home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 3

Палату мы покинули настолько буднично и незаметно, словно я была не пациенткой, а обычной посетительницей. Ещё в плате Матвей снял халат и оказалось, что он одет так же, как и я — в тёмно-синие джинсы и серую футболку. Личных вещей у меня не было, так что в итоге в руке я несла лишь электронную книжку и ночнушку. Интересно, мою сумку с паспортом, кошельком и личной мелочевкой персонал куда дел? Ну, точно не себе оставили.

Это папа так заботиться о том, чтобы я не сбежала?

— Матвей, а где моя сумка?

— Какая?

— Которая у меня была. Там кошелек и косметика. — о паспорте пожалуй умолчу.

— Все вещи изъяты помощниками графа. Уверен, она у него.

Черт. Точно всё предусмотрел.

— А куда мы сейчас?

— Конкретно сейчас в машину. — открыв передо мной последнюю дверь, телохранитель кивнул в сторону ужасно знакомого джипа. — Или ты думаешь, что в санаторий мы пойдем пешком?

Язвим, да? Ничего-ничего, я подожду…

— Сёма, привет. — устроившись на заднем сиденье, поздоровалась с папиным водителем. Хм… — Ты тоже не человек?

— Нет. Я шао-ри.

— Э… кто??? — вообще-то я пошутила. И снова, ткнув пальцем в небо, попала куда-то… не туда.

— Я…

— Семён! — устроившийся рядом со мной Матвей раздраженно осадил уже открывшего рот Сёму, попутно изъяв у меня книгу и ночнушку.

— Прошу прощения. — уже выруливая на улицу, Семен поймал мой взгляд в зеркале заднего вида и сожалеюще пожал плечами, словно оправдываясь. — Не имею полномочий.

Матвейка! Сволочь светло-синяя!!! Я так вообще никогда и ничего не узнаю! Зло сузив глаза, скосила их на телохранителя, но тот лишь иронично приподнял бровь, словно предлагая поругаться. Не дождешься! Моя месть будет изощреннее.

— Есть хочу.

— Через двадцать минут.

М? Хм… Задумчиво прищурившись, откинулась на кожаную спинку кресла и бездумно уставилась в окно. Что-то я не понимаю. Мы вообще, куда едем? Насколько я помню, аэропорт в другую сторону. Отмечая, как мы уверенно выезжаем из города и движемся в сторону старого тракта, озадачилась ещё больше. И? Что-то я не припомню приличных забегаловок по дороге. А есть-то хочется всё больше…

А…

Что это было???

Семён был удивительным водителем и даже когда дорога была преотвратной, машина всегда ехала так, что пассажиры не чувствовали дискомфорта, но вот сейчас машину знатно тряхнуло. А за бортом…

— Мы где???

— На подъезде к санаторию.

— Как?

— Легко и просто. — усмехнувшись, Матвей неожиданно снизошел до объяснения. — Семён — демон пространства.

И я типа всё поняла, да? Пытаясь выразительным сопением донести до своей светло-синей няньки, что было бы неплохо рассказать чуть больше подробностей, в итоге удостоилась лишь очередного ироничного взгляда. Нет, ему срочно необходима эпиляция зоны бикини. Будет возможность — запишу засранца на процедуры!

Раздраженно фыркнув, отвернулась и тут же прильнула к окну. Судя по местности, мы были где-то в тропиках. Широкая дорога ничуть не мешала огромным бабочкам порхать над нею, перелетая от одного экзотического растения к другому. То ли Филиппины, то ли острова Индонезии… Таиланд? Хм… даже не знаю. О, отель! И даже люди тут в наличии! Точнее не совсем люди…

А…

— Хариону мэриасу, ола.

— Матвей? — когда распахнувший дверцу джипа темнокожий парень негроидной наружности, но при этом одетый в светло-зеленую униформу, попытался взять мою руку и помочь выйти, я едва не размазалась по своему телохранителю, сидевшему рядом. — У него рога!!!

— И что? Разве это повод паниковать? У многих демонов левой ветви есть рога.

— Да? — всё ещё не решаясь принять руку, напряженно рассматривала смутившегося от моей реакции паренька. — А у тебя?

— Нет, мы правая ветвь. У нас нет ни рогов, ни хвостов, ни прочих внешних атрибутов, лишь бэлты. У центральной ветви есть даже крылья, но как по мне — от них больше мороки, чем пользы. Выходи, ты его пугаешь. Давай-давай, Семену ещё обратно ехать. Ну! — в конце крикнув мне чуть ли не в ухо, отчего я подпрыгнула на месте и пулей вылетела на улицу, сам Матвей вышел с другой стороны и открыл багажник, откуда достал аж три чемодана, в двух из которых я признала свои. А вещи мне кто собирал? Если папа, то там точно ничего приличного нет. Хотя целых два чемодана…

Отведя взгляд и решив осмотреться, замерла снова. Уж не знаю, каких размеров стали мои глаза, но приближающаяся к нам МАДАМ в зеленом сари была в сотни раз больше. Да это целая великанша!!!

Шаг назад, ещё шаг назад…

— Арина, хватит. — сначала взяв меня за руку, а затем и вовсе прижав к себе, когда этого ему показалось мало, Матвей раздраженно зашипел мне на ухо: — Кто у нас там специалист по фэнтези? Не признала тролля?

— Они не такие! — пискнув, потому что он передавил мне ребра, попыталась отпихнуть, но вышло лишь чуть ослабить захват. — Раздавишь! Больно же!!!

— Не дергайся и не привлекай к себе излишнее внимание. А-то ещё сочтут за селянку… — снова взяв меня за руку, Матвей как ни в чем не бывало заговорил на том же языке, что и подошедшая рыжеволосая мадам трех метров росту и думаю килограмм так пятисот (а может и больше!) весу, а затем снова шикнул на меня: — Так, дай ухо.

— Зачем?

— Затем. — не собираясь упрашивать или ждать, телохранитель просто развернул меня к себе правым боком и что-то нацепил на верхний кончик уха, тут же зашипев, чтобы не трогала.

— Что это?

— Универсальный двусторонний переводчик. Кхара эмирани… раз, раз… теперь понимаешь?

Э… вот блин! Ошалело сморгнув пару раз, перевела дикий взгляд на мадам и увидела в её тёмно-зелёных глазах понимающую усмешку. Не, ну вам это может и привычная картина, но мне между прочим в новинку!

— Идём. Кто там есть хотел?

— А?

— Понятно. Связь потеряна. Идём.

В итоге наши чемоданы утащил парнишка, который нас встречал, Матвей уверенно шел в направлении трехэтажного белоснежного отеля, больше похожего на замок и переговаривался с мадам управляющей, которую звали Олушга о предстоящих процедурах и восстановлении меня болезной, а я плелась на буксире с открытым ртом, не успевая рассматривать тех, кто нам встречался по пути.

Эльф! Ачешуеть!!!

Гном! Ух, блин!!!

АНГЕЛ!!! А-А-А!!!

Но когда я увидела белоснежную девушку-нэко в одном золотистом купальнике и легком зелёном парео, мой мимиметр зашкалило и он перегорел.

Всё, я в раю!

Сдавлено пискнув, когда мой буксир резко остановился и я вписалась носом в его плечо, тут же забыла обо всём, увидев ЕГО. Мечта… Идеал! Глянцевая картинка из самого модного (наимоднейшего!!!) журнала!

— Он гей.

— А?

Подняв голову, увидела в голубых глазах Матвея лишь раздражение, а затем мы снова пошли дальше, уже внутрь отеля. Гей? Тот красавчик — гей??? Да быть не может!!!

— А ты откуда знаешь?

— Вижу.

— Врешь!

— Нет. Так, слюни подбери, девочка. Ты приехала сюда лечиться, а не в секс-тур. Приехала девочкой — уедешь девочкой. Поняла? — резко и довольно грубо закончив, Матвей совсем не вежливо впихнул меня в комнату, когда мы поднялись на третий, последний этаж.

Причем самое гадкое было то, что весь наш разговор слышала мадам Олушга, провожающая нас до апартаментов. Вот сволочь! Так меня позорить при посторонних!

Не прощу!

— Руку отпусти. — тихо процедив, дождалась, когда стану свободной и доцедила: — Это в контракте тоже прописано?

— Это устная просьба твоего отца. — жестко встретив мой насупленный взгляд, мужчина злорадно добавил: — Будешь упрямиться, имею право применить силу.

Сволочи! Все сволочи!!!

Высокомерно фыркнув, развернулась на пятках и отошла к окну. Никогда не опущусь до мелочного скандала. Но запомню… я всё запомню, мой светло-синий тюремщик.

Краем уха слушая, как мадам расписывает содержимое наших шикарных апартаментов и приблизительный график процедур, думала о своём. Мы в другом мире. Дикость, но факт. За окном белоснежный песчаный пляж, лазурное море, редкие облачка, крохотное, но очень яркое белоснежное солнце и три маленьких розовых луны. Самое неопровержимое доказательство. Хорошо, побег откладывается, уговорили. К тому же ни денег, ни документов, я уверена, мне не дадут.

А что дадут?

— Завтракать идешь или сюда закажем? — выпроводив мадам и подойдя ближе, Матвей встал рядом и так же уставился в панорамное окно, даже не кося на меня взглядом, словно разговаривал не со мной, а с окном.

— Иду. Куда?

— Внизу три кафе. Одно определенно для завтрака, два других уже более вечернего формата.

— Ты тут был раньше?

— Нет.

— А откуда всё знаешь?

— Соответствующее обучение.

Ну-ну. Выпендрежник.

Желаний было слишком много, но для того, чтобы успешно их реализовать, необходимо было позавтракать, что я и выбрала самым первым пунктом.

— Идем, есть хочу. — согласно кивнув, первая отправилась на выход, но ему хватило секунды, чтобы меня обогнать и открыть передо мной дверь.

— Итак, начну с нехитрых правил нашего совместного проживания. Для всех мы пара, жених и невеста. Таким образом везде и всюду мы будем передвигаться лишь вдвоем. Завтраки, обеды, ужины и прочие перекусы — лишь вдвоем. Процедуры — лишь вдвоем. Никакого алкоголя. Никакого флирта с посторонними. Никаких побегов. Попытаешься нарушить правила — ужесточу меры.

— Это как?

— Тебе лучше не знать. — повернув голову и пронзив меня ледяным взглядом, Матвей продолжил спускаться по широкой светлой лестнице, выполненной в стиле прованс, при этом ни на минуту не отпуская мою руку. Не люблю прованс. Слишком всё белое, бледное, пастельное, выцветшее… мёртвое.

Не берусь загадывать, но если ты, мой светло-синий недруг, продолжишь в том же духе, то кто знает… кто при этом выживет.

А вот и кафе. И симпатичная темнокожая и черноволосая девушка с рожками, одетая в точно такую же светло-зеленую униформу, что и тот, первый демонёнок.

— Здравствуйте. Вы к нам впервые? Что будете заказывать?

— А что порекомендуете? — быстро и уверенно расспросив официантку о коронных блюдах шеф-повара, Матвей, даже не поинтересовавшись моим мнением, заказал две порции глазуньи с эскалопом, тосты, гранатовый сок, булочки с джемом и мятный чай.

— А ничего, что я хочу салат и кофе?

— Ничего. — криво усмехнувшись, когда я раздраженно зашипела, взмахом руки отпустил официантку. — Я уполномочен следить за твоим меню. На текущий момент тебе необходимо восполнять потерянную мышечную массу и белковый баланс в организме.

— Ты ещё за кислотно-щелочным балансом в моем рту проследи!

— Надо будет — прослежу.

— Извращенец!

— Есть такое.

Шикнув на засранца последний раз, сложила руки на груди и откинулась на спинку стула, при этом буравя его неприязненным взглядом. Этот недоголубь мне весь отдых испортит своими приказами!

Даже всё желание рассматривать посетителей и обстановку пропало, хотя посмотреть тут было на кого и на что. Уже не прованс, нечто более азиатское и приятное лично мне. Столики темного дерева, удобные стулья, большие окна, вазоны с экзотическими цветами на подоконниках… Парочка худосочных девушек с острыми ушками, та самая нэко в парео, пожилая чета гномов…

— Ваш завтрак, приятного аппетита. — весело прощебетав, официантка, управившаяся в рекордно короткие сроки, проворно расставила тарелки на нашем столике и ещё проворнее поторопилась к вновь пришедшим посетителям.

— Уже не голодная? — моментально подначив, когда я неторопливо взяла вилку и без интереса начала ковырять яйцо (ненавижу яйца!), тут же добавил. — Учти, обед через четыре часа.

— А что на обед?

— Морепродукты, спагетти и ягодный пирог.

— Что ж, подожду обеда. — положив вилку на место, вновь откинулась на спинку стула. От одного запаха яиц отбило весь аппетит. Ничего, потерплю.

— Арина… — сказав, демонстративно вздохнул и также отложил вилку. — Объясняю специально для тех, до кого не доходит с первого раза — пока ты не съешь этот завтрак, из-за стола ты не встанешь.

Ха, проблем-то. Дождусь обеда прямо за столом.

С вызовом прищурив глаза, вздернула подбородок. Правда тут же побледнела, когда он без предупреждения высвободил бэлты и они начали извиваться за его спиной в завораживающем змеином танце. Всего семь. Но уже от них мне стало не по себе.

— Арина? — ядовитая улыбка легла на его губы, а в глазах застыл лёд. — Мне покормить тебя самому?

Одна иссиня-черная лента соскользнула к вилке и, обвив её ручку, уверенно ткнула мясо. Меня же затрясло. Гадость! Какая гадость! Какая мерзость!!!

— Арина?

— Я сама… — с трудом выдавив из себя согласие, вздрогнула, когда лента оставила вилку в покое и та, не удержавшись в мясе, звонко стукнула о тарелку.

— Рад слышать. — моментально спрятав бэлты, Матвей потерял ко мне всякий интерес и углубился в поедание своего завтрака. — Ешь, через полтора часа первые процедуры.

— Яйцо. — ткнув вилкой в нетронутое яйцо, когда минут через пятнадцать я смогла, старательно подавляя тошноту, съесть мясо, тост и выпить сок, снова прищурился.

— Я не ем яйца, меня от них тошнит. — глухо прошептав, поджала губы. Если он снова вытащит свои чертовы бэлты и начнет меня заставлять, я тупо заору.

— Да? Хм… — пару секунд подумав, телохранитель оценил размер яйца, выражение моего лица, снова яйцо… — Ладно, учту. Пей чай, доедай булку и идём.

Доедала я ещё минут десять. В меня банально не лезло. Было настолько по-детски обидно, настолько гадко, что доедала я уже не чувствуя вкуса, на абсолютном автомате. На том же самом автомате встала из-за стола, когда он потянул меня за руку, на том же самом автомате вернулась в наш номер…

— Ванна там.

Посмотрев на Матвея, как на пустое место, развернулась в ту сторону, куда указывала его рука и, ничего не сказав, отправилась в ванну. Да, надо помыться…

Сначала приняв душ, чтобы смыть основную грязь, после залезла в ванну и лишь минут через десять лежания в горячей воде с ароматной пеной, меня отпустило. Я всё-таки их боюсь. До ступора. До неконтролируемой паники. До дикого ужаса. Стоит их увидеть — и всё, разум отказывает.

НЕНАВИЖУ ЕГО!

Зато теперь знаю его реакцию на моё непослушание.

Прикрыв глаза, попыталась расслабиться, но тут же насторожилась, когда расслышала посторонний звук совсем близко. Что за…

— Полотенце, белье и сарафан.

Распахнув глаза от осознания, что он зашел в ванну, которую я не закрыла на щеколду, которой здесь попросту не было… увидела лишь его спину и вновь закрывающуюся дверь.

Ачешуеть…

То есть папа имел в виду именно ЭТО, когда сказал, что мы будем ЖИТЬ вместе???

Стоп.

А бельё? Он что, шарился в моих чемоданах и в моём БЕЛЬЕ???

— Ахренеть…

Прошептав вслух, действительно пребывала в состоянии абсолютно разорванного шаблона, как любили говорить в универе. Никто и никогда не трогал мои вещи!!! Тем более бельё!!! Ладно, папа! Я у него на руках выросла, причем в прямом смысле слова, но ЭТОТ?! Да что он себе позволяет??!

Злоба. Ярка, неконтролируемая злоба на Матвея, беспардонно вмешивающегося в мою жизнь и мой мир, застила разум. Я его ненавидела. Я желала его уничтожить. Унизить. Напугать так, чтобы он забыл о своей сути. Растоптать. Размазать.

РАЗОРВАТЬ!

Когда из груди раздался низкий звериный рык, я замерла.

Моргнула.

Мне послышалось?

Прислушалась.

Тихо…

Выдохнула и почти прикрыла глаза, но взгляд зацепился за странное цветовое несоответствие. Там, под водой, под голубой пеной что-то чернело…

— А-А-А!!!

Завизжав, как ненормальная, попыталась оттолкнуть от себя нечто противоестественное руками, но лишь взбаламутила уже оседающую пену.

Резкий хлопок, грохот распахнувшейся двери и чье-то лицо нависло над моим. Чьи-то руки впились в мои плечи и выдернули из воды, чьи-то губы что-то говорили, но я… я видела лишь его развевающиеся бэлты. Я слышала лишь грохот своего сердца. Я…

Потеряла сознание.


Когда подопечная резко обмякла в его руках, он закрыл рот, хотя до этого пытался достучаться до её разума, зовя по имени. Перегруз? Хм… ну да, неудивительно. Кажется, эта малявка панически боится его бэлт. Ну и что дальше? Трястись над ней, как над младенцем? А это ещё что за…

Уже заворачивая бессознательную Арину в полотенце, заметил коротенькие черно-розовые бэлты, стремительно исчезающие в её ногтях и чертыхнулся. Так вот, почему она заорала. Ну и что стало катализатором на этот раз?

Внимательно осмотрев каждый угол довольно большой ванной комнаты, снова скосил глаза вниз. Значит, о чем-то думала. Однозначно не о розовых единорогах. Хм…

Ладно, очнется — допросит. Ещё не хватало орать по всякой ерунде.


Сознание вернулось рывком. Что… Где???

Распахнув глаза, уставилась в кремовый потолок с завитушками в углу. Комната…

— Ну, очнулась?

Повернув голову направо, увидела Матвея, сидящего в плетеном кресле у распахнутого настежь балкона. Сама я лежала на очень большой кровати, накрытая тонким одеялом.

— Где я?

— Это наша спальня. Почему визжала? — моментально перейдя к неприятному моменту, своим вопросом мужчина заставил меня зажмуриться.

Какая же я идиотка… это же были мои собственные ленты!!! Обыкновенная реакция на злобу и ярость! А я? А я сама перепугалась так, что грохнулась в обморок!

Трижды идиотка. Ну и как с такой реакцией желать ему сдохнуть? Да я первая окочурюсь от ужаса!

— Арина?

— Я разозлилась и у меня выросли бэлты. Я испугалась. — ответив почти шепотом, знала, что он меня услышал, потому что в ответ раздался ироничный хмык. Да-да, тебе смешно, я знаю…

Вот только посмотрела бы я на тебя после того, как тебя самого заживо пожирали с их помощью.

— Значит, займемся их тренировкой, раз уж они у тебя столь своевольны. Мне не нужны неконтролируемые истерики и вспышки паники. Обмороки тем более. — заговорив так недовольно, словно это было сродни чему-то мелко-противному, например к рыганию за столом или мату в повседневной речи, светло-синий изверг резюмировал. — Одевайся и суши волосы, через десять минут первые процедуры.

— Я не хочу…

— Не пойдешь сама — понесу на плече. — сказал и вышел, даже не собираясь слушать, что я скажу в ответ.

А я не собиралась ничего говорить. Он просто меня достал. Стоять, сидеть, лежать, к ноге… Дрессировщик. Открыв глаза, закусила губу и сжала кулачки. Со мной никто и ни когда так не обращался. Папа меня любил и баловал, но в меру. Я всегда знала предел его доброты и щедрости. Но этот… этого светло-синего морального урода моё мнение не интересовало в принципе. Что ж… и это тоже я запишу в свой уже довольно внушительный список, товарищ гей. И это тоже.


Лежала я недолго. У меня всего десять минут, не больше, это я уже поняла. Осторожно сев на кровати, осмотрелась. Большая светлая комната с окном-балконом на всю стену. Из мебели лишь кровать, кресло, в котором сидел Матвей, ещё одно с моей одеждой, тумбочки с каждой стороны кровати и зеркальная стена напротив, на которой угадывалась дверь, весьма похожая на гардеробную.

Даже не удивившись, когда не обнаружила на себе даже плавок, лишь нервно хмыкнула. Ну да, ну да… мораль и этика у нас не в почете.

— Пять минут!

Стиснув зубы на окрик, донесшийся из соседней комнаты, плюнула на скромность и, отбросив одеяло в сторону, шагнула к креслу. Стыд и целомудрие? Рядом с этим? Я вас умоляю!

Хм, точно всё моё. Надела телесного цвета трусики, бюстик, застегнула все пуговки длинного голубого сарафана, отстраненно порадовавшись, что успела вымыть голову в самом начале. Теперь бы её ещё высушить…

— Готова?

Ни стука, ни предупреждения. Мужлан.

— Мне нужен фен. — глянув на своего тюремщика исподлобья, дождалась лишь взмаха руки в сторону гардеробной.

— Ищи в своих чемоданах.

Нашла. И даже розетку нашла, чему бескрайне удивилась. Правда выглядела она как странная шарообразная конструкция с дырочками, лежащая на одной из тумбочек, но рядом лежало больше десятка переходников, из которых я довольно быстро подобрала подходящий. Неужели в разных мирах разные технологии? Ну, да, итоговое исполнение точно разнится. Волосы я высушила в рекордно короткие сроки. Сложно было бы по-другому, когда за спиной маячит недовольный светло-синий извращенец.

В итоге, найдя в чемодане и резинку, просто стянула волосы в хвост и, убрав фен на место, развернулась к нему.

— Идем. — снова взяв меня за руку, потянул на выход. — Итак, слушай. Сейчас у тебя минерально-ионные ванны, затем укрепляющий массаж. После часовой перерыв, во время которого мы немного прогуляемся по территории, потом обед. После обеда два часа у тебя свободны, но оптимально будет лечь спать. Затем у тебя иглоукалывание, стоунотерапия широкого спектра и под конец витаминное обертывание.

И почему это не вызывает у меня энтузиазма? Кисло кивнув, что всё услышала и осознала, послушно шла рядом. Мы уже спустились по лестнице и свернули направо, выйдя через боковую дверь, и шли по тенистой аллее куда-то вглубь комплекса.

— Ужин тут в районе семи, но темнеет ближе к полуночи, так что это время ты можешь уже сама подумать, как провести…

Что? Я не ослышалась? ВАУ! СПАСИБО, БАРИН!!!

— Но я уже подумал об этом…

Тьфу!

— Мы займемся изучением и приручением твоих бэлт. Дело это не быстрое, так что скучать времени не будет.

Скривив губы, фыркнула себе под нос. Кто бы сомневался.

— Проходи. — открыв передо мной внушительную дверь длинного одноэтажного здания с грандиозными потолками и лепниной, Матвей уверенно подошел к девушке на ресепшене. — Амалия… — один короткий взгляд на её бейджик, но для меня местная письменность, как китайские иероглифы. Интересно. А он как понимает?

— Да, внимательно вас слушаю. — улыбка, в которой видны коренные зубы и миниатюрная демоница тут же профессионально стреляет глазками.

— У нас процедуры. Посмотрите запись на Арину Иберову. — равнодушно скользнув взглядом по лицу девушки с немного приугасшей улыбкой, Матвей вдруг обнял меня так, что я с трудом удержалась, чтобы не дернуться. Лицемер!

— О, да. Вижу. — быстро найдя в своих записях мою фамилию, девушка снова широко улыбнулась, но на этот раз мне и без особого азарта. Безлико и профессионально. — Арина, пройдемте. Я сейчас вам всё расскажу и покажу… Ой, а вы куда?

— Туда. — ответив с ещё более широкой улыбкой, чем демоница, Матвей, не собирающийся отпускать меня на процедуры одну, проникновенно заглянул четко в самую глубину карих глаз администратора. — Разве у вас в записях нет особой пометки?

— О-о-о… — обескуражено протянув, девушка довольно странно на меня посмотрела. — Да, конечно, но я думала…

— Не думайте. — убрав улыбку, Матвей четко кивнул. — Проводите нас.

— О, да, конечно. — немного нервно засуетившись, Амалия ещё несколько раз по всему протяжению пути косила на меня взглядом.

Бедненькая. Тоже шаблон рвется? Ничего-ничего… привыкнете. Я уже можно сказать, что почти привыкла. А мы тут на целый месяц.

Кошмар!

Шли мы не долго, повернув лишь несколько раз и в итоге зайдя в очередную большую комнату, где за администраторским столиком скучала очередная девушка, но на этот раз уже в униформе, больше похожей на медицинскую. Светло-зеленый халатик, брючки, даже косыночка на голове была светло-зеленой.

— Ирма, подошла Арина с сопровождением. — многозначительно стрельнув глазками в Матвея, Амалия кивнула, когда Ирма удивленно приподняла брови.

Общение жестами и мимикой, да? Тоже мне, шпионки.

— Здравствуйте, Арина. — щебеча и улыбаясь, уже Ирма взяла на себя роль экскурсовода. — Минерально-ионные ванны нашего санатория помогают уравновесить баланс микроэлементов и насытить костную и мышечную ткань полезными веществами…

Перестав слушать уже после второго предложения, просто шла следом.

— Вот, пожалуйста. Здесь вы можете раздеться. Здесь лежат полотенца, там душ… — проведя нас в шикарное, отделанное тёмно-зеленым мрамором помещение, где звучала ненавязчивая релаксирующая музыка, а по углам вились сочно-зеленые растения с яркими цветами, девушка быстро показала, что и как. — Как только будете готовы, нажмете вот эту кнопочку, и я включу гидромассаж. Если что-то понадобится, или устанете, вот кнопочка вызова. Что-нибудь уточнить ещё?

— Нет, спасибо. — отстраненно кивнув, уже шла к кабинке, чтобы раздеться и залезть в ванну. Указывать этому, чтобы отвернулся? Сомневаюсь, что обратит внимание…

В итоге, я уже сняла сарафан, бюстик и стоя к нему спиной, чтобы даже случайно не увидеть его бесстыжие глаза, потянулась пальцами к трусикам, когда замерла от его приказного выкрика.

— Стой!

— Что? — ладошки самопроизвольно рванули к груди и спрятали под собой невеликое богатство. Повернув голову, немного напугано посмотрела на мужчину, быстро сокращающего расстояние с другого конца комнаты.

— Ничего, не паникуй. Дай спину. — не доверив мне простейшее дело, принудительно поставил меня ровно и тут же начал трогать спину пальцами. — Чувствуешь что-нибудь?

— Только твои пальцы. — хмуро недоумевая, не удержалась: — Что там?

Нервный смешок. Молчание.

— Матвей!

— Не ори. — проведя пальцами по спине последний раз, причем какую-то странную загогулину, шумно выдохнул. — Иди в ванну.

— Я задала тебе вопрос. — стиснув зубы, поняла, что изнутри снова подымается волна животной злобы. Не моей. У меня такой никогда не было. Да, я не девочка-одуванчик. Папа всегда говорил, что внутри меня живет вулкан, но я лишь смеялась, старательно пряча согласную усмешку под ресницами. Но чтобы так…

Развернулась и вздернула подбородок, прищурив глаза.

— Почему нельзя просто ответить? Язык не поворачивается? Снобизм одолел? Отвечай, черт побери!

— В ванну иди. — с пренебрежительной ленцой мотнув головой, светло-синий выродок лишь приподнял бровь. — Или мне помочь?

— Чурбан бесчувственный. — прошипев, дождалась лишь второй приподнятой брови.

— Могу опровергнуть, но не вижу смысла. Ну?

Гну!

Психанув, рывком сняла трусики и прямая, как палка, отправилась в шикарную ванну с бронзовой отделкой размерами на пятерых меня.

— Попу тоже подкачаем, плоская, как доска, смотреть не на что.

— Не смотри. — убив взглядом, откинула голову на подушечку, нажала на кнопочку и закрыла глаза. Выродок!

— Кто, если не я?

Отвечать не стала. Уж слишком язвительным был вопрос и по сути риторическим. Мразь. Ты мне ещё грудь предложи накачать.

— С грудью конечно сложнее, но и для неё есть специальные упражнения.

Одного не пойму, тебе какое дело? Старательно игнорируя светло-синего извращенца, как могла прислушивалась к музыке. Всё хорошо, всё хорошо… Игривые пузырьки щекотали кожу, полумрак благотворно влиял на скорость успокоения, а музыка на его качество. Если бы ещё «этот» ушел куда подальше…

Вздрогнув от неожиданности, когда вода резко всколыхнулась и её уровень ощутимо поднялся, сначала не поверила, но когда распахнула глаза, то просто не нашла слов.

Он залез в мою ванну!!!

Возмущение рвалось из груди, но не знаю какими силами, я его удержала. Ванна была размерами с мини бассейн, так что мы даже не прикасались друг к другу… Но сам факт!

— Не пыхти.

К сожалению пыхтением не убьешь, ты прав.

Закрыв глаза, сжала зубы, чтобы только не сказать какую-нибудь гадость. Это уже перебор. Это такой перебор, что порванный шаблон бьется в затяжных конвульсиях. Телохранитель, да?

Да он душемучитель!!!

Папочка, я обязательно предоставлю тебе подробный отчет обо всём, что мы делали. С картинками!


Глава 2 | Ленточки для Стихии (СИ) | Глава 4