home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 24

На следующий день мы выяснили, что шутки гостя о том, будто Плейдон – настоящий деспот, оказались совсем не шутками. У этого человека явно не было сердца. Разбудил нас ни свет ни заря, позволил наскоро позавтракать пакетированной едой, и вскоре мы уже садились на сани.

- Я не знал, что утро может начинаться так рано, – ныл Фиан. – Еще же вчера не кончилось!

Я рассмеялась, видя страдальческие гримасы на лицах гражданских, но даже мне казалось, что начинать работу в такое время – это немного чересчур. Да и работа предстояла не из легких. Я осознала, что нас ждет, когда расставила сенсоры и прошла к поисковым саням.

- Не понимаю… – Далмора в панике таращилась на экран.

Плейдон, глядевший туда же поверх ее плеча, спросил:

- Джарра, что ты об этом думаешь?

Я бросила взгляд на экран и оторопела. Уверенная в том, что ошиблась, присмотрелась внимательнее:

- Подземка… Это часть подземной транспортной системы?

- Правильно, – кивнул преподаватель. – Под нашим участком проходила линия метро, и мы будем ее откапывать. Считайте, что это большая честь. Командный центр обычно не позволяет новичкам проводить раскопки такого уровня, но мы хорошо себя показали в той спасательной операции, а если попадем в неприятности, «Земля-3» работает чуть дальше по трассе, поэтому нам разрешили попробовать.

Поскольку мы были рабочей командой, то разговаривали по групповому каналу связи, так что нас слышал весь класс. В каком-то смысле Крата удобно иметь поблизости: другим нет нужды задавать бестактные вопросы, он обязательно это сделает сам. Прямо как сейчас.

- «Земля-3»… Это они вчера приезжали?

- Верно, – ответил Плейдон.

- Значит, они – обезьяны? – Крат, казалось, удивился. – Но… мой отец не хотел бы, чтобы я разделял трапезу с такими людьми.

- Понятно, – произнес преподаватель. – Если твой отец против того, чтобы твою жизнь спасали «такие люди», будь добр, скажи мне об этом прямо сейчас. Я сделаю пометку, что, если произойдет несчастный случай, следует попросить «Землю-3» оставить тебя похороненным под обломками, пока твой костюм не отключится и тебя постепенно не раздавит до смерти. Что угодно, лишь бы твой отец был доволен.

Крат шумно сглотнул:

- Я не хотел…

- Лично мне очень не нравится слышать подобное о земных группах, – продолжал Плейдон. – Я уважаю этих людей, они не раз спасали мне жизнь. Сейчас я не стану выносить предупреждение лишь потому, что студент задел меня, но у бетанцев есть ребенок-инвалид. Надеюсь, всем ясно, что подобные замечания, сделанные в их присутствии, повлекут за собой предупреждения согласно гаммитскому моральному кодексу.

Он сделал паузу, и Крат нервно хмыкнул в знак согласия.

- Хорошо, – продолжил Плейдон. – Позвольте прояснить кое-что еще. За высказывания, сделанные на раскопках, я буду давать предупреждения независимо от того, кто присутствует, поскольку не хочу, чтобы все группы Асгарда чувствовали неловкость из-за одного студента, ляпнувшего по коммуникатору через неверный канал связи что-нибудь неприятное об инвалидах.

На мгновение он замолчал.

- Вам всем нужно помнить вот что. Земляне начали тут раскопки сто пятьдесят лет назад. Земляне расчистили трассы. Земляне обучали первые внеземные группы. Они были специалистами, а мы – новичками. Мы попадали в неприятности, а земные команды нас из них вытаскивали. Знаю, это было сто лет назад. Но группы из новых университетов все так же прибывают сюда и совершают те же самые ошибки новичков, а команды с Земли терпеливо оказывают им поддержку. Есть старая шутка про обезьян-специалистов и бестолковых крыс. Это единственная фраза со словом «обезьяна», которую я хотел бы слышать на раскопках. Земные группы – профессионалы, Крат. Если ты скажешь о них что-нибудь оскорбительное по общему каналу, они все равно придут и вытащат тебя из-под завалов, рискуя собственными жизнями, но, откровенно говоря, потом мы – другие крысы – потихоньку отведем тебя обратно и собственноручно закопаем.

Крат даже не пикнул, да и остальные, занимаясь подготовительными работами, вели себя очень тихо.

Когда я подошла к страховочным саням, Фиан сначала закрепил луч на моем костюме, затем тщательно проверил, не включен ли групповой канал связи или любые другие каналы коммуникатора. И только после этого отважился спросить:

- Что за крысы?

Я тоже аккуратно отключила микрофон и объяснила:

- Это оскорбительное прозвище людей не с Земли. Намек, что они сбежали во время Исхода, как крысы с корабля.

- Понятно. Неприятно признавать это, но, думаю, моя мать разделяет мнение папаши Крата. Она была не в восторге от моей поездки на Землю, поскольку опасалась, что из-за этого мои дети родятся инвалидами.

Я хихикнула:

- Инвалидность не заразна. Только потому, что ты посетил Землю, твоим детям ничего не грозит.

- Я знаю, – ответил Фиан. – Что бы ты ни делал, это не имеет значения. Правило трех десяток. Риск составляет один к десяти, если оба родителя – инвалиды. Если только один – то один ребенок на сотню. И один на тысячу, если родители – нормалы. Однако моя мать продолжает верить во все эти предрассудки.

- Значит, карантовое желе она не ела?

Фиан рассмеялся:

- Она бы даже не подошла к магазину, который его продает! Но не волнуйся. Когда ты познакомишься с моей матерью, она тебе понравится. Она на самом деле неглупая. И сама признается, что, будучи беременной моей сестрой, чуть не стала параноиком. На втором месяце беременности ей сделали УЗИ и обнаружили, что у ребенка может развиться порок сердца. Разумеется, немедленно провели профилактическое лечение.

- Все готовы? – спросил Плейдон. – Джарра?

Я поспешно настроилась на групповой канал связи:

- Да, сэр.

Используя левитационный ремень, я подобралась к первой груде камней. Разговор с Фианом меня почему-то слегка растревожил. Наверное, из-за упоминания о знакомстве с его матерью. Знакомство с родителями… что ж, это уже серьезно.

- Ребята, учтите, Джарра работает над большой подземной пустотой, – произнес Плейдон, – так что, если произойдет обвал, действовать нужно быстро.

Я прогнала прочь беспокойные мысли о встрече с родителями Фиана и сосредоточилась на своих действиях. Прежде всего, необходимо немного выровнять участок. Я начала перемещать кое-какие неустойчивые нагромождения, оставшиеся после вчерашнего взрыва здания. В этих кучах валялись массивные балки, одна из которых была настолько длинной, что я решила разрезать ее на три части.

С помощью бластера я быстро управилась. И только выключила его и принялась ставить метки на куски, когда одновременно почувствовала, как, во-первых, меня потащило вверх, а во-вторых, ударило в спину. Бронекостюм включился, когда я полетела ввысь и на миг зависла в воздухе, замерев, как статуя, прежде чем снова смогла пошевельнуться.

- Что случилось? – спросила я в полном замешательстве. За мной нечему было свалиться и ударить меня.

- Молодой бестолковый волк решил тобой перекусить, – пояснил Плейдон. – Он получил сотрясение, бросившись на твой бронекостюм. Остальная часть стаи притаилась за той стеной.

Я посмотрела вниз. Оглушенный волк неуверенно поднялся на лапы, заскулил, а затем, хромая, быстро потрусил к своей своре.

- А прочь уходит уже погрустневший и поумневший волк, – прокомментировал Плейдон. – Теперь-то он поймет, что в будущем ему следует держаться подальше от археологических групп.

- Бедняжка, – посочувствовала я.

- Он получил по заслугам, – заявил Фиан. – Эти волки все еще околачиваются за той стеной. Может, пристрелим их?

- Думаю, достаточно будет просто кинуть камень, – отозвался преподаватель. – Амалия, подними что-нибудь большое и брось в них.

Амалия зафиксировала луч на большом куске балки и с силой запустила свой «снаряд» в волчью стаю. Животные тотчас развернулись и бросились бежать.

- Кажется, это их убедило, – сказал Плейдон. – Фиан, думаю, теперь ты можешь опустить Джарру вниз.

Дельтанец так и сделал, левитационный ремень опять включился, и я продолжила перемещать камни и балки. Нужно было много чего сдвинуть с места, но пару часов спустя участок уже выглядел аккуратным и надежным, и мы постепенно продвигались вниз. На некоторое время Плейдон привлек к работе вторую группу, а первую отправил в купол на двухчасовой перерыв. Я не горела желанием передавать свою аккуратную чистую площадку кому-то другому из боязни, что они там все перевернут вверх дном, но уж очень хотелось снять на время бронекостюм.

В купол вернулись только мы впятером, поэтому наша группа сумела воспользоваться скудными удобствами уборных и выбрать лучшую из пакетированной еды. Мой страховщик, казалось, все еще переживал из-за волка.

- Я не знал, что они там, пока один из них внезапно не выскочил и не прыгнул на тебя, – признался Фиан. – Напугал меня до смерти.

- Бронекостюм ему не прокусить, – успокоила я.

- Если бы волк прыгнул, когда ты с бластером… – Фиан оборвал фразу, и повисло угрюмое молчание.

Об этом я не подумала. Если бы на меня прыгнули в момент, когда был включен луч, все могло закончиться очень скверно. Я представила, что случилось бы, и сразу же об этом пожалела.

После перерыва мы вернулись на рабочую площадку и обнаружили, что вторая группа расчистила место еще на несколько слоев камней вниз. Мы снова принялись за дело, и теперь уже команда два охотно отправилась передохнуть.

Мы понемногу продвигались и к возвращению второй группы убрали почти все обломки и добрались до грунта. Вскоре Плейдон уже работал с датчиками, решая, где лучше заложить взрывчатку. На этот раз мы могли разместить заряды вручную, без винтовки, что значительно упрощало задачу. Плейдон запросил разрешение, взорвал заряды, и в земле образовался огромный круглый кратер.

- Думаю, мы пробили дыру прямо к метро, – заметил преподаватель. – Страховщику и грузчикам нужно подъехать ближе и использовать удлинители, чтобы лучи могли работать по вертикали. Группа два, здесь нам потребуются и ваши страховочные сани.

Произошла заминка, пока Плейдон обходил подъемники и страховщиков, проверяя, правильно ли закреплены удлинители. Пользуясь моментом, я старалась везде подсмотреть и подслушать, поскольку никогда не работала с такими приспособлениями.

- Страховщик второй группы, ты будешь опускать в проем сенсорный зонд, – объяснял преподаватель. – Он оборудован светильниками, видеокамерой и датчиками, благодаря которым мы увидим, что находится внизу. Зонды – приборы недешевые, и, к сожалению, их легко сломать, поэтому обращайся с ним так же бережно, как если бы это был твой разметчик. Если что не так, быстро вытаскивай.

Зонд опустился вниз, и, чтобы нам всем было видно, Плейдон спроецировал изображение с него над кратером. Даже со светильниками внизу мало что удалось рассмотреть. На дне, естественно, лежала груда камней, тоннель по обе стороны скрывался в темноте. Плейдон поочередно осветил оба направления.

- С одной стороны путь преграждает обвал – возможно, старый, а возможно, вызванный нашими взрывами. В другую сторону путь, кажется, свободен, но мы не станем отходить далеко от проема. Если в тоннеле кого-нибудь засыплет еще одним обвалом, мы ни за что не откопаем пострадавших вовремя. Сейчас я запущу сканирование, чтобы определить, есть ли там что-нибудь интересное.

Я подошла к поисковым саням, чтобы понаблюдать. Изображения с зонда появлялись на экранах вспомогательного модуля. Я не смогла в них разобраться.

- Эти экраны отличаются от установленных в обычной сенсорной сети, – заметила Далмора.

Казалось, она слегка ошеломлена. Я могла ей только посочувствовать. Даже в стандартных датчиках достаточно сложно разобраться, что уж говорить о подсоединенном к ним абсолютно незнакомом вспомогательном модуле!

- Они похожи, – сказал Плейдон, – но имеют несколько существенных отличий. Зонды – сенсоры военного образца, и спроектированы они для несколько иных работ, не специально для археологов. Хммм, интересно…

На мгновение он замолчал.

- Я не вполне уверен, но там, внизу, может оказаться кое-что интересное. Раскопки метро – в некотором роде лотерея. Большая часть представляет собой пустые тоннели транспортной системы. Однако к середине Века Исхода она была заброшена. Жители быстро покидали Нью-Йорк, метро не пользовались, и сюда хлынули мародеры. Там, внизу, банды размещали свои штаб-квартиры и иногда оставляли вещи, уезжая, или потому что погибли в стычках с полицией или конкурирующими бандами.

Я всматривалась в экраны зонда. Там должно что-то быть.

- Если это стазисная ячейка, то она большая и довольно странной формы.

- Да, – согласился Плейдон. – Если это она, то в ней явно не обычные семейные реликвии. Что ж, есть только один способ все выяснить. Ячейка находится под грудой камней, поэтому нам еще предстоит откопать ее. Фиан, осторожно опусти Джарру вниз, чтобы она осмотрелась и пометила камни. Мы вытащим разметчика и сенсорный зонд, прежде чем оттуда будет вынут хоть один камень. Затем Джарра и зонд снова опустятся вниз, и вся процедура будет повторяться снова и снова. Медленно и осторожно.

При помощи страховочного луча Фиан поднял меня в воздух, и я повисла над проемом.

- Джарра, я буду следить за картинкой с сенсорного зонда, – сообщил мой страховщик, – но это не то же самое, что видеть тебя самому. Если возникнет проблема, просто крикни «тяни!».

- Так и сделаю, – пообещала я.

Когда меня опускали в проем, Фиан нервничал, и я тоже слегка волновалась. Раньше на раскопках я никогда намеренно не спускалась под землю. Оказавшись в яме, я принялась ставить метки на булыжники, прекрасно зная о том, что единственный путь отступления – круглая дыра у меня над головой. Даже при помощи левитационного ремня мне было не достать до нее, но я доверяла Фиану. Спасательные лучи проектировались таким образом, чтобы быть абсолютно надежными. Да и мой страховщик не сделал бы ничего безрассудного, например, он точно не стал бы отключать страховочный луч от точки крепления на моем костюме. Я сосредоточилась на том, чтобы разметить как можно больше, в пределах разумного, конечно.

- Эта порция помечена. Поднимите меня, – произнесла я.

И тут же вылетела из дыры в безопасное место. За мной последовал сенсорный зонд, и Амалия с Кратом переместили первую партию камней. После этого зонд снова опустили вниз и разведали обстановку, прежде чем отправлять меня в проем, чтобы я пометила следующую груду камней.

Мы повторили весь цикл раза четыре. Самым сложным было сдвинуть в сторону маленькие камешки. Не имея возможности протянуть сеть обычным способом, Амалия и Крат поднимали кучки камней, но это подходило только для небольших обломков. Я поняла, что мне придется метить по одному камни меньшего размера, чем обычно.

- Если бы внизу оказалось много интересного, – вздохнул Плейдон, – мы бы применили другой подход: взорвали бы верхнее покрытие по всей длине метро, чтобы работать над огромной открытой траншеей. В такой крупномасштабной операции обычно участвуют несколько рабочих команд.

Наконец я добралась до последнего слоя камней. Постепенно привыкнув к странному режиму работы, сейчас я немного расслабилась. Внимательно изучая булыжники, обнаружила, что некоторые из них оказались совсем не камнями.

- Здесь несколько старых металлических контейнеров. Большинство уже развалилось, и содержимое обратилось в прах или сгнило.

- Я получаю с сенсорного зонда сигнал о химической угрозе, – произнес Плейдон. – Активность низкая, химикаты разложились со временем и благодаря бронекостюму не причинят тебе никакого вреда. Хотя нам придется обеззаразить тебя, прежде чем ты снимешь свой костюм.

- Ну, здорово! – проворчала я. – Я теперь вонючка.

Класс смущенно захихикал.

- Это археологический жаргон, – объяснил преподаватель. – Означает, что костюм Джарры заражен, поэтому никто не должен к ней прикасаться – или вам тоже потребуется чистка.

- Вижу два неповрежденных металлических контейнера. Думаю… – Я внимательно присмотрелась. – Тут лишь узенький пролом в груде камней, но, полагаю, там и правда стазисная ячейка.

Класс разразился радостными выкриками.

- Мы откопаем и достанем оба неповрежденных контейнера и стазисную ячейку, – произнес Плейдон, – но, если честно, они вызывают у меня подозрения. Положим их на трассе, и я проведу стазисную проверку прямо на месте, прежде чем мы рискнем погрузить их на сани.

Мы подняли еще одну груду булыжников, и я снова спустилась в проем. Теперь контейнеры и стазисная ячейка были очищены от камней.

- Коробки выглядят целыми, а ячейка… Ну, такой, как эта, я раньше никогда не видела. Это большой длинный цилиндр.

- Стазисное поле выглядит стабильным? – спросил Плейдон.

- Плотная черная вуаль, не мерцает, выглядит нормально. – Я поставила метки на металлические контейнеры и обвязала стазисную ячейку. – Пришлось изловчиться, чтобы подцепить ячейку такой формы, но, думаю, я справилась. Вытаскивайте меня.

Меня снова подняли на свет божий и переместили на расчищенную дорогу. Следом вытащили зонд, а затем – стазисную ячейку в обвязке и два металлических контейнера. Плейдон распорядился, чтобы их опустили на трассу подальше от саней.

После этого преподаватель опрыскал меня очистителем и проверил сканерами.

- Джарра больше не воняет, – сообщил он.

- Ура! – отозвалась я.

Плейдон начал вынимать оборудование стазиста.

- Могу я помочь с установкой? – с надеждой спросила я. – Я несколько раз помогала упаковывать и…

- Полагаю, можешь, – вздохнул преподаватель, – но не думай, что я не догадался, чего ты добиваешься. Я не смогу присвоить тебе квалификацию. Это не то же самое, что получить лицензию пилота. Курс стазиста подразумевает очное обучение и экзамены.

- Знаю. На раскопках я могу получить кое-какой практический опыт, изучить теорию и даже сдать по ней экзамены. И это мне зачтется, но для получения лицензии мне все равно придется пройти минимальное очное обучение и сдать экзамен по практике.

Плейдон рассмеялся:

- Что ж, ты явно изучила вопрос и понимаешь, во что ввязалась. Пройдет еще как минимум год, пока тебе понадобится пройти очное обучение, так что какое-то время нам не стоит об этом беспокоиться. Если ты настроена серьезно, я помогу тебе всем, чем смогу, но если посчитаю, что из этого ничего не выйдет, ты должна будешь принять это. Нельзя просто выучиться на стазиста, это не зависит только от ума и усердной работы, здесь нужна еще и кое-какая интуиция.

- Необходим нюх, – выдала я.

- Да, – снова засмеялся он, – необходим нюх стазиста.

Итак, я помогла Плейдону установить сенсорный обод. Сначала мы занялись одним из металлических ящиков.

- Конечно, его проще открыть, чем настоящую стазисную ячейку, – объяснил преподаватель. – Мы только проводим усиленное сенсорное сканирование. Здесь нет стазисного поля, скрывающего от нас содержимое контейнера. Так что мы имеем, Джарра?

- Вонючку, – ответила я. – Внутри химикаты.

- Я так и думал, но проверить стоило, – произнес Плейдон. – Вероятно, запрещенные лекарства, разложившиеся от долгого хранения.

Он убрал обод, и Амалия, зацепив контейнер лучом тяжелоподъемника, бросила находку обратно в яму. Мы занялись второй коробкой. Перед тем как включить сенсор, Плейдон помедлил.

- Джарра, есть какие-нибудь предположения? – спросил он.

- Если рассуждать логически, там должно быть то же, что и в первом ящике, но…

- Но?

- Я надеюсь на лучшее.

- Я тоже, – усмехнулся Плейдон. – Давай посмотрим, не разочаруемся ли мы. – И включил обод. – Джарра, что у нас там?

Я уставилась на экраны:

- Это не вонючка. Плотный металл, камни… Это ювелирные изделия.

- Думаю, этот контейнер мы можем вскрыть. – Тонким лазерным лучом Плейдон срезал крышку, вывалил содержимое в ящик для хранения и выбросил контейнер. Потом понес показать ящик классу.

- Древние ювелирные изделия! – Далмора с восхищением любовалась украшениями.

- Золото и бриллианты, должно быть, стоили целое состояние, пока мы не научились создавать их самостоятельно, – заметил преподаватель. – Они все еще имеют ценность как исторические артефакты, так что за них можно получить небольшое вознаграждение.

- Сколько? – спросил Крат.

- Не очень много, – рассмеялся Плейдон. – Процент от их рыночной стоимости. Федерация археологов и университет Асгарда получат долю, а остальное разделят между нами. Есть даже формула для расчета, сколько получит каждый член группы.

- Я был на тяжелоподъемнике, – заявил Крат, – так что получу больше, чем обычный наблюдатель.

- Да, это так, – подтвердил преподаватель. – В данном случае бетанцев с нами на площадке нет, но я бы предпочел, чтобы весь класс получил свою базовую долю. Пожалуй, будет нечестно, если кто-то лишится ее из-за болезни или ушиба. А бетанцы получили разрешение пропустить эту поездку по уважительной причине. Есть возражения?

- Что ж, им захотелось слинять и увидеть Лолезьяну, но почему бы и нет?

- Крат! – Голос преподавателя стал холодным как лед.

- Простите, – торопливо извинился Крат. – Впредь буду называть ее только Лолеттой.

Плейдон кивнул:

- Смотри, чтоб так и было. – И продолжил: – А теперь настала очередь стазисной ячейки. Какое у тебя предчувствие, Джарра?

- Мне кажется, там что-то важное, – ответила я. – Только не уверена, хорошее или плохое.

- Да, – согласился преподаватель. – По всем правилам с такими стазисными ячейками надо обращаться крайне осторожно, так что, боюсь, тебе придется наблюдать за мной с одних из саней вместе с классом. Я позволю тебе помочь мне со следующей обычной стазисной ячейкой с семейными реликвиями, которую мы найдем, но эта – слишком незнакомая.

Я знала, когда стоит спорить, а когда все равно ничего не добьешься.

- Спасибо. Буду с нетерпением ждать этого, – произнесла я и с достоинством вернулась к саням.

- Я должен сообщить о находке в командный центр, – сказал Плейдон. – Если во время работы с ячейкой со мной что-нибудь случится, отправляйтесь к аварийному порталу и эвакуируйтесь как можно быстрее. Не задавайте вопросов – просто уходите. Джарра, доложишь в штаб, что произошло.

- Есть, сэр, – отозвалась я.

- Говорит «Асгард-6», – начал он по общему каналу. – У нас необычная, подозрительная стазисная ячейка. Я хочу исследовать ее на месте, чтобы не рисковать при транспортировке. Прошу разрешения провести на площадке стазисную проверку.

- Говори командный центр. Активируем ближайший аварийный портал… Разрешаем провести проверку.

Плейдон установил сенсорный обод вокруг странной стазисной ячейки и принялся за работу. Мы все взволнованно ждали, переговариваясь шепотом, заранее настроив коммуникаторы на режим прослушивания.

- Насколько опасным может оказаться содержимое ячейки? – спросил Фиан.

- До бесконечности, – ответила я. – Яд. Взрывчатка. Нестабильные радиоактивные вещества. Да что угодно!

Из-за размера и формы корпуса я сделала одно весьма тревожное предположение – что это ракеты, – но не хотела искушать судьбу, озвучивая свою догадку.

- Надеюсь, Плейдон знает, что делает, – пробормотал Крат.

- Он лицензированный стазист, – поведала я одноклассникам, – таких немного.

- Ты действительно собираешься получить лицензию? – поинтересовался Фиан. – Это кажется опасным.

- Попытаюсь, но нужно быть действительно способным.

После этого мы молча ждали, а Плейдон время от времени сообщал, что тест на тот или иной вид угрозы отрицателен. Преподаватель явно действовал очень медленно и осторожно. Наконец он кивнул:

- Я не вижу вообще никаких угроз, так что уменьшаю силу поля до десяти процентов и провожу быстрое сенсорное сканирование.

Мы затаили дыхание.

- Внутри, похоже, все чисто, – сообщил стазист странным голосом. – Вижу пять отдельных цилиндров. Я собираюсь отключить стазисное поле и открыть ячейку, чтобы быстро взглянуть внутрь.

Мы вновь застыли на месте.

- Это картины, – заключил Плейдон. – Пять картин. Поразительно! Думаю, это контейнер для хранения украденных произведений искусства. Я не рискну развернуть полотна, чтобы взглянуть на них. Пусть этим займутся эксперты.

- Контейнер с холстами! – потрясенно выдохнула Далмора. – Мы потеряли так много древних картин во времена Исхода…

- Если мы нашли «Мону Лизу», – заявил Крат, – то все разбогатеем!

- Говорит «Асгард-6», раздался голос Плейдона по общему каналу. – У нас тут нечто похожее на контейнер для хранения украденных холстов с пятью картинами внутри. Жду ваших указаний.

- Говорит командный центр. Езжайте к аварийному порталу и отправьте находку через него. Посылаем экспертную группу, чтобы принять контейнер.

Цепочка саней направилась к порталу, и преподаватель позволил нам одним глазком посмотреть на рулоны бесценных полотен, лежащие в контейнере для хранения, прежде чем отправить находку через небольшой портал в руки специалистов. И только тогда я осознала, сколько времени провела, работая в бронекостюме, и насколько, оказывается, устала.




Глава 23 | Девушка с планеты Земля | Глава 25