home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 23

Следующие несколько дней я словно вслепую брела по темному туннелю без всякого света в конце. И все это время могла лишь смотреть на бронекостюм. Стоило попытаться к нему прикоснуться — и на меня накатывала тошнота от безрассудного страха. Я не знала, как рассказать об этом Фиану, но нужно было как-то выговориться. Нельзя же просто исчезнуть без объяснений. После смерти Джота я понимала, насколько ужасно оставаться в неведении, гадая о причинах происшедшего.

Прежде я уже собиралась уйти с курса и от Фиана — когда он только узнал, что я инвалид, — но дельтанец оказался жутко упрямым и никуда меня не отпустил. Даже пообещал подать в суд и заставить меня выполнить условия помолвки. На сей раз ему это не удастся, потому что через несколько дней наш трехмесячный контракт завершится.

Я много думала о том, что сделаю, когда брошу курс. Земля известна тремя «И»: исцелением, историей и инвалидами. Иссетт училась на медицинском, но я в науке полный профан, так что мне такое не светило. Имелось множество вариантов в сфере воспитания, но как бы я заботилась о детях? Я слишком испоганила свою жизнь, и даже мысли не допускала взять ответственность за кого-то другого.

Каждый вечер я под выдуманным предлогом убегала в нашу комнату раньше Фиана, забиралась в постель и притворялась спящей, когда он заходил. Лежала с закрытыми глазами и слушала, как он, словно чересчур высокий светловолосый мышонок, передвигается по спальне, а затем устраивается на кровати. Так я избегала неприятных разговоров, к которым была не готова, но мучилась долгими ночными часами то от бессонницы, то от кошмаров.

К концу третьего дня я стояла на краю обрыва и смотрела в бездну.

Все ждут, что завтра я надену бронекостюм — с тем же успехом я могу спорталиться в Альфа-сектор. Потянуть время, сказав, что моя кожа еще слишком чувствительна, не выйдет. И Плейдон, и Фиан настоят на медицинском осмотре, а врачи сообщат, что все в норме. Ядернуть ее в компот!

Я сидела в столовой в окружении болтающих однокурсников, когда ко мне с полным еды подносом подошел Фиан. Несмотря на мой хмурый вид, дельтанец поставил передо мной тарелку с пирожным:

— Джарра, умоляю, съешь хотя бы десерт.

Я машинально взяла пирожное, но при мысли о еде желудок взбунтовался. Фиан неодобрительно смотрел, как я чисто символически откусила кусочек.

— Джарра, нельзя же… — начал он и тут же запнулся, а все сидящие за столом подняли головы.

К нам подошел Плейдон:

— Джарра, Фиан, вы нужны мне на минутку.

Он вывел нас в коридор. Фиан шагал за Плейдоном, я плелась в хвосте. Вот и все. Преподаватель собирается обсудить запланированную на завтра работу. Он ожидает, что я опять займу пост разметчика, а я должна признаться, что сделать этого не смогу. Я думала, у меня в запасе еще несколько часов, но… Да пропади оно пропадом, какой смысл продлевать мучения?

Я собралась с духом, чтобы рассказать им о происходящем. По крайней мере, я уже решила, куда отправлюсь: буду работать на одном из безопасных исторических объектов, вроде Помпей или района пирамид. Для важных должностей нужны научная или историческая степень, но я могу заняться чем-то попроще, например, подстригать газон или раздавать посетителям браслеты слежения.

Я открыла рот, чтобы выдать тщательно подготовленную речь, но Плейдон меня опередил:

— Это вам.

Он протянул нам обоим по конверту из настоящей бумаги. Я недоуменно уставилась на свой и открыла его. Внутри лежала карточка. Я дважды прочла надпись на ней — а потом и в третий раз, все с той же растерянностью.

— Сэр, а зачем вы дали нам эти свидетельства? — спросил Фиан.

— Вы их заслужили. Мы еще не прошли и половины курса, а вы оба уже столько трудились на раскопе, что заработали высшую оценку по практике, поэтому я досрочно выдаю вам свидетельства. — Плейдон подарил нам свою лучшую зловещую улыбку. — Однако, чтобы сдать теорию, вам необходимо посещать мои лекции. Не думайте, что сможете от этого увильнуть.

— Вы знаете! — наконец сумела выдавить я. — Откуда?

— Увидел выражение твоего лица, когда вернул бронекостюм. Джарра, ты не первая с такой проблемой.

Фиан перевел взгляд с меня на Плейдона:

— Что здесь происходит?

— Фиан, я преподаватель и не могу делиться сведениями о другом студенте, пусть даже вы с ней помолвлены. Мне нельзя обсуждать ваши личные отношения, и крайне неприлично с моей стороны заметить, что ты, хаос побери, должен заставить Джарру все тебе рассказать.

Фиан застыл на мгновение, а потом схватил меня за руку и потащил по коридору. Он ко мне и пальцем не прикасался несколько дней, боясь причинить боль новой коже, но теперь, казалось, совсем об этом забыл. Жених затянул меня в нашу комнату, захлопнул дверь и повернулся ко мне:

— Выкладывай!

— Что именно?

Фиан покачал головой:

— Не юли! Мы останемся в спальне, пока ты не расскажешь, что происходит. Часы, дни, недели. Мне плевать, сколько это займет. Ты и шагу не сделаешь за дверь, пока не заговоришь. Уверен, что в случае необходимости, Плейдон передаст нам еду.

— До этого мы захотим в туалет.

— Джарра!

— Я просто говорю…

— Если надо, я отведу тебя в ванную и обратно, но тебе не отвертеться. Знаешь же, я упрямый. Из тебя и слова не вытянешь, ты почти не ешь и, стоит мне подойти, каждый раз подпрыгиваешь, словно камышовая лягушка с Геркулеса. Поначалу я соглашался с остальными, мол, дело в чувствительности твоей новой кожи. Для тебя вполне типично скрывать боль. Этим же я объяснял кошмары, о которых ты умалчивала, но теперь Плейдон выдает мне свидетельство! — Помахав у меня перед носом карточкой, Фиан отбросил ее в сторону. — Я не оставлю тебя в покое ни на секунду, пока не добьюсь объяснений. Понятно?

Да, понятно. Я плюхнулась на свою кровать, теперь стоявшую чуть поодаль от кровати Фиана. С тех пор, как взорвались страховочные сани, между нами так или иначе возникла пропасть.

— Ну?

— Плейдон дал нам свидетельства, — через силу заговорила я, — так как знает, что после случившегося я боюсь надевать бронекостюм. Он не хочет, чтобы я провалила курс.

Фиан сел рядом и обнял меня. Я чуть не заплакала как идиотка, почувствовав его тепло. Я снова в его объятиях.

— Ты боишься брони, — произнес он сочувственно, не то спрашивая, не то утверждая.

— Фиан, мой костюм пытался меня убить. Знаю, это глупо, и дело в долбанном магнитном поле, но костюм вдруг начал меня сдавливать и изрезал в клочья. Ты спас меня от смерти, но при взгляде на него…

— Я не думаю, что это глупо. Знаешь, меня накрыло взрывной волной и вырубило, а очнулся я уже вне бака. С тобой все иначе. Должно быть, по пути в больницу ты ужасно мучилась.

Фиан опустил руку, повернулся и, схватив меня за плечи, встряхнул:

— Джарра, я понимаю твой страх. Не понимаю только, почему ты мне не рассказала.

— Потому что я глупая обезьяна.

— Не называй себя… — Он запнулся. — Да, ты глупая обезьяна! Иногда я не знаю, поцеловать тебя или задушить. Что с тобой? Почему для тебя так сложно поделиться со мной своими тревогами? — Фиан отпустил меня и упал на кровать. — Нет, можешь не отвечать. Все дело в твоем воспитании. Я не Кэндис, с которой ты видишься не больше двух часов в неделю, я все время рядом, но не в силах помочь, если ты молчишь о своих проблемах. Мы это уже обсуждали. С кольцами вышла та же история.

— Нет, не та же. Боязнь колец не помешает мне стать археологом, а вот бронекостюм…

Фиан заставил меня улечься рядом, обнял за плечи, и я почувствовала, как его волосы скользнули по моей щеке.

— Да, тут дело посерьезнее, тем более надо было мне рассказать. И как ты собиралась поступить? Надеялась, что раскоп Эдема вдруг взорвется и тебе завтра не придется надевать броню?

— Нет, я как раз хотела с тобой поговорить, и тут Плейдон отдал нам свидетельства. Я уже придумала, чем займусь, когда брошу этот курс.

Фиан прижал меня к себе крепче:

— Нужно было включить в свой план меня. Мы должны решить вместе.

— Я не хотела, чтобы ты тоже бросал историю.

— Мы нашли бы способ… — Он покачал головой. — Забудь. Плейдон заметил, что с тобой происходит, и все уладил. Теперь до окончания курса тебе совсем не обязательно надевать бронекостюм.

— Ребята сочтут меня трусихой.

— Они видели, что случилось, и поймут. Джарра, мы справимся. До конца года нам не придется выбирать между практической и теоретической историей. Я прекрасно знаю, как ты относишься к психологам, но, если тебе правда хочется снова поработать на раскопе, то стоит подумать о том, чтобы получить психологическую поддержку. Не забывай, мы военные. Можно попросить о помощи армию. У них есть опыт в решении подобных проблем.

С его слов все выходило так просто. Я даже на мгновение задумалась о психологе. Армия веками разбиралась со всякими трудностями, начиная с боязни теней после Фетиды и заканчивая последствиями катастрофы на Персефоне. В сравнении с этим, моя фобия — ерунда.

— Я никогда…

Я запнулась, услышав аварийный перезвон наших глядильников. Фиан схватил свой и протестующее взвыл:

— Нет! Только не Ковчег! Не сейчас! Я наконец чего-то добился от этой клинической идиотки!


Глава 22 | Звезда Земли (ЛП) | Глава 24