home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


Глава 8

Сказать Сэнди об отказе поехать в Сидней на вечеринку оказалось непросто. Намного сложнее, чем казалось.

Заметив обиду в глазах подруги, Кейт смутилась. Причины, почему она не едет, звучали неубедительно, и учиненный Сэнди небольшой допрос это только подтвердил.

– Я не верю, что Эмили нуждается в твоем присутствии сегодня вечером, – заявила она.

В это не поверила бы и сестра Кейт, изо всех сил стремящаяся не зависеть ни от чьей помощи. Если бы она узнала, что ее использовали в качестве предлога, то уж точно пришла бы в ярость.

– Это из-за Сэма? – спросила Сэнди. – Ты злишься на нас с Беном за то, что мы свели вас вместе?

– Вовсе нет. Он мне нравится. Правда. – Предательский румянец окрасил щеки.

– Тогда почему?

«Я и сама не знаю! – захотелось выпалить Кейт. – Может, ты мне скажешь?»

Кейт почувствовала, что вот-вот расплачется, и закусила задрожавшую нижнюю губу, чтобы не выдать свое состояние. До чего же было тяжело понимать, что подводишь Сэнди! Но Кейт уже испытала достаточно унижения, когда случилась та катастрофа с Джесси. И теперь она не хотела никому говорить, даже подруге, что сама не знает причин своего отказа от вечеринки в Сиднее.

– Извини, но я просто не могу поехать с вами. И давай не будем больше говорить об этом.

Сэнди в конце концов прекратила расспросы. Но Кейт с каждой минутой чувствовала себя все несчастнее.

Участники предстоящей свадьбы решили отправиться в Сидней вместе, в одной машине. Кейт стояла на подъездной аллее отеля «У гавани» и смотрела на Сэма, чувствуя, что подступают слезы. Тот только что забросил свою сумку с вещами в багажник огромного внедорожника Бена.

«Он уже уезжает», – подумала Кейт, но Сэм повернулся и подошел к ней.

– Это последний шанс. Вы точно не едете с нами? – спросил он так, чтобы не слышали остальные.

Кейт больше всего на свете хотелось броситься сейчас в его объятия, ответить «да» и отправиться с ним. Но она страшилась того, что может случиться, если она попытается сесть в машину.

В ее ушах зазвучали шокированные восклицания: «Бедная Кейт!» Словно то, чего она боялась, уже произошло.

Ни за что она не испортит эту поездку своим друзьям и не подвергнет себя новому унижению.

Кейт снова посмотрела на Сэма и молча покачала головой.

Он ответил долгим взглядом, затем нахмурился, явно озадаченный таким ее поведением, а затем бросил:

– Ладно, – и отвернулся. – Увидимся завтра, когда мы вернемся.

Он даже не попытался прикоснуться к Кейт или поцеловать ее на прощание. Да и с чего ему так поступать, если она так категорично отвергла его поцелуй?

Опустив плечи, Кейт проводила его взглядом до машины. Бен и Сэнди уселись на передние сиденья. Сэм с Джесси забрались назад. А если бы она поехала с друзьями, ей пришлось бы сесть между Сэмом и Джесси? Она бы не согласилась. Кейт хотелось, чтобы рядом был только Сэм.

Когда внедорожник отъехал, Кейт повернулась к нему спиной и, с трудом переставляя ноги, направилась прочь от отеля. Она не собиралась махать друзьям на прощание рукой. Ей так хотелось поехать с ними, чтобы отпраздновать свадьбу двух дорогих ей людей! Эта пара заслуживала второй шанс на счастье. Но что-то удерживало Кейт.

Да что же с ней не так?

Отель остался позади, а она продолжала идти прочь от гавани вдоль дощатой эстакады, ведущей к пляжу Больших Скатов.

«Неужели я превратилась в провинциалку, испытывающую отвращение к оживленному движению на дорогах и ярким огням? – размышляла Кейт, медленно шагая по пляжу. – А может, я просто побоялась остаться наедине с Сэмом?» – размышляла Кейт, все пытаясь понять причины своего отказа от поездки.

Перед ней лежал белый песчаный пляж, тоже ограниченный с севера скалами. Справа простирался бескрайний Тихий океан, а слева пресноводная река несла свои чистые, прохладные воды.

Это было одно из любимых мест Кейт. На гастролях, в очередной раз ворочаясь на неудобной гостиничной кровати, она закрывала глаза и представляла себе его покой и красоту. В первые восторженные недели романа с Р. – Кейт даже в мыслях не могла называть этого человека полным именем – она рассказала ему об этом уголке природы и предложила посетить его вдвоем. К счастью, Р. отверг тогда эту идею. А значит, это место не было запятнано воспоминаниями о нем.

Кейт вдохнула свежий, пахнущий солью воздух. Затем сделала еще один глубокий вдох, и еще. Нужно собраться. Если у нее и получится привести мысли в порядок, то только тут.

Долфин-Бей был ее тихим пристанищем, а этот уголок настоящим убежищем. Но может, каким-то образом пристанище превратилось в ловушку, из которой не вырваться?


Автомобиль Бена двигался на север по автостраде Принсез. Сидя на заднем сиденье, Сэм размышлял о том, почему в машине царит такая неуютная тишина. Вроде бы должны звучать шутки и смех – раз уж Бен и Сэнди в традиционной манере затеяли отпраздновать последние деньки свободы от брачных цепей.

Это, конечно, из-за Кейт.

Никто не хотел заводить о ней разговор. Никому не хотелось озвучивать свое беспокойство за подругу, которая отказалась участвовать в одном из свадебных мероприятий. А ведь она с таким энтузиазмом взялась за организацию этой свадьбы!

Бен проехал последнюю бензоколонку на самой окраине города.

– Останови машину, – попросил Сэм. – Можешь съехать тут на обочину?

Бен исполнил его просьбу.

– Тебе нужно в туалет, приятель? – спросил Джесси.

– Нет, – ответил Сэм. – Я собираюсь вернуться за Кейт.

В салоне автомобиля одновременно раздались три вдоха.

– Отлично, – одобрила Сэнди и обернулась к Сэму с переднего сиденья. – С ней что-то не так. Я беспокоюсь за нее.

– Я тоже, – поддакнул Джесси. – Это не похоже на Кейт – упустить шанс побывать на вечеринке.

– Она не поехала в Сидней и тогда, когда я собралась покупать свадебное платье, попросив ее помочь с выбором, – добавила Сэнди. – Я тогда подумала, что Кейт не хочет мешать мне побыть с Лиззи. Но теперь я не уверена, что причина была в этом.

– Может, нам всем вернуться за Кейт? – спросил Бен.

– Нет, – сказал Джесси. – Это должен сделать Сэм.

Вылезая из машины, Сэм молча кивнул Джесси, дав этим понять, что понял значение его слов.

– Скажи ей, что мы очень ждем ее приезда! – крикнул Бен вслед.

Сэм довольно быстро добрался на попутке обратно в город. Вернувшись в отель, он бросил свою сумку и отправился разыскивать Кейт. На ее сотовом был включен автоответчик. На звонок на домашний телефон никто не ответил. Наконец девушка, дежурившая за стойкой администратора, сообщила, что у Кейт сегодня выходной, но добавила, что видела, как она направилась к пляжу после того, как босс и его невеста уехали в Сидней.

Сэм зашагал к дощатой эстакаде.

Пляж Больших Скатов был почти пуст. Прямо над береговой линией виднелась одинокая цепочка небольших, похожих на женские, следов. Она тянулась через весь пляж, до самых скал. Сэм готов был поспорить, что это следы Кейт. В памяти всплыл ее рассказ об идиллическом местечке на пляже неподалеку.


Кейт сидела в стороне от воды, в тени, отбрасываемой ветвями рощицы эвкалиптов. Хотелось искупаться, но в ее вместительной сумке не было одной вещи – купальника.

Но она не рискнула бы поступить так сейчас, после того, как Р. проник в душу Кейт, посеяв там сомнения во всем, что касалось ее тела, ее сексуальности, ее желаний. И после того, как тот, другой, напавший на нее, упрекал ее за вызывающие танцы и нескромные сценические наряды. Теперь Кейт старалась сдерживать себя во всем: в эмоциях, желаниях, потребностях.

Внезапно острый приступ отчаяния охватил ее, и она осознала, что сама отгородилась от любви и близких отношений, сама запретила себе смириться с влечением к Сэму и сполна насладиться его объятиями.

Она сгорбилась, обвила руками колени и целиком погрузилась в свои мысли. В голове вертелся вопрос: «Как ты дошла до такого: сидишь в одиночестве на пляже, когда та жизнь, о которой ты мечтала, кипит вокруг?»

Кейт закрыла глаза. Приглушенный шелест волн, разбивающихся о песок, казался почти гипнотическим. Она не знала, как долго так просидела, прежде чем услышала хруст сухих веток под чьими-то ногами и почувствовала, что на нее упала чья-то тень. Кейт резко вышла из транса и открыла глаза.

Сперва она прищурилась от яркого солнца, но потом рассмотрела нежданного нарушителя ее задумчивого уединения.

– Сэм? Что вы здесь делаете? Вот это сюрприз!

– А зачем мне хотеть поехать в Сидней? Я и так там живу и могу потусоваться на вечеринке в этом городе, когда пожелаю.

Сэм возвышался над собеседницей, крепко упираясь в песок сильными ногами в закатанных джинсах. Он был босиком.

– Но я же видела, как вы уехали с остальными… – удивилась Кейт.

Он пожал плечами:

– Я вернулся. Подумал, что лучше побуду в Долфин-Бей, посчитаю чаек – или чем вы тут в этой части света развлекаетесь.

Кейт невольно хихикнула:

– Замрите ненадолго, и, может быть, увидите варана, взбирающегося на эвкалипт.

– Ага, точно! – ухмыльнулся Сэм. – Но забыл вам сказать, что мне не по душе рептилии, особенно огромные ящерицы.

– Так вы случайно наткнулись здесь на меня?

Сердце Кейт подпрыгнуло при мысли о том, что он, возможно, ее искал.

– Я вспомнил, как вы рассказывали об этом месте, когда я спросил, где можно поплавать. Вот и решил взглянуть на него.

– А где же ваши плавки и полотенце? – насмешливо спросила она.

– Если бы я не встретил тут одну рыжую особу, я бы понырял и без них, как планировал.

Кейт не смогла сдержать короткий вдох, представив, как этот мужчина, сбросив одежду, голым ныряет в воду.

– Неужели? – усомнилась она, когда к ней вернулся дар речи.

Сэм вскинул руки:

– Ну ладно. Сдаюсь. Я вернулся за вами.

Голос его звучал легкомысленно, но глаза были очень серьезными.

– За мной? – Сердце Кейт заколотилось в два раза быстрее.

– Чтобы попытаться уговорить вас поехать со мной в Сидней. Только вы и я. Мы можем присоединиться к остальным позже.

– Зачем вы это делаете, если между нами только… только деловые отношения?

Сэм сверху вниз посмотрел на Кейт. Взгляды их встретились, разговаривая друг с другом красноречивее слов.

– Мне кажется, вы понимаете, что это нечто большее, – наконец произнес он.

– Да. Думаю, я знала это с самого начала.

Кейт остро ощущала близость этого мужчины, его силу, его запах. Она не чувствовала страха и желания немедленно высвободиться из его объятий.

– А что другие подумали о вашем возвращении за мной?

– Они не могли взять в толк, почему вы не поехали с ними.

Кейт судорожно вдохнула – почти всхлипнула:

– Разве вы не видите: дело не в том, что я не хочу ехать в Сидней. Я не могу.

Она попыталась вывернуться из его рук, стесняясь того, что Сэм может заметить смятение, написанное на ее лице. Но он держал ее крепко, уверенно и не хотел отпускать.

Сэм медленно кивнул:

– Теперь я это понимаю. Вы можете рассказать мне, что все-таки происходит?

В его карих глазах светилась забота, а в голосе звучало участие.

Чтобы успокоиться, она глубоко вдохнула.

– Не знаю, сколько я тут просидела, размышляя над тем, что за чертовщина со мной творится.

– Вы про свой страх ехать в Сидней?

– А что… он так заметен?

Значит, ее притворная маска «меня-ничего-не-беспокит» его не обманула.

– Не с первого взгляда. Но по мере того, как я узнавал вас, мне становилось понятно…

– …Какой ограниченной стала моя жизнь?

– То, что вы, похоже, не хотите покидать Долфин-Бей.

Кейт тяжело вздохнула.

– Сидя здесь, я смирилась с тем, что мои интересы в жизни стали все более сужаться. Я ужаснулась, когда до меня дошло, что я никуда не выезжала из этого городка более двух лет.

Сэм нахмурился:

– Что вы хотите сказать?

Она высвободила свои ладони из его рук и, повернувшись, отступила на шаг. Как же объяснить все Сэму, чтобы он не принял ее за полную идиотку? Единственный выход – изложить факты.

– В последнюю пару лет я не бывала не только в Сиднее, но и вообще за пределами Долфин-Бей. Даже в тех местах, которые раньше мне так нравились. Каждый раз, когда меня приглашали на ужин в соседний город Бейтменс-Бей или полюбоваться белыми львятами в расположенный неподалеку зоопарк Мого, я находила какие-то отговорки. Я никогда не принимала сознательного решения никуда не выезжать.

– Вы пытались понять почему?

– Я начала подозревать, что страдаю неким видом агорафобии – и даже как-то полезла в Интернет, чтобы больше прочесть о ней.

– Это не лучшая идея – навешивать себе ярлык, вычитав что-то в Сети.

Такого сурового тона Кейт у Сэма еще не слышала.

– Разумеется, вы правы. Глупо самому ставить себе диагноз. Но я узнала, что причиной агорафобии, даже в ее самой мягкой форме, может стать некое запускающее событие.

– В этом есть логика. Вы пытались вспомнить, когда начали испытывать этот страх?

– Да.

– Хотите рассказать мне об этом?

Кейт покачала головой, не в силах говорить.

– Это… это личное. Мы не очень хорошо знакомы.

– Может, это один из способов узнать друг друга лучше?

– Возможно, вы не захотите продолжить наше знакомство после того, как я залью слезами все ваше плечо.

Кейт попыталась обратить все в шутку, но голос ее предательски задрожал.

– Позвольте мне самому судить об этом, – ответил Сэм. – Мы все совершаем поступки, о которых потом сожалеем. Уж я точно. Посмотрите вокруг. – Сэм широко повел рукой. – Здесь вас никто кроме меня не услышит. А я никому не разболтаю.

Кейт так глубоко хранила все в себе. Вдруг это станет настоящим облегчением – выговориться перед Сэмом?

– Может, сядем? В двух словах тут не расскажешь.

– Конечно, – согласился он, оглядываясь по сторонам. – Как насчет уютно устроиться на скале?

– Вот на этом поросшем травой уступе будет гораздо удобнее.

– Это точно.

Сэм примял рукой высокую траву, прежде чем усесться на нее.

Кейт села рядом, пытаясь соблюдать вежливую дистанцию. Но плечи Сэма были такими широкими, а руки мускулистыми, что просто невозможно было не прижаться к ним хотя бы слегка.

– Давайте, выкладывайте, – подбодрил он.

– Со мной произошла неприятная история, когда я училась в университете в Сиднее.

– Проблемы с каким-то парнем?

Кейт содрогнулась.

– Мне трудно вспоминать об этом. Я даже не могу произнести его имя.

Сэм напрягся.

– Он вас… Это было…

– Нет, все не так. Я сама очень хотела встречаться с ним. Вот что самое ужасное.

– Вы были неопытной?

– Возможно, причина и в этом тоже. Я тогда училась на третьем курсе. Мы познакомились на каникулах, когда отправились кататься на лыжах. Все мы в той поездке вели себя слегка безбашенно. А тот парень был самым красивым из всех, кого я встречала. – Она украдкой кинула взгляд на собеседника. – До настоящего времени, конечно.

Сэм фыркнул:

– Вовсе не обязательно мне это говорить.

– Но это правда.

– Что было дальше?

– Я сразу же почувствовала к нему симпатию. Он был не только красивый, но и забавный, и добрый. Во всяком случае, я так думала.

– Но все это было лишь напоказ? – мрачно спросил Сэм.

Кейт кивнула.

– Это были очень… очень плотские отношения. Я была неопытной. Он прекрасно понимал, что мне нужно, и я впала в зависимость от него и от тех ощущений, которые он мне дарил. Я стала буквально одержима им, словно наркотиком.

– А затем он изменился?

Кейт нравилось, как Сэм выслушивает ее: понимающе, не осуждая, пока она не расскажет историю целиком.

– Это превратилось в попытку подчинить меня в сексуальном плане. Я хотела любви, а ему нужно было нечто более… темное. Он заставлял меня делать то, о чем я раньше и помыслить не могла. Унизительные, неприятные вещи. Но он угрожал, что если я не соглашусь на них, то потеряю его.

– А вы бы этого не вынесли, – медленно произнес Сэм.

Кейт уставилась в землю рядом с его босыми ногами, боясь прочесть на лице собеседника, что он, должно быть, сейчас думает.

– Мне казалось, что я люблю его и жить без него не могу.

– И считали, что он тоже вас любит.

– Наш роман длился недолго. Он был таким бурным, но затем этот человек начал отдаляться от меня. Я не могла его застать – он не отвечал на мои звонки.

– Он просто хотел полностью управлять вами. Все дело было в этом.

– Я начала ощущать такую потребность в нем, что сама себя не узнавала. Стоило ему не ответить на мою эсэмэску – и я впадала в истерику. Какой же дурой я была!

«Это уж точно отпугнет от меня Сэма», – подумала Кейт.

Но он покачал головой:

– Вы были юной и уязвимой. Он манипулировал вами.

– А еще он был садистом. – Она с горечью выплюнула это слово. – Мои подозрения в его неверности подтвердились. Я застукала его с другой девицей.

– И чем все закончилось? – хрипло спросил Сэм.

– Он все еще считал, что может вертеть мной, как ему угодно. Но когда я убедилась в его измене, у меня в мозгах наконец прояснилось. И я бросила его.

– Хорошо, что вы нашли в себе смелость так поступить.

Кейт нервно рассмеялась:

– О, я не была очень уж храброй – просто испугалась, когда задумалась, как далеко могу позволить себя увлечь. Я не хотела падать в эту пропасть.

– И вы сделали это – разбили свои цепи и вновь обрели над собой контроль.

Сэм обшаривал пристальным взглядом ее лицо.

– Да, но с университетом пришлось расстаться. Мне нужно было подтянуть дисциплины, которые я завалила, а я не в силах была встречаться с этим человеком в университетском городке. Поэтому я с такой радостью приняла предложение присоединиться к танцевальной труппе. Я покинула Сидней, а возвращаться домой с поджатым хвостом не хотелось.

Сэм нахмурил брови.

– И вы никому не рассказывали о том, что произошло?

– В университете была одна девушка, которая всегда старалась меня поддержать. Но мы с ней потеряли связь.

– И вы не рассказывали эту историю вашей матери или сестре?

– Мне тяжело было признаться, что я завалила учебу. Они думали, что я бросила университет, потому что хотела танцевать.

– То есть вы все время пытались закрыть глаза на то, что с вами произошло?

– Все верно. Вы не представляете, как часто в те дни мне хотелось вернуться домой, за помощью. Но я этого не сделала. И поэтому, когда уже другая ситуация заставила меня усомниться в себе, я понятия не имела, как с ней справиться.

Кейт глубоко вдохнула и попыталась осторожно отсесть от Сэма. Тот вскинул руку, притянул собеседницу обратно и прижал спиной к себе.

«Неужели Сэм считает, что мне не нужны его прикосновения, поцелуи и он сам?» – Эта мысль показалась Кейт невыносимой. Она придвинулась ближе, их взгляды скрестились.

– Обнимите меня, пожалуйста, – попросила она.

Он снова притянул к себе так, что Кейт уткнулась подбородком ему в плечо – и в самом деле широкое. А еще твердое, теплое и готовое поддержать.

– Надо, чтобы весь яд вышел из раны наружу. Если есть что-то еще, я хочу об этом услышать, – сказал Сэм.


Глава 7 | Запредельная нежность | Глава 9







Loading...