home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 6

22 июня 1941 года,

Западный фронт

Из всех танковых соединений РККА 22-й танковой дивизии, входящей в состав 14-го мехкорпуса Четвертой армии Западного Особого военного округа, повезло меньше всех. Пункт постоянной дислокации дивизии находился на практически ровной местности прямо на берегу Буга, в южном военном городке на окраине Бреста, всего в паре километров от госграницы. Это означало только одно: два танковых, стрелковый и артиллерийский полки находятся в зоне досягаемости любых артсистем Вермахта. Более того, территория расположения прекрасно просматривалась с сопредельной стороны, позволяя гитлеровцам вести прицельный огонь по заранее разведанным целям.

В реальной истории приказ о приведении в боевую готовность дивизии передать не успели (как и всем остальным подразделениям мехкорпуса), что имело поистине катастрофические последствия. Начавшийся ранним утром 22 июня артиллерийский налет, впоследствии поддержанный бомбовыми авиаударами, уже в первые минуты уничтожил или серьезно вывел из строя немалую часть бронетехники и автомобилей. Одновременно под огнем оказались склады боепитания, продовольствия и ГСМ, госпиталь, казармы и дома комсостава. Еще до прекращения огня погибло большое количество бойцов и гражданских лиц из числа семей командиров дивизии. Разгром был полным и ужасным.

Но в ЭТОТ РАЗ все пошло несколько иначе. Во-первых, в 22-й ТД были внезапно отменены плановые учения танкистов, и артиллеристов на полигоне, и личный состав остался в расположении. Во-вторых, в ночь с 19 на 20 июня из Генштаба пришел зашифрованный приказ срочно заправить ВСЕ боевые машины горючим, загрузить на борт танков двойной боекомплект и немедленно начать скрытный вывод всех полков из ППД. Неисправную или требующую ремонта технику приказывалось бросать на месте. Вместе с танкистами уходили артиллеристы тяжелого гаубичного полка и мотострелки. Тыловые службы – мастерские, склады, госпитальное и банно-прачечное хозяйство – выводились вторым эшелоном. Семьи комсостава также приказывалось срочно эвакуировать в тыл, однако транспорта не хватало. Практически все автомашины занимались вывозом боеприпасов, горюче-смазочных материалов и содержимого многочисленных складов, и людям приходилось добираться до ближайшей железнодорожной станции в основном пешком или при помощи гужевого транспорта, что сильно снижало темп и вызывало вполне объяснимую нервотрепку у и без этого «зашивающихся» командиров подразделений, практически не спящих вторые сутки.

Суть происходящего была ясна всем, от командира танковой дивизии генерал-майора Пуганова до последнего бойца, будь он хоть танкистом, хоть артиллеристом или пехотинцем: утром 22 июня начнется война. Война с гитлеровской Германией. О возможности которой им так часто рассказывали на политзанятиях, делая особый акцент на том, что СССР войны категорически не хочет и всячески оттягивает ее начало, например при помощи заключенного два года назад Пакта о ненападении, якобы связывающего Гитлеру руки. И их задача сейчас – закрепиться на не разведанных противником замаскированных позициях вдоль Буга и Муховца, взять под контроль мосты и наиболее подходящие для переправ места и сдержать первый удар вероломно вторгнувшегося на советскую землю противника.

Но, как бы там ни было, к ночи с двадцать первого на двадцать второе все полки дивизии заняли позиции. Экипажи ночевали прямо в замаскированных ветками и прочими подручными материалами боевых машинах. Посты охранения были удвоены, а кое-где и утроены. Пошатывающиеся от усталости командиры подразделений раздавали последние указания подчиненным или вносили правки, склоняясь над испещренными цветными пометками картами местности. Время, казалось, застыло на месте, медленно, словно бы нехотя, отсчитывая последние минуты мирной жизни: два часа тридцать три минуты… два часа сорок семь… три часа двенадцать минут… три часа тридцать минут… три часа пятьдесят две…

Без пяти минут четыре на территорию военного городка 22-й танковой дивизии РККА обрушились первые осколочно-фугасные снаряды, выбрасывая вверх подсвеченные короткими вспышками фонтаны земли и дыма. Первые же залпы с великолепной точностью поразили открытые стоянки и ангары бронетехники, склады и казармы. Территорию мгновенно затянуло пылью и дымом, и в глубине этого душного смертоносного марева, пронизанного воющими осколками изодранного тротилом чугуна, вновь и вновь полыхали зарницы новых взрывов. Располагавшиеся наиболее близко к бывшему ППД бойцы, наблюдавшие эту картину с расстояния в полтора километра, боялись даже представить, что случилось бы, останься они там, спящими в казармах или стоящими в караулах…

А затем через Буг начали переправляться передовые части Второй танковой группы Гудериана, и времени на размышления не осталось…


Глава 5 | Разговор с Вождем | * * *