home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



5.3. Информационно-аналитическая программа: особый случай

Давайте обсудим такой жанр, как информационно-аналитическая программа[51]. Допустимы ли в ней мнения, суждения и утверждения самого журналиста? Я отвечаю на этот вопрос так: «И да и нет». Такая программа может предоставлять слушателям авторский взгляд на события, но, с моей точки зрения, в таком случае автор не должен являться штатным сотрудником радиостанции. То же самое, на мой взгляд, касается и тематических программ.

Поверьте, у меня камень с души свалился, когда после всех запретов и подаваемых условных знаков я ушел из ВГТРК и стал получать вместо зарплаты гонорар. Хотя и до этого мою программу было трудно формально упрекнуть в субъективизме, поскольку я вел интерактивную программу и, следовательно, любой человек мог позвонить в эфир и высказать любую точку зрения. Просто после формального ухода с радиостанции мне самому стало легче работать. И у меня сложилось впечатление, что и моим начальникам тоже. У них на замечание свыше (или сбоку) появилась возможность сказать: «Мы не можем его уволить, потому что он у нас и так не работает». И это весомый аргумент: у радиостанции своя точка зрения, у автора – своя. Если хотите, можете предупреждать в начале и конце информационно-аналитической программы: «Точка зрения Пети Иванова вовсе не обязательно совпадает с точкой зрения администрации… э… нашей радиостанции».

Величайшая ошибка – взять в штат блистательного, искрометного Виктора Шендеровича! Повторяю, если вы чувствуете, что будете излагать слушателям свой взгляд на события под определенным углом, уйдите за штат, на договор. Это правильно, с моей точки зрения, потому что это может, до известной степени, защитить и вас, и радиостанцию. В нынешние времена внештатная работа в аналитической журналистике – она в интересах безопасности, причем не только такой тупой безопасности в смысле «нас всех разгонят и уволят». А с точки зрения безопасности профессионального будущего, сохранения профессионального реноме в тех условиях, когда нарушены информационные связи между властью и обществом. Вот в интересах будущей прозрачной информационной конструкции, где технологически минимальны будут шансы на обман, на ложь, мы должны сегодня развести право на суждение и право на утверждение. Повторяю, это крайне принципиальный момент. Опять же – с моей точки зрения.

Вы можете спросить: в каких случаях тогда радиостанция может производить программы с авторскими суждениями и оценками, а в каких следует строго следовать принципам объективности? Когда, например, в информационно-аналитической программе представлены точки зрения разных обозревателей-экспертов, а сам журналист нейтрален и беспристрастен, а когда – он сам обозреватель и эксперт?

Здесь, на мой взгляд, нужно учитывать три фактора.

Первый фактор – аудиторный: кто ваш слушатель и что он предпочитает? Хочет он слышать мнения и суждения или желает знать только факты? Вот читатели газеты «Ведомости» будут очень раздражены, если на страницах этого издания станут превалировать мнения и суждения. В «Ведомостях» этому посвящена отдельная полоса, которая так и называется – «Мнения». Но читатель «Ведомостей» будет недоволен, если и другие полосы заполнят чьи-то суждения о том, кто и под влиянием каких гнусных сил купил тот или иной металлургический завод. Аудиторию этой газеты в первую очередь интересуют цифры: когда и между кем состоялась сделка, какой процент акций перешел к новому владельцу. И ничего более.

А вот читатель «Московского комсомольца» хочет знать как раз суждения о закулисной стороне событий.

Если утрировать до предела, то домохозяйка хочет слышать мнения и суждения, ее факты мало волнуют. А бизнесмен хочет в основном знать факты, а уж свое собственное мнение он сложит. Из этого не следует делать вывод, что «Московский комсомолец» читают исключительно домохозяйки. Но что домохозяйки не читают «Ведомостей» – это абсолютно точно.

Второй фактор – ресурсный. Вы должны понять, способны ли вы производить мнения, потому что мнения – это специфический продукт. Многим кажется, что авторская программа – жанр не только интересный, но и легкий в производстве. На самом деле это не так. Произвести точку зрения, отличную от большинства, будоражащую общественное сознание и тем самым привлекающую внимание, крайне трудно. Я в свое время, например, устраивал провокацию, утверждая на полном серьезе, что в нашем государстве существуют две параллельных страны – Россия-1 и Россия-2. И приводил такую аргументацию. Почему у нас так много гаишников и в то же время так много аварий, ведь должно же быть наоборот? Да потому, что на самом деле это не гаишники, это замаскированные пограничники на границе между Россией-1 и Россией-2! Подойдите к гаишнику и скажите, что за углом пробка, что там срочно нужна его помощь, – и он вас быстренько переведет из России-2 в Россию-1. С проверкой паспорта на предмет наличия в кармане визы в виде бумажки известного достоинства. Чтобы прийти к этой простенькой, но имеющей множество подтверждений идее, мне пришлось проделать немалую работу. В результате появилось суждение о параллельном существовании в нашем государстве двух стран, что, правда, еще до меня открыл тот самый югослав Милован Джилас, о котором я вам уже говорил. Вы и ваши редакции способны произвести такое количество точек зрения интересных, небанальных, отличных от традиционных точек зрения? А, на мой взгляд, точки зрения и суждения должны быть непременно интересны и небанальны.

Третий фактор – коммерческий. На примере глянцевой журналистики его проявление очень хорошо видно. Вот, скажем, взять мою работу в журнале FHM. В Великобритании он выходит тиражом 600 000 экземпляров и является абсолютным лидером рынка. И его редакционная политика не зависит от рекламодателя. В него охотно дают рекламу, несмотря на то что он издевается надо всем и вся. А в Америке этот журнал, несмотря на тираж в миллион, не является лидером рынка. Там он зависим от рекламодателя, и редакционная политика у него другая. В России мы тоже зависим от рекламодателя больше, чем от читателя. И я, например, будучи главредом, при всем своем желании не мог публиковать на страницах журнала так называемый оскорбляющий имидж, фото каких-нибудь обваренных кипятком гаитянских детей. Хотя эта фотография запросто публикуется в английском FHM. Но если я ее опубликую, то тут же лишусь рекламы, доходов. Я не могу игнорировать этот факт, потому что занят в коммерческом проекте.

Таким образом, определитесь, от кого вы зависите, – и определите, что хочет слышать тот, от кого вы зависите, в эфире. Ему нужна точная, объективная информация, никаких комментариев или, наоборот, он предпочитает интересные комментарии? Говоря о работе редакции и выстраивании редакционной политики, мы почему-то никогда не учитываем точку зрения рекламодателя. Хотя все говорим, что нужна реклама, как ее мало, как нам не хватает денег, какие у нас низкие зарплаты.

Вот эти три фактора необходимо учитывать, когда вы решаете, быть или не быть авторским суждениям в ваших информационно-аналитических и тематических программах.


5.2. Репортажи и корреспонденции с места | Губин ON AIR: Внутренняя кухня радио и телевидения | 6.  Несомненная польза жестких корпоративных правил