home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



6. Строительные приемы

Немного о технологии упрощения работы. Все наши авторы со стороны были крайне занятыми людьми. И единственный ход, который мы им могли предложить, – записывать программы пачками на неделю вперед. И кинокритик Трофименков приходил по пятницам в нашу студию в Петербурге, когда у него уже была программа телепередач, и записывал сразу пять программ. И так же записывал у себя в домашней студии пять программ Алекс Экслер и все остальные. Запись программ обоймами очень экономит время.

О повторах и ротации. Рубрики и презервативы – это разные вещи. Одноразовое использование эфирных материалов вряд ли разумно, тем более что утренняя аудитория меняется с невероятной скоростью в течение часа и абсолютно никто не слушает программу три часа подряд. Выхватывают 20, 15, 30 минут, пока варят кофе или едут в машине. Поэтому хорошая рубрика должна играть минимум дважды в течение часа, а затем отдаваться коллегам на поругание в течение дня.

Если говорить о музыке в информационном утреннем шоу, то мы очень быстро поняли: она должна заводить, но не должна возмущать. Время возмущаться еще не пришло. То есть вы четко вычисляете свою аудиторию: что такое мужчина от 30 до 45? Это еще Гребенщиков, хотя уже не Кинчев. «Отель Калифорния» если раз в неделю прозвучит – пожалуйста! Если наша попса, то не ниже Лагутенко и Земфиры. Наш формат был, как я вам уже сказал, – дон’т ворри, би хэппи. Максимум, что позволено поутру, – это слегка провоцировать, но для провокации моих скромных талантов ведущего более чем хватало. А вообще, вечером или ночью одну возмущающую всех программу любая приличная станция иметь должна.

Есть вопрос со сменами. Я рекомендую вам пользоваться скользящими сменами. Обычная ошибка российских информационных радиостанций, особенно государственных, состоит в том, что программа строится так. Во-первых, главный человек там, как всегда, ведущий. Во-вторых, есть администратор, есть редактор и т. д. Совершенно чудовищная система. Ведущему вообще нужно совершенно четко сказать, что он – это платный шут, клоун. Главный на этой программе – продюсер, редактор, как угодно называйте. И я бы вам советовал отказаться от системы, где каждая программа и, не дай бог, каждая рубрика имеет своего редактора и чуть ли не своего программного директора. Иметь отдельного редактора на одну программу или на один блок программ – слишком жирно. У меня сейчас один парень пашет на четыре программы, совмещая функции редактора и администратора, и это нормально. Я понимаю, что, когда затевают новую программу, обычно на нее бросают лучших редакторов, лучших режиссеров, лучших администраторов. Но эта практика, по большому счету, порочна. Добейтесь того, чтобы смены были скользящими, переходящими и обслуживали кого угодно – утреннее шоу или дневной и вечерний эфиры.

Есть только один момент, который достаточно сильно отличает утреннее шоу от прочих программ. Здесь существуют бригада выпуска и бригада подготовки. Бригада подготовки заметно больше, чем бригада выпуска, которая работает непосредственно на эфире. Я говорю о действительно большом шоу, где существует около 20 рубрик, где есть включения зарубежных корреспондентов, записные материалы, включая абсолютно вымирающий жанр – репортаж.

Еще одна технологическая вещь: особая примета вашей программы. Это важно. На мой взгляд, она должна быть связана с личностью ведущего. Когда мы делали наше шоу, оно во многом вынужденно выстраивалось под меня. А мое амплуа – это интервью. Причем в прямом эфире. Поскольку я человек достаточно отвязный в эфире, мне все равно, кто там передо мной. Чем больше начальник, которого ты интервьюируешь, и чем больше его возможность испортить тебе жизнь, тем жестче должны быть вопросы. Председателю ФСБ можно говорить вообще любые вещи в лицо… Но это так, к слову, поскольку Патрушева[23] у меня на эфире пока что не было… Так вот, мы придумали такую вещь. На конец третьего часа приглашать гостя в студию. Но, понимаете, какая штука… Немногие потащатся к тебе спозаранок ради 12 минут в эфире. И тогда мы предложили гостям, что начнем интервьюировать их с самого-самого раннего утра по телефону. Первый звонок – домой: «Здрасте, что ели на завтрак? Чем занимаетесь, какие новости уже послушали? Что из новостей возмутило? Что порадовало?» Еще через час мы звоним на сотовый телефон в машину: пусть расскажет о ситуации на дорогах. Зачем нам официальная информация о пробках от ГИБДД? Пусть лучше едущая к нам знаменитость расскажет, что Фрунзенская набережная стоит и что снег не убрали. И вот так мы каждый час анонсируем его появление, а затем он входит в студию живьем. Таким образом, у него суммарно получается в эфире не 12 минут, а 3 + 3 + 12 – целых 18 минут! И это гораздо интереснее, чем просто все время сидеть в студии. Розница вообще интереснее опта.


5.  Возведение стен | Губин ON AIR: Внутренняя кухня радио и телевидения | 7.  Крыша