home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 17

На следующее утро Плейдон вернул нас с Фианом к привычным ролям и повел класс на новый участок, где мы раскопали стазисную ячейку. Вернувшись к куполу все, как обычно, изнывали от желания узнать, что же мы нашли. Встали кругом, и Плейдон открыл ячейку. На этот раз внутри оказалась детская игрушка. Столетия назад любительница плюшевых игрушек, Иссетт двадцать четвертого века, оставила в стазисной ячейке зеленого пушистика. Но помимо него там лежало кое-что еще: видеозапись с взволнованной и сгорающей от нетерпения семьей, которая собирается отбыть в новый мир, и еще одна вещь – поистине клад. Нам оставили старую-престарую газету! Не за тот день, когда хозяева ячейки уезжали, а гораздо более ранний выпуск, опубликованный еще до того, как Язык стал всеобщим. Не цифровую, а напечатанную на настоящей бумаге.

Мы все напряженно ждали, пока Плейдон глядильником проверял дату.

– Такой в архиве еще нет. Выпущена в утраченном году.

– Мы нашли историю! – шумно возликовали мы.

А потом смотрели, как Плейдон медленно и бережно сканирует драгоценные страницы и пропускает получившиеся файлы через электронный переводчик. Затем преподаватель отправил отсканированные изображения и информацию исследователям и в университетские архивы на хранение. Закончив, мы упаковали игрушку, видеозапись и газету и отослали их. Теперь, обеспечив безопасность находки, мы все могли ознакомиться с содержанием газеты с помощью глядильников.

За обедом класс бурно обсуждал найденные фрагменты прошлого. Кое-что не имело значения, например, рассказ о какой-то телезвезде тех времен, но все это было кусочком лоскутного одеяла утерянной информации, которую человечество силилось восстановить.

– Что такое «Формула-1»? – спросила Далмора.

– Это репортаж о гонках на сухопутных автомобилях, – пояснил Плейдон.

– Но они так быстро ездили… Вряд ли показатели скорости правильные. – Крат что-то считал на своем глядильнике. – Должно быть, в процессе перевода на Язык сюда вкралась ошибка.

– Их транспортные средства передвигались гораздо быстрее наших, – возразил Плейдон. – Для нас скорость не в приоритете, потому что мы умеем мгновенно порталиться на дальние расстояния. А им приходилось путешествовать пешком или на транспорте, как нам, когда мы куда-то едем на санях. Огромное количество ресурсов тратилось на транспортную сеть: машины, треки, дороги, корабли, самолеты. Просто непосильно. – Плейдон одарил нас саркастическим взглядом: – Кстати, сегодня мы с вами изучаем экономику двадцатого века.

Я застонала. Когда о двадцатом веке говорят, что это сплошная война, война и скукота, экономику определенно относят к скукотище.

Мы дошли до середины кризиса тридцатых годов, когда глядильник Плейдона пискнул. Преподаватель нахмурился и посмотрел на экран. Перевел взгляд на нас, потом с обалдевшим видом снова на глядильник, и выражение его лица стало взволнованным.

– Джарра, пришло сообщение от военных. Их команда прибудет через час.

Я тоже немного удивилась. Я дала добро военным только вчера вечером. Видимо, они уже закончили с другими наследниками славы, которым в день Начала Года исполнилось восемнадцать, и теперь могли быстро разобраться с нестандартными случаями вроде моего.

– Да, сэр, – кивнула я.

– Что мы должны сделать... – Пдейдон лихорадочно оглядел универсальную столовую-лекционную комнату. – Нужно здесь прибраться. Прости, что у нас нет более подходящего помещения.

– Сэр, при всем уважении, это учебный военный купол. Более подходящего зала для проведения церемонии не сыскать. Большинство торжеств проводится как раз в подобных местах.

Я осознала, что остальные с растерянными лицами внимательно нас слушают. Происходящее было приятным отступлением от экономики 1930-х годов, но в чем дело, ребята не понимали.

Плейдон повернулся к ученикам и посвятил их в наш секрет:

– Джарра – наследница военной славы. Ей исполнилось восемнадцать, и со мной только что связались насчет церемонии чествования.

Конец предложения потонул в восторженных возгласах ребят.

– Потрясно! – воскликнула Далмора. – Грядет церемония! Мы вживую увидим…

– Ну почему они не прибыли утром на раскоп, – посетовал Крат. – Церемония чествования, все одеты в бронекостюмы, флаг развевается посреди разрушенного Нью-Йорка. Мы бы попали во все новости!

– Они однозначно отправили бы нас в купол, чтобы провести церемонию, – возразил Лолмак.

– Ты знаешь правила, – заспорил Крат. – Церемония приходит к названным в честь героя, где бы они ни были и чем бы ни занимались. Вспомни того парня, который сидел в тюрьме – все проводили прямо в его камере. И в бронекостюмах тоже было дело. На какой-то из солнечных батарей.

– Помните ту, на последнем празднике Начала Года? – с сияющими глазами поддержала его Далмора. – Тот кадет, который превзошел всех одногодок и получил право быть среди гвардии военных при открытии Парламента в День Начала Года. Почетный караул промаршировал прямо в здание Парламента, и все замерли на полуслове, а члены Парламента встали для проведения церемонии чествования. Это было невероятно, фантастически круто!

Да, знаю, церемонию чествования на открытии Парламента, наверное, специально организовали для масштабного освещения в СМИ, но я согласилась с Далморой. Смотрелось это все равно круто.

– Еще не слишком поздно, – предложил Крат. – Если поторопимся, можем успеть добраться до раскопа до приезда военных, и им придется последовать за нами. Учтите: в этом случае по телику не покажут наши лица, так что, может, лучше стоит…

– Тихо! – прикрикнул Плейдон. – Дайте-ка я вам кое-что объясню раз и навсегда. Суть церемонии не в том, чтобы кого-то показали в новостях. Я настаиваю на проявлении уважения. Ни одного неуместного слова или писка от любого из вас. Это как День Памяти, только еще серьезнее. Я не потерплю непослушания. Ясно?

Весь класс, широко раскрыв глаза, кивнул.

– Ясно? – повторил Плейдон, подчеркнуто глядя на Крата.

Крат вспомнил, что у него уже есть одно красное предупреждение, сглотнул и кивнул.

– Хорошо. – Плейдон обвел нас взглядом. – А теперь все поторапливайтесь! Нужно вынести отсюда столы и стулья и прибрать в комнате.

Вообще-то в этом не было необходимости, но Плейдон настоял, чтобы мы убрали всю мебель в наши спальни, мол, так столовая выглядит более солидно. Я оставила ребят заниматься уборкой, потому что хотела слегка смухлевать, переодевшись. Формы у меня не было, но это не такая уж и редкость для наследников славы. Я выбрала пиджак и брюки подходящего «военного» темно-синего цвета, провела расческой по волосам, посмотрела в зеркало и решила, что лучше уже не получится.

С сжимающимся от волнения желудком вернулась в столовую. Я видела много записей церемоний чествования, и от меня требовалось сказать всего несколько слов, поэтому стоило надеяться, что я не облажаюсь. Плейдон выстроил учеников рядами, оставив посередине свободный проход. Все словно ждали школьного ритуала по случаю Дня Памяти. Я прошла вперед и постаралась не слишком нервничать.

Плейдон посмотрел на часы, унесся в портальную комнату, вернулся в столовую и занял свое место в ряду.

– Класс, внимание!

Мы встали по стойке «смирно». Студентам это не очень удалось, но важно намерение, а не результат. Краем глаза я наблюдала за Кратом. Если он хоть что-нибудь ляпнет, то пусть даже не беспокоится о том, что Плейдон выпишет ему предупреждение, – я лично прикончу этого мальчишку! Может, он и считает церемонии помпезными и нелепыми, но моя бабушка погибла, открывая человечеству новые миры, и Крату лучше бы уважать ее и других героев. День Памяти отмечается со времен доистории, потому что о некоторых событиях нельзя забывать.

Почетный караул вошел в зал точно по расписанию. Военным нравится делать все по правилам. Во главе караула шел седовласый мужчина в парадной форме, держа под мышкой тонкий кейс. Я знала достаточно, чтобы разбираться в погонах. Ко мне отправили самого настоящего полковника! Потрясно!

За ним шествовали двое адъютантов, также в парадной форме, а между ними по воздуху плыло что-то черное и маленькое. Когда они ступили в проход, заиграла торжественная музыка. Полковник встал рядом со мной, его люди – у стены, а маленький черный квадрат остался парить между ними.

Квадрат развернулся, затем снова и снова, пока не превратился в полноразмерный флаг человечества, реющий в передней части столовой. Торжественная музыка сменилась гимном. Должно быть, один адъютант полковника отвечал за музыку, а другой – за флаг, но получалось у них хорошо. Они не выдали себя ни одним движением, как бы я ни присматривалась.

Гимн кульминировал на высокой ноте и закончился, и класс понял, что положено сделать. Почти в унисон мы все отдали честь флагу.

Полковник вышел на середину комнаты и повернулся ко мне.

– Двенадцатого ноября две тысячи семьсот шестьдесят девятого года Джарра Телл Моррат погибла, открывая человечеству новые миры. – Он перечислил невероятно длинный список наград, включая военную медаль Фетиды, и после паузы произнес: – Слава Джарре Телл Моррат!

Я постаралась отдать честь как можно лучше. Полковник вручил мне тонкий черный кейс с выгравированным флагом человечества. Я взяла его плашмя перед собой, как видела по телику, и произнесла положенные слова. Надеюсь, голос не дрожал.

– Во имя и во славу Джарры Телл Моррат.

Теперь меня звали именно так. Военные, должно быть, в тот самый момент вносили изменения в реестр. В подобных вещах они сильны.

Снова заиграла торжественная музыка; адъютанты повернулись к флагу, отточенными движениями сняли левитаги, удерживающие его в воздухе, и свернули ткань. Один из них вручил флаг полковнику, который повернулся ко мне и положил символ человечества на черный кейс в моих руках.

Настоящий военный полковник, двое его помощников и класс нормалов по изучению доистории отдали честь девчонке-обезьяне. Адъютанты, вероятно, не знали, кто я, однако полковник совершенно точно был в курсе. Но в его глазах я не заметила ни малейшего проблеска неприязни. Конечно, он – как и все присутствующие – отдавал честь не мне, а моей бабушке. Я просто стояла там как символ чести военных, передаваемой из поколения в поколение.

Я знала, что вся эта символическая чушь безнадежно сентиментальна, но, как и почти во всем, в ней есть смысл. Военные взяли под контроль все оружие человечества, чтобы мы прекратили сражаться друг с другом. Военные управляют всеми солнечными батареями. Единственное, что останавливает их от свержения правительства и установления диктатуры над всеми нами, – вот эти глупые идеалы. Честь. Доверие. Лояльность. Вся эта слащавая ерунда из пропагандистских фильмов.

Никто не опускал рук, пока не прозвучала последняя нота гимна, знаменующая конец церемонии. Потом все расслабились. Я ожидала, что военные просто покинут зал строевым шагом, но полковник задержался для краткой беседы, пока его подручные убирали видеожука, который парил в воздухе, записывая церемонию для военных архивов.

– Я служил с твоей бабушкой на неопланете, Джарра. Хотя тогда, конечно, был намного моложе. Сейчас у меня мирная кабинетная работа в космосе – командование солнечными батареями Земли. Безусловно, приятный вид на родную планету, но вовсе не так захватывающе.

Я сглотнула и кивнула, не зная, что сказать. Я просто обалдела от того, что со мной говорит настоящий военный полковник.

– Я видел вынесенную благодарность. Бабушка бы тобой гордилась, – на прощание сказал полковник.

Благодарность? Какую еще благодарность?

Полковник дружелюбно кивнул Плейдону и пошел к выходу. Адъютанты последовали за ним. А я так и стояла с озадаченным видом, держа в руках черный кейс и флаг человечества.

Одноклассники столпились вокруг меня. Верите или нет, но Далмора плакала.

– Джарра, это было просто крышесносно! Такой символизм! Передача славы павшей героини ее… – Она слишком расчувствовалась, чтобы продолжать. Подозреваю, в тот момент Далмора уже планировала снять фильм о традициях военных.

Фиан нерешительно заговорил:

– Я правильно понял? Теперь тебя зовут Джарра Телл Моррат?

Я кивнула.

– А что в коробочке? – спросил Крат. – Там ведь не ее прах?

– О нет. Просто копии медалей, – ответила я. – Оригиналы после смерти бабушки должен был получить ее ближайший родственник.

Я пошла к двери, собираясь отнести флаг и медали в свою комнату, но Плейдон меня остановил:

– Кажется, сейчас подходящий момент, чтобы объявить вам кое-что еще. Университет Кассандры запросил, чтобы нашу помощь в спасении их исследовательской группы отметили официально. Когда я утром проверял, еще проводилось оформление, но сейчас оно уже закончено. Каждому из вас в личное дело занесена благодарность. Что именно там сказано, прочтите сами.

Все хором ахнули и потянулись за глядильниками.

– Вклад некоторых из вас в спасательную операцию расписали чуть подробнее, – продолжил Плейдон. – Джарра, тебе объявили благодарность за мужество, так как ты с риском для собственной жизни вошла далеко в опасную зону разрушения, чтобы предотвратить смерть ученого.

Одноклассники захлопали, а я покраснела.

Плейдон подождал, пока аплодисменты утихнут:

– А еще тебе вынесен обязательный официальный выговор за нарушение правил техники безопасности на раскопе: ты намеренно вошла в опасную зону и подвергла ненужному риску свою жизнь и оборудование.

– Это несправедливо! – запротестовал Фиан.

Плейдон по-настоящему искренне улыбнулся:

– С этим я ничего не могу поделать. Это обязательная процедура, но вкупе с благодарственным письмом не причинит Джарре никакого вреда. Считай, что тебе сделали выговор, Джарра.

– Спасибо, сэр, – кивнула я.

Прошло еще десять минут, прежде чем мне удалось сбежать. Наконец оказавшись в одиночестве в своей комнате, я открыла кейс и заглянула внутрь. Там рядами лежали медали с гравировками. По одной за каждый новый мир, который моя бабушка зачищала на стадии неопланеты. Позже я изучу награды и номера планет и разберусь, есть ли среди них новые миры в секторах Эпсилон и Каппа.

Также в кейсе лежали ордена и знаки отличия. Неудивительно, что ко мне отправили самого полковника. Моя бабушка тоже носила погоны полковника, и ее не могли почтить, прислав младшего по званию. Полный отпад!




Глава 16 | Девушка с планеты Земля | Глава 18