home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 17

26 июня 2015 года,

Москва

И ведь как все хорошо шло! Встретил красноармейцев, а ведь пробиваться с группой гораздо лучше, чем в одиночку. К тому же еще и при транспорте оказались – большой плюс, а то ведь я уже задолбался тащить тяжеленный чемодан. И засада прошла на редкость удачно – положили десяток фрицев, сами обойдясь без потерь. Если бы не этот чертов фанатик с черно-красной ленточкой Рыцарского креста в петлице. Рыцарь хренов…

Когда я рванул дверцу «Опеля», то первое, что увидел – побелевшие от напряжения костяшки пальцев здоровенного мужика, полулежащего на заднем сиденье. На его мундире виднелось три или четыре дырки от пуль, салон был залит кровью, но эта сволочь оказалась еще жива. От сжатого до посинения кулака недобитка тянулись проводки к стоящему на полу зеленому ящику, поверх которого лежал портфель из желтой кожи. Что такого ценного было в сем портфеле – фиг знает, но взрывчатки для самоликвидатора немцы не пожалели.

Увидев меня, фриц облегченно вздохнул и разжал пальцы. Я только и успел отскочить и крикнуть: «Ложись!!!», когда мне в лицо плеснуло пламенем. А дальше – привычная кратковременная чернота, и вот я уже стою возле сплошной разделительной линии асфальтированной дороги, а на меня, истошно сигналя, несется красный «Жигуленок». Снова обратный перенос! И снова в момент наивысшей опасности. Нет, явно кто-то могущественный меня хранит…

Еще не придя толком в себя, на полном автомате, делаю пару шагов в сторону, и «Жигуль» проносится мимо. За стеклом промелькнула перекошенная, орущая что-то нецензурное, бородатая морда.

– Я тебе поору, козел! Сейчас как стрельну вдогонку! – вяло пригрозил я, оглядываясь по сторонам.

Вокруг, естественно, не оказалось ни красноармейцев, ни немецкого грузовика. Шоссе, довольно паршивого качества, пустынно в обе стороны. Вероятно, и в моем времени данное направление, соединяющее Клецк с Несвижем, таким же маленьким городком, тоже не пользовалось популярностью у автомобилистов.

Покинув проезжую часть и даже на всякий случай немного углубившись в лес, как раз в то место, где мы больше семидесяти лет назад замаскировали трофейный бронетранспортер, я решил провести ревизию. В руках у меня так и остался «Дегтярь» с почти полным диском, на поясе кобура с «Браунингом», в левом нагрудном кармане – удостоверение батальонного комиссара, а вот в правом – о, чудо! – предусмотрительно вынутый из чемодана паспорт и тоненькая пачечка денег. Дополнительный бонус – в одном кармане шаровар лежали ключи от московской квартиры, в другом – любимый складной ножик. Не то чтобы я предвидел подобную ситуёвину, но вот как-то потянулась рука… Телефон, планшет и прочие документы, в том числе и на машину, остались в далеком прошлом.

Похоже, что оружие придется оставить здесь, прикопав где-нибудь подальше в лесу. Была бы у меня машина – вывез бы, а тащить громадный пулемет (да и пистолет, что уж там говорить!) на перекладных до Москвы – просто не доеду. И без того все окружающие начнут на форму пялиться, да дурацкие вопросы задавать. Хорошо хоть, что в последние годы реконструкторское движение стало довольно известным благодаря телевидению. А то бы еще двадцать лет назад прихватили бы меня наши доблестные «органы» за шкирку и этак вдумчиво спросили: а на кой вам, гражданин Дубинин, военная форма Красной Армии?

Закопав «Дегтярь» с «Браунингом» в лесу и тщательно отметив место ухоронки, я вышел на трассу и всего лишь после получасового ожидания поймал попутку до Клецка. Причем водитель, молодой белорус, даже не удивился моему «прикиду», с ходу завалив массой специализированных вопросов: «Кому и где заказывал пошив?» и «Как добыть или сделать самому аксессуары?» вроде эмблем на петлицах и кокарды на фуражке. Вяло отбрехавшись, доехал до привокзальной площади и, без проблем купив билет до Москвы, уже через сутки был в столице. Каких-то новых изменений реальности не заметил, ну, может, кроме уж очень ухоженной городской Доски почета на главной площади Клецка. Слишком новой она выглядела. Да ведь, насколько помню, у них стараниями «Батьки» чуть ли не социализм – могла и такая традиция, как «вешать» передовиков на Доску почета, сохраниться. По пути в поезде интересных попутчиков не попалось, девайса для ныряния в Рунет тоже не было, поэтому я отсыпался за все безумные предыдущие несколько суток.

Москва встретила меня неласково: непонятки начались сразу на вокзале – милицейские патрули стояли через каждые сто метров и бдительно проверяли документы у всех прохожих. Меня они почему-то не трогали, но, только спустившись в метро, я осознал, что именно меня напрягло – патрули были именно МИЛИЦЕЙСКИМИ! В старой, постсоветской, так называемой «зайцевской» форме. Потом я осознал, что не только внешний вид милиционеров показался мне странным – привокзальная площадь была очень замусоренной, изобилующей праздношатающимися грязными гражданами «без определенного места жительства», к тому же буквально заставленной торговыми палатками, словно вернулись «лихие девяностые». Я даже подумал, а не произошел ли в небесной механике, добросовестно отправляющей меня в сорок первый год, какой-нибудь сбой, из-за чего меня вернуло не в 2015-й, а в 1995 год. Но деньги за проезд взяли без всяких лишних вопросов, а ведь за двадцать прошедших лет они несколько раз поменяли дизайн, форму и номинал.

Родной район тоже встретил меня грязью на улице, бомжами, торговыми палатками и полным отсутствием маршруток. Пришлось сорок минут трястись в переполненном автобусе, ловя на себе любопытные взгляды пассажиров. И вот наконец мой дом! Поднимаюсь на этаж – новый сюрприз: двери квартир, в том числе и моя, выглядят непривычно – стальных вообще нет, только деревянные, одинакового «казенного» вида. Понятное дело, что ключи к двери не подошли. Я, прикидывая, как мне удобнее вызвать слесаря для взлома, начал мерять шагами лестничную площадку. Вариантов было, в общем, два: позвонить от соседей (однако не факт, что они окажутся теми же, которых я знаю) или самому сходить в ЖЭК.

Пока я думал, как поступить, зажужжал лифт, дверцы раскрылись на моем этаже, и прямо передо мной «нарисовались» два «конкретных пацана». Таких персонажей мне не доводилось видеть уже давно – коротко стриженные качки, в каких-то малиновых пиджаках, с толстенными золотыми цепурами на мощных бычьих шеях, с дурацкими барсетками в руках.

Глянув на меня равнодушными глазами, словно я являлся некоей разновидностью «убранства» дома, вроде крашенной масляной краской табуретки, ребятишки подошли к двери моей квартиры и начали стучать в нее ногами. Вот так с ходу – сразу ногами! Даже не попытавшись предварительно нажать кнопку звонка. Я оторопел: «братки», даже если и сохранили подобный внешний вид, уже давно не вели себя настолько нагло и бесцеремонно. Да и не должен я был никому и ничего… Ну, кроме кредита за «уазик». Но ведь не из-за него же эти верзилы устроили такой тарарам?

Убедившись, что за закрытой дверью тишина, здоровяки оглянулись на меня и на этот раз изучали более пристально.

– Колян, а ведь это тот самый кекс, которого мы ищем? – громко спросил приятеля один из них.

– Димон, да, в натуре, это он! На ловца, как грицца… – довольно осклабился Колян.

Мать-перемать! Какая жалость, что я не захватил с собой хотя бы пистолет! Отмахаться сразу от двух таких кабанов я бы не смог и во времена молодости. Если только не применить подручные предметы вроде лома или табуретки. Жаль, что на лестничной площадке похожих девайсов не видать. Значит, пора выполнить прием из оперативного искусства – отступить, а вернее, убежать! А лестница-то вниз всего в двух шагах от них, бежать же вверх, куда путь свободен, бесперспективно. Фигово… Значит, надо тянуть время и пытаться занять более удобную для стратегического отступления позицию.

– Вы, господа, явно меня с кем-то спутали! – миролюбиво сказал я, выставляя вперед пустые руки и незаметно делая шаг вперед. – Я вас первый раз вижу!

– Да и мы тебя, дурилка, живьем первый раз видим! – усмехнулся Колян. – Ты понял, Димон, ЖИВЬЕМ! А то ведь могли и неживым увидеть! Га-га-га!

Димон тоже живо заржал, оценив шутку товарища. Пока они хохотали, я сделал еще пару шагов.

– Виталий Дубинин, квартира 137, дом 18 по улице Краснодарской? – достав из барсетки бумажку, прочитал Колян.

– Он самый! – откликнулся я, делая несколько шажков и приблизившись к ним почти вплотную.

– А ты гля, Димон, какие тряпки этот терпила на себя напялил! – внезапно проявил наблюдательность Колян. – Ух ты, чисто вояка из фильма про войну!

Я в этот момент попытался вырубить ближайшего мордоворота подлым ударом в промежность, но он как раз по совету друга посмотрел на меня и засек начало движения. Довольно ловко увернувшись (тренированный гад!), Димон захватил мою ударную ногу «в замок» и, сильно крутанув, легко опрокинул меня на спину. Уй-ё!!! От удара об бетонный пол у меня буквально искры из глаз посыпались.

Когда я слегка оклемался от болевого шока, эти два урода стояли надо мной и громко ржали.

– Ты смотри, Димон, какой терпила борзый пошел! – отхохотавшись, сказал Колян. – Давно на нас никто не кидался.

– Может, ему еще с ноги добавить для прочистки мозгов? – задумчиво спросил Димон.

– Не, не стоит! Батоныч приказал его целеньким доставить, без синяков и увечий! – снова хохотнул весельчак Колян.

– Батоныч? – оторопел я. – Вас послал Батоныч?

– Ну… Погонялово нашего босса – Батоныч! – кивнул Димон. – Но ты его знать не должен… ладно, сам пойдешь или тебя тащить придется?

– Я его знаю! – обрадовался я. – Ведите к нему, я сам пойду!

Качки удивленно переглянулись, но после, взяв меня «в коробочку», повели на улицу. Здесь мы сели в раздолбанную «бэху» – очередной привет из девяностых. У меня даже мелькнула мысль, а не розыгрыш ли всё это – чересчур колоритными были «братки», сейчас таких уже не водится. Большинство в могиле, а кто поумней, изменили стиль одежды и общения.

Ехали недолго – еще дальше от центра города, на совсем уже дикую окраину Москвы, куда-то совсем рядом со МКАДом. Пункт назначения – торчащий посреди заброшенной промзоны двухэтажный «особняк», этакая мини-хрущоба. У входа стояло еще несколько сильно покоцанных «бэх» и «меринов». Среди них выделялся блестящим внешним видом, отмытый и отполированный черный «Геленваген». И только сейчас я обратил внимание, что номера на автомобилях – не современные, с номером региона в отдельном окошечке и флагом России, а какие-то архаичные, из четырех цифр (две пары через дефис) и трех букв.

На крылечке дома топтались, перекуривая и пересмеиваясь, четыре мордоворота – точные копии Коляна и Димона. Увидев меня, «братки» разразились плоскими шуточками, гулко хохоча над каждой. Основным объектом для шуток стал мой наряд. Колян, подталкивая меня в спину, тоже ржал как конь. Наконец, пройдя «сквозь строй», мы вошли в здание и стали подниматься на второй этаж. Стены лестничного марша были покрашены синей масляной краской, порядком облупившейся, и покрыты многочисленными царапинами. Наверху оказалось чуть приличней – на стенах светло-коричневый, «под карельскую березу», оргалит, на полу – вытертая местами до белизны ковровая дорожка. Этакая убогая «вип-зона».

Потом меня втолкнули в довольно большой и светлый кабинет, забитый разнокалиберной мебелью – чисто офисные столы и стулья соседствовали чуть ли не с антиквариатом. В центре «композиции» стоял большой двухтумбовый стол, покрытый зеленым сукном, словно бильярдный, да и размером сей «шедевр» вполне мог соперничать с игровым. Именно за ним сидел босс, неумело тыкая в кнопки компьютерной клавиатуры и периодически поднимая глаза к большому монитору. Монитор оказался старой системы – с кинескопом и габаритами мог соперничать с мини-холодильником.

Главарь этой банды «новых русских» выглядел точной копией хорошо знакомого мне Владимира Петровича Бата. Только морда чуть пошире и возле рта этакая брезгливая складка.

– Ага, привели… – довольно сказал Батоныч, с явной радостью отрываясь от своего увлекательного занятия. – Что же ты, голубь сизокрылый, в бега ударился? Думал, дурилка, что мы тебя не поймаем? Кстати, где вы его взяли?

– Дык… Прямо возле квартиры, – ответил Колян.

– Неужели? – даже немного удивился Батоныч. – А ты, голубок, еще дурнее, чем я думал! Ладно, парни, ступайте, я с ним сам управлюсь!

Качки вышли из кабинета, напоследок столкнувшись в дверях.

– А что это ты на себя нацепил? – Батоныч только теперь обратил внимание на мое одеяние. – Ну-ка, ну-ка… Ух ты! Полная форма командира Красной Армии…

– Комиссара, если быть точнее! – поправил я, соображая, как мне лучше начать разговор со… своим старым другом, который, похоже, в новом варианте реальности лично меня не знал. – Униформа батальонного комиссара РККА. У меня и документ соответствующий есть.

С этими словами я шагнул к столу и выложил перед Владимиром Петровичем удостоверение. Паспорт, лежавший в том же кармане, шлепнулся рядом. Батоныч раскрыл «корочки» и принялся внимательно их изучать.

– Так ты, наверное, решил под дурачка закосить? – наконец сделал вывод Батоныч. – Или действительно головой где-то ударился? Один хрен, тебе это не поможет – должок отдавать придется.

– Какой еще должок? – без удивления, просто для информации, спросил я. Мало ли каких долгов я ТУТ наделал.

– А ты уже забыл? – прищурившись, сказал Батоныч. – Или на тебе много разных долгов? Даже если так, я с тебя первым все положенное стребую. И продажей твоей убогонькой квартирки не обойдешься!

– Может, и забыл… – пожал я плечами. – Так неужели трудно, Владимир Петрович, напомнить: сколько именно и у кого я занял, и какой срок возврата долга?

– Как ты меня назвал? – пропустив прочие слова мимо ушей, ПО-НАСТОЯЩЕМУ удивился Батоныч.

– Владимиром Петровичем, – повторил я. – Ты ведь Владимир Петрович Бат. Подполковник танковых войск в отставке, выпускник Краснознаменной Военной академии бронетанковых войск имени Маршала Советского Союза Малиновского и Академии Генерального штаба.

– Чего? – вытаращился Батоныч. – Да откуда ты?..

– А фамилия у тебя такая, потому что ты родом из поволжских немцев. Из села Батологово… – добил я.

Батоныч молча разглядывал меня с каким-то научным интересом, словно энтомолог насаженную на булавку редкую бабочку.

– Ну, допустим, мой послужной список ты узнать мог. Сам вроде из офицеров, если мне не соврали. Но что я родом из Поволжья… я никому не говорил! Это ты откуда знаешь?! – тихим, но напряженным голосом спросил Батоныч.

– Долго объяснять придется. – Я устало мотнул головой.

– Да ты присядь, голубь, у нас времени – вагон! Прикопать мы тебя всегда успеем! – усмехнулся Батоныч. И тут его взгляд упал на обложку паспорта, так и валяющегося на краю стола. – А это еще что?

Владимир Петрович раскрыл документ и через пару секунд вскинул на меня глаза:

– Что еще за Российская Федерация?


Глава 16 | Разговор с Вождем | Сноски