home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 26

Все выглянули наружу через стеклянную стену большого зала.

– Вот то белое, это снег? Там зима? – спросил Роно.

– Независимо от времени года так высоко в горах всегда снег и смертельно холодно, – пояснила я. – Сейчас мало что разглядишь, но на рассвете нам откроется невероятный вид.

– Здесь безопасно? – забеспокоился Плейдон. – Когда сеть порталов заблокируется…

– Крыша Мира выстроена в наиболее враждебной местной атмосфере. Уровень кислорода в воздухе намного ниже нормы, а жуткий мороз убьет неподготовленного человека за несколько минут. Это еще называют «мертвой зоной». – Плейдон совсем упал духом, но я улыбнулась и продолжила: – Однако наши посетители в полной безопасности. Крыша Мира состоит из трех связанных отделений, в каждом из которых независимая система контроля климата, отвечающая за подачу тепла и воздуха. Есть две обзорные галереи и несколько гостевых номеров, которые обеспечат вам незабываемые впечатления при проведении свадеб и других торжеств. Для гарантии вашей безопасности Крыша находится в глубине горы, имеет двадцать порталов и собственный медпункт на экстренный случай.

– Ты прямо как экскурсовод. Наверное, была здесь с классом, – предположил Фиан.

Я рассмеялась:

– Школьники сюда не ходят, слишком дорого. И если я говорю как экскурсовод, то потому, что работала здесь. В школе у нас было много практики. Первая – обязательные две недели в яслях Земной Больницы. А вторую нам позволили выбрать самим, так что я отправилась сюда. – Я оглядела всех. – Крыша Мира эвакуируется в ту же секунду, как получает предупреждение о солнечной буре, так что мы тут одни. Нам позволили пользоваться всем, включая закуски и напитки, в обмен на право упомянуть о нашем посещении в своей рекламе.

Крат хохотнул:

– Представляю: приезжайте на Крышу Мира, где знаменитые Джарра Телл Моррат и Фиан Эклунд прятались от убийц во время солнечной бури!

– Сейчас почти три часа утра по местному времени Земли-Азии. Порталы в режиме янтарного уровня безопасности, так что никто сюда не проберется, а заблокируется сеть перед самым рассветом. Советую всем вернуться в главную обзорную галерею, чтобы посмотреть на восход солнца. Подобное нельзя пропустить.

– Сюда, конечно, уже никто не спорталится, но я лучше проверю, не затаился ли кто-то. – Ворон вышел за дверь, помахивая ручным сенсором.

– Пока все не разбрелись, предупреждаю: наружу ни шагу, – объявил Плейдон.

– Не волнуйтесь, это невозможно. Компания с боем вырвала у Земной Больницы разрешение построить это место. Пришлось менять план раз десять и утроить бюджет, прежде чем им наконец позволили расположить транспортные порталы и начать строительство. Системы безопасности просто невероятные. Нужно знать особый код и внести отпечатки ладоней трех уполномоченных представителей обслуживающего персонала.

– Возможно, но я не хочу, чтобы кто-то даже пытался. А еще: не напиваться, ничего не ломать и не устраивать бардак. Особенно это касается тебя, Роно!

Роно рассмеялся:

– Самое ужасное, что Плейдон был таким уже в студенческие годы. Стефан, помнишь, как мы на подготовительном курсе одолжили передвижной купол?

– Я просто считал, что нужно спросить разрешение преподавателя, а уж потом забирать купол раскопа. Как бы ты себя чувствовал, если бы один из твоих студентов украл передвижной купол, чтобы разбить лагерь на музыкальном фестивале?

– Это был исторический музыкальный фестиваль, Дэннел, и у меня нет студентов. С тех пор, как семь лет назад явился инспектор-ханжа, написал ужасный отчет о моем поведении, и университет решил, что я не подхожу на должность преподавателя.

Остальные члены «Кассандры-2» расхохотались.

– В том моем отчете не было ни слова лжи, – отозвался Керен.

Мы с Фианом обменялись потрясенными взглядами. Так вот как они с Роно познакомились!

Крат направился к буфету:

– А мы и не сможем напиться, отсеки с вином заперты.

– Чудесно! – обрадовался Плейдон.

Следующие несколько часов мы изучали обстановку, ели, отдыхали на роскошных диванах с подушками, а с приближением рассвета вернулись в главную обзорную галерею. Последние гулявшие только вошли, как зазвонил глядильник Плейдона.

– Портальная сеть Земли сейчас заблокируется.

На некоторых лицах промелькнул инстинктивный испуг. Нормалы... Выросли, зная, что где-то поблизости есть работающий портал и для получения помощи нужно просто сделать шаг. Как-то мощная солнечная буря на пару часов вывела из строя сеть в одном из их миров, и об этом «страшном» событии и через десятки лет не забыли.

Все повернулись к порталу. Замигали зеленые огни, и даже я, выросшая на Земле, встревожилась. Зеленый сменился янтарным, янтарный – красным. Все, теперь мы на вершине самой высокой горы на планете без возможности отсюда выбраться.

– Солнце сейчас взойдет. Я приглушу свет для наилучшего эффекта, – сказала я намеренно оживленно.

Все устроились поудобнее и притихли. Сначала появилась яркая сверкающая линия вдалеке, отчего все остальное вдруг сильно потемнело, а потом солнце поднялось над горизонтом, и свет полился к нам, будто волна, набегающая на берег. Во время работы экскурсоводом я уже не раз такое видела, потому сейчас с улыбкой смотрела не на восход, а на восхищенного и затаившего дыхание Фиана.

– Потрясно! Просто потрясно! – воскликнула Далмора срывающимся голосом.

– А те пушистые штуки далеко внизу – облака? – спросил Фиан.

– Да.

Какое-то время царила полная тишина. Даже Крат, слишком изумленный, чтобы ляпнуть какую-нибудь ерунду, молча глядел на будто бесконечную вереницу облаков, зазубренные горные вершины и белый снег, контрастирующий с резкими черными скалами.

– Джарра, спасибо, что привела нас сюда, – поблагодарил Роно. – Я бывал во множестве миров, но никогда не видел ничего подобного.

– Конечно, нет. Неопланетники выбирают спокойные миры и самые благоприятные и непримечательные континенты. Земля же совсем не похожа на идеальную колонию.

– Уникально, – выдохнул Лолмак. – Мы ищем подходящее место для церемонии представления клану нашей дочери, и это…

– Лучше мы ничего не встречали, и когда расскажем клану, что нас сюда привела сама Джарра… – поддержала Лолия.

Я нахмурилась:

– Вы можете арендовать гостевой номер или даже небольшую обзорную галерею для частных вечеринок, но цены здесь заоблачные.

Лолмак покопался в глядильнике.

– Нет проблем. Мы, конечно, арендуем обзорную галерею. Секс-видео опускают наш клан на низшую социальную ступень, Джарра, но зато приносят огромный доход.

Я догадывалась, что у них с деньгами все хорошо, но даже не подозревала, что ребята настолько богаты.

– Ну раз цена не проблема, то лучше Крыши Мира вы места не найдете. – Услышав звонок глядильник, я покосилась на экран: – Генерал Торрек!

И быстро нажала «ответить».

– С днем рождения, Джарра, – улыбнулся генерал. – Рад сообщить, что ты восстановлена в чине.

– Правда? Восемнадцать мне только завтра, сэр.

– Армия ориентируется на межзвездное грин-временя, так что завтра уже наступило.

Конечно. Я все еще не отвыкла от Земли-Америки, а там сейчас только семь вечера, но в Земле-Европе, живущей по стандартному времени, на пять часов больше. Я потрясенно рассмеялась.

– Ваша помолвка зарегистрирована на Зевсе, согласно военному указу номер четырнадцать, подраздел три-девять. Мои поздравления вам обоим. Совет да любовь. В ближайшие дни ожидайте приказа о возвращении на базу.

– Благодарю, сэр, – в унисон ответили мы с Фианом.

Генерал отключился, а Фиан повернулся к Ворону:

– Здесь нам с Джаррой никто не угрожает, так что пока перестань ходить за нами хвостом.

– Ты прав. Мне осталось проверить только одно место. – И, вновь вооружившись сенсором, телохранитель вышел.

– Вообще-то, есть сведения, что еще до изобретения бронекостюмов и порталов люди и так могли вскарабкиваться на горы, – сообщила я.

Фиан покачал головой:

– Не верю.

Плейдон постучал по глядильнику:

– Джарра права. Я нашел список тех, кто поднимался на эту гору.

– Должно быть, глюк, – засомневался Роно.

– Правда это или нет, но Ворону ни слова. В последнее время столько всего навалилось, и я отчаянно нуждаюсь в уединении.

Роно рассмеялся и красноречиво подмигнул:

– Это да, мы заметили и понимаем твое раздражение, Фиан.

Я покраснела и как никогда порадовалась возвращению Ворона.

– Опасности вроде нет. Так что у меня перерыв до разблокировки порталов.

Фиан схватил меня за руку:

– Отпад! Джарра, давай найдем… – Он запнулся, когда все глядильники зазвенели в унисон, и простонал: – Ну что еще?

Я уставилась на сообщение:

– Земная Больница советует всем посмотреть ТНЗ.

Плейдон нахмурился:

– Вершина самой высокой горы на Земле – очень неподходящее место, если разразилась еще одна супербуря.

– Тут есть защита от радиации. Я же говорила, что система безопасности просто невероятная.

– Да хаос с ней, с защитой, здесь телик есть? – спросил Крат.

– Конечно.

Я нажала на нужную кнопку и шторы раздвинулись, явив большой экран, уже транслирующий ТНЗ.

– Снова Люций Август Гордиан! – Фиан покачал головой. – Когда он уже замолчит? Знаю, он на нашей стороне, но…

Люций Август Гордиан точно находился не в студии, потому что за ним виднелось темное дерево и ночное небо.

– Дебаты по поводу миров для инвалидов все еще продолжаются. Люди сомневаются, насколько безопасной окажется колония с возможными солнечными бурями и блокировками порталов. Но вспомните: все мы родом с такой планеты. На Земле человечество жило сотни тысяч лет. Именно там достигли расцвета древние Рим и Греция… Да, блокировки доставят дополнительные проблемы неопланетникоам, но армия к этому готова. Для нас, гражданских, ситуация намного проще. Мы вольны не отправляться в такой мир, ведь есть столько альтернатив. Или же рискнуть, но покинуть планету при приближении солнечной бури. Или не покинуть и выяснить, что не так уж страшно остаться ненадолго без порталов. – Он улыбнулся. – Солнечная буря только что накрыла Землю, и порталы заблокировали на двенадцать часов. Предупреждение было озвучено за пять часов – полно времени, чтобы сбежать. Или наоборот переместиться на Землю. Я говорю с вами в прямом эфире, стоя у памятника Духу Человечества в Земле-Европе.

На экране появились две широкие подсвеченные прожекторам фигуры на фоне черного неба.

– А он хорош. Прибыть на Землю и произнести речь во время солнечной бури – просто блестящий ход, – заметил Роно.

Дав публике минутку полюбоваться видом, Люций Август Гордиан снова заговорил:

– Я не единственный, кто спорталился на Землю до солнечной бури. Здесь со мной Аади Квилла Амарион, первый спикер Альфа-сектора, которая хочет сделать объявление.

Первый спикер Альфы на Земле! Что, ядрить его, происходит? Не отрываясь от телика, я подалась вперед. Меж тем к видеожукам вышла женщина с короткими серебристыми волосами, поправила складки развевающегося темно-синего платья и официально кивнула:

– Благодарю, Люций Август Гордиан. – Пока она выдерживала театральную паузу, я застыла в тревожном ожидании. – Другие сектора быстро отреагировали на недавние события, и парламент Альфы критиковали за молчание. Но мы не могли ничего сделать, не приняв решения, а оно потребовало долгих обсуждений и споров. Одиннадцать часов назад парламент Альфа-сектора проголосовал.

Она снова замолчала, и изображение увеличилось, показывая морщинистое, несмотря на процедуры омоложения, лицо крупным планом. Было сложно судить о возрасте Люция Августа – я бы сказала, около семидесяти, – но этой женщине явно уже под сотню.

– Другие сектора меняют законы, регулирующие отношения с Землей, чтобы легализовать прошлые контракты. Альфа-сектор решил этого не делать.

– Хаос тебя побери! – закричал Роно. – Нельзя оставлять расторгнутые браки как есть, и…

– Роно, уймись, – оборвал Плейдон. – Аади из Альфы не прибыла бы на Землю, чтобы сказать только это.

– Непростая ситуация с браками и прочими контрактами – лишь часть куда более серьезной проблемы, которую необходимо рассматривать целиком, – продолжала первый спикер. – Альфа решила не латать пробоину, а отстроить новое судно. Парламент проголосовал за предоставление членства новой планете. Земля всегда была физическим центром нашего сектора; теперь ее приглашают стать его политической частью.

От шока я на пару минут отключилась, а когда пришла в себя, вместо альфийского спикера уже показывали президента совета Земной Больницы.

– …процедура начнется с голосования граждан, чтобы выяснить, хотят ли они принять приглашение. При положительном исходе Земля присоединится к Альфе в полночь пятнадцатого ноября. Затем последуют выборы планетарных представителей, а Земная Больница начнет процесс перехода, включая передачу управленческих полномочий и разделение оставшихся функций между медицинской Земной Больницей и новой организацией, посвященной изучению синдрома Новака-Надал.

– Синдром Новака-Надал? – озадаченно переспросила Амалия.

– Когда первые колонисты спорталились с Земли на Адонис, двое из них умерли, так как были инвалидами, – пояснил Ворон. – Первые имена, вырезанные на стенах Дворов Памяти: Эрнст Новак и Эсперанца Надал.

– Отличная идея. Жутко невежливо называть таких людей инвалидами. Джарра, думаешь синдром Новака-Надал лучше?

Я не ответила – голова все еще шла кругом. Земля присоединится к Альфа-сектору пятнадцатого ноября. В День Уоллама-Крейна. Инвалиды никогда не праздновали рождение создателя портала, но пятнадцатое ноября две тысячи семьсот восемьдесят девятого отпразднуют!

– Земляне проголосуют за присоединение к Альфе? – спросил Крат.

Я бросила на него недоверчивый взгляд:

– Ну конечно! Это предложение… Нас наконец признали людьми!

И тут вспомнила процессию рыцарей Адониса, принесших петицию о правосудии. Все решили, что они просят Альфа-сектор принять закон об отношениях, но они просили много большего.

Я повернулась к Ворону:

– Это твоих рук дело.

Он загадочно улыбнулся:

– Нет, Джарра, я лишь поговорил с несколькими людьми, отец Далморы – еще с несколькими, а Люций Август Гордиан – с бесконечным множеством людей. Чудесно быть частью всего этого, помочь исправить несправедливость, но на самом деле это все твоя заслуга.

Я покачала головой:

– Глупость какая-то…

– Нет, не глупость, – возразил Ворон. – Люций Август Гордиан боролся за своего внука, но он не стал бы рисковать карьерой и социальным статусом клана, если бы клан Теллона Блейза не стоял у истоков. Отец Далморы, благодаря своей известности, мог поговорить с сильными мира сего, но они послушали его лишь потому, что видели на экране Джарру Телл Моррат. Я убедил рыцарей Адониса устроить процессию, но они делали это не для каких-то безымянных землян; они маршировали для сияющей девушки.

Все смотрели на меня. Я не могла произнести ни слова, и лица окружающих вдруг странным образом размылись.

Меня обняли, рядом раздался голос Фиана:

– Джарре надо прийти в себя. – Он потащил меня прочь по коридору в другую комнату. – Можно запереть дверь?

Я какое-то время тупо пялилась на панель, потом по памяти ввела код и наконец огляделась.

Мы оказались в одной из гостевых комнат – в бледно-голубых и белых тонах, под стать пейзажу за стеклянной стеной. Я прошмыгнула через боковую дверь в ванную и умыла лицо прохладной водой. А когда несколько минут спустя вернулась, Фиан сидел на одном из больших изогнутых диванов у окна. Я опустилась рядом.

– Выставила себя полной идиоткой.

Он покачал головой:

– Вовсе нет.

– Фиан, я только что разревелась на глазах Плейдона, всего курса, «Кассандры-2» и рыцаря Адониса!

Он тихо рассмеялся, обнял меня и притянул к себе:

– Джарра, тебе можно иногда поддаваться эмоциям.

– Я просто вдруг осознала свою глупость...

– И что же такого глупого ты сделала?

– Вовремя не сообразила. Смотри: генерал-маршал хотел выбрать другие миры для инвалидов. Самые населенные сектора – Альфа и Бета. Их планетарные представители легко могли выиграть голосование против трех других секторов вместе взятых. Я права?

Фиан кивнул.

– И военные понимали, что нужно переманить на нашу сторону Альфу и Бету. Начали с Беты, так как я – часть клана Телл, потому удалось привлечь военные кланы. С Альфой сложнее. Далмора моя подруга, а ее отец – знаменитость, но он не обладает большим политическим влиянием. – Я рассмеялась: – Я дура, полная дура! Когда полковник Левек сказал, мол, выбрал нам в телохранители Ворона, потому что рыцаря Адониса нельзя подкупить, я ему поверила. Но на самом деле причина в прямом доступе к политическому центру Альфа-сектора.

– Армия должна оставаться политически нейтральной. Они бы не посмели приказывать рыцарю Адониса использовать свое влияние, но... ты права, Джарра. Ворона выбрали в надежде, что ему придется бороться за нас не только физически, но и политически. Могу представить, как Левек высчитывал вероятность успеха, и цифры выросли, когда он заметил, что Ворон – романтик, пытающийся быть достойным своей рыцарской клятвы. Только вспомни ее текст.

– Рыцарь обязан демонстрировать благородство, честь, достоинство, мужество и совершенство во всех добродетелях, а также стоять на страже справедливости, – процитировала я.

– Точно. Разве ты не видела выражение лица Ворона? Он искал возможность стоять на страже, а нашел тебя. Сияющую девушку. Олицетворение инвалидов. Ты представитель группы, страдающей не только от предрассудков, но и от вопиюще несправедливых экспериментов.


Я вспомнила гнев Ворона, когда он узнал, что Земная Больница позволяла использовать своих подопечных в качестве подопытных свинок.

– Да, он нашел, за что бороться. И теперь счастлив, потому что доказал себе то, что хотел. – Я вздохнула. – Так глупо, что окружающие считают, будто я представляю всех инвалидов. Мы все разные. Как и прочие люди.

– Ну, для меня ты не символ, Джарра. Для меня ты девушка… невероятная, но настоящая. Со всеми своими недостатками. Человечная и любящая. А еще ты моя невеста. Я неделями ждал этого момента. – Фиан посмотрел на буфет. – Крат прав, вино заперто. Как бывший экскурсовод, ты случайно не в курсе, как его достать?

– Система безопасности меняет коды каждую неделю, но на самом деле просто чередует два варианта: либо «Эдмунд Хиллари», либо «Тенцинг Норгей». Я решила, что Плейдон не одобрит, если я проговорюсь Крату.

Фиан прошел к буфету и вернулся с бутылкой и бокалами.

– Как жаль, что стола нет.

Я рассмеялась:

– Команда мебели: достать диванный столик.

Столешница выскользнул из мягкого широкого подлокотника.

– Я слишком долго прожил в примитивных условиях раскопов, – посетовал Фиан. Затем наполнил бокалы и протянул один мне. – Fidelis, Джарра.

– Fidelis, Фиан.

Мы пригубили вино. Я снова военная. Земля вскоре присоединится к сектору Альфа, а мы с Фианом вместе на Крыше Мира. Что может быть лучше?

– Я приду к тебе, когда весна сменится летом, – сказал Фиан.

– Я приду к тебе, когда весна сменится летом, – повторила я.

– И наше будущее будет золотым.

Когда он наклонился и поцеловал меня, голова закружилась – и вовсе не от вина, а от того, что мы с Фианом снова были вместе. 


Глава 25 | Отлёт с Земли | Глава 27