home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 28

– Это что за хрень такая? То, о чем я думаю? – едва слышно прошептал мне на ухо Артем.

Я вместе с ним и Игорем в этот момент прилипла к вентиляционной решетке и сквозь щели смотрела вниз, наблюдая за происходящим.

На станцию мы пробрались без приключений, хоть я и опасалась на той стороне встречи с рархами. Затем, уже привычно, по «верхам», правда, теперь практически ползком – уж слишком здесь проходы узкие и в отличие от корабельных вырубленные в скальной породе, – начали двигаться в сторону, откуда меня притащили змеехвостые.

Мы проползли мимо места, где белые встретились с рархами. Там уже ничего о столкновении не напоминало, но крабы сновали по станции с оружием наперевес, готовые к атаке противника. А вот добравшись до зала «выбора», застали схватку посерьезнее той. Белые в своей боевой форме отбивались от рархов, превосходящих их количеством. Но не умением воевать.

С восхищением глядя на танец смерти сразу с тремя крабами в исполнении Медина, я выдохнула, отвечая на вопрос Артема:

– Это не хрень! Это белые эшарты. Красавцы, да?

– У тебя с головой все в порядке, Марьяна? Они же настоящие змеи?! – с отвращением почти выплюнул Артем. – Ты сказала, что они могут менять внешность, но чтобы так…

– Зато посмотри, как двигаются… настоящие машины для убийства. Эх, мне так еще учиться и учиться… – восхищенно, но тоскливо протянул Игорь.

Он буквально поедал глазами белых и искренне наслаждался зрелищем битвы, видным сверху во всех деталях.

– Нам бы им помочь, а? Хороший способ втереться в доверие и познакомиться… – вклинился между мной и Игорем Дмитрий Анатольевич.

Он с опаской смотрел вниз на эшартов и поразил меня бледностью и испариной, выступившей на лице. Дядечка явно испугался моих знакомых.

Игорь молча начал снимать решетку, затем скользнул вниз. За ним последовали Артем, Хенрик, Вася, потом Анатольич спустил меня, держа за руки, и сам спрыгнул.

В вентиляции тоже слышался шум сражения, но сейчас, непосредственно на месте, среди его участников, меня оглушило, и сердце затрепетало от страха. Мы высадились позади белых. Эйз, услышав шум, резко обернулся и на мгновение замер, увидев меня со спутниками. Я, несмотря на смертельно опасную ситуацию, ухмыльнулась и приветственно помахала ручкой. Земляне оттеснили меня назад и, кивнув эшарту со шрамом, скользнули к белым, вступая в битву. Зеленые лучи летали повсюду. Короткими импульсами врезались в ящики и стены, выбивая острую каменную крошку. Рархи пытались достать своими парализующими копьями эшартов, а теперь и землян, но мои соплеменники, наученные горьким опытом, старались не подходить на опасное расстояние. В свою очередь, белые выдыхали целые струи голубоватого пламени, и иногда смертельный огонь доставал жертву. То тут, то там вспыхивали рархи.

Вокруг воцарились смрад, страх и смерть!

К сожалению, обороняющихся было в разы меньше, чем рархов, напирающих сплошной массой. Нас теснили к обрыву, где находились клетки, в которых ранее содержали пленных эшартов. Почти каждый белый получил ранение той или иной степени тяжести. Хенрик, недолго думая, резким сильным движением оторвал полоску от своей хирургической рубахи и перевязал руку Велиру, до кости обожженную оружием рархов. Они вдвоем – врач-землянин и воин-эшарт – спиной к спине сдерживали напор рархов, защищая тылы друг друга. Игорь в группе Медина крутился юлой, уходя от смертельных выстрелов и острых конечностей рархов, походя на сумасшедшего берсерка, который пустил в ход клыки и когти, разрывая врага на части. Артем рычал, сражаясь копьем, захваченным в бою, и не подпускал ко мне рархов.

Лишь я, закусив губу, сжимала кулаки и дрожала от страха, оценивая наши шансы. Необходимо убраться отсюда прямо сейчас. Но проход к тайному подкопу, увы, был заблокирован рархами. И хотя мы пытались туда пробиться, сейчас это стало нереально. Надо найти другой способ сбежать со станции. Я знаю всего один: через вентиляцию, но разведчики же говорили, что рархи после нашего побега наставили там смертельных ловушек. Да и крыльев у нас нет, чтобы так легко забраться обратно. Расстреляют как в тире!

В момент, когда надежда на спасение начала таять, сменяясь смертельной безнадежностью, нечаянно я заметила движение наверху.

По неровной поверхности стен и потолка, цепляясь за каждый мелкий уступ, из той самой вентиляции, о которой я сейчас размышляла, веером расползались темные тени. Так мне в первый момент показалось, но, присмотревшись внимательнее, я удивленно наблюдала за разворачивающимися событиями. Цветные эшарты в черных облегающих боевых костюмах юркими ящерицами занимали позиции вокруг. Чтобы удержаться на потолке и стенах, в ход пошли крылья.

У меня невольно возникла ассоциация с летучими мышами, и стоило подумать об этом, как из вентиляционных шахт вслед за десятками эшартов вырвались сотни кайс. Крылатые твари, издавая жуткие, режущие слух крики, набросились на рархов. А некоторые – и на землян.

Когда-то, еще на корабле, мы случайно обнаружили, что рархи по-иному воспринимают звуки. И в бою используют их как оружие. Был однажды такой случай: одна из женщин, устав от скуки и безделья, достала из сумочки детский игрушечный телефон. Нажала на кнопочку и беззвучно плакала, слушая тихий, раздражающий звук мелодии китайской песенки. Мы все сильно удивились, когда двух рархов-охранников, заявившихся к пленницам, от звуков мелодии нежданно-негаданно начало корежить. Впервые за время нахождения в плену я увидела на их бесстрастных лицах страдание и боль. Ту несчастную убили на месте, а игрушку забрали, причем предварительно поместив в контейнер. Наверное, для исследований.

Сейчас кайсы с пронзительными криками носились по пещере, и, видимо, именно от этих звуков рархи корчились в судорогах, облегчая задачу эшартам!

Я увидела знакомую красную шевелюру, и сердце от счастья зашлось в сумасшедшем ритме. Дэнарт!

Распластавшись по потолку и затем по стене, сноровисто цепляясь за все подряд, он надвигался на рархов. Вел свое боевое крыло целеустремленно и неудержимо. Я впервые увидела танцоров в действии, и, надо заметить, драконы, которые пошли в открытое наступление, – это жуткое зрелище. Даже несмотря на то что я на их стороне, наблюдать за ними все равно страшно.

Резко взмахивая крыльями, летуны отрывались от стен и смертельными тенями падали в самую гущу рархов, накрывая их собой, сметая… В пещере резко повысилась температура от выдыхаемого драконами огня.

Дэнарт взлетел, вызвав у меня восхищенный писк, но пока не увидел меня и заметно крутил головой – наверное, высматривал среди белых. Затем глубоко вдохнул и выпустил струю пламени вниз, по прибывшим рархам, которые, кажется, нескончаемым потоком заполняли пространство. Еще совсем недавно пещера казалась невероятно огромной, а сейчас стала даже тесной.

Не знаю почему, но когда Дэнарт выдохнул огнем, я ощутила его как родного. До того момента я сидела возле одного из ящиков, выставив перед собой парализующее копье, и нервно водила им из стороны в сторону, следя, чтобы не подобралась ни одна из тварей. Но, увидев Дэнарта, замахала руками, подпрыгивая и выкрикивая имя любимого, стараясь переорать гвалт, в этой страшной суматохе обратить внимание на себя. Выяснить, услышал ли меня муж, не успела.

Две кайсы спикировали на пол совсем рядом. И шустро поперли ко мне, глядя голодными глазами и раскрыв пасти с острыми зубами. Я завизжала, угрожающе наставив на них палку, но угроза тварей не впечатлила. Видимо, впервые столкнулись с таким видом оружия и пока не знают, чем им это грозит. Как же страшно – кайсы крупные, могу не справиться.

Прямо передо мной мелькнул силуэт, а в следующий миг я замерла от счастья. Широкая надежная спина Дэнарта заслонила меня от кайс и, кажется, от всего на свете. Убивать тварей он не стал, отпугнул, заставив с криком взвиться в воздух на горе рархам. Обернулся, стремительно обежал взглядом мою фигурку и, убедившись, что цела, выдохнул с невероятным облегчением.

– Не переживай, я очень усердно берегла твои крылышки! – расплываясь в счастливой и, скорее всего, глупой улыбке, выдала я.

Дэнарт резко шагнул навстречу, сгреб меня в охапку и коротко чмокнул в губы.

– Ты жива! Для меня это главное! Не высовывайся из-за моей спины!

– Дэн, я нашла наших мужчин, им удалось выжить. Они облазили корабли, изучили как свои пять пальцев и смогут провести к женщинам. На том, где держали меня, осталось всего двадцать пленниц, а на других – несколько сотен. Боюсь, заварушка вынудит рархов увести свои корабли с орбиты… – торопливо сообщила новости я.

– Крылья танцоров пытаются одновременно блокировать переместители, чтобы никто не ушел со станции. Наши умники здесь и глушат любые сигналы, так что не волнуйся. Мы долго готовились к этой операции, и ваше прибытие ускорило ее проведение. Только белые эти… решили хапнуть больше, чем способны унести. А сейчас уходим отсюда, тебя ждут Гарик с Малуном. Последний ранен и в боевых действиях участия принять не сможет. Они выведут тебя в безопасное место.

– А ты? – отчаянно вцепилась я в руку Дэнарта.

Прямо на нас выскочил рарх в черном костюме, залитом кровью, но не своей – ран не видно. Заметив нас, не сбавляя скорости, ринулся на Дэнарта, одновременно собираясь воспользоваться лучевым оружием. Мой дракон успел оттолкнуть меня с траектории импульса, скользнул вперед и лучом из своего оружия буквально располовинил рарха. Поднял меня с пола и хрипловато, с неожиданной мольбой в голосе попросил:

– Следуй за мной, любимая! Не высовывайся и не отставай!

Следующие несколько минут я следовала за своим драконом, ведомая его огнем. Дэнарту пришлось усердно дышать, чтобы проложить мне путь. Так мы и продвигались, озаряемые голубоватым пламенем, подобно хвосту кометы.

Не успела я прийти в себя, как из щели между полом и стеной высунулся черный Гарик и, кивнув Дэну, забрал меня из рук в руки и начал затягивать в пролом. Я заорала:

– Дэн! Дэн, я не хочу без тебя!

Он лишь на мгновение замер, стоя спиной ко мне, стремительно обернулся, упал на колени возле дыры и, притиснув меня к себе, выдохнул:

– Береги мои крылья, Марьяна! Я люблю тебя!

– Пойдем со мной… – плакала я и судорожно цеплялась за любимого.

– Там мое крыло! Моя работа! Теперь это и твоя планета, ты должна понять меня, родная. Иди, мои друзья не дадут и волоску упасть с твоей головы. Знают, что иначе придется танцевать со мной последний в жизни танец!

Дэнарт куснул меня за губу, затем лизнул, а потом резко толкнул в объятия Гарика. И исчез в проеме. Я билась в истерике, просила мужчин вернуться. Иррационально боялась оставить его там… без меня. Но те молча тащили меня по подземным проходам, лишь один раз в самом начале пути пообещав, что все будет в порядке.

Спустя несколько минут я все же взяла себя в руки и перестала лить слезы. Немного успокоившись, осмотрелась. Гарик вел меня за собой, держа за руку. Следом, немного ссутулившись и скособочившись, шел Малун. Позади него я разглядела в темноте еще один мужской силуэт. А в свете призрачного красноватого огонька, который качался впереди группы в такт шагам несущего какой-то осветительный прибор эшарта, я насчитала еще трех драконов. Хотя, нет, ошиблась, один из них, самый первый – белый, за ним, кажется, идет адаптер – уж слишком фигура стройная и худощавая. Среди драконов такие пока не встречались.

Сжав ладонь Гарика, чтобы обратить на себя внимание, тихонько шепотом спросила:

– Куда мы идем?

– В место общего сбора! – глухо пояснил брюнет.

– Куда? – не поняла я.

– В штаб, откуда осуществляется командование операцией. Координация действий всех участников. – Гарик обернулся ко мне. И продолжая идти, внимательно, изучающе посмотрел своими светящимися в полутьме глазами и спросил: – Там были ваши мужчины?

Я коротко рассказала о своем похищении, походе на станцию и встрече с землянами. История произвела впечатление. Сразу же возникла масса вопросов о том, как они выжили на корабле рархов. Пришлось поведать и об этом.

А тот стройный жилистый мужчина, следовавший впереди колонны, кстати, действительно оказавшийся адаптером, словно превратился в слух, даже поменялся местами с соседом и шел рядом, весьма заинтересованно поглядывая и задавая вопросы.

– В каком смысле – перепрограммировали дроидов у рархов? – последовал его очередной вопрос.

– Ну, вот так! Вася – компьютерный гений, правда, считает, что найти основной принцип кодирования получилось случайно. Если я правильно поняла. А после этого он смог уже всю цепочку раскрутить. А вы не сумели? – последнее я спросила с мысленной усмешкой и гордостью за талантливого соотечественника.

– Нет! Пока нет! У нас иной принцип программирования. Но мы работаем над этим… – с досадой ответил адаптер. – И все же, мне любопытно, как он это проделал, не зная элементарных вещей? Например – языка рархов? – не унимался дотошный умник.

В первый момент я не нашлась что ответить. Василий прошел ту же процедуру, что и другие пленницы, в том жутком устройстве по интенсивному изучению языка, но может… Мы же с ним не проверяли, какой язык ему вложили в голову. Еще гениальный хакер рассказывал, что рархи заставляли его выполнять различные команды и писать. Может быть, они пытались научить его своему языку? Проверяли такую возможность?!

Гарик нетерпеливо пожал мою ладонь, отрывая от раздумий. Мы продолжали идти цепочкой, и я нутром чувствовала горячий интерес мужчин к информации о Василии, вернее, о том, что ему удалось выяснить. Поэтому попыталась объяснить:

– Мне рассказали в общих чертах, так что я не в курсе подробностей. Вася сказал, что над ним проводили эксперименты, как и над некоторыми другими мужчинами. И языку обучали тоже. Вероятно, в отличие от женщин, его научили говорить с рархами, а не с адаптерами?

Адаптер отвернулся, и я некоторое время смотрела ему в спину, пока он не выдал задумчиво:

– Правильно! Скорее всего, женщин готовили к связи с эшартами, пытались ускорить и облегчить этот процесс. А что лучше связывает двух разумных? Общение! А мужских особей оставили в живых для изучения, экспериментов, поэтому вкладывали в их головы основы своей речи. Занятно! Наши умники так и не смогли освоить язык рархов, миачи пришлось учить наш! Для этого мы, в свою очередь, в кратчайшие сроки разработали целую программу. И думаю, теперь эти твари используют ее для обучения ваших женщин. – Последнее адаптер произнес, с сочувствием посмотрев на меня.

Мы немного прошли в молчании, я в который раз споткнулась о торчащий из земли камешек и спросила об обстоятельстве насущном – мучающем и пугающем:

– Я правильно понимаю: подземелье под станцией и территория вокруг буквально изрыты вашими тоннелями. И кишит вашими… – чуть не ляпнула людьми, но исправилась: – …разведчиками. Вы не боитесь, что переусердствовали и вся эта масса вот-вот осядет нам на головы? Учитывая, что и рархи активно прорываются из-под защитного купола на поверхность Эшарта?

Весело хохотнули все мужчины, но ответил Гарик:

– Тоннели прокладывают по строгому плану. И исключительно в мягкой породе. Почти все побережье расположено на огромном скальном плато. Так что рыть можно не везде. Проходы рархов мы уничтожаем, они копают без плана и часто сами оказываются в каменных ловушках или под обвалами. Наши разведчики летают сверху и с помощью приборов проверяют эхогенность. Выявляют новые тоннели и либо захватывают пленных, либо производят точечный обвал. Вокруг станции полно заживо зарытых в землю рархов.

– А вдруг со своими перепутают? – испугалась я.

Мужчины расхохотались еще веселей. Гарик успокаивающе пожал мою ладошку и пояснил:

– Марьяна, не бойся! Каждый наш проход зарегистрирован. Кроме того, на нас индивидуальные датчики. Любой находящийся в опасной зоне виден умникам в центре управления.

Я удовлетворенно замолчала. Мы прошли, наверное, еще с километр, и я спросила опять:

– Гарик, почему в первый раз мы так долго добирались до Ревака? Да еще по воздуху? Я так понимаю, под землей это можно сделать гораздо быстрее. Белые меня, наверное, за несколько часов довели до станции… И вы быстро сюда добрались.

Гарик немного сильнее сжал мою руку и огорошил:

– Тебя украли больше двух суток назад. Ты хоть спала за это время?

Я покачала головой, вспоминая весь наш путь. И с сомнением произнесла:

– Меня же вырубили. Видимо, я очнулась уже в тоннеле. Потом в вагоне тоже несколько часов, но точно не знаю сколько, дремала. Когда по проходам ползли – это вообще жуть! Я там время не считала, чуть с ума от страха не сошла. Пока пробрались на станцию… Потом пару часов с моими соплеменниками на корабле пробыла, пока решали, как лучше против рархов действовать, да новостями делились. И снова возвращались назад на станцию…

А ведь действительно под землей и в постоянном стрессе я не поняла, сколько прошло времени. Но упрямо добавила:

– И все равно, в этот раз под землей мы быстрее добрались до станции!

Кое-кто насмешливо хмыкнул. А вот Гарик, прежде чем ответить, мягко, но уклончиво поинтересовался:

– Ты устала, Марьяна? Голодная? Хочешь, дальше я тебя понесу?

Несмотря на ноющие ступни, сбитые о камни в не предназначенных для подобных похождений изящных, на тонкой подошве шлепанцах, и неимоверную усталость, я нашла в себе силы вымученно улыбнуться и отрицательно покачать головой. Наверняка обувь я не потеряла до сих пор только потому, что в подсознании отложилось: босиком еще хуже.

Позади меня раздался раздраженный, немного утомленный голос Малуна:

– Что спрашиваешь? Посмотри, она еле ноги переставляет. Не чувствуешь запах крови? – И затем обратился ко мне: – Ты поранилась?

Остановились. Ведущий нас белый, скользя змеиным хвостом по земле, приблизился ко мне. Опустился вниз и, обхватив по очереди мои ноги, рассмотрел на предмет повреждений. Затем достал из сумки на поясе тюбик и пластиковую лопаточку, выдавил жидкую массу и начал намазывать на ранки.

– Что это? – опасливо поинтересовалась я.

– Клей! – буркнул белый.

– А зачем клеить ранки? – изумилась я.

– Это медицинский клей. Он обеззараживает и скрепляет края ран и, главное, в суровых условиях предохраняет от дальнейших травм, – уже спокойно пояснил змеехвостый. Затем снисходительно добавил: – Не переживайте, посмотрите на Малуна. У него живот был недавно раскурочен и кишки наружу торчали. А благодаря этому клею он самостоятельно идет и в бровь не дует!

Надо полагать, белый хотел меня успокоить? Бедный Малун!

– Давайте пошевеливаться! Действие анальгетиков и стимулятора закончится, и придется вам тащить меня на себе! – тихо и устало проворчал раненый.

– Ничего! Вам полезно помучиться, может, хоть тогда совесть проснется! – зло процедил адаптер.

Между тем белый, закончив с лечением моих ног, грациозно поднялся, выпрямляясь на хвосте, а потом, выдвигаясь во главу отряда, продолжил путь, с ехидцей, иронично, но не зло выразив свое отношение к нарушителям:

– Да ладно вам, Реверик. Вы-то что возмущаетесь? Разве только они поторопились на станцию? Зато поглядите: от ловушек все расчистили, проходы подготовили, на себя внимание рархов отвлекли…

– Вам бы, Шус, только шутить! Они там нашумели, чуть систему слежения не вырубили, а нам, умникам, разбираться. Вам, эшартам, только бы под женскую юбку забраться, остальное – не волнует! Никакой дисциплины! Ничего, всех торопыг и хитрецов накажут – танцор этой ми позаботится, я уверен!

Слушая перепалку адаптера с белым, остальные эшарты едва не скрипели зубами, но терпели – не огрызались.

Немного погодя я не выдержала и шепотом спросила у Гарика:

– Вы, в самом деле, отправились на станцию за землянками?

Он молча кивнул, я даже не увидела, а ощутила его движение.

Огонек впереди продолжал вести за собой. Каменные стены давили на психику, и говорить для меня было предпочтительнее, потому что иначе я сразу погружалась в мысли о Дэнарте, оставшемся сражаться с рархами. Того и гляди взвою от страха за него, а еще хуже – развернусь и побегу обратно на станцию. Я уже не раз ловила себя на том, что невольно оглядываюсь с надеждой – вдруг догонит. Просто появится из темноты и сгребет в охапку.

– Не думай о плохом, Марьяна! С Дэнартом все будет в порядке! Он не один, там вся бригада танцоров – лучшие из лучших. Скоро вернется к тебе… – хрипло попытался ободрить меня Малун, стоило мне вновь оглянуться и тоскливым ищущим взглядом посмотреть в темноту.

Я вымученно улыбнулась, уверенная, что эшарт в темноте увидит улыбку. Мне кажется, путь впереди нашего отряда они освещают лишь ради меня, ну, может, еще ради адаптера. Об их возможности видеть в темноте я пока не знаю.

– Ну что, вы смогли увидеть землянок? Нашли их? – спросила у Гарика.

– Свободных – нет, но мы нашли связанные пары, – мрачно ответил собеседник. И с досадой уточнил: – И две из них – с танцорами из нашего крыла!

– А почему это тебя расстраивает? – с жадным любопытством спросила у него, хотя уже догадывалась о причине.

– Если бы я не сбежал со станции вместе с вами, тогда бы и мне досталась пара! – с горечью подтвердил мое предположение Гарик.

– Если бы ты не сбежал с нами, тогда бы к тебе раз за разом приводили землянок, и ты бы сжигал несчастных пленниц заживо, пока не нашел пару! Так что твой побег, однозначно, спас кому-то из них жизнь! – строго отчитала я неудавшегося жениха, про себя еще раз отметив, насколько эшарты стремятся обрести пару – даже смертельная опасность не останавливает.

– Да уж, ко всякой проблеме есть разный подход, – примирительно пожал мне руку брюнет.


Глава 27 | Ведомая огнем | Глава 29