home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 14

Из протокола допроса старшего лейтенанта Максимова, Григория Ивановича 1918 г. р., русского, члена ВКП (б) с 1940 г., бывшего командира танковой роты… — го танкового полка 36 танковой дивизии.

20 июля 1941 г. г. Москва

— О вашем участие в боях под Барановичами и попадании в плен я знаю. Кроме ваших показаний у меня есть рапорт вашего командира батальона об обстоятельствах того боя. Расскажите, как вы попали в отряд лейтенанта Седова.

— При этапировании в лагерь для военнопленных немецкая охрана была атакована переодетыми в немецкую форму бойцами батальона НКВД лейтенант Седов. Бойцы действовали очень быстро и решительно. Им потребовалось всего несколько минут уничтожить двадцать вооруженных охранников.

— Седов тоже был одет в немецкую форму? Принимала ли непосредственное участие лейтенант в нападении на конвой? Откуда вы узнали, что действовали бойцы НКВД?

— Лейтенант Седов был в форме немецкого офицера. Он руководил действиями своих бойцов из штабного автомобиля. О том, что нас освободили бойцы НКВД, я узнал во время общего построения личного состава освобожденных и во время проверки.

— Кто проводил вашу проверку?

— Опрашивали нас бойцы погранвойск НКВД. Среди пленных было несколько танкистов из моей роты и нашего батальона. Они подтвердили мои показания.

— Сколько всего было в колонне военнопленных?

— Сто пять человек. Пятерых потом расстреляли.

— Почему?

— Они не прошли проверку и оказались предателями. Решение об их расстреле принял трибунал.

— Вас не удивили такие действия лейтенанта Седова?

— Нет. Я считаю, что все было сделано правильно. Предатели признались в своих действиях, и они получили по заслугам.

— Что было потом?

— Мы были включены в состав отряда. Мне было поручено командование танковой ротой, собранной из захваченной и брошенной бронетехники. Она состояла из трех взводов. Двух взводов на нашей технике и взвода на трофейной. В роте имелось два средних Т-28, четыре Т-26, два "артштуга", два немецких легких танка Т-2. Экипажи на них собрали из бойцов отряда и освобожденных из плена. Моим заместителем был сержант Козлов. Он же командовал танковым взводом из трофейных танков и самоходок. Я же командовал группой наших танков. Насколько я знаю Козлов в отряде чуть ли не с первого дня. Вместе с лейтенантом Седовым сражался в крепости.

— В отряде была еще бронетехника?

— Да. Трофейные бронетранспортеры и переделанные в зенитные установки артиллерийские тягачи и легкие танки.

— Откуда у отряда столько бронетехники?

— По словам Козлова и остальных бойцов отряда, она была захвачена у врага в боях за Брест и во время операций по уничтожению мостов и на аэродроме в Пружанах. Часть вооружения была отбита у врага.

— Какие еще подразделения в отряде?

— Штурмовая рота, состоящая из нескольких штурмовых взводов бронепехоты на бронетранспортерах, взвод егерей, снайперский взвод. Командует ими непосредственно Седов. Артиллерия представлена — батареями 76 мм орудий, батарей 82 мм минометов, зенитной самоходной батарей из трех 20 и 37 мм трофейных орудий. Часть зенитных орудий перевозились отдельно на прицепах. Транспортная рота, рота тыла во главе со старшиной Гороховым. Медицинский, саперный и радио взвода. Еще была группа летно — технического состава и несколько подразделений действовавших в отрыве от отряда.

— Как передвигался отряд по тылам противника?

— В виде фальшивой колонны врага. В основном в светлое время суток отряд двигался по лесным дорогам. И лишь однажды мы шли ночью по Минской магистрали. Впереди отряда шла разведывательная мотогруппа со знающими немецкий язык бойцами в немецкой форме полевой жандармерии на мотоциклах, бронетранспортерах и несколькими легкими танками. Затем основная колонна и уже потом арьергард на бронетранспортерах и двух грузовиках с зенитными установками.

— Грузовики были наши или трофейные?

— Да. Трофейные большегрузные Мерседесы и Опель — Блицы. В большинстве своем полноприводные. Кроме них было несколько легковых автомобилей, штабных и санитарных автобусов, радиомашин. Несколько грузовиков не выдержало нагрузки и сломалось. Они ремвзводом были разобраны на запчасти.

— Вы участвовали в составе отряда в боях?

— Только в последнем. Позавчера.

— Расскажите о нем.

— Штабом отряда была разработана операция по нападению на аэродром врага в селе Березовка Барановичского района Барановичской области. Там базировалась группа бомбардировщиков. В атаке на аэродром принимали участие все подразделения отряда. Моей танковой роте совместно с бронепехотой, была поставлена задача — атаковать аэродром со стороны леса и с юга через проходы в минных полях сразу же после завершения артподготовки. Из состава роты были выделены несколько танков для организации засад на Минской трассе и дороге из Слонима.

Обстрел аэродрома начался в 3 часа 15 минут. Огонь вели все орудия и минометы отряда. Отстрел солдат и офицеров врага вели снайпера и егеря, еще ночью подобравшиеся ближе к аэродрому. Первые же залпы дали хороший результат. Были накрыты палатки летного и технического состава, связистов, рот охраны, позиции зенитчиков. Артналет длился двадцать минут. Затем нам поступила команда "Вперед". Под прикрытием пехоты мы двигались следом за огневым валом, давя и уничтожая огненные точки и живую силу врага. Тем не менее, враг сопротивлялся, стараясь зацепиться за заранее подготовленные оборонительные позиции. Отступать кроме как на берег пруда ему было не куда. Так как мы, наступая, загоняли их на их же собственное минное поле. Отстреливаясь, они подбили два Т-26. Один из экипажей погиб, второй удалось спасти. От огня врага гибли и пехотинцы. Три бронетранспортера тоже были повреждены. Тем не менее, аэродром нами был захвачен, а личный состав врага уничтожен.

Сразу после захвата аэродрома нашу роту, Седов направил на помощь засадным группам в сторону Барановичей и Лесной. К этому времени там уже шел бой, и бойцы под напором немцев отступали к перекрестку дорог. С нашим прибытием ситуация изменилась в нашу пользу. У врага наступала одна пехота. Бронетехники у нее не было. Часть колонн, попав в минную ловушку и засаду, были уничтожены из крупнокалиберных пулеметов и зенитных орудий. Но немцев было много — около батальона. По наступающим немцам отработали артиллеристы. А следом ударили мы и отбросили врага на несколько километров. Уничтожив около роты врага. По приказу Командира преследование было прекращено и мы перешли к обороне, удерживая перекресток дорог на Минской трассе.

— Когда и где вы получили ранение, я знаю из рапорта Седова. Но мне хотелось бы услышать об этом от вас?

— Практически сразу, как только получили приказ возвращаться к перекрестку дорог. Получив приказ, пехотинцы стали отступать под прикрытием нашей брони. Немцы, подтянув артиллерию, смогли подбить передовой Т-26. А потом принялись за нас. Одно из орудий мы уничтожили из пушки. Но остальные ударили по нам. Один из снарядов ударил и повредил левую пулеметную башню. Погиб стрелок, ранение получил механик- водитель. Орудийную башню заклинило. Следующий снаряд попал в гусеницу и правый борт. Ранения получили второй стрелок и заряжающий. Были повреждены защитные экраны с правой стороны и порвана гусеница. Танк двигаться не мог. Этим воспользовались немцы, подобравшись ближе, они стали закидывать танк гранатами. Осколками брони я и был ранен. Спасли нас, подошедшие пехотинцы и зенитчики. Они из счетверенной зенитной установки расстреляли ближайшие кусты и отбили атаку немцев. А затем смогли эвакуировать нас в тыл на аэродром. Остатками роты остался руководить Козлов. О дальнейших событиях я могу судить только из рассказов раненых эвакуированных вместе со мной. При отступлении все подбитые танки, в том числе и мой, были взорваны.

— С ваших слов получается, что Седов был вместе с вами?

— Его КП был, неподалеку от перекрестка дорог. Откуда он мог получать необходимые сведения от всех подразделений, участвовавших в операции. Радиосвязь работала устойчиво. После захвата аэродрома указания о дальнейших действиях мы от него получали по рации. Перед отправкой за линию фронта Седов подошел к раненым проститься. Мне он отдал рапорта и документы, захваченные у врага.


Глава 13 | Мы из Бреста. Рейд выживших | Глава 15