home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 4


Это был он. Зеленоглазый. Рен. Теперь я вспомнила его имя. Я шагнула вперед, но он опередил меня. Двигаясь быстро, словно змея, которая бросается на добычу, он схватил мои запястья. Он не пытался вывернуть мне руки. Все что он делал — это держал мои кулаки подальше от своего лица.

Кривая усмешка появилась на его полных губах.

— Не могу сказать, что очень удивлен тем, что ты на меня замахиваешься.

— Тогда, думаю, это тебя тоже не удивит, — откинувшись назад, я перенесла вес на левую ногу, но Рен снова перехитрил меня своей скоростью. Я даже почувствовала себя неловко на его фоне.

Сделав выпад, из которого мог бы получиться фантастический удар, он пригвоздил меня к стене.

Теперь я и пошевелиться не могла. Меня буквально загнали в угол. Моя спина упиралась в бетонную стену здания, а его твердое тело плотно прижималось ко мне.

Вот сукин сын!

Как будто прочитав мои мысли, на его губах растянулась ухмылка, а на щеках заиграли ямочки.

— Думаю, теперь мы можем побеседовать без риска для моего здоровья, ну и меня несказанно радует, что в итоге, я не буду корячиться, истекая кровью.

Я тяжело выдохнула.

— Я бы на твоем месте не особо рассчитывала на это.

Он усмехнулся, и этот звук эхом отразился во мне.

Не помню, чтобы я находилась так близко с парнем после... после того, что случилось с Шоном.

— Слушай, прости, что схватил тебя посреди  улицы, как какой—то маньяк, но ты чуть не совершила еще одну огромнейшую ошибку.

Его извинения не возымели на меня никакого эффекта.

— Ещё одну ошибку?

—  Ага, как прошлой ночью, когда все закончилось тем, что в тебя выстрелили, — желтый свет фонаря осветил его широкие скулы. — Я знаю, что у тебя было на уме.

— Это не было ошибкой! Я выполняла свою работу! — выплюнула я. —  И я очень сомневаюсь, что в твои обязанности входит похищение девушек средь бела дня!

— Тогда моя работа была бы намного интересней. А ты совершила ошибку, когда подумала, будто можешь в одиночку справиться с этим Фейри. И сейчас же снова чуть не наступила на те же грабли, маленькая ты засранка!

— Маленькая засранка?! — взорвалась я. — Ты напал на меня посреди улицы, как серийный убийца!

— И за это я извинился, даже несмотря на то, что ты должна быть мне благодарна. Я только что спас твою жизнь, дорогуша.

Ошарашенная, я пару мгновений могла только палиться на него.

— Ты чокнутый!

— Да, я очень многогранная личность. Но сегодня я твой чертов благодетель.

— Вау, а ты оказывается еще и невероятно скромен. Пожалуйста, позволь мне испечь тебе немного гребанного печенья.

Усмешка растянулась в улыбку, и я могла легко представить, как она разбивает сердца миллиону девушек.

— Я люблю сахарное печенье. С присыпкой.

— Ох, пошел ты...

— Ты чуть не преподнесла свою задницу Древнему на блюдечке с голубой каемочкой, Айви, — сказал он, доказывая, что знает, что меня зовут не Мерида или как там, черт побери, он меня назвал.— Я понимаю, ты крутая горячая штучка, которая кому угодно может надрать задницу, но поверь мне, ты еще не готова сразиться с кем—нибудь из них.

Я раскрыла рот, но две вещи заставили меня промолчать: во—первых, он назвал меня горячей надзирательницей задниц, и это действительно прозвучало как крутой комплимент, но что более важно он все время называл Фейри Древним...

Глядя на него, я потихоньку остывала.

— Он, правда, Древний?

— Да.

Мой пульс участился.

— Откуда... откуда ты знаешь?

— Я знаю.

— Я не так хорошо с тобой знакома, чтобы доверять тебе голословно, так что парочка уточняющих деталей была бы очень кстати.

— Я и не просил тебя доверять мне, — он склонил голову набок, пока его большой палец выписывал крошечные круги на внутренней стороне моего правого запястья, что очень отвлекало. — Все, что я говорю — так это что Фейри, которого ты встретила вчера ночью и преследовала сегодняшним вечером — не совсем обычный. Он Древний и он здесь не единственный.

— Откуда ты знаешь? — повторила я.

Мышца на его шее дернулась. Мгновение он молчал.

— Разве ты не должна была сделать перерыв в работе? Что ты вообще здесь делаешь? Неужели ты отправилась на охоту, когда прошло не больше суток с тех пор как ты умирала у моих ног, забрызгивая мои ботинки своей кровью?

 — Ты не ответил на вопрос, — я сделала паузу. — И я не забрызгивала твои ботинки кровью.

— Ты потеряла очень много крови. Как ты себя чувствуешь? — его большой палец все еще поглаживал меня.

— Как видишь, я не мертва — процедила я. — Объясни, почему ты уверен, что это Древний? Дэвид сказал...

— Дай угадаю, он уверял, что это очень маловероятно, потому что их не видели уже много десятилетий, если не столетий. Конечно же, именно это он и сказал, — его взгляд метнулся к улице, откуда донесли чьи—то выкрики. — Ты все равно не поверишь, если я расскажу тебе.

Я ощутила досаду. Без предупреждения, он отпустил мои запястья и шагнул назад. Все мое тело дрожало от контакта с его теплом. Или от отсутствия этого контакта.

Когда он встал напротив, я заметила, что его правая рука покрыта татуировками. Они не имели ничего общего с теми, что были у членов Ордена. Было не  так уж и светло, чтобы можно было разглядеть детали, но эта тату была похожа на виноградную лозу, начинающуюся от предплечья, вьющуюся вдоль руки и исчезающую между большим и указательным пальцами.

Рен шире расставил ноги, как будто ожидал, что я попытаюсь атаковать, но я решила воздержаться от этого.

— Тебе нужно вернуться домой, Айви.

Я изумленно раскрыла рот.

— А тебе нужно проверить, все ли в порядке у тебя с головой, если думаешь, что можешь указывать что и когда мне делать.

Его губы снова растянулись в убийственной улыбке, обнажив ямочки на щеках.

— Если ты не пойдешь домой, я позвоню Дэвиду и скажу, что сегодня ты вышла на охоту.

Я была в таком шоке, что моя челюсть буквально слетела с петель и упала.

— Ты этого не сделаешь.

— Хмм... Интересно, как же он отреагирует?! Мне не кажется, что он благосклонно относится к людям, которые осмелились ослушаться его.

Дэвид, наверняка, закатит истерику. Черт, если Трент позвонил ему, он уже бьется в истерических конвульсиях. Что будет, если поступит звонок еще и от Рена? Он, наверное, отстранит меня от работы, может быть даже уволит, и у меня...

Орден — единственное, что у меня есть. Ненавижу Рена за то, что он так подло воспользовался этим против меня.

— Ну, ты и мудак!

В его глазах сверкнуло веселье.

— Знаешь, кажется, меня уже так называли один раз. Или два.

— Не удивительно, — не прощаясь, я развернулась и пошла по тротуару. Я начала сворачивать назад на улицу Бурбон, но остановилась, вспомнив о пончиках, которые обещала Динь.

Если я вернусь домой без пончиков, Динь, вероятно, обкромсает мои волосы, пока я сплю. Вздохнув, я развернулась и направилась в другую сторону, к кафе Дю—Монд. В этот поздний час кафе скорее всего битком набито посетителями.

— Куда ты идешь? — спросил Рен позади меня.

Я выругалась себе под нос.

— Не то чтобы тебя это как то касалось, но я собираюсь купить пончики.

— Прямо сейчас? — он пошел следом за мной. — Они что, правда, настолько хороши?

Недоверчиво на наго посмотрев, я покачала головой.

— Ты еще их не пробовал? Это первое, что люди делают по приезду в Новый Орлеан.

— Нет, — он оглядел тротуар, нахмурившись при виде парочки влюбленных, которые выглядели так, словно собирались зачать ребенка прямо посреди улицы. — Не было времени.

Я хотела спросить, чем же он был занят, но опять—таки у меня не было ни малейшего желания общаться с ним. Он не собирался рассказывать, почему так уверен, что Фейри действительно Древний или еще что—нибудь важное. Я даже не знаю, поверила ли ему вообще.

Если Дэвид не считал это реальной угрозой, и Трент, вероятно, думал, что у меня не все дома, тогда почему Рен, совершенно незнакомый мне парень, был единственным, кто уверен, что Древние бродили поблизости?

Рен молча следовал за мной до кафе, а я изо всех сил старалась его игнорировать. Однако когда рядом с тобой идет шестифутовый парень, который при своем росте умудряется быть тем еще красавчиком, сложно делать вид, что его не существует.

Он вместе со мной молча встал в конце очереди, прямо под льющийся свет фонаря.

По крайней мере, теперь я могла получше рассмотреть его тату. Это была виноградная лоза сложного плетения, глубоких зеленых и серых оттенков, которая путешествовала вниз по его руке. Плетеные узоры скручивались вместе, напоминая мне кельтский узел. Виноградная лоза изгибалась по его руке и между пальцами. Не припоминаю, чтобы раньше видела подобные татуировки.

Я заказала две порции пончиков и отступила, уступая  место Рену, который кинул на меня вопросительный взгляд.

— Что? Я умираю с голоду, — пробормотала я.

Он усмехнулся.

Наши заказы подали одновременно, как будто мы были вместе. В смысле, как будто мы с ним реально были вместе.

Мне безумно хотелось посмотреть на его реакцию, когда он впервые попробует свой сахарный пончик. Это ощущение сравнимо с первым впечатлением при знакомстве с человеком. Вкус, который испытываешь, впервые откусив кусочек от своего первого пончика — запоминаешь на всю жизнь.

Но мы не были друзьями. Мы едва знали друг друга, и он практически похитил меня прямо посреди улицы. Держа пакет в руках, я нервно переступила с ноги на ногу.

— Ну что же, увидимся.

Он не ответил, а просто склонил голову набок. На мгновение я задумалась, что было бы, встреться мы при других... нормальных обстоятельствах. Например, если бы посещали одни и те же занятия в Лойоле. Я наверняка была бы в восторге от возможности узнать его получше; увидеть, как далеко заходит эта татуировка. Но мы не были нормальными, да и все окружавшее нам слишком сложное. Вздохнув, я отвернулась.

— Айви?

Я с неохотой снова повернулась к нему лицом.

Рен стоял в основном в тени, в непосредственной близости от света, бьющего из кафе на тротуар.

— Не делай глупостей. Иди домой. Будь в безопасности.

И он ушел, растворяясь среди пешеходов. Ответила ли я что—то на этот счет?


Глава 3 | Грешные | cледующая глава