home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 12

Дожевав свой завтрак, Фиан отодвинулся от стола и вздохнул, глядя, как я уплетаю очередную вафлю с сырным фуфле:

– До сих пор не верится, что интенданты добавили фуфле в здешние буфеты специально для Джарры.

Ворон, который поднялся, чтобы налить себе еще фруджита, улыбнулся:

– Вся база знает, что Джарра – фуфлеманка. Само собой, ее буфет им обеспечивают. Она же подполковник, всего на ступень ниже полковника.

Я на секунду прервала поглощение лакомства:

– Почему это вся база знает про мою любовь к фуфле?

– Военные не только работают, но и живут вместе. Все всё про всех знают.

Я доела, проверила часы и застонала.

– В чем дело? – спросил Фиан.

– Мне нужно позвонить Рейн Тар Кэмерон, а я боюсь ее до смерти.

– Прикажи Ворону, пусть он позвонит, – засмеялся Фиан.

– Нет, прятаться за чужую спину – трусость.

Я набрала в легкие воздуха и нажала кнопку вызова. На экране появилось лицо майора Тар Кэмерон с заметно более дружелюбным выражением, чем я ожидала.

– Военная канцелярия. Чем могу служить, подполковник?

– К сожалению, майору Эклунду и мне требуется новая форма. Охрана доставила нам уцелевшие вещи, но, как сами видите, от взрыва наша одежда несколько пострадала. – Я жестом показала на свой мундир.

– Мы немедленно вышлем вам новое обмундирование, подполковник, – деловито ответила майор. – Вашему телохранителю тоже нужно заменить форму?

– Нет, вещи Ворона хранились вне зоны взрыва.

– Если нужно еще что-нибудь, дайте нам знать. При необходимости мы можем заказать для вас и гражданское.

Я представила себе, как Рейн с ледяным видом заказывает мне пижаму и белье, и чуть не вздрогнула. Нет, лучше самой потратиться.

– Позвольте пожелать вам и майору Эклунду счастья в вашем обручении, – добавила она.

– Э-э-э... Спасибо. – Завершив вызов, я высказала вслух свое удивление: – Странно. Рейн Тар Кэмерон всегда напоминала мне мою учительницу физики, но в этот раз она ни на что не жаловалась и даже не смотрела неодобрительно. Обычно под ее взглядом я чувствую себя адонисским слизняком.

– Ты уже разговаривала с ней после своего повышения? – спросил Ворон.

– Нет. Только смотрела ее сообщения в записи, не... Ну, наверное, повышение могло повлиять. Хаос, это же просто смешно, сделать меня подполковником!

Ворон усмехнулся:

– Все человечество видело, как вы связались с инопланетной сферой. Даже Верховный Совет признал, что повышение заслуженное.

– Я, по крайней мере, не собираюсь жаловаться на ранг Джарры, раз из-за него у нас такая большая квартира, – заметил Фиан. – Ворон, ты мог бы занять одну из спален, а не ютиться на полу в гостиной.

– Я предпочитаю охранять дверь, так... – Ворон прервался на писк своего глядильника и несколько минут жадно читал сообщение, пока мы с Фианом ждали объяснений.

Наконец я не выдержала:

– Плохие новости?

Ворон поднял глаза:

– Нет, просто предварительный отчет по взрыву. Анализ записей моего портативного сенсора подтверждает, что я проверил коридор непосредственно перед выходом из купола, и все было чисто.

Он откинулся на стуле и со вздохом провел пальцами по волосам.

Фиан нахмурился:

– Тогда почему ты выглядишь так, будто у тебя гора с плеч свалилась? Ты же знал это.

– Я знал, что всегда проверяю, но не мог вспомнить, делал ли это вчера, как не могу помнить, как именно я дышу. Я полночи переживал, что ухитрился как-то об этом забыть, проморгал бомбу, и из-за меня пострадали люди.

Я поразилась. Поглощенная самобичеванием, я не заметила, что и бедняга Ворон чувствует себя виноватым.

– Ты сделал все идеально, – сказал Фиан. – И вероятно, спас нам жизнь, потому что если бы мы оказались еще ближе к месту взрыва со снятыми капюшонами... – Он скривился.

– Значит, ты был прав и насчет Петры, – добавила я. – Она подбросить бомбу не могла. Все наши и вся «Кассандра-2» работали на раскопе.

– Поскольку пострадали гражданские, скрывать происшествие не имеет смысла. По каналам новостей будет передано официальное заявление. Вас предупреждают, что все подробности, о которых не упоминается в заявлении, следует считать совершенно секретными.

Фиан рассмеялся:

– Ворон, это не твои слова. Ты цитируешь Левека.

Ворон кивнул:

– Отчет прислал он. Вчера утром техничка проводила плановую проверку буфетов и пополнение запасов. Бомба была спрятана среди коробок с едой, которые она поставила в кладовке по соседству с вашей комнатой. Военная служба безопасности верит, что она не знала о подмене коробок.

Мне почему-то вдруг стало легче. По какой-то дурацкой причине меня утешало то, что враг не прокрался в купол, не входил в нашу с Фианом комнату. Просто кто-то, ничего не подозревая, оставил в кладовой коробку.

Ворон вдруг рассмеялся:

– Что ж, это объясняет, почему Рейн Тар Кэмерон так стремилась тебе угодить, Джарра.

– Объясняет? Почему?

– Потому что ее команда должна была обеспечивать проверку службой безопасности всего, что отправляется в ваш купол. Они же как-то проглядели регулярную доставку техническим персоналом. Ошибку допустил заместитель Рейн, капитан Лорин, а не она сама, но полковник Левек наверняка отчитал все звено. Она, видимо, думала, что ты звонишь пожаловаться.

Всего через несколько минут позвонили в дверь. Ворон подскочил, сначала проверил, кто там, и только потом открыл, впуская капитана с формой.

– Капитан Марстон, – представился он. – Майор Тар Кэмерон послала меня доставить вам новое обмундирование.

Ворон проверил одежду своим ручным сенсором, прежде чем разрешил вкатить вешалку внутрь. Два дня назад нас с Фианом забавляла его паранойя. После вчерашнего взрыва мы уже не смеялись.

Когда Марстон ушел, Ворон закрыл дверь и какое-то время стоял, глядя на нее.

– Что-то не так? – спросила я.

Ворон покраснел:

– Нет. Просто я впервые увидел Квина Марстона. Его только что перевели сюда после обручения с Рейн Тар Кэмерон, и о нем говорит вся база.

– Рейн Тар Кэмерон обручена? – Фиан ухмыльнулся. – Я всегда думал, что она незаконно созданный робот, а не настоящий человек с эмоциями.

– Нужно было мне спросить у Марстона, на что похоже бетанское обручение, – сказала я.

Мы оттащили форму к себе в спальню и переоделись, а потом, вернувшись в гостиную, позвонили Далморе, узнать, как дела у Амалии и Крата. Я очень обрадовалась, увидев, что они там все втроем, и лицо Амалии уже полностью зажило.

– Выглядела я ужасно из-за кровотечения, но это был просто порез, – успокоила она. – А у Крата кость треснула, поэтому ему придется носить восстанавливающую повязку еще несколько часов.

Крат скорчил рожу – вероятно, хотел казаться храбрым стоиком, но вид был такой, будто у него живот болит.

– Мы пока ночуем в главном зале «Кассандры-2», военная служба безопасности обещала закончить починку нашего купола через пару дней, – объяснила Далмора. – Преподаватель Плейдон говорит, что будет пересылать вам записи пропущенных лекций.

Я рассмеялась и попрощалась с друзьями, чувствуя огромное облегчение от того, что они уже пришли в себя.

– Если армия собирается делать официальное заявление, надо бы сообщить своим, что у нас все в порядке, – предложил Фиан.

– Хорошая мысль, – кивнула я. – Не хочу, чтобы Кэндис опять волновалась.

Мы сделали по краткой записи и разослали их, а потом я обратилась к Ворону:

– Я вот думала... Ты знаешь, что нам пришлось проходить своего рода экзамен, прежде чем мы смогли послать сигнал сфере?

– Конечно, – ответил он. – Я смотрел по телику.

– Один из моих друзей по интернату, Кеон, решил последнюю задачку, когда никто другой не смог с ней справиться.

Ворон кивнул.

– Армия призвала его в качестве гражданского консультанта, он помогает расшифровать световые сигналы инопланетной сферы.

– Я в курсе. – Тон у Ворона был какой-то странный.

Он, наверное, не понимал, зачем я ему все это рассказываю, поэтому я постаралась ускориться:

– Кеон помолвлен с моей лучше подругой Иссетт, они вместе живут на базе «Зулу». Днем Кеон работает, а Иссетт учится на подготовительном медицинского, но можно ли нам повидаться с ними сегодня вечером?

– Не вижу причин, почему нельзя, – все тем же странным тоном отозвался Ворон.

Первую половину дня мы потратили на отбор уцелевших вещей из ящиков со своим пострадавшим от взрыва имуществом, вторую – на просмотр лекций Плейдона, а вечером отправились в гости к Иссетт и Кеону. После взрыва полковник Левек, очевидно, принял дополнительные меры предосторожности: нам дали эскорт из четырех офицеров службы безопасности.

Мы прошли по коридору к ближайшему внутреннему порталу базы. Первыми в него шагнули два охранника, потом Ворон, потом мы с Фианом, и еще два охранника замыкали процессию. Мне было неудобно, что из-за простого визита к моим друзьям такая суета.

В наш прошлый раз на «Зулу» база была просто скоплением огромных куполов, которые молниеносно разместили на подходящем поле. Сейчас же моим глазам предстало по виду обычное поселение Земли.

– Что это там за здания? Вон те, большие?

– Военная школа, – ответил Ворон. – И интернат для детей, чьи родители на службе где-то еще. По слухам, завтра из сектора Каппа прибывают дети полковников Левека и Стоун.

– Я и не знал, что у них есть дети, – сказал Фиан.

– Девочка четырнадцати лет и десятилетние мальчики-близнецы. Народ уже вовсю делает ставки – называют ли они проценты вероятности всего, как и отец.

Я рассмеялась, не только из-за шутки про Левека, но и от неожиданной осведомленности Ворона по части слухов базы. Впрочем, это может считаться частью работы телохранителя – знать обо всем, что происходит вокруг.

Идти до обиталища Иссетт и Кеона по дороге номер шесть оказалось всего ничего. Я с удивлением поняла, что стою не перед куполом, а перед прямыми стенами. Иссетт прислала мне длиннющую запись про то, какой у них замечательный дом, но все равно ничего настолько роскошного я не ожидала. Я приложила ладонь к двери, и она почти тут же распахнулась.

– Джарра, Джарра, Джарра! – восторженно встретила меня Иссетт, но тут увидела Ворона и сердито спросила: – Что здесь делает эта крыса?

– Ворон – наш телохранитель. А в чем дело?

– Он арестовал Кеона!

Я недоуменно воззрилась на Ворона:

– Ты арестовал Кеона? Когда? Зачем?

Он нервно отступил:

– До того, как меня назначили вашим телохранителем, по приказу полковника Левека.

Я расстроенно всплеснула руками:

– Я могу понять, зачем Левеку потребовалось арестовывать Петру и моего про-папу, но Кеона? Без него нам бы никогда не удалось связаться со сферой!

– Именно. Полковник Левек, естественно, призвал Кеона работать в исследовательскую группу. А тот заявил, что ему это кажется слишком хлопотным, и отказался, поэтому Левек приказал мне его арестовать.

– Кеон вечно отказывался выполнять задания в школе. Учителя с ума сходили, – сокрушенно призналась я.

– Но даже легендарно ленивый Кеон Танака должен был прекрасно понимать, что с военными этот номер не пройдет, – заметил Фиан. – Сейчас-то он не в камере, правда?

– Конечно, нет. – В дверях появился сам Кеон, широко улыбаясь. – Левек доказал, что может причинить мне массу неудобств, я доказал, что придумывать для него ответы меня не заставишь, и мы начали договариваться.

– Как ты мог так сглупить? – нахмурилась я.

Друг покачал головой:

– Я решил одну-единственную задачку и стал высокооплачиваемым старшим консультантом программы, получил роскошный дом, собственную лабораторию и команду помощников. Вы с Фианом непосредственно связались с инопланетной сферой, но до сих пор учите историю и живете в спартанских условиях на раскопах, вас обливают скунсоком и пытаются подорвать. Так кто из нас сглупил?

– С таким не поспоришь, – рассмеялся Фиан.

Я не обратила на него внимания:

– Хаос побери, Кеон! Контакт с инопланетной цивилизацией – поворотная точка в истории человечества, он может повлиять на выживание нас как вида. Ты должен помогать как только можешь, а не выторговывать дом попросторнее.

Улыбка Кеона стала лишь шире.

– Не вижу причин, по которым нельзя и помогать, и жить с Иссетт в хорошем доме. Денег у «Инопланетного контакта» немерено.

– Может, войдем, пока не привлекли внимания? – Ворон уже проверил своим ручным сенсором фасад дома.

– Его я в свой дом не пущу! – заявила Иссетт.

– Мы с Фианом погибли бы при взрыве, если бы не Ворон, – сказала я.

– А. – Она задумалась на секундочку, и враждебность в ее взгляде сменилась невольным уважением. – Ну тогда...

Все четверо безопасников остались сторожить снаружи. Как только остальные оказались внутри, Иссетт настояла, что проведет экскурсию по дому, и мы тащились за ней, послушно восхищаясь каждой из комнат. Когда же дошли до гостиной, посвященной мягким игрушкам Иссетт, включая любимейшую из них – фиолетовую Крикунью Зену, – я наконец задала давно тревоживший меня вопрос:

– Иссетт, когда ты переселилась сюда, чтобы жить вместе с Кеоном, тебе пришлось перевестись с подготовительного курса в Европе в университет Земли-Америки. Это не повредило учебе?

Она покачала головой:

– В старой группе становилось все хуже. Все немного дичают, когда наконец вырываются на свободу из следующего шага со всеми его правилами, но некоторые из моих сокурсников заходили слишком далеко. Нельзя ожидать, что лектор сможет нормально учить студентов, бросающихся в него всякой ерундой.

Я моргнула, представив, что бы с такими студентами сделал Плейдон.

Мы добрались до последней комнаты. Сначала я думала, что в ней нет ничего, кроме черного куба, но потом заметила жутковатых едва светящихся голо-гусениц, ползавших по стенам и потолку. Мне стало не по себе, и я отступила к двери.

– Какого хаоса?

– Это я экспериментирую, прогоняю анализ световых сигналов инопланетной сферы. – Кеон вздохнул. – Но получается не то, что нужно.

Мы вернулись в комнату с множеством мягких кресел и огромным настенным теликом. Иссетт налила всем фруджита и начала рассказывать про лечение в регенерационных баках – то, чем она сейчас занималась в университете. Учитывая, что мы с Фианом оба совсем недавно провели по несколько дней полностью погруженными в такие баки, я бы предпочла не слышать о кое-каких не самых приятных подробностях. Хорошо, что вскоре подруга снова заговорила про дом.

Казалось бы, я точно так же болтала с Иссетт и Кеоном в прежние дни, когда все мы жили в следующем шаге. Но сейчас на одном диванчике со мной сидел Фиан, а в углу, тихий и внимательный, притулился рыцарь Адониса. Я не могла не чувствовать разницы между военной формой и гражданской одеждой, из-за которой я оказывалась скорее вместе с внеземными, чем с инвалидами-друзьями моего детства.

Кеон ласково улыбнулся:

– Иссетт мечтала о собственном настоящем доме с самых яслей.

Фиан тоже улыбнулся:

– А Джарре, кажется, все равно, где мы живем.

– Джарре нужна семья, а не жилище, – ответил Кеон. – Она всегда – и в яслях, и в доме, и в следующем шаге – заявляла, что ее не волнуют бросившие ее родители; но, очевидно, на самом деле ее это волновало больше всех нас.

– Не говори ерунды, – рассердилась я.

– Да ну? Тебе не хочется иметь семью? Если посмотреть, сколько ты терпишь ради того, чтобы присоединиться к бетанскому клану...

– Кеон, хватит изображать из себя психолога!

Фиан рассмеялся и спросил:

– Почему у Джарры такая сильная нелюбовь к психологам?

– Потому что она попала в опытную группу. Мы все, кто в ней был, психологов терпеть не можем. Иссетт в них души не чает, но она была в контрольной группе, где проводили только стандартные тесты на развитие и поведение.

Фиан нахмурился:

– Что ты имеешь в виду под опытной и контрольной группами?

– Когда нам было по восемь лет и мы жили в доме, какие-то внеземные исследователи проводили на нас эксперимент по психологии. В нашем поселении было три дома, и всех детей из них разделили на опытную и контрольную группы.

– Как бы мне хотелось забыть... – со стоном начала я, но Фиан перебил:

– Они ставили на вас опыты?

– Исследователи всегда ставят опыты на детях-инвалидах.

– Но это возмутительно! – неожиданно присоединился к разговору Ворон. – Опыты на детях строго регулируются законами защиты человечества.

Кеон пожал плечами:

– Найдутся те, кто заявит, мол, инвалиды – не люди, а значит, законы не имеют силы. Но это неважно, потому что опекуном всех живущих в интернатах считается Земная Больница. Чтобы использовать группу детей, достаточно получить ее разрешение.

Ворон сердито качнул головой:

– Земная Больница должна заботиться о своих подопечных, а не выдавать их ученым в качестве подопытных!

– Конечно, они не разрешают ничего слишком опасного. – Кеон зло рассмеялся. – Если экспериментатор нечаянно убьет кучку детей-приматов, совет директоров может лишиться своих огромных годовых премий за хорошую работу. Те, кто использовал нас, изучали, как люди реагируют на насекомых. У Мэт даже развилась фобия, от которой она до сих пор не может избавиться.

Я насекомых не боялась, но воспоминания об опытах у меня остались пренеприятнейшие, поэтому я сменила тему:

– Мэт прислала мне довольно странное сообщение. У них что-то случилось?

– Ей просто завидно, – сказала Иссетт. – Конечно, мы все завидуем тому, что тебя примут в клан, но Мэт больше всего переживает из-за шумихи в новостях по поводу вашего обручения. – Она повернулась к Ворону: – Наши друзья, Мэт и Росс, планируют свою свадьбу уже давным-давно, но по законам Земли до восемнадцати лет, пока не станешь взрослым, даже контракт помолвки заключить нельзя. И они не могут пожениться, пока не выполнят три помолвки общим сроком минимум в год.

– Кейтан тоже дуется, – добавил Кеон. – Каждый раз всем жалуется, что на самом деле ты его девушка, и именно его должны принять в твой клан, сделать майором и стеречь денно и нощно, дав в телохранители рыцаря Адониса.

Я ушам своим не верила.

– Я бросила его больше года назад!

– Его эго не может смириться с тем, что он тебе больше не нужен. – Кеон рассмеялся. – Я отчасти его понимаю – не могу не задумываться время от времени, что, поведи я себя в какой-то момент иначе, твоим женихом мог оказаться я сам. – Он подмигнул Иссетт. – Стоит только вообразить, чего бы мне это стоило, аж мурашки по коже бегут. Носить жутко неудобный бронекостюм. Работать на раскопах, где на тебя может что-нибудь рухнуть. И мало того, что скунсоком обливают и бомбы подкладывают, так еще и Джарра постоянно командует!

– Я этого не делаю! – Я обернулась за поддержкой к Фиану: – Разве я командую?

– Нет, сэр! – с театрально запуганным видом отрапортовал он.

Я застонала. Фиан иногда совершенно невозможный.

– С другой стороны, – хохотнул Кеон, – ты же фанат «Сталеи из джунглей», тебе должны нравиться доминирующие женщины.

Фиан ухмыльнулся:

– Провести отрочество в секторе Дельта – не подарок. Правила поведения невероятно строги, и девочки ни за что не покажут, согласны ли они хоть на малейшую вольность – не хотят прослыть бесстыдницами. У меня была подружка, но недолго. Я неправильно оценил ситуацию и шокировал ее, попытавшись взять под ручку. Она преисполнилась праведного ужаса и тут же мне отказала. – Он пожал плечами: – Так вот, «Сталея из джунглей» очень популярна среди дельтанских мальчишек, потому что Сталея... ясно дает понять, чего она хочет, а чего не хочет от своего приятеля. В Джарре мне это тоже нравится.

– Это я понимаю, – сказал Кеон, – но на праздновании прошлого Начала Года Джарра у меня на глазах перебросила Кейтана через всю комнату. Я бы побаивался девушки, способной на такое.

– Фиану нечего меня бояться – он тоже может перебросить меня через комнату.

– Правда? – Кеон смотрел на моего жениха с сомнением.

– Ворон учит нас обоих рукопашному бою с оружием и без, – кивнул Фиан. И встал: – Позволь, я на тебе покажу.

Кеон поспешно поднял руки, сдаваясь:

– Нет-нет, не нужно! Я вам верю, но по-прежнему считаю, что жить с Джаррой должно быть тяжко.

– Конечно, – страдальческим голосом подтвердил Фиан. – Особенно после того, как Плейдон заставил ее записаться на курс по математике...

– Не-ет! – взвизгнула Иссетт. – Только не по математике! В школе мы...

Ее прервал звон одновременно трех военных глядильников. Я прочла пришедшее сообщение и ахнула:

– Верховный Совет Объединенных Секторов приказал нам с Фианом вернуться в «Инопланетный контакт»! – И повернулась к Ворону: – Ты же говорил, что они это сделают только в самом крайнем случае?

Он широко улыбнулся:

– Так случай настал. Они приказали военным отослать вас с безопасной базы. И даже после нападения со скунсоком игнорировали неоднократные рекомендации армии вернуть вас обратно. А теперь ты пострадала от бомбы, и комментаторы призывают к отставке ответственных. Члены Совета не просто боятся потерять свои кресла и вновь стать простыми парламентариями; многие из них винят себя в случившемся.

– Они чувствуют себя виноватыми из-за травмы Джарры или потому, что пострадали нормалы? – цинично спросил Кеон.

– Могу заверить, мой дядя чувствует себя виноватым из-за всех пострадавших одинаково.

Я сморгнула:

– Твой дядя – член Верховного Совета?! Я понятия не имела... Извини, если я слишком резко о них высказывалась.

– У тебя есть веские основания быть недовольной их действиями, – ответил Ворон. – Мне и самому они не нравились.

Мой глядильник снова пискнул. Нас с Фианом не просто вернули в «Инопланетный контакт», но и вызывали на командное совещание завтра утром! 


Глава 11 | Отлёт с Земли | Глава 13