home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



3. Информационная зарядка: каким источникам доверять и от каких отказываться

Каждый день я делаю информационную зарядку. Хотя сегодня в России существует десятка полтора центральных ежедневных газет, от «Известий» до «Новых известий», я себя ограничиваю двумя. Почему? Потому что больше не успею прочитать, приходится накладывать ограничения. Это «Коммерсантъ» и «Ведомости». И я сознательно выбрал две лучшие экономические газеты, потому что в экономической сфере выше ответственность за слово, меньше политических игр. Они наиболее объективны. Хотя колонки или даже целые полосы авторских комментариев у них есть. Но все равно, основа – проверенная экономическая информация, а уж политический вывод из экономического текста я сделаю сам…

Итак, во-первых, каждое утро – две газеты либо их сайты. Призыв читать газеты может показаться банальным, но я знаю, что даже среди коллег сегодня немало тех, кто газет вообще не читает… Да, кстати, качество газеты «Ведомости» определяется во многом и тем, что она существует в рамках иностранного холдинга, который был основан голландцем Дэрком Сауэром. Холдинг назывался Independent Media, а не так давно был куплен финской SanomaWSOY, одной из крупнейших мировых издательских групп, и называется Sanoma Independent Media. Мне это важно, потому что холдинг функционирует по западным стандартам. А западные стандарты – это понятные всем и известные всем правила, нередко изложенные на бумаге. Это работа, когда все знают общую миссию, общие ценности, общие требования. В Independent Media Дэрк Сауэр, например, для всех новичков проводил общий сбор, где эту корпоративную идеологию и корпоративные правила разъяснял. Вот почему «Ведомости» – одна из тех газет, журналисты которой гарантированно не берут взяток. Они даже подарков не берут, у них там есть такие отказные листы специальные, которые сотрудники заполняют в случае, если получают подарок свыше определенной стоимости, потому что взятку можно дать и в виде подарка тоже… И «Коммерсантъ» живет тоже по правилам. Его основатель Владимир Яковлев строил такую западную информационную систему. И это одна из причин, почему, например, в кремлевский пул до сих пор входит Андрей Колесников, хотя, по идее, после первого же репортажа Кремль должен был лишить его аккредитации… Но не лишил. По той же причине, по какой я читаю «Коммерсантъ».

Далее, очень существенная часть работы по наполнению себя состоит, как ни парадоксально, не в том, из каких источников себя наполнять, а в том, от каких источников отказываться. Я очень много читаю – для моей работы в эфире это важно. Однако я в основном читаю книги либо документальные, либо научно-популярные, то есть non-fiction. И практически не читаю беллетристику, fiction. У меня правило: на две документальные книги одна художественная. Вот у меня лежит Крусанов с «Мертвым языком», но, чтобы открыть Крусанова, я должен сначала прочитать «Восхождение денег» Фергюсона и «Суперфрикономику» Левитта и Дабнера.

Во-вторых, чтобы найти время для чтения, я полностью отказался от телевизора. Мой вам совет: не смотрите Российское телевидение вообще. Зачем оно вам? Это не журналистика, а пропаганда, к тому же низкого качества. Если вы хотите посмотреть, как работают классические презентеры, то смотрите BBC. Если вы хотите посмотреть, как работают нахальные английские презентеры, то смотрите CNN. Но только, восхищаясь Ларри Кингом[34], имейте в виду, что за Ларри Кингом стоит команда, которую зритель не видит. Я даже слышал такую байку, что командой этой руководит такая большая, корпулентная афроамериканка и что всю нужную информацию, которая может Ларри Кингу понадобиться для следующего вопроса, ему выводят в прямом эфире на такой специальный прозрачный экран, который никто, кроме самого Кинга, не видит. То есть Larry King Live – это не только талант Ларри Кинга, но еще и очень мощная технология.

В-третьих, откажитесь от радио. Ну зачем вам «Русское радио»? Чему вы там можете научиться, кроме плохого музыкального вкуса? Что? «Эхо Москвы»? Но на «Эхе Москвы» всегда одно и то же. Месяц за месяцем, год за годом. Верный слушатель «Эха Москвы» напоминает мне мою тещу. Ей 81-й год, и она возит с собой летом на дачу, а затем в город телевизор. Самое страшное для нее – пропустить концерт ко Дню милиции. Она говорит, что весь год его ждет. А этот концерт ко Дню милиции, с Петросяном и Софией Ротару, один и тот же последние несколько тысяч лет… И все наше радио сегодня – это концерт ко Дню милиции, то есть концерт по заявкам трудящихся, причем трудящиеся хотят одного: стабильности, чтобы ничего не менялось. Эти граждане не желают знать, что главный принцип жизни – изменчивость. Потому что жизнь – это изменение информации. Это Маркс и Энгельс по молодости думали, что жизнь – это способ существования белковых тел. Но белковые тела – это те носители и обработчики информации, которые нам известны. Если компьютеры научатся самостоятельно обрабатывать информацию и производить самостоятельные изменения, не будет ли это тоже жизнью, только иной?.. Смерть – отсутствие изменения информации. А у нас все хотят одного – стабильности, и чтобы все как в детстве. А сегодня невозможно включить любую российскую радиостанцию дольше десяти минут, чтобы не передали песню, под которую я танцевал еще в седьмом классе. Это принцип программирования такой – сплошная ностальгия и сплошное ретро. И по этой причине современного французского симфоджаза, или современного бритпопа, или современной испанской, латиноамериканской, польской – не знаю какой еще – музыки вы у нас никогда и ни за что не услышите. Моя жена говорит, что главным слоганом российских радиостанций является: «У нас в эфире нет ни одного живого исполнителя». Зачем вам мертвое радио слушать?


Из зала. Вы вообще не слушаете радио?

Губин. Я слушаю джазовые станции через iTunes и через Интернет – французское Telerama Radio. Я франкофил, а www.telerama.fr – это сайт телерадиопремьер. А поскольку на сайте есть бегущая строка, кто поет и что исполняет, я выписываю понравившиеся имена, а затем беру эти диски во французской медиатеке… А так радио я не слушаю.

Хотя, понимаю, у вас возникает вопрос: «А что нам делать, когда мы едем в машине? Или отправляемся на утреннюю пробежку? Что, лучше в это время вообще ничего не слушать?» Отвечаю. Я стараюсь любую книгу, которую читаю, иметь в четырех ипостасях: бумажной, аудио, в виде электронного файла в ноутбуке и еще в…


Из зала. В памяти!

Губин. Нет, Бог создал нашу память несовершенной, но в компенсацию он дал нам ридеры. Ридеры, к сожалению, пока не работают так же хорошо с текстами, как компьютеры. Например, мой 505-й Sony Reader – лучшее, что было создано по технологии Jet Ink второго поколения, а сейчас уже четвертое. Третье было крайне неудачным: там появился touchscreen, но он уменьшил степень контраста между фоном и буквами… Но, к сожалению, на моем ридере лишь дискретное масштабирование, нельзя менять шрифт по желанию, нельзя делать множественные закладки, плоха система поиска… Ридеры усложняются; я думаю, что это все будет решено, но пока что вы не можете работать с текстом в ридере так же эффективно, как с компьютером. Но читать с компьютера? У меня глаза болят от светящегося экрана. А от ридера не болят. Итак, четыре вида одной и той же книги позволяют использовать принцип непрерывного чтения. Вы в машине? Кстати, вы знаете, что сейчас при покупке машины имеет решающее значение? Будете смеяться, но наличие USB-разъема. Если есть, то машину берут. Если нет, то ждут, когда появится новая модель… Так вот, в машине или на бегу вы слушаете книги по mp3-плееру. Затем в метро или в поезде читаете электронную. Ну а дома в постели продолжаете бумажную. Но вы читаете одну книгу не прерываясь. Работая на телевидении или на радио, забудьте про телевизор или про радио. Читайте книги, чтобы быть первыми в теле- или радиоэфире!


Из зала. А если все-таки говорить об информационной станции и об утреннем шоу?

Губин. А я уже час именно об этом и говорю, исходя из того, что для рассказа об устройстве шоу нужно сначала показать шоу. Автор которого скачет туда и сюда, но тем самым обращает ваше внимание на то, из чего складывается идеология шоу. А идеология авторского шоу складывается из системы воззрений автора, из объема его знаний и из неких глобальных перемен, происходящих со СМИ. Состоящих, например, в том, что в Москве ряд радиостанций перестают быть средствами массовой информации и становятся средствами массовой коммуникации. Они не столько информируют, сколько объединяют аудиторию, они – такой клуб, маркирующий общность взглядов. Они строятся, скорее, по принципу социальных сетей, где не обязательно много информации, но обязательно много общения, причем общения своих о своем… Радиостанции превращаются в средства самоидентификации тех или иных слушателей. Но для того чтобы они в них превращались, нужны некие идентификаторы. Хорошо музыкальной радиостанции: понятно, чем отличаются любители тюремного шансона от любителей атональной музыки. Там система распознавания «свой – чужой» видна, то есть слышна. А как быть информационной станции?

И вот тут радиостанции стали воплощать в жизнь то, что пришло к нам с Запада в виде глянцевых журналов. Потому что идеологи глянцевого журнала – это его колумнисты, начиная с главного редактора с его колонкой. Прочтя пару текстов журнальных колумнистов, ты мгновенно понимаешь, это «твой» журнал или «не твой». Но обратите внимание, что все колумнисты журнала, за исключением его главреда, – это вольные птички, внештатные авторы, которые поют свои собственные песни, потому что в неволе петь не умеют.

Если вы откроете GQ, то вторая тетрадка – это целиком вотчина колумнистов. Вот мнение Евгения Киселева, вот мнение Эдуарда Лимонова. А когда Эдуард Лимонов еще не писал для GQ, это место на полосе занимал ваш покорный слуга. Я довольно долго был там колумнистом, пока не перешел главредом в конкурирующий с GQ журнал…

Но эти вольные птички создают лицо журнала, в основе выхода которого – жесткие принципы и не менее жесткий технологический каркас, допускающий не так уж и много творчества и свободы.


2.  Вольный полет: базовые принципы. «Заправка», «режим», «поддержание» | Губин ON AIR: Внутренняя кухня радио и телевидения | 4.  Классическая верстка программы: запомните, чтобы забыть