home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 31

Я поняла, почему Рентон Мэй стал главнокомандующим. Выражение его лица практически не менялось, пока полковник Стоун объясняла теорию насчет химер, а когда он заговорил – голос звучал абсолютно спокойно:

– Позвольте уточнить, правильно ли я понял. Возможно, родная планета химер находится в секторе Дзета?

– Да, сэр.

– Химеры проникли на корабль инопланетян и достигли Фортуны, а потом добрались до Фетиды и, вероятно, иных миров на других кораблях?

– Да, сэр, – повторила Стоун.

– Что-то уничтожило все живое на Фортуне… Ее жители сделали это умышленно, обнаружив, что проигрывают химерам?

– Это выглядит вполне вероятным, сэр, – вступил Левек. – Однако луна, скорее всего, нетронута, так что ее следует по-прежнему считать подозрительной.

Генерал-маршал надолго замолчал.

– Химеры продолжат существовать в своем изначальном мире и в неизвестном множестве других. Как нам их обнаружить? – спросил он наконец.

– Их планета должна находиться в соседней с Фортуной звездной системе, – ответил Левек. – Там будет подходящая для дыхания атмосфера и изначально большое разнообразие флоры и фауны. Полковник Стоун прекрасно рассудила, выбрав для нашей полевой базы безжизненный мир, так как с вероятностью семьдесят два процента вторая рассматриваемая нами планета и есть родина химер.

Стоило представить, что было бы, устрой военные базу в кишащем химерами мире, и меня замутило.

– Найти другие планеты практически невозможно, – продолжал Левек. – Корабли инопланетян могли отправиться в любых направлениях, останавливаясь на неизвестном множестве планет, и пройти к настоящему времени расстояния в двадцать секторов. Наша единственная реальная надежда – отыскать на Фортуне записи, которые расскажут нам о курсах кораблей. Тогда можно их догнать, остановить и проверить звездные системы, лежащие на их пути.

– Надеюсь, мы просто гоняемся за тенью, – сказал генерал-маршал. – Но я должен со всей серьезностью отнестись к возможности, что химеры еще живы. Любая группа неопланетников, высаживаясь в новом мире, рискует угодить в смертельную ловушку. Мы даже можем столкнуться с повторением ситуации на Фетиде, если химера нарушит портальный карантин и доберется до населенных миров. Я прикажу покинуть сектор Дзета и... – Он нахмурился. – Сигма станет самым отдаленным от опасной зоны пограничным ненаселенным сектором?

– Да, сэр.

– Тогда перебросим силы неопланетников на поиск новых мест для колоний в Сигме. А люди спишут это изменение на то, что в Дзете обнаружен родной мир инопланетян. – Генерал-маршал пробежался пальцами по волосам, впервые на моих глазах проявив признаки стресса. – Тем временем, озвученная информация не должна покинуть эту комнату. Малейший шепоток о том, что химеры потенциально живы, вызовет панику в обществе.

Он посмотрел на того, кто сейчас тоже впервые услышал о нашей теории. Драго, понятное дело, выглядел ошеломленным. Я могла представить, что он чувствует. Все мы выросли на ужастиках, содрогаясь от образа кошмарных химер и испытывая огромную благодарность за их уничтожение. Меня до жути пугала одна только мысль о том, что эти твари все еще могут где-то существовать, а Драго... Драго вызвался спуститься на луну Фортуны.

Генерал-маршал озвучил вопрос, наверняка мучивший кузена:

– Насколько высок риск столкнуться на луне Фортуны с живой химерой?

– Там минимальная атмосфера, – ответил Левек. – Даже химера, с ее невероятной способностью к адаптации, не смогла бы тысячи лет существовать в почти полном вакууме. Единственное место, где еще можно встретить живую химеру, – внутри скульптуры. Согласно показаниям наших сенсоров, она определенно полая, но что-то не дает рассмотреть внутренние детали. – Он помедлил секунду. – Я бы оценил риск не более чем в десять процентов.

При этих словах лицо Драго на секунду дрогнуло. Существовал риск один к десяти, что он станет первым за двести пятьдесят лет человеком, встретившим химеру.

– Во времена Фетиды химеры проникли в наши миры прежде, чем мы получили хоть малейшее представление, с чем имеем дело, – продолжил Левек. – Сейчас у нас есть специальные детекторы на кораблях и биофильтры на порталах. Мы должны подготовиться к возникновению тревоги и вспомнить уроки Фетиды. Химера постоянно адаптируется перед лицом опасности.

– Пожалуйста, подождите снаружи, пока я обсужу все с подполковником Телл Драмисом.

Мы вышли в огромную звенящую пустоту оперативного штаба «Инопланетного контакта». Телохранители генерал-маршала посмотрели на нас, заметили выражение лица полковника Стоун и поспешно напустили на себя вид несгибаемых, беспристрастных и нелюбопытных стражей.

Стоун и Левек направились к командному пункту и принялись за работу, наверное, проверяя данные о химерах. Прямо сейчас я на такое смотреть не могла, потому пристроилась у дальней стены. Фиан и Ворон последовали за мной.

– Почему он разговаривает с Драго наедине? – тихо спросил Фиан, бросив тревожных взгляд на телохранителей генерал-маршала.

– Дает Драго шанс отказаться от предложения своей кандидатуры, – объяснила я.

– Если Драго передумает, никто не станет его винить! Считаешь, он?..

Я сердито тряхнула головой:

– Драго не может. Он знает, что если клан Теллона Блейза слишком напуган для встречи с этой опасностью, то другие и подавно.

Лицо Фиана вытянулось.

– Хаос, сильное давление. Ему позволят рассказать жене?

– Нет. Марлиз – его заместитель и будет знать, что он отправляется на луну Фортуны, но... – Я скривилась. – Возможно, так лучше. Ты бы хотел знать, если?..

– Да! – выпалил Фиан. – Да, хотел бы! Драго, конечно, наденет бронекостюм, но...

Он не договорил, но я могла и сама закончить предложение. Бронекостюм дает ограниченную защиту, а у химеры острые, как иглы, зубы и когти.

Еще несколько минут прошло в молчании, затем зазвонил глядильник Стоун, и мы вернулись в комнату для совещаний и расселись. Драго являл собой воплощение расслабленности, и лишь стиснутые пальцы правой руки выдавали его истинные чувства.

– Мы, как и планировалось, займемся изучением маяка на луне Фортуны, – сообщил генерал-маршал. – Подполковник Телл Драмис возьмет с собой оружие и световою бомбу.

Я нахмурилась. Световая бомба зальет всю территорию ярким сиянием, частично ослепив химеру и лишив ее тени, где можно спрятаться, но также позволит всем наблюдателям точно увидеть, что происходит. А может, и нет. Учитывая, что все верят в уничтожение химер более четверти тысячелетия назад…

– Во время миссии отчет должен передаваться с пятиминутной задержкой, – продолжал генерал-маршал. – Если покажется химера, трансляцию необходимо прервать на время оценки ситуации. Нельзя, чтобы сотни гражданских в научно-исследовательской зоне увидели живую химеру и бросились с паническими криками на новостные каналы.

– Я направлю трансляцию через свою рабочую станцию, сэр, – кивнул Левек.

После нескольких минут обсуждений Стоун, Левек и Драго двинулись к порталу в сектор Дзета. С ними ушел и генерал-маршал с телохранителями. Я не знала, отправляются ли они тоже в Дзету или возвращаются на Академию. Да и не особо хотела знать – была слишком занята, утопая в чувстве вины.

Вернувшись к себе, мы с Фианом уселись на диван, а Ворон настроил телик на командный канал. Появилось изображение луны Фортуны, и мои внутренние переживания вырвались наружу четырьмя горькими словами:

– Там должна быть я.

– Что? – не понял Фиан.

– Именно я подумала о химере. Я принадлежу к клану Телл. Я должна отправиться на эту луну. Но все свалилось на Драго, поскольку я инвалид.

– Это неправда, Джарра, – возразил Ворон. – Даже не будь у тебя синдрома Новака-Надал, полковник Стоун все равно послала бы Драго. Он не просто более опытный офицер, но и обучался приемам ведения войны с инопланетянами, что включает голографическую имитацию битвы с химерой.

Я покачала головой:

– Хуже всего, что я бы и не смогла... Я цепенею от одной только мысли отправиться туда, зная, что любая тень может скрывать химеру. И одновременно до тошноты волнуюсь за Драго и готова бормотать благодарности, что не в силах сделать это сама. Я отвратительна.

– Это просто человеческие чувства, Джарра, – сказал Фиан.

Прошло удивительно мало времени, прежде чем Драго приготовился спорталиться с «Заставы» на луну Фортуны. Кузен полетел на одном из обзорных катеров, что неопланетники используют в новых мирах. Начиненные целой кучей сенсоров, эти корабли спроектированы так, чтобы безопасно рухнуть на землю в экстремальных условиях и защищать своих пассажиров от любой угрозы, пока не подоспеет помощь. Даже химере пришлось бы немало потрудиться, чтобы прорвать обшивку такого судна.

Два зонда заняли позиции возле луны Фортуны, передавая изображение на командный канал. Вот сформировалось кольцо десант-портала, и через него прошел катер Драго. Затем появилась картинка с самого корабля, медленно облетавшего маяк и массивную скульптуру.

– Сенсоры не показывают наличия жизни на поверхности луны, – раздался голос полковника Левека. – И у нас по-прежнему мало данных о внутренней части скульптуры.

– Мне нужно еще несколько витков, прежде чем попытаемся приземлиться, – сказала полковник Стоун.

Она заставила Драго покружить еще десять-пятнадцать минут, пока Левек пробовал различные настройки сенсоров в попытке получить больше информации о внутренностях глобуса. Наконец Стоун вздохнула:

– Очевидно, без посадки мы больше ничего не узнаем. Я испытываю огромное искушение отправиться туда и сделать все самой.

– Ваш пост не позволяет вам подобных действий, сэр. – Возможно, это лишь мое воображение, но голос Левека звучал чуть резче, чем обычно.

– Я в курсе! – огрызнулась Стоун. И тут же продолжила более нормальным тоном: – Ладно… Подполковник Телл Драмис, как только решите, что готовы, можете приступить к посадке. Пожалуйста, примите все возможные меры предосторожности.

– Да, сэр, – отозвался Драго.

Обзорный катер мгновенно рванул к поверхности и опустился рядом со скульптурой. Кажется, я услышала стон полковника Стоун, но сама была на стороне Драго. Зачем затягивать, если он уже налетался здесь до головокружения?

– Будьте любезны, дайте нам время проверить показания наземных датчиков, прежде чем выйдете, подполковник, – попросил Левек.

– Да, сэр. – В голосе Драго отчетливо слышалось напряженное нетерпение, и на заднем плане раздался смех офицеров, понятия не имевших, что происходит на самом деле.

Я повернулась к Фиану, который уткнулся в наручный глядильник. В воздухе появилось несколько блоков непонятных символов и изображений.

– Мне кажется, все в порядке, но я не эксперт. – Фиан вновь постучал по глядильнику, и парящее изображение исчезло.

– Драго выходит! – воскликнул Ворон.

Теперь картинка передавалась с одного из видеожуков внутри обзорного корабля. Драго открыл дверь, ступил наружу, активировал левитационный ремень, и тот слегка приподнял его над землей. Видеожуки полетели следом, показывая нам ландшафт из разбросанных тут и там красноватых камней и пыли. Гигантская скульптура перед Драго также имела красноватый оттенок.

На спине у кузена висела сеть с оборудованием – из целого арсенала я опознала только световые бомбы. В левой руке он держал маленький сенсор, который, насколько мне известно, должен выявлять характерный химический состав тела химеры. В правой руке – что-то большое, судя по виду, явно оружие. Драго направился к скульптуре. Сначала медленно, постоянно проверяя показания сенсора в руке, затем внезапно ускорился. Я догадалась, что он говорил с Левеком и Стоун по личному каналу.

Теперь мы могли видеть, что маяк горел на вершине большого черного куба, расположенного точно возле арочного входа сбоку каменной скульптуры. Драго отключил левитационный ремень и вошел внутрь.

– Клянусь, никогда больше не буду смотреть ужастики, – чуть слышно пробормотал рядом Ворон.

Изображение какое-то время подергалось, пока видеожуки, толкаясь, пробирались за Драго в туннель. К левой руке кузена был прикреплен фонарь, но жуки, похоже, сами освещали себе путь. Я нервно следила за мерцающими, почти невидимыми передвижениями в тени, но так ничего и не разглядела.

– Любопытно, – заметил Левек. – Сенсоры не показывают впереди ни дверей, ни иных преград.

Я нахмурилась. Меня слишком занимали мысли о химерах, чтобы думать о дверях, но, конечно же, где-то в туннеле они должны быть.

Драго шагал вперед, и озеро света внезапно расширилось, стоило ему ступить в полый центр скульптуры. Он замер, проверил сенсор в руке и, выхватив из сети на спине световую бомбу, бросил в темноту перед собой.

Яркая вспышка ослепила видеожуков, и прежде, чем они приспособились, трансляция резко оборвалась. Я вскочила, бессмысленно уставившись на пустой экран.

– Ох ядрить, ядрить, ядрить!

– Там не может быть химеры. Невозможно, чтобы это была химера, – сам себе бормотал Фиан. – В туннеле нет дверей, нет атмосферы, химера бы не выжила.

– Они адаптируются к окружающей среде, – напомнил Ворон. – Вдруг они как-то?..

Он осекся, когда на экране вновь появилась картинка. Драго стоял в большой пещере без особых примет, не считая черного пьедестала в центре. И никаких темных фигур, застывших на свету, никаких кошмарных созданий. Я услышала слабый стон облегчения и поняла, что он исходит от меня.

– Ты была права насчет химер, Джарра, – хрипло выдавил Ворон.

Я изумленно на него уставилась:

– Что? Там нет никаких химер. Наверное, Левек оборвал передачу по ошибке.

– Левек не совершает ошибок. Он прервал трансляцию, потому что там останки давно умершей химеры. Драго на них стоит. Видишь россыпь серых фрагментов на каменном полу?

Я подошла ближе к телику:

– Это?..

– Да, – подтвердил Ворон. – Драго их расстрелял, превратил в клочья, но это останки химеры.

Я вернулась к дивану, села и оказалась в объятиях Фиана. Если на луне Фортуны нашлась мертвая химера, значит, по крайней мере в одном мире – а может, и в нескольких – есть живые.

Драго направился к пьедесталу, и на нем появился сияющий круг, подтверждая, что энергия там еще осталась.

– Значит, я просто должен положить руку на круг? – спросил Драго. – Я ожидал дверей, тестов, хоть чего-нибудь. Глупо создавать гигантский щит над планетой, а потом позволять кому угодно зайти и отключить его.

– Инопланетная логика не соответствует нашей, но это определенно любопытный подход, – отозвался Левек.

– Мне пробовать, сэр?

– Давайте, подполковник, – велела Стоун.

Теперь экран передавал два изображения: Драго, положившего ладонь на круг, и Фортуны с висящего в космосе зонда. Несколько минут ничего не происходило, затем часть круга засияла ярче, но силовое поле вокруг Фортуны не дрогнуло.

– И долго мне так держать руку? – уточнил Драго. – Я начинаю чувствовать себя отвергнутым.

– Светится лишь малая часть круга, – сказал Левек. – На Земле сигнал отправили вместе подполковник Телл Морат и майор Эклунд.

– Может, нам нужны мужчина и женщина? – предположила Стоун. – Отправьте к подполковнику Телл Драмису майора Уэлдон.

Наступило волнующее ожидание, пока Марлиз посадила истребитель рядом с обзорным катером Драго, вошла в туннель и присоединилась к мужу у пьедестала.

– Даю обратный отсчет, – объявил Драго. – Три, два, один, давай!

Они оба положили руки на круг. Через несколько минут по-прежнему светилась лишь его часть.

– Это начинает раздражать. Если мы не сможем отключить планетарную систему защиты...

Драго не закончил фразу. Все слышавшие его знали: нам надо отключить силовое поле, чтобы получить возможность исследовать планету. Все слышавшие знали, что мы можем извлечь невероятный объем знаний из руин инопланетной цивилизации. И лишь семь человек понимали, как отчаянно нам нужны определенные данные о кораблях, посланных местными жителями.

– Пьедестал сломан? – спросила Стоун.

– Он функционирует, по крайней мере, частично, сэр, – ответил Левек. – Часть круга светится и... – Он помедлил секунду. – Подполковник Телл Драмис, каково точно ваше генетическое родство с подполковником Телл Морат?

Заслышав свое имя, я чуть не ударилась в слепую панику, даже не успев разобраться, к чему Левек клонит.

– У нас общие прадед с прабабкой, – сказал Драго.

– Вот и объяснение, как вы смогли включить часть круга. Причина отсутствия дверей, тестов и других преград на пути к пьедесталу в том, что он сам по себе некий генетический сканер и отреагирует только на определенных людей.

В ужасе от надвигающейся катастрофы, я не решалась взглянуть на Фиана или Ворона.

– Не понимаю, как прибор в секторе Дзета мог узнать, кто активировал артефакт на Земле, – удивилась полковник Стоун. – У них же вроде не было портальной технологии, как послание долетело сюда так быстро?

– Он знает, потому что мы ему сообщили. – Голос Левека звучал непривычно мрачно. – Наш зонд проиграл световую скульптуру тестовой последовательности, и маяк ответил, чтобы привлечь наше внимание. К сожалению, тестовая последовательность включает последний очень сложный раздел. Мы не поняли, чему он посвящен. Теперь понимаем. Последний раздел – это генетическая информация о людях, запустивших артефакт на Земле.

– Но зачем? – недоумевала Стоун. – Если у них нет портальной технологии, как они могли ожидать, что мы быстро сюда долетим и пьедестал активируют те же люди?

– Возможно, инопланетяне ожидали, что мы потратим время на полную расшифровку их послания и, последовав особым инструкциям, сумеем избежать таких проблем. Но я подозреваю, что ответ гораздо проще. Они размножались неполовым путем и полагали, что другие разумные расы ведут себя так же.

– Что?

– В воспроизведении участвовал лишь один родитель, так что потомки были его генетической копией. Бесполое размножение наиболее распространено среди растений, но в редких случаях наблюдается и у животных.

– Значит, они ожидали, что пьедестал активирует не тот же человек, а один из его потомков. – Стоун минуту помолчала. – Майор Уэлдон, пожалуйста, дотроньтесь снова до круга. На сей раз вы одна.

Я уставилась на свои дрожащие руки. Чтобы активировать пьедестал в секторе Дзета, нужны мы с Фианом, но я инвалид и не могу покинуть Землю. Хуже того, вся эта ситуация – полностью моя вина. Я осмелилась помочь в отправке сигнала инопланетному зонду вместо того, чтобы позволить нормалу сделать это в одиночку. А затем стояла там, радуясь успеху, хотя в действительности натворила нечто ужасное.

Постепенно до меня доходили настоящие размеры катастрофы. В глазах общества я – представитель инвалидов. Когда новость разлетится...

Представив последствия, я содрогнулась. Меня обвинят в том, что я не даю человечеству добраться до Фортуны. На меня – и на тех, кого я представляю – ополчатся. А когда узнают о химерах и о том, что я помешала выяснить, куда отправились другие корабли инопланетян...

Я почувствовала, как Фиан сжал мою ладонь, но продолжала тупо пялиться в телик. На прикосновение Марлиз круг не отреагировал вовсе. Ну конечно. Она же не в родстве ни со мной, ни Фианом. Когда она отошла от пьедестала, полковник Стоун задала ключевой вопрос:

– Каковы шансы, что пьедестал примет майора Эклунда без подполковника Телл Морат?

– Пятьдесят процентов, – ответил Левек.

Через мгновение зазвонил армейский глядильник на руке Фиана. Я понимала, что это значит. Он только что получил приказ отправиться на луну Фортуны.

Фиан выпустил мою руку и встал:

– Все будет хорошо, Джарра. Пьедестал сработает со мной.

Я наблюдала, как он переодевается в бронекостюм и уходит – как обычно, в сопровождении четырех офицеров службы безопасности, поскольку Ворон оставался со мной. Конечно, Фиан должен попытаться, но я уже не сомневалась, что ему одному пьедестал не ответит. В момент рождения мои шансы не стать инвалидом были тысяча к одному, и все же я проиграла. Проиграю и эту партию.

Оставалось лишь одно. Я постучала по глядильнику, вызывая Рейн Тар Кэмерон. Очевидно, она не удивилась моему желанию поговорить с полковником Стоун. И судя по сочувствующему выражению лица, прекрасно понимала, что я собираюсь сказать.

Через секунду с дисплея на меня смотрела Стоун. Я глубоко вдохнула:

– Сэр, я прошу спорталить меня на луну Фортуны.

Я знала, что пройдет двенадцать секунд, прежде чем она сможет ответить. И мысленно отсчитывала эти секунды, когда услышала звонок глядильника Ворона. А повернувшись, увидела, что он направляет на меня оружие.

– Мне очень жаль, Джарра, но ты арестована. 


Глава 30 | Отлёт с Земли | Глава 32