home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


Глава 5

До этого момента у Сэма не возникало проблем с правилом, запрещающим романы с клиентками. С Кейт Паркер все было по-другому. Она определенно не собиралась никоим образом его домогаться и вела себя абсолютно профессионально. Этим утром она заехала за ним в отель. Во время короткой поездки к месту, где предполагалось построить курорт, разговор шел строго о делах. О свадьбе Бена даже не упоминалось, тем более о так и не состоявшемся свидании.

Сэму трудно было видеть в Кейт только клиентку, а не прекрасную, желанную женщину. Уже давно никто другой не интересовал его так, как она. В голове крутилась мысль: если бы Бен не назначил Кейт «связующим звеном», согласилась бы она пойти на свидание?

По правде говоря, не было никакой необходимости лично изучать это место. Для такой работы у компании была целая команда топографов и инженеров. Сэм скорее из учтивости пообещал Бену взглянуть на место будущей стройки. Но вместо Бена с ним поехала мисс Паркер. А это было уже совсем другое дело, нежели бродить здесь со старым приятелем, с которым когда-то вместе катался на лыжах.

– Что вы думаете? – спросила Кейт.

– Великолепное место, – произнес Сэм, а сам подумал про Кейт: «Это ты великолепна», – и добавил: – Вы напали на золотую жилу.

Этот большой земельный участок располагался на возвышенности над северной оконечностью места, которое местные называли пляжем Больших Скатов, хотя на официальных топографических картах было указано другое название. Рощицы пятнистых эвкалиптов с их характерной, бросающейся в глаза корой обрамляли вид на океан, раскинувшийся по ту сторону бурунов.

– А вот тут много лет стоял старый, полуразвалившийся коттедж. Его только недавно снесли.

– Великий австралийский пляжный коттедж – это настоящая традиция. Без сомнения, многие поколения одной и той же семьи приезжали сюда из Сиднея или Канберры, чтобы провести на этом берегу долгие летние каникулы.

– Я не буду особо скучать по этому строению. Оно было совсем немудрящим. Мне всегда было жалко мать семейства, которой приходилось готовить еду в этом коттедже в знойные январские дни.

– А может, мужчины жарили пойманную ими рыбу на углях?

– Вы говорите так, словно имеете подобный опыт. Когда вы были ребенком, у вашей семьи был пляжный домик?

– Да. На Палм-Бич. Это самый северный пляж в Сиднее.

Глаза Кейт расширились.

– Так я и знала! Это его называют местом летнего отдыха толстосумов?

– Думаю, да. Наш коттедж уж точно нельзя было назвать пляжной хижиной. И я никогда не рыбачил с отцом – он всегда был на работе.

– А ваша мама?

– Она веселилась на вечеринках.

Сэм отвернулся, заметив плохо скрытую жалость в глазах собеседницы.

– У вас есть братья или сестры? – спросила Кейт.

Он покачал головой:

– Я был единственным ребенком в семье.

В детстве, во время долгих школьных каникул, Сэм часами в одиночестве слонялся по роскошному дому. Затем, когда мальчику исполнилось четырнадцать, отец заставил его работать на каникулах чернорабочим – на стройках семейной компании. Это было нелегко, иногда с ним обращались даже жестоко. Бывалые работники то и дело норовили испытать обучающегося в частной школе сыночка босса-толстосума.

С тех пор и поныне компания занимала главное место в его жизни. Сэм редко возвращался в тот одинокий дом на Палм-Бич, пока не повзрослел достаточно, чтобы обзавестись компанией друзей и наезжать туда с ними.

– Я завидовал школьным приятелям, которые возвращались из таких вот мест с рассказами о куче приключений. – Он махнул рукой в сторону, где раньше стоял коттедж.

– Возможно, – согласилась Кейт. – Но до сих пор всего одна семья могла пользоваться этим красивым видом и близостью к пляжу. – Она огляделась вокруг с видом собственника. – Владельцы получили хорошую цену за участок, и теперь множество людей сможет наслаждаться этим волшебным местом.

– Вы говорите как настоящий безжалостный застройщик, – сказал Сэм.

Хотя он не имел проблем с добропорядочными застройщиками. Они были источником жизненной силы его компании.

– Я бы не сказала, что я безжалостная. Скорее практичная.

– Ладно. Вы – практичная.

– Не забудьте, что я еще и креативная. В конце концов, никто другой не смог рассмотреть потенциал этого участка.

– Хорошо. Вы – практичная и креативная застройщица, в которой нет ни капли безжалостности.

– Ну, может, одна или две капельки все-таки есть. – Сказав это, Кейт покраснела. – Но я бы не назвала себя застройщиком.

– Откуда у вас возник этот интерес?

– Когда я гастролировала с танцевальной труппой, нам приходилось останавливаться в самых ужасных гостиницах, какие только можно вообразить. В одной дыре на западе мы нашли под кроватью кожу, сброшенную змеей.

Сэм тоже вздрогнул – он терпеть не мог змей.

– Каждый раз, когда могли себе позволить, мы сбрасывались с девчонками, чтобы снять номер в хорошем отеле и пожить в роскоши денек-другой.

Сэм кивнул:

– Я так же поступил в Индии. Пока мы работали, не стоило ожидать лучшего размещения, чем в тех домах, которые мы восстанавливали. Кстати, вам никогда не хотелось поработать в другом отеле? Большего размера. Или в другом месте. Может быть, в одном из тех индийских отелей? Или хотя бы в Сиднее.

Сэм приложил усилие, чтобы в его голос не закралась надежда при упоминании о возможном переезде Кейт в его родной город.

Она категорически помотала головой:

– Нет. Я хочу работать именно здесь, в Долфин-Бей. Все, чем я хотела бы заниматься, – это управлять новым отелем, чтобы сделать его лучшим на южном побережье.

Кейт бросила взгляд на океан. Сэм готов был поклясться, что в этот момент ее мечты засияли в ее глазах.

Но его возмущало, что горизонты Кейт столь узки. На взгляд Сэма, она была большой рыбой в маленьком пруду – слишком толковой, чтобы провести жизнь в таком захолустье.

– Что навело вас на мысль о таком курорте? – с неподдельным интересом спросил он.

Она небрежно пожала плечами:

– Я видела, как одни мои друзья летают на курорты Бали, чтобы позаниматься йогой или серфингом. Другие ездят в Сидней, чтобы там, поселившись в отеле, побаловать себя на выходные спа-процедурами. И я подумала, а почему бы людям не приезжать для этого в Долфин-Бей.

– Вы определенно провели целое исследование, – одобрил Сэм.

Но, задумавшись, он понял, что, пылко восхваляя свою идею, Кейт упустила кое-что важное.

– А вы сами не посещали спа-отели на Бали или гостиницы для серферов в Сиднее? Для сравнения.

– К сожалению, нет.

Ее лицо напряглось, и Сэм понял, что задел больную струну.

– Я чаще путешествую, не вставая с кресла: знаю сайты лучших отелей вдоль и поперек. Но моя зарплата не позволяет мне путешествовать за границу.

«Я бы с удовольствием показал ей весь мир», – возникла вдруг у Сэма мысль ниоткуда. Вместе с ней в голове замелькали картины того, как он показывает Кейт те впечатляющие гостиницы, в которых останавливался. Или привозит ее в один из отелей, где она мечтала побывать.

– Может, вам следует поговорить с Беном о вашей зарплате?

Трудно было представить, что его старый приятель недоплачивает своей служащей. Но Сэм прекрасно знал, какими прижимистыми могут быть некоторые бизнесмены.

Кейт покачала головой:

– Вы, возможно, знаете, что должности, связанные с обслуживанием клиентов, далеко не самые высокооплачиваемые. Но Бен платит мне честно.

– Скоро вам выпадет шанс увидеть, как с нуля строится отель.

– Не могу дождаться, когда это увижу! – В Кейт снова вскипел энтузиазм.

Она взяла планшет с зажимом для бумаги, лежавший на капоте небольшого белого фургона с логотипом отеля «У гавани».

– Это намек, что пора вернуться к делу.

– Я не против, – согласился Сэм. – Можете задавать мне любые вопросы, которые у вас возникнут.

– Должна ли я включить деловые вопросы в число оставшихся из пяти? – Она тут же поправилась: – Я хочу сказать, что эти вопросы будут не о строительстве, а о вас… как о нашем застройщике.

– Что ж, справедливо, – рассудил Сэм.

Вопросы Кейт означали, что, возможно, за ее сугубо деловым поведением все-таки кроется интерес к нему как к личности, а не к бизнес-контакту.

– Как вы думаете, как скоро будет построен курорт? – спросила она.

– От рытья котлована до момента, когда вы примете первых гостей?

Кейт кивнула.

– Не меньше года. Может, больше.

– Но вы ведь укажете в договоре сроки начала и окончания строительства?

– Разумеется.

Она набросала несколько строк в своем блокноте, заметив:

– Я включу это в свой отчет.

Судя по тому, что Сэм уже узнал о Кейт, можно было не сомневаться: отчет будет подробным и объемным.

– Когда мы вот так с вами разговариваем, – произнесла она, – все планы кажутся такими осуществимыми. Я буду бывать тут каждый день после работы, с нетерпением наблюдая, как идет строительство. А вы… вы будете здесь бывать, чтобы контролировать процесс?

Сэм покачал головой:

– На этой стройке будет свой руководитель. Работающая тут команда будет регулярно представлять отчеты в Сидней.

– Так вы пробудете здесь всего лишь неделю?

– Да.

Сэм так и не понял, что промелькнуло в ее глазах: облегчение или разочарование.

Для него это был лишь один из многих проектов. Но для Кейт он очень много значил. Сэм знал, что она хочет работать на Бена с полной самоотдачей, а еще преуспеть в собственной карьере. Поэтому лучше всего быть с ней честным.

– Вообще-то, есть вероятность, что к началу строительства я уже не буду иметь отношения к компании, – произнес он спокойно, не желая выдавать грызущую его тревогу.

Глаза Кейт тревожно округлились.

– Что вы имеете в виду?

– Сейчас обсуждается серьезное предложение, сделанное нашей компании.

– Хотите сказать, что собираетесь продать семейный бизнес?

Ее обвиняющий взгляд заставил Сэма пожалеть о своей откровенности.

– Это один из возможных вариантов. Мне еще предстоит принять решение, – сказал он, поджав губы.

Кейт нахмурилась:

– Как вы можете на такое пойти? Ведь эту компанию создавали ваш дед и ваш отец!

Ее слова ранили его словно ножи. Предательство – вот как воспримут такой поступок люди.

– Компании постоянно продаются и покупаются. Вы должны это знать.

Кейт нахмурилась сильнее:

– Разве семью это не волнует? Похоже, что бизнес полностью доверили вам, это так?

«Да кто она такая? Голос моей совести?» – подумал Сэм и ответил:

– Можно сказать и так. Но компания становится самостоятельным юридическим лицом. Транснациональная компания предложила цену, способную обеспечить фирме дальнейшее развитие – такое, которое мне не под силу при текущей ситуации в экономике.

– Больше не всегда означает лучше.

– Это к делу не относится, – отрезал он. – Как я поступаю с компанией – моя забота.

Рот Кейт искривился.

– Даете понять, что это меня не касается?

– Все верно.

Кейт не знала, почему ее так шокировали откровения Сэма и его грубый отказ продолжать дальнейший разговор. В конце концов, ее первым впечатлением было то, что этот парень выглядит жестким и бескомпромиссным.

«Может, у него, как и у меня, тоже есть тайные, неразрешенные проблемы? – подумала Кейт. – Нельзя забывать, что он – успешный бизнесмен. Разве мог бы он достичь нынешнего преуспевания, не перешагивая через других, не расталкивая их локтями? Наверняка Сэма интересует лишь конечная цель. Ему не важно, кому он может причинить вред на пути к ней».

Но Кейт была против, чтобы Ланкастер перешагивал через тех, кто был ей дорог.

«Как насчет Бена? – продолжала она размышлять. – Уж это меня точно касается, Ланкастер. Бен доверил тебе построить этот отель. Как ты мог поступить с ним так вероломно?»

– Если, а пока это только если, компания будет продана, то новые владельцы выполнят все обязательства по уже заключенным контрактам. Ими будет проделана точно такая же работа, которую компания выполнила бы под моим руководством.

Кейт недоверчиво воскликнула:

– Как вы можете это утверждать? Когда наш местный гастроном поглотила более крупная компания, первым делом они уволили часть работников и ухудшили качество продукции. Как вы можете быть уверены, что это не случится с вашей компанией?

Помолчав, он ответил:

– Я не могу быть в этом уверен. Если я продам компанию, новые владельцы дадут мне определенные гарантии. Но как только новая администрация вступит в свои права, она будет поступать по-своему.

– Так я и думала, – медленно проговорила Кейт, страшась, что придется сообщить эти новости Бену.

– Но ведь я еще не принял никакого решения, – сказал Сэм. – И одна из причин, почему я здесь, – взять паузу и обдумать все с ясной головой.

– И все равно я не понимаю, – сказала Кейт. – Почему вы думаете о продаже, хотя частью этой компании является история вашей семьи?

– Может быть, пытаюсь сделать так, чтобы мне больше не нужно было работать? – Голос Сэма звучал уверенно, но в его взгляде уже не было убежденности.

Понимая, что, возможно, ведет себя совершенно неприемлемо, Кейт продолжала настаивать:

– Я не очень хорошо вас знаю, но неужели возможность больше не работать – это то, что вам нужно? Какой будет ваша цель в жизни?

– Позвольте перефразировать свой ответ. Продажа обеспечит мне свободу для достижения собственных целей вместо того, чтобы продолжать воплощать в этой компании политику своего отца. Я смогу придумать что-то свое.

– Я полагаю, так и есть, – сказала она после паузы и посмотрела на собеседника. – Может быть, я сейчас скажу что-то неуместное, но…

– Но вы все равно это скажете, – закончил он за нее фразу без всякого намека на улыбку, что придало Кейт уверенности.

Она продолжила:

– Пожалуйста, обдумайте это очень тщательно. Не ради Бена или меня. Или тех людей, что работают на вас. А ради себя.

– Я буду иметь это в виду, – ответил он намеренно безразличным тоном.

– Не знаю, почему, но мне не безразлично, чем все для вас закончится. Мне кажется, вы хороший человек.

Сэм тихо выругался. Каждое слово, сказанное Кейт, попало точно в цель – туда, где Сэм был наиболее уязвим, ударило по его сомнениям и страхам.

Фрэнсис, его бывшая невеста, посоветовала бы: продавай. Не ради денег, а чтобы избавить его от бизнеса.

«Ты – трудоголик, которого не интересует ничего, кроме этой чертовой компании! А для меня у тебя уже ничего не остается!» – Фрэнсис заявляла это при каждом удобном случае, а в последний раз еще и швырнула ему кольцо, которое Сэм подарил ей на помолвку.

Но Сэму не понравились наивные предположения Кейт о сути этой истории с его компанией.

– Благодарю вас, Кейт. Вы сделали несколько интересных замечаний, и я, разумеется, приму их во внимание, – произнес он жестким деловым тоном.

– Рада, что вы не обиделись, – отозвалась она. – Не хотелось бы, чтобы наша совместная работа начиналась с плохого старта.

– Я вовсе не обиделся. В ваших словах есть резон.

Сэм не любил обнаруживать перед другими свои слабости. Ведь он был сыном властного отца, столь много ожидавшего от него. А после стал генеральным директором компании.

Кейт сперва непонимающе уставилась на него, а затем рассмеялась:

– А! До меня дошло. Но если вы становитесь таким, когда нуждаетесь в паузе, то не хотела бы я видеть вас в цейтноте.

Сэм остановился.

– Мне нужно найти спортзал. Или покататься на серфе. Избавиться от лишней энергии.

– Если вы на самом деле хотите чем-то себя занять, у меня есть для вас работа. Она поможет вам скоротать несколько часов.

– Работа?

Кейт покачала головой:

– Хотя нет, извините. Я кое-что забыла. Вы ведь терпеть не можете отнимающую зря время свадебную ерунду. – Она взглянула на него распахнутыми, смеющимися глазами: – Не так ли?


Глава 4 | Запредельная нежность | Глава 6







Loading...