрев мне в глаза, произнес:

– Мне хочется купить еще кое-что – брачные кольца. Ты согласна?!

– А мне тоже его надо носить? У вас как замужний статус женщины обозначается, помимо запаха? – тут же проявила я любопытство.

Дэнарт склонился к моей шее и шепнул, почти невесомо касаясь кожи, обдавая своим горячим дыханием:

– И женщины, и мужчины носят брачное кольцо на кончике левого уха. Это древний обычай, появившийся, еще когда три расы эшарта были единым видом. Правда, в древности вдевали не металл, а каменные палочки. В архивных домах такие остались как исторический экспонат.

Последнее он договаривал, медленно раздевая меня и укладывая прямо на пол. Выданный военными серый опостылевший комбез оказался среди вороха новой одежды. Я не сопротивлялась, сама с нетерпением и страстью смотрела на Дэнарта, пока он томительно медленно раздевался сам, неторопливо скользя по моему обнаженному телу жарким взглядом.

Я запомнила, как выглядит каждый сантиметр его тела, и все равно восхищалась силой, мощью, пластикой моего обнаженного мужчины и той осторожностью, с которой он прикасался ко мне, той трепетностью его отношения. Даже теряя в страсти контроль, Дэнарт инстинктивно сдерживал силу, оберегал меня от любой боли.

Тягуче грациозно он потянулся ко мне, нависая, опасаясь придавить к полу огромным тяжелым телом. Я не выдержала и сама потянулась к его губам, обхватывая за шею и притягивая к себе еще теснее, требовательно обвивая ногами его талию. Грудь ныла, так хотелось коснуться мужской груди, потереться, ощутить на себе его руки. Задыхаясь от поцелуя, ощутила его резкое глубокое вторжение, выгнулась дугой, помогая, расслабляясь до предела, чтобы вобрать больше. Стать полностью одним целым.

В какой-то момент мы встретились взглядами: напряженный, горящий – Дэнарта и мой – кажется, переполненный любовью и чувственным восторгом. Я не контролировала свои эмоции и чувства. Одной рукой цеплялась за его плечо, а второй – гладила его брови, скулы, нос. Он захватил ртом мои пальцы и лизнул раз, другой. Я же потянулась к его губам, ощущая дикое напряжение внутри и встречая участившиеся резкие толчки. Мы буквально выдохнули имена друг друга, касаясь сухими губами и содрогаясь от наслаждения. Немного позже Дэнарт сжал меня в объятиях и стремительно перевернулся на спину. Теперь я лежала на нем и, удовлетворенная, слушала, как бьется его сердце.

Лишь спустя время мы – уставшие, но счастливые – вместе разложили одежду по шкафам. Убирались, готовили и общались, узнавая друг друга лучше, ближе. Вопросы, ответы – я по-прежнему знакомилась с миром Дэнарта и его окружением, а он слушал о моем прошлом. За прожитую бок о бок неделю мы смогли узнать не только характеры друг друга, ярко проявившиеся во время тяжелых испытаний, но и понять, что мы представляем собой в повседневной жизни.

Я смогла наконец ощутить нас семьей, а себя – полноценной женой.


Глава 22 | Ведомая огнем | Глава 24