home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 26

Мы с Фианом ввалились в нашу комнату, и я, рывком открыв сумку, выудила военный глядильник. Казалось, на ввод кодов ушла целая вечность, и наконец появилось изображение.

— Ядернуть ее в компот!

Я спроецировала картинку на стену пещеры. Обычно светлый фон лучше, но в данном случае темный гранит подошел превосходно. Мы увидели инопланетную сферу, окруженную сверкающим туманом разноцветных завихрений.

— Что происходит? — спросил Фиан.

Пусть Фиан и считался разочарованием семьи, он тем не менее до ужаса много знал о науке. Если он не мог разобраться, что происходит, то я и подавно. Я подключилась к командной частоте.

— Как скоро мы лишимся порталов? — послышался знакомый голос полковника Торрека.

— Через четырнадцать минут, сэр. — А вот этот голос я не узнала.

Последовала короткая пауза, после чего полковник снова заговорил:

— Аналитическое звено, ваше оборудование еще справляется с бурей?

— Да, сэр, проблем с наблюдением нет. Чтобы исключить помехи, мы передаем много копий, а потом сливаем показания датчиков.

— Тогда я хочу эвакуировать истребители сейчас. Помехи не дают порталиться отсюда, вернуться они всегда смогут. Мы можем наблюдать за ситуацией издалека и, если потребуется, прислать нужные силы. Звено анализа рисков, я ничего не забыл?

— Никак нет, сэр, — привычно лениво отозвался Мейсон Левек.

— Всем истребителям немедленно спорталиться на эхо-базу, — приказал полковник.

— Начинаем, сэр. — Слабое потрескивание сопровождало слова Найи Стоун. Помехи подтвердили мое предположение, что она в космосе с пятой сменой.

Фиан потянулся к моему глядильнику:

— Могу я только?..

Что он сделал, я не увидела, но в верхнем левом углу внезапно появились слова «подп-к Стоун, комэск истребителей». Они быстро сменились на «полковник Торрек, ком. оф-р».

— Звено анализа рисков, каков прогноз на данный момент?

— Мы все еще полагаем, что сфера автоматически подняла щиты, чтобы выдержать шторм. — Информация на экране подтвердила, что говорит Левек. — Семьдесят два процента, что она постарается защититься от повышенного уровня радиации во время солнечной бури. Мы переживали, как бы объект не переместился ниже на орбиту в попытке использовать магнитное поле Земли в качестве убежища, ведь подобное действие не отличить от подготовки к нападению. Тот факт, что сфера удерживает позицию, сам по себе обнадеживает.

Последовало молчание, после чего полковник Торрек снова взял слово:

— Звено физики говорит, что сфера впитывает энергию, готовясь к атаке, и я должен приказать дать упреждающий удар.

Ответ Левека на это предложение прозвучал довольно скучающе:

— Создание щитов требует энергии, сэр. Логично воспользоваться потоком радиации и преобразовывать его, чтобы заместить потраченное.

— Мне говорят, что скорость поглощения энергии слишком высока, чтобы поддерживать щиты столько не требуется.

— Сфера определенно расходовала энергию для других целей, сэр, включая изменение курса и метеоритную защиту. Физики до сих пор полагают, будто она прибыла издалека с помощью десант-портала незадолго до того, как ее обнаружили. Звено анализа рисков несогласно, так как работа Йоргена Эклунда опровергает такую возможность.

Мы с Фианом обменялись взглядами при упоминании его прадедушки.

— Звено анализа рисков считает, что сфере потребовалось сотни или тысячи лет, чтобы добраться до Солнечной системы традиционным способом, — продолжал Левек, — и, должно быть, она разработана таким образом, чтобы любым способом перезаряжать свои энергоблоки.

Снова заговорил полковник:

— Звено анализа рисков не советует атаковать немедленно?

— Никак нет, сэр. Не советуем.

— Остаемся на втором уровне боеготовности. Эскадрилья, подтвердите статус.

— Все истребители к запуску готовы, — доложила Найя Стоун.

— Статус солнечной батареи Земли-Африки?

Фиан с тревогой громко зашептал мне на ухо:

— Они не отключат солнечную батарею во время бури!

— Да, — подтвердила я. — Им может потребоваться атаковать сферу.

— А если они утратят контроль, и луч начнет уничтожать Землю?

— При необходимости они готовы взорвать луч, — ответила я. — У Земли есть еще четыре. Т-с-с-с.

В беседу вступил начальник солнечной батареи Земли-Африки:

— Дистанционное управление полностью в рабочем состоянии, сэр. Автономный режим стабилен, отключены четыре крыла. Мои люди наготове у портала, на случай если потребуется отцепить больше крыльев при усилении бури.

— Предупредите меня при малейшем признаке, что автономный режим дает сбой. Не следует рисковать самопроизвольным соединением луча, — сказал полковник. — Ракеты?

— Боеголовки на старте. Десант-порталы нацелены и готовы к пуску, — доложил командир ракетного звена.

— У нас есть ракетное звено? — удивился Фиан. — С каких пор?

— Так с самого начала. Все время оно размещалось на эхо-базе на Адонисе.

— А теперь ждем, — сказал полковник. — Звено физики шлет мне весьма креативные комментарии о твоем психическом здоровье и предках, Мейсон.

— Вот ведь жалость. — Мейсона Левека, похоже, абсолютно не волновало мнение физиков.

— Тем не менее я принимаю во внимание, что гражданские не привыкли к такого рода ситуациям и тяжело это переносят.

Фиан едва сдержал смех:

— А Левек принимает ответственные решения, включающие войны с пришельцами, каждодневно?

Я поморщилась:

— В последнее время — да.

— Как ему удается оставаться таким спокойным? Он не человек? Даже в голосе полковника чувствуется напряжение, а жена Левека руководит эскадрильей истребителей, так что…

— Для просчета рисков нужны спокойствие и холодная голова. А физиков, похоже, накрыла паническая атака. Если бы Левек вел себя так…

— Почему бы звену физики не высказаться лично, а не передавать сообщения через полковника?

— Полагаю, он не пускает их на командный канал. Не хватало еще, чтобы гражданские спорили, если ему придется приказать пойти на крайние меры.

Фиан скривился:

— Даже знать не хочу, что ты подразумеваешь под крайними мерами.

Хотела бы и я не знать. Сам главнокомандующий официально заявил, мол, полковник Торрек уполномочен принимать любые меры, чтобы защитить человечество, и все прекрасно осознают значение этой фразы. Если потребуется, полковник, подобно Теллону Блейзу на Фетиде, прикажет военным ядернуть Землю в компот.

На тактических совещаниях мне казалось, что до такого никогда не дойдет. Ни генерал-маршал, ни полковник Торрек не считали Землю допустимой потерей, а инвалидов — менее ценными, чем других людей.

Однако тут, в Ковчеге, я уже не была так уверена. Если Земля превратится во вторую Фетиду, у полковника не останется выбора. Хотя я не сомневаюсь, что, даже имея шанс спастись, Торрек останется и погибнет вместе с нами.

Если случится худшее, если ему все же придется произнести те слова, я надеюсь, что не услышу их. А если и услышу, то, возможно, до удара на панику мне останется меньше пяти минут. На эхо-базе на Адонисе было до хаоса много ракет в полной готовности, так что все закончится милосердно быстро.

Голос подала адъютант командира — майор Рейн Тар Кэмерон:

— Помехи от солнечной радиации на пределе медицинской безопасности. До блокировки портальной сети Земли осталось пять минут.

В главном зале портальные огни сейчас должны вспыхнуть зеленым. Открывать новые переходы больше нельзя, а существующие закроются, когда зелень сменятся янтарным, а затем красным светом. Теперь никто не сможет покинуть Ковчег. Обычно я не страдала от клаустрофобии, но внезапно пришло осознание, что со всех сторон меня окружают массивные скалы.

— Звено анализа рисков, вы по-прежнему считаете, что блокировка — критический момент? — спросил полковник Торрек.

— Так точно, сэр, — сказал Левек. — Если сфера враждебна и активно изучает нас, то заметит, что сеть отключена, и должна будет немедленно напасть, лишь бы не упустить такую уникальную возможность. Мы ожидаем от нее либо приближения к орбите для подготовки к атаке, либо упреждающего удара по солнечной батарее Земли-Африки. И любые сигналы инопланетных порталов появятся в это же время.

— Звено Ковчега, состояние эвакуации?

— Девяносто девять и три десятые процента, — отчитался командир звена Ковчега. — Чуть лучше, чем прогнозировалось.

Ненадолго повисло молчание.

Фиан застонал:

— Если я повлиял на военных, склонив к тому, что сфера не нападет, а все кончится плохо… Быть может, Гай Девон был во всем прав. Упреждающий удар даст нам лучшую возможность уничтожить ее.

— Гай Девон — идиот. Нападать на сферу — глупый шаг. Она дружественна. — Я произнесла это так уверенно, как только сумела, и очень сильно надеялась, что не ошибаюсь.

Автоматический голос начал обратный отсчет до блокировки порталов. На последних десяти секундах я задержала дыхание, во все глаза глядя на инопланетную сферу — ждала малейшего проявления враждебности. Ничего не произошло. Прошла минута, пять — по-прежнему ничего.

— Немедленной реакции не последовало. — Голос полковника Торрека переполняло облегчение. — Звено анализа рисков, когда по вашим прогнозам будет следующий опасный период?

— Возможно, произойдет кое-что интересное через пятьдесят семь минут после блокировки, — сообщил Левек. — Но, подчеркиваю, прогноз далеко не надежный. Полагая, что сфера перезарядила энергоблоки во время прошлой солнечной бури, мы попытались оценить ее потребление энергии с тех пор и подсчитали, когда она восстановит максимальную мощность.

— И что случится тогда? — спросил полковник.

— Варианта два, сэр. Первый: сфера нападет. Второй: скорость поглощения энергии упадет до уровня, необходимого для поддержания щитов. Второй вариант явно предпочтительнее и уже в ближайшее время точно покажет, что сфера не несет враждебных намерений.

На канале все стихло. Фиан встал, принялся беспокойно бродить по нашей комнате и на мгновение оттянул занавеску:

— Похоже, все еще в главном зале.

— Видимо, Плейдон старается, чтобы нам не мешали.

Он снова сел рядом со мной.

— Знаю, прозвучит немного банально в подобных обстоятельствах, но жаль, что мы не захватили с собой еду. Я снова голоден.

— Я тоже. — Со своего места я следила за тиканьем секунд. — Левек напоминает мне Кеона.

Фиан нахмурился, очевидно, обдумывая это.

— Я понимаю, о чем ты. Они с какой-то ленцой относятся к жизни, только Левек гораздо умнее.

— А я не так уверена. Порой Кеон бывает до жути гениальным. К примеру, возьмем эти его лазерные скульптуры. Он не художник. Лазерные скульптуры очень техничны, так что он обходился чистым интеллектом.

— Может быть. — Фиан сменил тему: — Пока ничего не происходит, можем закончить другой наш разговор. Насчет проблемы с твоим бронекостюмом.

Я застонала:

— Мы уже его закончили.

— А вот и нет. У военного психолога должно быть много опыта в подобных проблемах, и…

Я повернулась и прижала его к спальному мешку.

— Нет! Я отказываюсь обсуждать психологов в такое время.

— Но ты…

Я поцеловала его, чтобы заткнуть, но когда мы оторвались, чтобы глотнуть воздуха, он снова принялся за свое. Я все еще пыталась поцелуями подчинить Фиана, когда на командном канале раздался голос:

— Пятьдесят минут после блокировки порталов.

Нас с Фианом вернули к реальности. Мы обменялись виноватыми взглядами, сели и сосредоточились.

— Семь минут до следующего критического периода, предсказанного звеном анализа рисков, — сказал полковник.

— Я снова подчеркиваю, что надежность сомнительна, — вставил Левек. — Мы можем оценивать лишь количество раз, когда сфера активировала метеоритную защиту, когда рядом…

Он прервался. Щит вокруг сферы внезапно изменился, пульсирующие цвета исчезли, остался лишь чистый белый свет.

— Всем приготовиться, — прошептал полковник.

— Очевидно, мы переоценили количество астероидов, — заметил Левек. — Производим расчет поглощения энергии.

Следующие пять минут напряжение постепенно ослабевало, затем снова заговорил Левек:

— Поглощение энергии сферой значительно снизилось. Следовательно, мы предполагаем, что сейчас она заряжена максимально. Отсутствие агрессивных действий, хоть и не однозначно, весьма ободряет.

— В таком случае, — произнес полковник Торрек, — я понижаю уровень боеготовности со второго до третьего. Пятая смена истребителей, отбой. Можете пойти поесть и поспать. Если повода для волнений у нас не будет, то смены три и четыре уйдут с поста через час. Найя, сама решай, когда взять перерыв.

— Благодарю, сэр, — ответила Найя Стоун. — Так как мы половину истребителей держим в состоянии готовности к запуску на случай крайней необходимости, выбираю командование объединенными третьей, четвертой и пятой сменами. Подполковник Телл Драмис будет руководить первой, второй и шестой сменами.

Следующая пара минут не принесла ничего нового, и Фиан обратился ко мне:

— Похоже, сейчас довольно спокойно. Рискнем выйти и поесть?

— Думаю, да. Если что случится, уровень боеготовности вернется ко второму, и мы получим извещение.

Мы направились в главный зал. Народу здесь значительно поубавилось, видимо, некоторые группы отправились спать. Плейдон, разумеется, подошел узнать, что происходит.

— Все как по маслу, сэр, — сообщила я. — Мы решили поесть.

Он кивнул, и мы с Фианом направились в боковой коридор к столам с едой. Я взяла нам по стакану газзира, пока Фиан разбирал коробки.

— Сырного фуфле нет, но, похоже, вот здесь в составе сыр.

Я взяла коробку без сырного фуфле. Мы вернулись в главный зал и сели на пол у стены, чтобы перекусить. Тут же подошли Далмора, Амалия и Крат.

— Где «Кассандра-2»? — спросила я.

— Все они по соседству, — ответила Амалия.

— По соседству? — удивился Фиан.

— В другом большом зале наподобие этого, только дальше по коридору, отрываются. — Она сделала паузу. — А вот и они.

Я обернулась и увидела разрисованные лица археологов «Кассандры-2». С Роно нельзя было ошибиться: на его голове красовалась надпись «РОНО И ПЕРЕПЕВЫ». А вот насчет остальных я сомневалась. Кажется, лев, который шумно рычал и делал ложные выпады в сторону остальной команды, — это Стефан. Возможно, не такой уж он тихий и застенчивый.

— Плейдон! — вскричал Роно. — Мы отправляемся спать. Через двенадцать часов у нас концерт.

— Если мне не удастся разбить его гитару раньше. — Лицо говорившего было в синих пятнах, плюс по бокам торчали изящно заостренные пушистые уши, но я узнала голос Керена.

— Уймите этого кассандрийского леопарда! — заорал Роно.

И вместе с остальными членами команды бросился в погоню за Кереном по Альфа-коридору. Я уставилась им вслед, недоверчиво потрясла головой и услышала смех Плейдона.

— Не смотри с таким ужасом, Джарра, — сказал он. — «Кассандра-2» спускает пар после напряженной работы в той лаборатории в развалинах Эдема. Им это на пользу, но лучше мне пойти и защитить свою ударную установку.

Я смотрела, как он рванул вслед за друзьями, и озадаченно вздохнула:

— Кассандра в секторе Альфа. Я думала, альфийцам полагается быть величавыми и горделивыми!

Далмора помотала головой:

— Между планетами Альфы довольно большие культурные различия. Многие из них были заселены жителями особых регионов Земли в первые годы века Исхода. В то время как планеты в новых секторах, как правило, открыты для любого с Земли или существующих колониальных миров.

— Что за концерт? — спросил Фиан.

— Думаю, он имел в виду, что будет играть группа, — ответила я.

Амалия захихикала:

— Плейдон в самом деле собирается играть на ударных?

— Конечно, — подтвердила Далмора. — Роно соло-гитарист. Стефан клавишник. Плейдон играет на барабанах. — Она выждала секунду. — А я — на бас-гитаре.

— Не врешь? — вытаращился на нее Крат.

— Не вру. Их постоянный бас-гитарист на другом конце Ковчега с командой, работающей на раскопе Нью-Токио, так что Роно попросил меня его заменить.

Я наскребла со дна коробки последнюю полную ложку еды.

— Надеюсь, они скоро угомонятся, потому что я хочу немного поспать.


Глава 25 | Звезда Земли (ЛП) | Глава 27