home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 26

Сердце так сильно колотилось в груди, что его стук почти заглушал для меня все остальные звуки. Последние часы, когда мы пробирались на станцию, превратились в сплошной кошмар. Я беззвучно шептала: «Это сон, это всего лишь сон, и скоро он закончится…» Последний участок узкого тоннеля мы преодолели ползком, и не сойти с ума от клаустрофобии мне помогала мысль, что тогда я точно останусь погребенной под тоннами земли.

С волос на щеку скатился кусочек засохшей глины, заставив вздрогнуть от испуга. Показалось, что кто-то меня коснулся. А потом я услышала знакомый цокот, отчего мое сердце почти остановилось. Я сидела рядом с Велиром, а остальные рассредоточились по периметру огромного зала, заставленного металлическими контейнерами.

Мимо неторопливо и, ничего не опасаясь, прошествовала пара рархов, знакомо раскачиваясь вверх-вниз и курлыкая на своем языке. Во мне вспыхнула ненависть: вот же уроды, идут себе преспокойно, а сколько землян, адаптеров и эшартов погибло – целые расы из-за них вымирают. Пульс участился, разгоняя кровь по телу, заставляя меня гореть от ярости. Лишь кулаки заледенели – так сильно я сжимала пальцы. И чуть не вскрикнула от неожиданности, когда Велир взял мой кулак в свою ладонь и слегка погладил. А он предупреждающе покачал головой: не шуми, потерпи, будет и на нашей улице праздник и вселенская справедливость. Я едва заметно кивнула согласно, усилием воли разжимая кулаки и глубоко дыша. Странно, буквально полчаса назад я запоминала дорогу, чтобы при первом удобном случае сбежать от белых и покинуть станцию подобру-поздорову. Сейчас же разделяю с эшартами злость и ненависть к врагу, объединилась с ними благодаря этим чувствам.

Фантастической огромной змеей, вызвав у меня от страха икоту, возник Медин – этаким двуруким созданием со змеиным хвостом, в юбке и футболке, да еще при оружии. Интересно, что еще на этой планете увидеть можно?! Неужели есть еще более страшные обитатели, чем уже встретившиеся…

Едва слышно он спросил:

– Куда дальше? Мы сейчас под центральной частью станции. Отсюда расходятся очистные и вентиляционные тоннели. Уровнем выше площадка, о которой ты говорила, куда перемещаются в световых лифтах.

Я молчала, судорожно решая, как уговорить их не ходить дальше. Ну куда мы идем? Если поймают – убьют на месте. И если у этих змеев есть хотя бы шанс сбежать, то я – просто мишень.

Велир прошипел:

– Говори! Если хочешь, мы проведем тебя к тем пещерам, где проводят выбор. Летуны уже обнаружили это место и установили там датчики. Ты сможешь оттуда найти дорогу к лифту на корабль, где вас держали?

Я рассеянно кивнула, а потом замотала головой. Нет-нет, идти туда… а вдруг там еще остались безумные, накачанные наркотиками эшарты. Нас же спалят не раздумывая.

Страхи, видимо, хорошо читались на моем лице, потому что Медин с досадой поморщился и пояснил:

– Я же сказал, что пленных больше нет. Проверено!

Я снова заплакала от отчаянья. И сделала новую попытку уговорить:

– Медин, я не смогу уговорить своих соплеменниц идти за вами. Перед выбором нас помещали в какой-то ящик и каким-то образом, подавив мой родной язык, заменили языком адаптеров. Более того, рархи похищали людей из разных точек Земли, а у нас речь тоже отличается…

– Ты готова найти еще сотню отговорок, лишь бы не помогать нам в спасении твоих же соплеменниц! – прорычал Велир.

– Я больше чем уверена, что объединенное правительство готовит тщательно спланированную акцию по спасению землянок. Мне Дэнарт об этом сказал! И в отличие от вас, думаю, у них бы это получилось лучше, правильнее и с меньшими потерями, – так же прорычала я в ответ.

– Она вызывает у меня огромное желание сдать ее в дом интимных услуг, – угрожающе прошипел Велир, глядя на Медина.

– Ну зачем же?! У меня есть другое предложение. Свяжем и бросим посреди зала. А когда рархи увидят ее, проследим, куда отправят. Ведь есть вероятность, что к другим пленницам… – тягуче медленно, словно смакуя представляемую им мысленно операцию, произнес Медин.

У меня от его угрозы кровь отхлынула от лица и от сердца тоже. В ужасе посмотрела на мужчин и прошептала:

– Пожалуйста… не надо. Я с вами пойду… искать.

Медин криво ухмыльнулся, Велир раздраженно передернул плечами и резким кивком приказал трогаться в путь.

Пока мы группой в составе двенадцати белых эшартов и насмерть запуганной землянки тенями скользили по станции, невольно задумалась. О том, что еще совсем недавно, всего три недели назад, когда считала, что иду умирать, даже не могла бы подумать, что на этой станции рархи – не единственные иномирцы. Что и на них кто-то со временем откроет охоту.

Мы прошли знакомую пещеру, где проводился выбор. Там действительно не было никого. Затем незамеченными пробрались еще дальше – в зал для исследований, где я увидела знакомый обучающий шкафчик. Показала на него Медину, и тот снял аппарат на камеру, встроенную в закрепленный на запястье браслет. Судя по хищному прищуренному взгляду, которым змей словно взвешивал ящик, поняла, что скоро ценную находку вынесут со станции. Надеюсь, как и меня.

В очередной раз затаившись, мы ждали, когда разойдется небольшая группа рархов, которая о чем-то оживленно разговаривала, нервно подпрыгивая на своих крабьих конечностях. Двое из них медленно двинулись в нашу сторону, иногда заглядывая в планшеты, закрепленные на руках, а потом с бесстрастными, словно нарисованными лицами тыкали клешнями в кабели, которые пульсирующими, чуть светящимися венами расползались по стенам.

Белые эшарты все до единого напряглись, готовясь к бою, трансформируясь в змеев и в струнку вытягиваясь в укрытиях. Явно рассчитывая на то, что рархи могут их не заметить.

Медин затолкал меня в щель между стеной и колонной, а сам притиснулся ко мне. Да с такой силой, что едва не размазал по поверхности, не давая даже толком вздохнуть. И тем не менее я молчала как рыба, от страха боясь даже пискнуть. А еще нестерпимо захотелось в туалет. Ну как всегда, стоит испугаться, как тут же мочевой пузырь дает о себе знать.

К нашему везению, прокурлыкав минут пять, рархи всей группой удалились, а мы отмерли, выбираясь изо всех щелей. Не успела я попросить минутку для собственных нужд, Велир схватил меня за руку и рванул за остальными.

Однако вскоре наше на удивление спокойное продвижение по станции неожиданно закончилось. Из-за угла появились двое рархов в знакомых черных комбезах воинов. Мгновение замешательства с их стороны – и Эйз с Медином словно раскрывают дружеские объятия ненавистным крабам, приникают к ним вплотную, скользнув между жуткими конечностями. Кошмарный хруст ломающихся костей – и рархи оседают на пол. Их костяные колени нависают над поникшими головами.

Пока я приходила в себя, белые сноровисто оттащили здоровенных крабов подальше, чтобы трупы не сразу заметили. В туалет захотелось еще сильнее.

Пробираясь в зал с площадкой светового лифта, встретили еще одну группу рархов, к счастью, небольшую, но то ли еще будет. Наконец мои спутники рассредоточились по залу, а я, на мгновение удивившись, замерла, увидев у стены несколько знакомых ящиков.

– Что случилось? – тут же поинтересовался Медин у меня.

– Видишь эти ящики? Так вот, они у рархов для санитарно-бытовых целей предназначены. Нам в каждую камеру такие устанавливали. И мне сейчас очень туда нужно… – испытывая неловкость, пояснила я.

– Женщины! – с досадой наморщил переносицу Медин.

А я, не слушая его комментариев, дернулась в сторону заветного местечка, но мужчина схватил меня за локоть, зашипев:

– Лифт рядом, переместимся в нужную точку, там в туалет сходишь!

– А какая разница, – переминаясь с ноги на ногу, тоже зашипела я, – там или тут? Я же тебе говорила уже – не факт, что этим лифтом перенесемся на тот корабль, где меня держали. Может, вообще попадем в другое место, даже здесь же на станции… А может, там отряд вооруженных рархов?! Они ничего не набирали и никак свой путь не обозначали, когда переносились. Возможно, они это мысленно делают, а может, как-то площадки обозначают вокруг переместителя… цветом хотя бы. Я кивнула на желтую яркую полосу, обозначающую квадратную площадку лифта.

Медин недоуменно проследил за моим движением, недолго пошарил светящимися глазами по полу, нахмурился и осторожно переспросил:

– Цветом? Думаешь, они полагаются на такой глупый бессмысленный опознаватель?

Вспомнив об особенности эшартов, поджала губы, посмотрев на Медина, и едко припечатала:

– Знаешь, если вы не различаете цвета, вовсе не значит, что остальные – тоже. Для людей, например, цвет – так же естественно, как для тебя видеть в темноте. Но я же не говорю, что это глупо!

На меня уставились несколько пар раздраженных глаз. А я, больше не в силах терпеть, рванула в космический сортир. Управившись максимально быстро, натянула комбинезон и, выйдя, привычным жестом нажала на панель. Заглянула в уборную вновь – чистенько. Все же любопытная вещь, может, в будущем пригодится.

Я посмотрела на спутников, собираясь посоветовать запечатлеть это полезное приспособление, и тут же закрыла рот. Медин и без указки снял «ящик» на камеру, а потом, подойдя ко мне, тоже заглянул внутрь.

Дойти до лифта мы не успели. На площадку неожиданно опустился световой столб, а уже через мгновение мы увидели там шестерых рархов. Пока все таращились друг на друга, принимая решение, в зал зашли еще пять крабов.

Медин толкнул меня за спину, а потом к стене с бесхозными нужниками. Я спряталась в одном из них, все время страшась, что кто-нибудь случайно активирует очистку и меня «смоет». Выглядывая наружу, следила за ходом стычки.

Точнее, попыталась, но меня тут же увидел и со всех крабьих ног кинулся рарх, наставив смертоносную палку. Первый лучевой заряд ударил в полуметре от меня, заставив с криком выскочить наружу и заметаться между ящиками. Словно заяц, я пряталась от лучей. Через мгновение услышала, как что-то яростно заорал Медин, но меня со знанием дела гнали импульсами. Не оглянуться! Оказавшись незащищенной на открытом пространстве, я в запале приняла единственное решение: запрыгнула на площадку лифта и обернулась к своему преследователю.

Уже в последний момент, когда на меня опустился световой столб, увидела перекошенное злостью, покрытое серовато-белой чешуей лицо Медина, стоявшего над убитым рархом и провожающего меня отчаянным взглядом, не предвещающим ничего хорошего… мне в том числе!


Глава 25 | Ведомая огнем | Глава 27