home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Благодарность

Посвящается моему мужу, с благодарностью за его помощь и поддержку.

Также хочу поблагодарить Криса Моргана – за то, что заставлял меня отнестись серьезно к своему творчеству, – моего агента Яна Друри и моего редактора Эми Маккаллох.



Бонус от автора № 1

Иссетт, лучшая подруга Джарры

Это была моя последняя вечеринка в одном из интернатов Земной Больницы. Я давно мечтала об этом часе. В полночь начнется две тысячи семьсот восемьдесят девятый год, мне и моим друзьям исполнится по восемнадцать, мы по закону станем взрослыми. Завтра соберем вещи, и послезавтра разъедемся. Директриса не сможет больше нам приказывать, нянечки – нас доставать, не надо будет следовать строгим правилам. Свобода!

Я была ужасно взволнована и в то же время напугана. Мы наконец будем свободны, но придется оставить позади все, что мы знаем. Наша группа из девяти ребят, вместе прошедших все три ступени – ясли, дом и следуюший шаг, – разделится и отправится на учебу в разные университеты. К полуночи, когда все запели «Старое доброе время», я была готова расплакаться.

- Ты знаешь, сколько лет этой песне? – спросила Джарра. - Ее пели тысячу лет назал, еще в тысяча семьсот восемьдесят восьмом!

Я застонала. Мы с Джаррой всю жизнь были лучшими подружками, я очень ее люблю, но ее одержимость историей сводит меня с ума. Я ей тысячу раз говорила, что для меня это скука смертная. Я заткнула уши руками:

- Плохая Джарра! Это вечеринка, а не урок истории!

- Но это же потрясающе! – она никак не могла утихомириться. – Роберт Бернс написал...

Я схватила свой стакан газзира, выплеснула на нее, чтобы заставить замолчать, и разрыдалась. Мы с Джаррой спали на соседних кроватках в яслях, жили в соседних комнатах весь дом и весь следующий шаг. Она не только сводила меня с ума историей, она утешала меня, когда я горевала, спасала, когда я вляпывалась в неприятности, и, когда нужно, всегда была рядом.

Я думала обо всех вечерах, когда мы с Джаррой засиживались допоздна, хихикая над известными актерами, жалуясь на учителей и нянечек, и споря каждый раз, как только речь заходила о родителях. Я тосковала о своих, гадала, у какой звезды они живут, надеялась, что они сожалеют о решении поручить меня опеке Земной Больницы, чтобы избежать клейма выродка в семье. Я мечтала о том, как когда-нибудь увижусь с ними, а Джарра разражалась гневными тирадами в адрес своих родителей, настаивая, что никогда не захочет встречаться с людьми, отказавшимися от нее новорожденной.

А теперь я собиралась изучать медицину в университете Земли-Европы, а Джарра затеяла безумную аферу – попасть во внеземной класс историков и обмануть их, заставив поверить, что она такой же нормал, как и они. Мы, конечно, будем перезваниваться и встречаться время от времени, но это совсем не то, что жить в соседних комнатах.

Джарра иногда невыносима, но я буду ужасно по ней скучать.



Бонус от автора № 2

Фиан, одногруппник Джарры

Все представлялись по очереди. Я слушал имена и чувствовал себя странно подавленным. Я годами воевал с отцом, настаивая, что хочу заниматься историей, а не естественными науками. Потом были месяцы споров из-за того, что я подал документы на Асгард в секторе Гамма, вместо того чтобы пойти на отстойный истфак университета своей родной планеты в Дельте. Последняя битва разразилась, когда родители обнаружили, что все подготовительные курсы по истории проходят на Земле, чтобы начать изучение с доистории, когда люди только там и жили. Отец полдня ругался, что я только зря потеряю время на планете, где живут одни обезьяны. Даже мама, кажется, обеспокоилась.

Я упрямо стоял на своем и вот наконец попал на курс, о котором мечтал, но сейчас... Я представлял себе это тысячи раз, и реальность не дотягивала до моих ожиданий. Я не учел, что придется обитать в примитивном куполе с уныло-серой мебелью из гибкопласа и такими же унылыми серыми гибкопласовыми стенами, но что на самом деле разочаровывало, так это группа. Я воображал, как буду вести беседы с увлеченными людьми, которые любят историю не меньше меня. Думал, что студенты будут более дружелюбными и открытыми, чем жители пуританского сектора Дельта. Даже втайне надеялся встретить девушку, которая будет не такой, как дельтанки, негодующие, стоит парню захотеть большего, чем подержаться за руки.

А вместо этого получил одну смущающе красивую и уверенную в себе альфийку и парочку наводящих страх студентов из Беты. Все остальные казались такими же тихими и сдержанными, как мои бывшие одноклассники-дельтанцы: вставали, кое-как проборматывали свое имя и родную планету и торопливо садились обратно. Мне все больше казалось, что я зря сюда поступил.

Я и головы поворачивать не стал, когда представлялась последняя из девушек, и не слушал, что она говорила, пока мое внимание не привлекли слова: «Я люблю историю, однако она плохо сочетается с военной карьерой».

Я развернулся на стуле посмотреть на нее, и услышал, как парень из Беты поддразнил:

- В жизни не встречал военных! Что делает девушка из военных, когда ее целует мужчина?

Она смерила его холодным взглядом:

- Зависит от обстоятельств. Если он сначала вежливо попросил, и я согласилась, то я целую его в ответ. Если он был невежлив или не принял отказа, то я отшвыриваю его в другой конец комнаты, тонко намекая, что ему следует поучиться манерам.

Я удивленно поглядел на девчонку, увлеченную историей, на ее полное страсти лицо, на роскошно встрепанные волосы, и понял, что не зря сюда приехал.

Обернувшись к парню на соседнем стуле, я спросил шепотом:

- Как ее зовут?

- Джарра, – ответили мне.



Внимание! Электронная версия книги не предназначены для коммерческого использования. Скачивая книгу, Вы соглашаетесь использовать ее исключительно в целях ознакомления и никоим образом не нарушать прав автора и издателя. Электронный текст представлен без целей коммерческого использования. Права в отношении книги принадлежат их законным правообладателям. Любое распространение и/или коммерческое использование без разрешения законных правообладателей запрещено.


1

Old Lang Zine - Auld Lang Syne (рус. «Старая дружба» в пер. Маршака) — шотландская песня на стихи Роберта Бернса, написанная в 1788 году. Известна во многих странах, и чаще всего поется при встрече Нового года, сразу после полуночи.

2

«Морж и Плотник» Льюис Кэрролл (перевод Евгения Туганова).


Глава 34 | Девушка с планеты Земля |