home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 38

Когда мы с Фианом впервые вступили в контакт с инопланетной технологией на Земле, нас сослали в карантин, как казалось, на целую вечность. Сейчас наши бронекостюмы лишь сбрызнули обеззараживающей жидкостью, ведь военные изучали тут все уже несколько месяцев и знали, что опасности нет.

И меньше чем через три часа после отправления сигнала Ворон, Фиан и я прошли за Драго через портал и очутились в маленькой комнате с каменными стенами. Все сразу же расстегнули костюмы и стянули капюшоны. Я не стала. Фиан покосился на меня, но промолчал.

– На Зевсе сутки длятся примерно двадцать пять часов, – сказал Драго. – Сейчас только наступила полночь. Клан готов был дождаться и приветствовать тебя дома, но я подумал, что вы устанете и захотите уединения.

Я кивнула.

Кузен указан на стены:

– Как видно по каменным стенам, мы в первоначальном здании. Ваши комнаты в существенно более новом крыле, в саду, но мне пришло в голову, что сначала вы захотите взглянуть на клановый зал.

Через широкую дверь мы последовали за ним в коридор, а затем в огромное помещение. Сногсшибательно! Остановившись, я таращилась вокруг в полном отпаде. Когда благодарный Бета-сектор решил построить клановый зал для Теллона Блейза, он определенно сделал это с размахом.

– Это настоящий камень? – спросила я.

– Настоящий, – рассмеялся Драго.

Преодолев потрясение от размера зала и высоты сводчатого потолка, я заметила и другое: зажженные факелы; портрет Телона Блейза, на котором он казался моложе и много человечнее, чем в официальных хрониках; древние знамена; потрепанный флаг с изображением Земли, казавшийся здесь неуместным. И…

– Ядрить! Она же не настоящая? – указала я на химеру, присевшую в алькове.

– Всего лишь гибкопласовый муляж.

Я сразу же расслабилась и краем глаза заметила, как Ворон убрал руку с пистолета.

– Настоящая заперта в подвале, – как ни в чем не бывало продолжил Драго. – Теллон Блейз разрубил эту химеру на кусочки. Затем ее собрали и набили для чучела, так что она была мертвее некуда, но он все равно велел залить ее стеклом. Отчасти, чтобы не дать каким-нибудь умникам заполучить клетки и клонировать химеру для изучения.

Фиан потрясенно рассмеялся:

– Настоящая химера в подвале!

– Думаю, вы будете рады узнать, что этот зал мы используем только для официальных мероприятий. Есть еще и другой, не столь подавляющий. – Драго вывел нас обратно в коридор, по нему и через арочный проход в другое крыло. – Это садовое крыло. Конечно, также сделано из камня, но здесь он побледнее.

Мы миновали еще один коридор, повернули направо и остановились перед дверью.

– Джарра, Фиан, это ваша комната. Багаж уже внутри. Спокойной ночи.

Пожелав в ответ того же, мы вошли, и Фиан закрыл дверь.

– Если Ворон решит и здесь спать под дверью, ему придется несладко. Холодно, на камнях-то.

Я натужно рассмеялась, но внутри вся тряслась. Наконец мы остались одни, и мне предстояло кое-что сказать.

– Фиан, мы должны поговорить.

– Знакомая фраза. Значит, ты уверена, что грядет катастрофа. Ты жива, Джарра. Мы отключили силовое поле инопланетян. Все хорошо, никаких катастроф.

Я покачала головой:

– Левек рассказал, что с тобой связывался отец. Не знаю, что врачам и «Подмастерьям» пришлось сделать, чтобы спасти меня, но они наверняка нарушили абсолютно все законы о защите человечества. А я знаю, как сильно ты в них веришь.

Фиан поморщился:

– Конечно, мы должны соблюдать законы, но когда на кону столь важное для нашей цивилизации… – Замолчав, он провел рукой по своим длинным светлым волосам. – Нет, я должен быть честным с тобой. Оказалось, обсуждать вопросы этики в теории и столкнуться с суровой реальностью – хаос какие разные вещи. Джарра, твоя жизнь висела на волоске. И я был бы абсолютно счастлив ядернуть эти самые законы в компот, если бы это спасло тебя.

Мне хотелось обнять его, но мы до сих пор не сняли броню, и к тому же…

– Но ведь есть еще и моя искусственная сеть. При каждом взгляде на меня ты будешь вспоминать о нарушении законов. Со временем это станет проблемой.

– Не станет.

– Почему ты так уверен?

– Потому что уже прошел это с Вороном. Когда врачам не удалось запустить твою искусственную иммунную систему, я впал в отчаяние. А они все уклонялись от ответа и… Услышав же, что с Вороном все будет в порядке, я вновь обрел надежду. Если получилось у него, то и у тебя был шанс. – Фиан на мгновение замолчал. – Когда спасательная группа добралась до Ворона, его мозгу полагалось уже погибнуть, однако имплант не просто отправил призыв о помощи, но и каким-то образом предотвратил повреждение клеток. Формально это нарушение законов, но ведь законы писались гражданскими – теми, кто жил спокойной безопасной жизнью. – Он покачал головой: – Именно на долю военных выпадают все опасности. Каждый День Памяти звучат имена тех, кто отдал жизнь ради обретения человечеством новых планет. И если для гражданских это имена незнакомцев, то для военных – имена родных и друзей. Армия как одна большая семья, и они не станут сидеть сложа руки, позволяя близким гибнуть напрасно. Иногда ничего поделать нельзя: твоим родителям было не помочь, но… Военные понимают, что не все белое и черное, есть и серое – то, что одновременно и опасно, и полезно. Об этом не говорят, но они часто переступают черту, оказываясь в серой зоне, – ради спасения жизней. И я их полностью поддерживаю. Имплант Ворона его не беспокоит. И я рад, что он вживлен, так как он спас моего друга. Ты не согласна?

– Конечно, согласна.

– Ровно так же я отношусь к твоей сети. – Фиан помедлил. – Джарра, думаю, пора показать мне свое лицо.

Я было потянулась к застежке капюшона, но в последний момент отдернула руку.

– Я сейчас на самом деле выгляжу… по-другому.

– Меня не волнует твоя внешность. Меня волнуешь только ты.

– Да, но… – Последняя попытка оттянуть неизбежное. – У меня на голове полный шухер. Нужно принять душ и переодеться.

– У тебя на голове полный шухер, – повторил Фиан и, к моему удивлению, внезапно расхохотался. – Джарра, сколько раз я видел, как ты упахивалась до смерти на раскопках, а потом с радостью снимала капюшон костюма? Тебя никогда, ни единого раза не волновало состояние волос.

Я огляделась. Нам выделили не нарочито огромную комнату, подобно клановому залу, а уютную небольшую спальню. Понять, что здесь живет клан Телл, можно было лишь по рисунку на стене, который изображал группу воинов.

– Здесь есть ванная?

– Две, так что мы оба сможем принять душ и переодеться. – Фиан подошел к нашим сумкам, сложенным в углу, выудил из моей пижаму и бросил мне. – Даю тебе пятнадцать минут. Если после ты все еще будешь прятаться в ванной, я взломаю дверь.

Я прижала пижаму к груди:

– Ты не можешь разнести комнату для гостей клана Телл!

– Увидишь.

Надо же, кассандрийский скунс не шутил.

Запершись в ванной, я осторожно стянула защитный костюм и облипку. Сразу же стало легче, а уж после горячего душа и сушки и подавно. Наконец я надела пижаму и посмотрела в зеркало. Весьма скудный наряд открывал взору слишком много сверкающей кожи.

Оставалось еще пять минут, но я решила покончить с этим сразу. Глубоко вдохнула, открыла дверь и вышла.

Фиан, тоже уже в пижаме, хмуро разглядывал рисунок на стене, но, услышав меня, резко обернулся.

– Ядрить!

Я бы испугалась, если бы не выражение на его лице – хорошо мне знакомое выражение. Минуту Фиан рассматривал меня, губы его медленно расплывались в широкой улыбке.

– Джарра, эти мерцающие огоньки… они и под пижамой тоже?

Все страхи вмиг исчезли, словно химера, прячущаяся от солнечных лучей. Я усмехнулась и кивнула.

– Не стоит тянуть, – очень серьезно заявил Фиан. – Уверен, мне лучше пережить это ужасное испытание прямо сейчас. Покажи остальное.

Я захихикала и под его пристальным взглядом медленно сняла пижаму.

– Ты совершенно сумасшедшая. Я бы любил тебя с любой внешностью, но… неужели ты не понимаешь, что стала даже еще красивее?

– Всю жизнь я слушала в кино шутки на тему уродства инвалидов. Даже если понимаешь, что ничем не отличаешься от нормалов, такие подколки все равно сказываются. А теперь я действительно выгляжу по-другому. Все будут пялиться и увидят…

– Потрясающе прекрасную девушку. – Фиан потянул меня за руку к зеркалу. – Посмотри на себя, Джарра.

Когда Далмора одевается в свои самые нарядные платья, красится и украшает прическу огоньками, она похожа на ослепительную кинозвезду. Один раз я даже ей позавидовала, зная, что сама никогда, никогда в жизни не смогу так выглядеть, но девушка в зеркале… Ее кожа мерцала миллионом затейливых узоров, завораживая, слова световая скульптура инопланетян.

Я нервно рассмеялась:

– Врачи Земной Больницы пообещали сделать все возможное и не соврали. Может, я и не нормальная или обычная, но…

– Джарра, ты никогда и не была обычной. И если кому-то не понравится твоя внешность, значит, что-то не так с ними, а не с тобой. – Фиан помолчал. – Мы можем выключить свет?

Я кивнула.

– Выключить свет, – скомандовал он.

И темнота. Только огоньки мерцали под моей кожей.

– Ох, ядрить, – благоговейно выдохнул Фиан.

Сияющая девушка в зеркале была неописуемо прекрасна. Через секунду я увидела, как к ней шагнула темная фигура и поцеловала. А потом… Ну, потом я оказалась слишком занята происходящим, чтобы думать об отражениях. 


Глава 37 | Отлёт с Земли | Глава 39