home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



6. Источники информации: возможные и необходимые

Без них вы как ведущий сможете продержаться в эфире максимум минут 20. Потом вы поплывете, и никакие выпуски новостей вас не спасут. В кризисной ситуации нужно использовать максимальное количество источников информации. Причем их гораздо больше, чем кажется на первый взгляд.

Информационные агентства. Это понятно. «Молнии» от них в подобных случаях прилетают беспрерывно. «И вот еще одна “молния”, пришедшая 12 секунд назад», – говорите вы в эфире, и эта фраза повышает доверие к вам как к профессионалу. Я этим пользуюсь. Еще на старом добром НТВ Михаил Осокин любил подчеркнуть исключительную важность полученной информации. Эта старая мудрая черепаха каждые три секунды повторяла: «настоящая сенсация», «случай, равных которому нет в мировой практике». То есть каждый выпуск НТВ был настоящей сенсацией, аналогов которому не существовало в мировой практике. Здесь сходный прием и действует тоже очень хорошо: «И вот свежая информация. Телеграмма с пометкой “Срочно”, которая пришла три секунды назад».

Корреспонденты – свои и чужие. На время бед народных объявляется водяное перемирие и отменяется конкуренция между различными СМИ. Никакой борьбы за эксклюзив в этой ситуации быть не может. И мы всегда разрешаем своим корреспондентам, которые не заняты в эфире, давать интервью и конкурентам, и союзникам. Если, например, корреспондент «Эха Москвы» находится на месте события и у нас нет других способов получить информацию, мы договариваемся с его редакцией. Также корреспонденты новостных агентств, если у них пауза в работе, могут рассказать какие-то подробности. И журналисты печатных СМИ, и ТВ. Вы просто обзваниваете главных редакторов: «Кто у вас там в Останкинской башне?» – «Такой-то, ему удалось пробиться». – «А он может выйти к нам в эфир?» – «Да нет проблем, у него будет пауза с 16:20 до 16:29». Водяное перемирие.

Свидетели. Как показывает практика, всегда находятся знакомые или знакомые знакомых, которые живут в 500 метрах от того места, где все и происходит. Например, рядом с горящей Останкинской телебашней. Во время катастрофы «Курска» нашлись люди, которые жили либо в Мурманске, либо в Северодвинске и имели какое-то отношение к атомным подводным лодкам. Нашлись люди, которые именно утром 11 сентября 2001 года гуляли по Манхэттену. Сделав десять звонков из Москвы в Нью-Йорк, мы в двух случаях попали в точку: нашли людей, которые своими глазами видели, как все произошло.

Свидетельства очевидцев особенно важны, когда информация поступает противоречивая или же, наоборот, вы наблюдаете статичную картинку, которую транслируют все телеканалы.

У меня был вопрос к очевидцу: «Скажите, а в Нью-Йорке чем сейчас пахнет?» – «Знаете, Дима, керосином». Такой был ответ, двусмысленный. На самом деле там пахло гарью. Но мне было важно задать этот вопрос, чтобы понять, что происходит на улицах Нью-Йорка. Что там? Закрыты ли магазины, перекрыт ли центр города, спешат ли люди, отгоняют ли зевак, как действует гражданская оборона? Часто простые свидетели, никакие не журналисты, рассказывают об этом очень эмоционально, с какими-то подробностями невероятными – они ведь только что все это пережили.

Ищите свидетелей с помощью своих знакомых, и вы обязательно кого-нибудь зацепите. Просто обязательно.

Когда горела телебашня, к ней не пускали никого из журналистов. А мы нашли бабулю, очень бойкую, жившую неподалеку. Она оказалась астрономом-любителем: у нее на подоконнике стояла подзорная труба. Бабуля с великим любопытством наблюдала за пожаром, по минутам записывала, как появлялись языки пламени. Это была супернаходка! Каким образом удалось? Кто-то сказал, что недалеко от телебашни живет подруга, у подруги кот, которого кастрировала медсестра из соседнего подъезда, у нее есть бабушка, а у бабушки есть телескоп. Совершенно невероятным образом нашли источник ценной информации! Просто спрашиваете: «Ребята, у кого есть знакомые в Мурманске, у кого есть знакомые в Северодвинске? Кто работает на этом заводе? Кто живет на Невской Дубровке, у кого знакомые в “Норд-Осте”?» Помнится, на последний вопрос кто-то из наших сотрудников смущенно ответил: «Не то чтобы в “Норд-Осте”, но в клубе “Шанс” у меня знакомые есть». – «Давай свой “Шанс”!» К тому времени гей-клуб «Шанс», располагавшийся стенка в стенку с театральным центром, уже был разбомблен спецназом, но мы все же в него дозвонились. Сотрудник очень смущался: такой «знакомый знакомых».

Специалисты. Очень важное обстоятельство: эфир развивается по своим законам, он не может быть на протяжении нескольких дней ЧП быть неизменным. Скоро ваших слушателей утомят очевидцы, свидетели, репортеры и т. д. Наступит момент, когда вам потребуются специалисты, эксперты.

Если случилось землетрясение, понятно, нужны сейсмологи, спасатели, военные, которые контролируют ключевые объекты: аэродромы, вокзалы. Вы их приглашаете в программу не с самого начала ЧП. А если и с самого начала, то понемногу, дозированно, отдавая приоритет корреспондентской информации и рассказам очевидцев. Но очень скоро специалисты будут занимать в эфире очень много времени. И их будут с очень большим вниманием слушать. Происходит смена информационных приоритетов: на второй или третий день наступает время экспертного анализа и выстраивания прогнозов.

Телевидение. В студии у меня стоит телевизор. В кризисных ситуациях притаскиваются еще два или три – столько, сколько поместится. И они настраиваются на разные каналы.

11 сентября 2001 года у меня была картинка CNN постоянно. И в какой-то момент, когда я рассказывал про «боинги», сколько они могут вместить пассажиров, какая у них взлетная скорость, вдруг… «Нет, этого не может быть!.. Я не верю своим глазам, но да, кажется, это произошло. Первая башня Всемирного торгового центра, в которую три часа назад врезался “боинг”, да, она падает. Верх башни рушится. Сейчас это передают все телеканалы мира. Поднимается черный столб дыма. И, кажется, небоскреб рушится до конца. Весь Манхэттен окутывает черным дымом. Кажется, никто не может уцелеть там. Напомним, что, по предварительным данным, в зданиях Всемирного торгового центра могло находиться до 2500 человек. Потому что рабочий день только начинался. В Нью-Йорке он начинается очень рано. В 7:30 утра. А в первый небоскреб самолет врезался в 8:44. Сейчас выясняют, сколько русских находилось в этот момент в этом здании. Работали ли там имеющие российскую регистрацию представительства. Простите, так хотелось сказать: “Боже мой”. Но я не знаю, что говорить. Одного из символов США и Нью-Йорка больше не существует. И не существует как минимум нескольких сотен человек, которые в эти секунды погибли в огне и клубах дыма. Я не знаю, как это назвать, простите меня. Но никто никогда не вел подобный репортаж…» И это действительно так было, я комментировал в радиоэфире картинку, которую давала CNN.

Повторяю, иметь телевизор в студии очень важно.


5.  Ведущий превращается в главного | Губин ON AIR: Внутренняя кухня радио и телевидения | 7.  Как представлять информацию в эфире