home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 10

Я жутко удивилась, узнав, что у Крата и рыцаря Адониса общее увлечение. Ужастики!

– Из всех фильмов о жутком годе на Фетиде, в этом – самые лучшие голографические спецэффекты. – Крат изменил настройки на огромном телике в столовой. – Жаль, что придется смотреть его прямо после ужина – вечеринки, посвященные ужастикам, должны проводиться поздно ночью.

– Никаких ночных вечеринок, если на следующее утро все должны работать на раскопе, – отрезал Плейдон.

Крат вздохнул:

– Можно хотя бы свет приглушить?

Плейдон убавил яркость освещения, после чего уселся на стул в углу. Остальные устроились на подушках на полу, и я увидела, как Фиан свирепо глянул на Петру.

– Прибил бы эту девчонку, – пробормотал он.

– Военным запрещено убивать гражданских, – прошептала я. – Надо отдать ей должное – она хоть призналась, что отправила твоему отцу сообщение.

– Не понимаю, почему ты ее защищаешь. Стин рассказал мне, как она тебя оскорбляла.

– Стин обвиняет во всем Петру, но он и сам не раз меня обзывал, и…

Я вздохнула. Непросто объяснить свои запутанные мысли о том, что, стараясь попасть на этот курс, я начала все с обмана, и что прежняя я, скорее всего, поступила бы как Петра, поменяйся мы местами. Если бы девчонка-нормал солгала, лишь бы попасть в группу к инвалидам, постоянно напоминала, что она лучше в истории, чем я, да еще и начала встречаться с парнем, в которого я влюблена, я точно сыпала бы оскорблениями направо и налево. Конечно, мы бы не полностью поменялись местами – Петра все равно была бы в привилегированном положении, с настоящей семьей и возможностью порталиться в другие миры, но...

– Я могу понять ее мотивы.

Фиан покачал головой:

– А я нет. Единственная причина, по которой я не отправляю официальную жалобу Плейдону, – не хочу его сейчас волновать.

На экране возникли титры на фоне фотографии молодого героя в форме кадета.

– Теллон Блейз не очень-то похож на Джарру, – заметил Крат.

– На то есть пара причин, – ответила я. – Во-первых, нас разделяет много поколений. А во-вторых, это не настоящий Теллон, а актер.

Ворон передал мне миску с чем-то странным:

– Есть попкорн на видео-вечеринках – традиция Адониса.

Я никогда не слышала о попкорне, поэтому сначала с подозрением заглянула в миску и лишь потом бросила в рот пригоршню специфического продукта. Вокруг раздались испуганные крики, когда по залу, шипя, начали ползать голограммы черных тварей с шипами.

– Далмора, а твой отец будет снимать исторический фильм о Фетиде? – спросила Амалия.

– Собирался, но передумал. Он считает, что не стоит напоминать людям о чудовищах с Фетиды, когда мы пытаемся связаться с разумными инопланетянами.

Ворон виновато глянул на голограммы монстров, которые теперь с рычанием отступали к телику.

– Он прав. Не следовало мне... Надеюсь, все здесь понимают разницу между этими чудовищами и разумными пришельцами? Каждый колонизированный нами мир уже развил собственную флору и фауну. Химеры были просто смертельно опасным видом, пропущенным при первичных проверках планеты. Они обладали некоторыми невероятными качествами, позволявшими им проникать через наши порталы и наводнять другие миры. Но не разумом.

Не думаю, что его речь помогла. Ворон лишь подчеркнул, что человечество еле справилось с химерами – безоружными животными, управляемыми одними инстинктами, – и что цивилизация инопланетян может являть собой серьезную угрозу, намного большую по масштабам.


– Ворон, не переживай, – сказала я. – Все присутствующие здесь уже пересмотрели, наверное, дюжину ужастиков о химерах. Еще один не сыграет никакой роли.

Титры закончились, и начался сам фильм. Появление крылатой химеры, описывающей круги по комнате, вызвало кучу криков, и кто-то уронил миску с попкорном.

Через полчаса наступил момент, когда Теллон Блейз сделал тот знаменитый звонок генерал-маршалу на Академию в Альфа-секторе.

– Сэр, неопланетный отряд считал, что на Фетиде тысячи видов животных и все опасные устранены. Они ошиблись: на Фетиде только один вид – различные формы химеры!

Запищал мой глядильник. Прочитав сообщение, я удивленно моргнула:

– Нас собирается навестить мой кузен, подполковник Драго Телл Драмис.

Мы с Фианом встали и пошли к двери, а Ворон, бросив на экран последний, полный сожаления взгляд, двинулся следом. Только мы шагнули в портальную комнату, как портал ожил и из него показался Драго.

Я собралась было спросить, что он здесь делает, но внезапно поняла: я с нетерпением ждала, когда совет клана пришлет детали перенесенной церемонии, а теперь кузен прибыл сообщить, что меня не примут.

– Лучше пойдем в нашу комнату, – позвала я, изо всех сил стараясь говорить спокойно.

И первая сорвалась с места. Ворон остался на страже в коридоре, а мы с Фианом и Драго вошли в комнату и закрыли дверь.

– Рад, что ты снова похожа на саму себя – милую Джарру, – отметил Драго.

Я была не в настроении для флирта.

– Драго, я видела репортажи. Я понятия не имела, что мое вступление в клан вызовет столько проблем.

Кузен кивнул:

– Клан знал, что это спорный вопрос, но никто не ожидал такого накала страстей. Вот почему я здесь.

– Если клан Телл не хочет принимать меня в свои ряды, просто скажи мне, пожалуйста, и...

Я замолчала и закусила губу. Глупо чувствовать себя настолько уязвленной. Я всю жизнь отлично справлялась без семьи, так почему должна переживать, если какой-то ядернутый бетанский клан передумал принимать меня к себе? Так даже лучше – к Бета-сектору я всегда относилась настороженно. Вот только Лолия и Лолмак жутко расстроятся, потому слишком уж радоваться отказу не получалось.

– Джарра, конечно же, мы хотим видеть тебя в наших рядах, – сказал Драго. – Мы маленький клан, и ты – первый родившийся у нас инвалид. Совет клана с самого начала собирался принять тебя, и не передумает сейчас просто потому, что... – Не договорив, он рассмеялся. – Клан Телл гордится своим происхождением от Теллона Блейза. Можешь представить, что герой Фетиды, человек, который боролся с химерами, подумал бы о своих наследниках, уступающих нескольким демонстрантам с плакатами? Он бы от нас отрекся!

Меня охватило странное головокружительное чувство облегчения.

– Джарра, присядь пожалуйста. – Драго огляделся, очевидно в поисках стула, но не нашел его и указал на кровать.

Я продолжала стоять как истукан, пока Фиан не обнял меня и не подвел к кровати, усадив на краешек рядом с собой.

– В последнее время Джарра испытывает постоянный стресс.

– Понимаю. Вот почему я спорталился из Дзеты, чтобы лично с вами поговорить, а не просто позвонил.

Я силой включила свои мозги.

– Как ты это сделал, если командуешь поиском в Дзета-секторе?

Драго схватил подушку в углу комнаты, бросил ее на пол и уселся перед нами.

– Я отлучился всего на час-другой, не больше. Я порталюсь как военный превент и не жду в очередях межпланетных и межсекторных пересадок.

Мне стало жутко завидно. Драго мог войти в портал в этом куполе и тут же появиться на военной базе в далеком пограничном секторе Дзета, а мне даже до Адониса не добраться.

– Я прибыл с наставлениями для вас обоих насчет подготовки к церемонии, – продолжил кузен, и я затолкала чувство зависти подальше. – Но сначала позвольте объяснить, что случилось в Бета-секторе. Предвзято настроенные люди боятся, что, присоединившись к нашему клану, Джарра подаст пример другим.

Я кивнула:

– У наших одногруппников Лолии и Лолмака ребенок-инвалид. Их совет сказал, что, если общество в целом не против принять меня в клан Телл, они тоже признают Лолетту. Ребята неотрывно следят за новостями – минута надежды, что их дочь, возможно, даже станет членом клана, сменяется полным отчаянием.

– Мы считаем, что многие кланы и союзы втайне на нашей стороне, но только кланы военного альянса поддерживают нас в открытую. Мы должны одержать победу, прежде чем остальные станут рисковать своим положением, публично отстаивая свою точку зрения. – Драго улыбнулся. – Что ж, мы умеем драться. И если ни один альянс нас не поддерживает, то и против тоже никто не выступает. В прошлом любой клан, обдумывавший принятие ребенка-инвалида, ощущал огромное давление со стороны общества и политиков. В конце концов все сдавались, мало кто рискнул хотя бы признать рожденного инвалида. – Улыбка Драго стала шире. – Нас давлением не возьмешь, но тот факт, что им никто не пользуется, говорит сам за себя. Речь идет не просто о каком-то ребенке-инвалиде. Весь Бета-сектор видел тебя в новостях и знает, что ты потомок их героя – Теллона Блейза. Люди переосмысливают старые представления.

Я покачала головой:

– Если бы общественное мнение было на нашей стороне, народ не устраивал бы акции протеста.

– Не хотят изменений те, кто полон предубеждений. Несчастные завистники, кому для уверенности требуется кто-нибудь еще несчастнее. Нападение со скунсоком не только отсрочило церемонию, но и вызвало жаркие дебаты на всех новостных каналах. Одни называют это трусостью и позорным актом, другие же считают, что все слишком бурно реагируют на безобидную шутку.

– Безобидная шутка? – выплюнул Фиан. – Как можно считать безобидной ситуацию, когда неразбавленным скунсоком сжигают кому-то глаза и кожу? Если бы мы сразу не спорталили Джарру в больницу…

Драго поднял руку, останавливая его:

– Я, как и многие другие, полностью с тобой согласен. Смотри.

Затем набил что-то на своем глядильнике и спроецировал изображение на стену комнаты. Тот же кадр, что крутили ТНЗ: я в двух разных вариантах. Счастливая и совершенно разбитая. И надпись внизу: «Неужели Бета-сектор забыл обет верности?» Я непонимающе уставилась на фразу. Что еще за обет?

– На следующий после нападения день это стали показывать на рекламных щитах торговых центров. А через несколько часов в рекламных блоках всех видеоканалов появился ролик.

Драго снова постучал по глядильнику, и на стене появилась фотография Теллона Блейза, и послышался чей-то голос:

– Мы возвели Теллона Блейза в ранг героя. Мы предоставили ему право основать клан gentes maiores c грандиозным залом на Зевсе.

Внезапно изображение сменилось: теперь на экране красовалось мое лицо в отвратительных зеленых и фиолетовых пятнах, обрамленное слипшимися волосами. Тот же голос продолжил:

– Мы облили его дочь скунсоком.

Драго нажал что-то на запястье и видео остановилось. На стене по-прежнему была моя фотография. Я тряхнула головой:

– Что за чушь! Я не его дочь.

Кузен резко горизонтально рубанул рукой, рассекая воздух – бетанский знак несогласия.

– В Бета-секторе слова «сын» и «дочь» употребляются в более широком значении. И фото, и видео доказывают одно и то же: нападение на Джарру – позор для Бета-сектора. Отплатить за доблестную службу насилием – это нарушение обета верности. Кто-то вкладывает огромные средства в агитационную кампанию, но при этом осторожничает, оставаясь в тени. Совет клана знает, что это не военные и не представитель нашего альянса, но докопаться, кто же, хаос побери, за всем этим стоит, не может. – Драго пожал плечами. – Кто бы это ни был, он доносит свое послание по назначению, и все больше людей переходит на нашу сторону. Предвзято настроенные ответили тем, что подослали какую-то банду написать всякие гадости на стенах кланового дома. Эти трусы знали, что, оскорбляя военных, нарываются на проблемы, поэтому моментально сбежали. Журналисты прибыли на место подозрительно быстро и засняли их художества до того, как мы все почистили. Запись была показана на всех новостных каналах, а сегодня на рассвете две противоборствующие группы демонстрантов устроили кровавые разборки у стен зала. – Драго рассмеялся. – По официальной версии, во время последней драки клан спокойно сидел внутри, но лично я уверен, что некоторые младшие члены клана тихонько выбрались наружу, дабы отработать на враге приемы рукопашного боя без оружия. А теперь новостные каналы просят совет клана сделать публичное заявление насчет церемонии – вот почему я здесь. Надо обсудить все с вами.

Я не знала, что нужно обсуждать, поэтому ждала объяснений Драго.

– Совет в ярости от того, что жалкие фанатики плеснули в тебя скунсоком и написали ругательства на стенах зала. Обычно церемония представления – личное дело клана, но на сей раз совет хочет пригласить все кланы военного альянса стать свидетелями этого события. Они хотят снять захватывающее видео церемонии, где будут видны развевающиеся военные флаги, и передать его новостям. Чтобы все увидели, как мы приняли тебя. – Он помолчал. – Джарра, это пожелания совета клана, но они понимают, что, возможно, ты не захочешь стать мишенью для дальнейших нападений, оказавшись в центре политического скандала. Мы можем провести скромную церемонию, как планировали с самого начала, или даже держать все в полном секрете и не сообщать о ее проведении. Решение за тобой.

Я думала о тех ужасных мгновениях, когда была слепа и беспомощна из-за скунсока. Проходить через это снова не хотелось, но...

– Проведение тайной церемонии, как будто это неправильно и позорно, не поможет таким как Лолия, Лолмак и их ребенок. Давайте пригласим военный альянс и покажем это в новостях!

Драго усмехнулся:

– Я заволновался, увидев твой затравленный взгляд на фото после нападения, но теперь слышу настоящую Джарру. Армия не может влезать в политику Бета-сектора, но мы получили разрешение на проведение церемонии на базе «Зулу-79», потому что ты находишься под защитой военных. – Он посмотрел на Фиана, потом снова на меня. – Теперь надо обсудить кое-что еще. Наш противник знает, что теряет весомый аргумент, поэтому возвращается к личным нападкам. Если им удастся тебя дискредитировать, церемония представления ничего не даст, потому что ни один клан не последует нашему примеру.

– Какие личные нападки? – нахмурился Фиан.

На лице Драго появилось странное настороженное выражение.

– Не забывай, пожалуйста, что ни я, ни клан не критикуем Джарру. Я просто объясняю тактику врага.

Если люди узнают о некоторых глупостях, которые я вытворяла в детстве...

– Рассказывай, – потребовал Фиан.

– Они критикуют нравственность Джарры из-за ваших отношений.

– Что?! – Он вскочил.

Драго поднял обе руки, будто сдаваясь:

– Никогда не бей офицера выше рангом, Фиан, особенно когда он на твоей стороне.

Фиан медленно сел.

– Но… как они могут критиковать нас за это? Мы живем в одной комнате, но все знают, что это не запрещено в Бета-секторе. Их секс-видео и…

Кузен вздохнул:

– Люди строят дурацкие предположения о бетанцах из-за этих фильмов. Когда ввели ханжеские правила о показе определенных частей тела, секс-видео индустрия естественным образом переместилась в Бета-сектор, но только кланы без роду и племени и чужеземцы имеют к ней какое-то отношение. – Он замолчал. – На самом деле Бета так же строга, как и другие сектора, если не больше, просто мы следуем иным правилам. У нас можно иметь любые случайные сексуальные связи, но ты отказываешься от этой свободы, когда берешь на себя обязательства перед партнером или партнерами. С века Исхода бетанская культура крутилась вокруг расширенных семей наших кланов, а в ее основе был заложен кодекс верности – fidelis. Он основан на взаимных обязательствах, на преданности и любви к своему партнеру или партнерам, к семье, к своему клану, к нашей планете и Бета-сектору. К примеру, совету клана сообщили, что ваш однокурсник Лолмак помог защитить Джарру во время нападения. Теперь у родни Лолмака есть ходатай в лице клана аристократов, которые готовы выступить в поддержку официального признания их клана и присвоения им настоящей клановой приставки. Это – fidelis.

Я была тронута, так как знала, сколь отчаянно группа семей Лолмака и Лолии хотела добиться официального признания.

– Другие сектора с подозрением относятся к Бете из-за ее своеобразности, – продолжал Драго, – но это чувство взаимно. Джарру критикуют за то, что она заключила добрачный контракт с небетанцем. Да, ее оставили на Земле, где она и выросла, так что несправедливо обвинять ее в следовании земным традициям, но...

Теперь вскочила уже я:

– Я не расстанусь с Фианом!

– Совет клана этого и не предлагает.

Фиан нахмурился:

– Так что они предлагают?

– Тут два варианта. Первый: вы остаетесь вместе, но отменяете добрачный контракт. Джарра свободна иметь любые случайные связи.

Я покачала головой:

– Не понимаю, что не так с нашим контрактом помолвки.

– Он заключен в обход твоего клана, будто свершенный украдкой постыдный поступок – оскорбление для клана и твоего партнера. К тому же, такие контракты действительны только определенное время, и это... – Драго развел руками. – Бетанцы не одобряют отношений, ограниченных временными рамками, особенно если речь о браке. Брак может развалиться, и партнеры захотят его прервать, но мы считаем, что неправильно начинать союз с хладнокровного соглашения, которое фактически является датой будущего развода.

– Полностью согласен, – сказал Фиан. – Мне не нравится дата окончания даже в помолвочном контракте, так что я никогда не принял бы союз, основанный на этом принципе. Особенно увидев, как такой брак повлиял на мою маму.

– Думаю, мы… – Я не договорила. Мне хотелось присоединиться к клану, стать примером для других детей-инвалидов, но сделать это будет ой как трудно.

– Джарра приличная девушка, – добавил Фиан. – Ей будет неловко жить со мной без добрачного контракта. Каков второй вариант?

– Обручение по-бетански.

Я снова села.

– А какая разница между обручением и нашим помолвочным контрактом?

– Бетанская помолвка – это когда партнеры изъявляют свое желание пожениться в будущем, и их кланы дают согласие на формальный контракт, – пояснил Драго. – Помолвка продолжается до заключения брака или прерывается поданным вами прошением совету клана. Когда наш сектор присоединился к другим секторам перед развалом Второй Римской империи, обязательным условием соглашения о воссоединении было признание всех бетанских контрактов на заключение помолвок и браков – как для пар, так и для триад. Земная Регистратура, как и любая другая за пределами Бета-сектора, просто игнорирует наши традиции. Она рассматривает помолвку как непрерывную череду трехмесячных добрачных контрактов и автоматически возобновляет их, пока партнеры все это не прекращают.

У меня не было проблемы с постоянным возобновлением добрачных контрактов. Я глянула на Фиана, и тот кивнул, поэтому я заговорила за нас обоих:

– Да, мы могли бы это сделать.

– Есть одно маленькое «но». В нашем обществе не принято заключать помолвки между аристократами и небетанцами, потому что последние чаще всего бесклановые и не имеют никакого социального положения.

Фиан выглядел озадаченным.

– Но ты же женился на Марлиз, а она не из вашего сектора.

– Это так. Мы клан военных, поэтому браки с представителями других секторов заключаем регулярно. Для таких случаев существует стандартная процедура. – Драго секунду помолчал. – Фиан, как ты смотришь на то, чтобы тебя усыновили? 


Глава 9 | Отлёт с Земли | Глава 11