home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


Глава 9

Сэм всегда отвергал идею любви с первого взгляда, считая, что внезапное влечение имеет отношение только к сексу, а не к чувствам. Доказательством этому служил неудачный брак его родителей, женившихся «на скорую руку, да на долгую муку». Хотя Сэму хотелось поцеловать Кейт, обнять ее, заняться с ней любовью, он ощущал к ней не только физическое влечение, но и нечто большее. И это чувство, овладевшее им с первой их встречи, было таким сильным, что было нелепо продолжать притворяться, что у них с этой девушкой чисто деловые отношения.

Сэма приятно удивило, что она ищет его объятий – ведь накануне Кейт оттолкнула его, оборвав их поцелуй.

А сейчас ее голова покоилась на его плече, складки ее голубого платья легко касались его ног, а ее рука лежала на его коленях.

Но их отношения совсем не вписываются в банальный романтический сценарий. За открытым, жизнерадостным поведением Кейт, кажется, прячется масса страхов, неуверенность в себе. Как же она не похожа на ту откровенную девушку, за какую он сперва ее принял!

Всем сердцем он хотел помочь Кейт, но не знал как. Ничто из того, что происходило в жизни Сэма ранее, не подготовило его к такому.

Кейт подалась назад, но не для того, чтобы выскользнуть из-под руки собеседника, словно защищающей ее, а лишь для того, чтобы видеть его лицо.

– Могу я признаться, что мне очень приятно вот так разговаривать с вами?

– Я рад, если это вам помогает.

Сэм не знал, что еще сказать. Он рискнул поцеловать ее обнаженное гладкое плечо. Девушка не отпрянула, и это уже было прогрессом в их отношениях.

– Вы уверены, что хотите услышать продолжение истории?

– Ну, смелее. Что-то случилось с вами во время гастролей с танцевальным шоу?

Она состроила свою «фирменную» озадаченную гримаску:

– Откуда вы это узнали?

– Догадался, – ответил Сэм, не пояснив, что Кейт выдала ее речь, ставшая вдруг неестественной и напряженной.

– Моя карьера танцовщицы кабаре вовсе не закончилась с травмой лодыжки, – начала объяснять Кейт. – Хотя я и повредила лодыжку на самом деле. В тройном пируете, который не удался из-за того, что я самым неизящным образом споткнулась.

После рассказа о жестоком обращении с ней университетского любовника Сэм не был уверен, хочет ли выслушать еще и вторую подобную историю, но все равно задал вопрос:

– Чем все закончилось?

– После того как нога зажила, я снова присоединилась к труппе. Они собирались на гастроли в Испанию, а я так хотела туда попасть. Я даже купила компакт-диск «Самоучитель испанского языка».

– Вы планировали отправиться за границу?

– Да. Это безумие. Но я с таким нетерпением ждала этой поездки. В то время не было даже намека на нынешнюю мою… проблему. Наша труппа перед этим провела несколько недель в Новой Зеландии, и мне там очень понравилось.

Считая, что лучше всего – позволить Кейт выговориться, Сэм спросил:

– Так какое событие все изменило?

– Мы гастролировали в большом провинциальном городе на западе Нового Южного Уэльса. Там был один парень… – Кейт закатила глаза. Ну да… Еще один парень.

– Полагаю, вами интересовалось много парней, – сухо произнес Сэм.

– Может быть, – неуверенно улыбнулась Кейт. – Но меня они не интересовали. После той истории в университете я завязала с мужчинами.

– И это можно понять, – поддакнул Сэм, подыскивая в уме пару-тройку отборных словечек для подонка, обращавшегося с беззащитной девушкой так гнусно и жестоко.

– За сценой нас, танцовщиц, часто пытались подкараулить мужчины. Но я никогда не обращала на них внимания. А тот парень показался мне непохожим на других. Джентльменом. Австралийский скотовод в традиционной широкополой шляпе, твидовом пиджаке и джинсах из чертовой кожи. Он был старше парней, с которыми я встречалась раньше. Как-то вечером после шоу мы с ним пропустили по стаканчику. Я нашла его очаровательным. Он рассказывал о том, как выращивает на своей ферме лошадей, и показывал мне фотографии. На них была его изумительная старинная ферма, расположенная довольно далеко от города, а еще жеребята. И он спросил, не хочу ли я поехать посмотреть на этих жеребят.

– И вы, конечно, сказали «да».

– Как можно было отказаться? Эти длинноногие малыши выглядели просто восхитительно.

– И вы забыли об осторожности.

– Он… Этот человек казался таким милым.

– В вашем голосе мне слышатся слова: «До тех пор, пока».

Кейт наклонилась, подняла с земли опавший лист эвкалипта и начала рвать его на тонкие полоски.

– Пока он не попытался меня поцеловать, не желая слышать моих возражений. Потом он стал требовать большего и рассердился, когда я отказала ему. Сказал, что я сама напрашивалась на секс, одеваясь в сексуальные наряды и соблазнительно выплясывая на сцене.

У Сэма, к его удивлению, вырвался рассерженный рык.

– К счастью, у меня хватило осторожности отказаться от предложения этого типа поехать на ферму в его машине. Я добралась туда на арендованном автомобиле, так что смогла вернуться в город без чьей-либо помощи. На следующий день наша труппа завершила гастроли, и я с превеликой радостью покинула это место.

– Вы обратились в полицию?

Кейт покачала головой:

– Я была сильной, проворной и жутко рассерженной – этому парню не удалось меня изнасиловать.

– Вам повезло.

Если бы Сэм мог добраться до этого гада, тот бы и близко к Кейт больше не подошел.

– Я знаю. Когда я вернулась с фермы, меня еще несколько часов трясло при мысли о том, что все могло закончиться по-другому. Он… он втолкнул меня в чулан для обуви и запер там.

– Поэтому вы так отреагировали вчера, в сарае?

Она молча кивнула.

– Я надеюсь, вы хоть кому-нибудь рассказали об этом нападении?

– Никому. Ведь я повела себя как полная дура. Более опытные девушки не отправились бы никуда с мужчиной, преследующим их за кулисами.

– Фотографии жеребят – это была лишь коварная уловка, чтобы завлечь вас к себе.

– Я знаю, и оттого, что я на нее попалась, чувствую себя еще большей дурой. И еще: я начала сомневаться в себе.

– О чем это вы?

– Тот фермер в каком-то смысле был прав. Наши танцевальные костюмы действительно были облегающими. А движения в современных танцах и в самом деле могут казаться соблазнительными. Для одного из номеров мы должны были одеваться в белых пуделей и гавкать во время танца. Представляете?

Сэму показалось, что она хочет добавить немного несерьезности в их разговор. Кейт даже сделала несколько изящных скачков по песку, держа перед собой руки и склонив набок голову, изображая собаку, стоящую на задних лапах.

– Вы должны были лаять?

Он с трудом сдержал смех.

– И именно как пудели. Чтобы добиться сходства, я специально слушала, как лает пудель. – После паузы она добавила: – Давайте, смейтесь. Я разрешаю. Мне самой смешно вспоминать это.

– Не думаю, что посмеялся бы. По мне, это звучит очень мило, – заметил Сэм, мысленно добавив: «И очень сексуально. Нетрудно представить, что парень из публики мог зациклиться на Кейт».

– В этом номере у нас еще был дрессировщик. Пока мы танцевали и гавкали, он щелкал кнутом, что выглядело довольно нелепо. Я бросила танцевать после истории с фермой. Даже на вечеринках теперь не танцую. Порвала с этим занятием, хотя танцевала с детства. Слова того парня все звучали у меня в голове. Я стала закомплексованной, постоянно думала о том, как выгляжу, как меня воспринимают зрители-мужчины. Наверное, я боялась.

– Чего?

– Что очередной ненормальный может решить, что я прошу секса.

Она помолчала и добавила:

– Теперь вам известны все мои секреты.

Сэм вскочил с уступа, на котором сидел, и в несколько шагов приблизился к Кейт. Ему хотелось крепко прижать ее к себе, но он понимал, что сейчас этого лучше не делать.

– В том, что сделал тот фермер, нет вашей вины. Как и в том, как вел себя парень из Сиднея.

Кейт медленно кивнула.

– Но сколько я себе ни твердила об этом, мне не очень-то в это верилось. И поэтому, когда мама по телефону сообщила, что сломала руку, и спросила, не могу ли я приехать домой на несколько недель, я покинула труппу.

– И вы остались жить тут.

– В Долфин-Бей никому не было известно про моего жестокого бойфренда и про ту ужасную историю с фермером. Мама и Эмили обрадовались, что я вернулась. Меня здесь ждали. Я была нужна. И я вернулась тут к жизни.

– По возвращении вы ни с кем не обсуждали то, что с вами случилось? Например, с семейным доктором?

Кейт пожала плечами:

– А о чем было говорить? Я считала, что виной всему мое пребывание вдали от дома.

– То есть вы просто сделали вид, что ничего не было.

– Верно. Я чувствовала, что я тут в безопасности и мне ничто не угрожает.

– Я уже говорил вам, что маленькие городки – не для меня. Но, поужинав вчера в вашем доме, я понял, что вас привлекает в Долфин-Бей. Ваша мама – такая милая женщина, не говоря уж о ее невероятном кулинарном таланте. А Эмили – очаровательна. Будь у меня такая же семья, я бы тоже захотел остаться тут навсегда.

Сказав это, Сэм подумал о том, что Кейт уже в том возрасте, когда пора обзаводиться собственным домом и собственной семьей. Да и ему самому пора об этом подумать.

С внезапной ясностью он осознал, почему проводил так много времени на работе: она стала для него заменой семьи. Одобрение, восхищение, дружеское общение, защиту – все это он получал от сослуживцев, а не от родных.

– А ваша семья разве не такая? – озадаченно нахмурилась Кейт.

– Моя семья настолько не похожа на вашу, что даже сравнивать нельзя. Наш дом напоминал поле боя, на котором враждебные стороны установили перемирие, но время от времени возобновляют военные действия. Моя мать была у отца второй женой. Он все еще оплакивал смерть своей первой жены, когда повстречал Вивьен и…

Кейт перебила его:

– Кто такая Вивьен?

– Моя мать. Ей не нравится, когда я называю ее мама или мать.

В кои-то веки Кейт, кажется, не находила слов.

– Это, хм, необычно. Вы называли ее так, даже когда были ребенком?

– Даже когда я был так мал, что с трудом мог выговаривать «Вивьен».

– Маленький бедняжка! – сказала Кейт. – То есть вы были маленьким бедняжкой, но сейчас вовсе не такой. Вы должны рассказать мне о себе больше. Хватит уже говорить обо мне.

В Кейт снова проснулась любопытная Варвара, но у Сэма было явственное ощущение, что она пытается таким образом его отвлечь. Он оборвал ее:

– Обо мне мы можем поговорить позже. А сейчас нам надо сосредоточиться на вас.

Она замолкла, а потом спросила:

– То есть разложить меня по полочкам?

– Не будьте так суровы к себе. Вы были молоды, некоторые события вашей жизни были травмирующими, и, чтобы прийти в себя после этого, вы удалились в безопасное место.

– Это безопасное место, кажется, стало удобной тюрьмой, – пробормотала Кейт.

Сэм сжал руки Кейт в своих.

– Из которой, как вы теперь поняли, нужно освободиться.

Сэм не знал, откуда у него взялись эти слова утешения, а также глубокая потребность наладить с этой девушкой хорошие отношения.

Она вздохнула:

– Я сердита на себя за то, что выбрала удобный вариант. А надо было бороться со своими проблемами и, как вы сказали, вычистить их из себя, словно гной из раны.

– Не вините себя. Похоже, ваша жизнь в Долфин-Бей действительно была отличной. Не самое плохое место, чтобы в нем отсиживаться в период исцеления.

Кейт ударила кулаком об кулак:

– Но этого больше не достаточно.

– Верно. Прежде всего, там, снаружи, есть огромный мир потрясающих отелей, которые вам надо исследовать. – Сэм говорил беспечным, поддразнивающим тоном, чтобы ослабить гнев.

– Вы правы, – согласилась она после долгой паузы. – Начать хотя бы с того сказочного отеля-дворца в Индии. Услышав о нем от вас, я нашла кое-какую дополнительную информацию в Интернете. И теперь я так хочу увидеть этот отель своими глазами!

– В университете я изучал инженерное дело, а не психологию. Но эта мысль кажется мне разумной: отправиться взглянуть на дворец махараджи – отличный стимул для вас, чтобы вырваться отсюда.

– Я сделаю это своей целью, чтобы на чем-нибудь сосредоточиться.

Кейт подняла взгляд. Лицо ее было спокойным и очень серьезным. Затем она коснулась щеки Сэма прохладными, пахнущими эвкалиптом пальцами.

– Спасибо, что стали первым, кому я все это рассказала.

– Я не должен оказаться последним, кто это слышал. Поговорите с матерью. Может быть, даже обратитесь за профессиональной помощью.

– Только я сама могу справиться с этой проблемой. Никто не может сделать это за меня. – Она не отнимала у него свою руку.

– И вы уже сделали первый шаг – осознав, что вам нужна помощь.

Глаза Кейт расширились.

– Сэм Ланкастер! Как у вас получается быть таким мудрым?

– Я не мудрый… Просто вы мне нравитесь.

Может, именно это и было нужно, чтобы все получилось: сильно переживать за другого человека и хотеть ему помочь?

– Я рада это слышать, потому что… Потому что вы тоже мне нравитесь, – ответила Кейт и вскинула взгляд на Сэма.

Не задумываясь, Сэм обхватил ее и, склонив голову, поцеловал по очереди очаровательные ямочки на щеках, а затем ее прелестный рот. Но теперь, когда он лучше понимал ее, Сэм старался сдерживаться, чтобы поцелуй оставался нежным и не испугал Кейт.

Она сперва удивленно ахнула, а затем, расслабившись, замурлыкала от удовольствия, обвила руками шею Сэма и притянула его голову ближе.

Ее теплые губы и свежий вкус рта разжег в Сэме жажду обладать Кейт. Дрожь желания пробежала по его телу, когда их поцелуй стал глубже. Но едва губы Сэма стали настойчивее, Кейт отстранилась, хватая ртом воздух. Лицо ее вспыхнуло.

– Вот это да! Это было замечательно! И вчера тоже было здорово. И еще… Я не испугалась.

– У вас никогда не будет причины меня бояться.

Сэм был готов на все, чтобы убедить Кейт, что ему можно доверять. Но, судя по замешательству и сомнению, отразившимся сейчас на ее лице, сделать это будет нелегко.

– Спасибо. – Она сжала его руку. – Но, кажется, я пока не созрела для… для чего-то большего. Мне нечего вам дать, когда в моей жизни столько проблем.

До дрожи потрясенный поцелуем, желая его продлить, Сэм с трудом ответил ровным голосом:

– Вы – умная, особенная женщина, которой нужно решить всего одну проблему.

Он легонько поцеловал ее в щеку.

– А мне нужно разобраться с предложением о покупке моего бизнеса.

Ему следует взять пример с Кейт. Меньше всего сейчас нужно усложнять свою ситуацию романическими отношениями.

– Полагаю, нам обоим есть над чем поработать, – сказала Кейт и взглянула на Сэма. – Вы мне так помогли сегодня! Я бы очень хотела тоже вам помочь. Возможно, обсудив проблему со мной, вы сможете найти верное решение.

Кейт шутя начала обмахивать себя изящной рукой.

– Я хочу окунуть ноги в воду, чтобы освежиться. Не хотите присоединиться?

Она направилась к мелководью у самого берега, где вода едва доходила до лодыжек. Сэм пошагал за ней. Идея освежиться ему понравилась.

Кейт в этот момент размышляла о том, что Сэм поцеловал ее снова. И ей понравился каждый миг этого поцелуя. Не было ни страха, ни паники – лишь покой, удовольствие и восторг. Но сейчас было неподходящее время продолжать целоваться, хотя именно этого хотелось больше всего. Глубоко внутри Кейт понимала, что, пока она не преодолеет свою агорафобию, если ее мучает именно эта болезнь, поцелуи с Сэмом лишь все усложнят.

Когда она впервые его увидела, интуиция шепнула ей, что этот мужчина опасен. Теперь стало ясно, что он опасен вовсе не тем, что ее пугало сначала. На самом деле под угрозой ее сердце.

В Сэма слишком легко влюбиться.

Взявшись за руки, они брели по мелководью на краю лагуны.

– Когда вы поняли, что Долфин-Бей стал для вас тюрьмой? – спросил Сэм.

– Лишь недавно. В процессе организации этой свадьбы сложилась наконец полная картина…

– Может, вам захочется вскрыть шрамы прошлого, чтобы понять, как все уладить, – сказал он, тщательно подбирая слова.

Кейт отвернулась.

– Вы, наверное, считаете, что нервы у меня совсем ни к черту.

Она попыталась пошутить, но шутка прозвучала невесело.

Потянув ее за руку, Сэм развернул собеседницу лицом к себе.

– Разумеется, я так не думаю. Если честно, даже не представляю, как вам удалось так долго справляться с этим.

– А я и не справлялась. Я уже несколько лет не встречалась с мужчинами.

В ответ на это признание в его глазах вспыхнуло искреннее изумление.

– В это даже трудно поверить.

– Я не доверяла своему суждению о мужчинах: не могла отличать плохих парней от хороших.

– А обо мне вы уже составили мнение?

– Вы… вы определенно из хороших парней.

– Хорошо, а к какой категории вы отнесли Джесси?

– Над этим я тоже размышляла, пытаясь понять, почему так ошибалась насчет него и меня.

– Мне кажется, вы влюбились в Джесси приблизительно в то время, когда потеряли отца.

Кейт вернулась в мыслях к тем тяжелым дням.

– Возможно. Все в моей жизни тогда перевернулось вверх дном, только он, мой друг, был рядом – верный, надежный.

– Не это ли мешало вам завести серьезные отношения с кем-нибудь другим?

– Хотите сказать, что, вернувшись сюда, я использовала свою страсть к Джесси как предлог, чтобы не рисковать, пытаясь заводить отношения с другими мужчинами?

– Не исключено.

– В этом есть своя странная логика.

Сэм кинул взгляд на свои часы.

– Кстати, о Джесси, а также Бене и Сэнди; если мы отправимся в Сидней сейчас, то доберемся туда вовремя, чтобы с ними поужинать. Вы не против?

Кейт почувствовала, как горло внезапно сдавило. Она с трудом сглотнула.

– Я хочу поехать. Правда. Мне очень неприятно думать, что я подвела их. А еще отвратительнее мысль, что я спасовала перед этим глупым страхом. – Она добавила с напускной бравадой: – Кажется, я готова попробовать еще раз. Только если вы будете держать меня за руку.

– Я могу отвезти нас на своей машине. Но вы уверены, что хотите поехать?

Кейт вовсе не была в этом уверена, однако твердо решила попытаться ради Сэнди, Бена и Сэма.

Когда они добрались туда, где Кейт припарковала автомобиль, она выпустила руку Сэма:

– Понимаю, что это нелепо, ведь я сама жуткая сплетница, но я больше не хочу, чтобы люди судачили обо мне. Пусть наша дружба останется между нами.

– Вполне справедливо. Мне тоже не нравится, когда люди болтают о моих делах. – Сэм остановился и добавил с улыбкой, согревшей сердце Кейт: – Но мне очень нравится держать вас за руку.


Кейт прекрасно себя чувствовала, пока садилась в машину, без проблем доехала домой, где собрала вещи, а Сэм между тем заглянул в сарай посмотреть, как там арка. Но когда девушка, вернувшись к отелю, подошла к спортивному автомобилю Сэма, ее охватила слабость.

– Вы в порядке?

– Да. – В ответ на вопрос спутника Кейт выдавила бодрую улыбку.

Однако едва Сэм открыл перед ней пассажирскую дверь, в душу снова вполз страх. Скользнув на сиденье, Кейт ощутила, как разом ослабели колени.

– Я не могу это сделать. Я думала, могу, но это не так.

Сэм помог ей выйти из машины и обнял, похлопывая по спине и без слов напевая что-то успокаивающее. Наконец Кейт перестала дрожать и расслабилась, прижавшись к нему и не заботясь о том, что их могут увидеть.

– Для вас это пока чересчур, – сказал Сэм.

Кейт отстранилась.

– Наверное. Но я так зла на себя и так разочарована!..

– Ну так мы не поедем в Сидней. К чему так переживать?

– Поезжайте без меня. У вас еще полно времени, чтобы успеть на вечеринку.

– Какой смысл шаферу отправляться развлекаться без подружки невесты?

– Вы все равно сможете повеселиться в Сиднее. Лиззи зарезервировала для вечеринки отличное место.

– Никаких возражений! Я и так могу в любое время сходить в Сиднее в бар или ресторан. Я останусь тут с вами.

– Но…

Сэм прижал к ее губам указательный палец:

– Никаких но! Будем считать этот день бонусом – ведь у нас будет больше времени для работы над свадебной аркой.

Кейт несколько раз глубоко вдохнула, чувствуя, как пульс возвращается к норме.

– А ведь вы еще не видели, какая я мастерица на все руки.

– Вот и будет возможность показать это. А потом мы отправимся на свидание.

– А как же правила вашей компании?

– Я – владелец. Я их устанавливаю. И я говорю: к черту правило, запрещающее свидания. По крайне мере, когда это касается вас. Я поведу вас ужинать. У нас будет собственная вечеринка.

Кейт рассмеялась с восторгом и облегчением:

– Раз Бен так явно пытался свести меня с вами, полагаю, он не устанавливал правила «не-встречаться-с-Сэмом». Меня сдерживали скорее собственные страхи.

– Давайте закажем столик в лучшем ресторане в Долфин-Бей.

– «У гавани» – лучший местный ресторан, – патриотично заявила Кейт.

– Ладно, тогда поужинаем в ресторане лучшем после лучшего. Или закажем тайской еды и посидим на причале.

Она улыбнулась, радуясь, что снова чувствует себя нормально, и волнуясь от счастья при мысли об ужине с Сэмом.

– Тайская еда – звучит отлично.

– Значит, закажем тайской еды – и побольше.

Хотя Кейт и приклеила на лицо счастливую улыбку, счастья она не ощущала. Ведь чем ближе она знакомилась с Сэмом, тем больше он ей нравился. Но разве могло быть общее будущее у мужчины, путешествующего по всему миру, и девушки, которая страшится выезжать дальше предместий своего города?


Глава 8 | Запредельная нежность | Глава 10







Loading...