home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



6. Русский кризис знаний и Россия на фоне Запада

Возможно, некоторые уже догадались, в чем, скажем так, идеологически состоит мой журналистский метод и почему он вообще возможен.

Как журналист, я занимаюсь тем же, чем и вы, – я упорядочиваю хаос до уровня смыслов. Но я работаю с особого сорта хаосом. С моей точки зрения, российский хаос состоит в том, что наша страна, как и век назад, и два века назад, и три века назад, и сколько хотите лет назад, является отстающей от цивилизации Запада державой. И это было бы еще полбеды, потому что отстающая держава, сознающая свою отсталость, понимает, куда ей двигаться и в чем ей передовую цивилизацию догонять. А Россия сегодня, благодаря крайне высокой углеводородной ренте, свалившейся на нее, и благодаря тому, что госкапитализм позволяет использовать эту ренту более эффективно, чем ее использовал госсоциализм, является самодовольной отсталой державой.


Из зала. А в чем Россия отсталая?

Губин. В том, что вы не можете назвать ни одного открытия, ни одного изобретения, ни одной передовой прорывной технологии, которой и которыми наша страна могла бы сегодня удивить мир. Все – и технические, и интеллектуальные (хотя технические – тоже интеллектуальные, поэтому точнее будет сказать: общественные) – прорывы создаются сегодня цивилизацией Запада. От новых сверхэкономичных автомобильных двигателей, потребляющих три литра топлива на 1000 километров, до широкофюзеляжных самолетов. От 3D-принтеров до расшифровки геномов давно вымерших животных. От использования социальной истории вместо истории цифр и фактов до внедрения автопилотов в автомобили… Потрясающий прогресс в медицине, от стоматологии до иммунологии, в социальных дисциплинах, в изучении постиндустриального общества, в архитектуре, в видеоарте! Абсолютно все новое, передовое, принятое миром сегодня дает цивилизация Запада. При этом отсталый Китай все это новое и передовое с отчаянной скоростью копирует, а Россия даже не копирует, а попросту покупает, возвращая нефтедолларовую ренту в западные закрома… Дикое самодовольство наших сограждан связано с тем, что им вдруг привалило денег, получили вдруг от нефтегазовых пластов такой подарок, и они не просто не понимают, что это может быть временно, но даже не понимают, что это можно понимать… В тот самый День науки[67], когда Дмитрий Медведев пригласил к себе молодых российских ученых, чтобы сообщить в их присутствии, ни с какой наукой не сообразуясь и не советуясь, что он отменяет переход на зимнее и летнее время, были опубликованы данные ВЦИОМа о знаниях россиян об окружающем их мире. Помните, да? Треть убеждена, что Солнце вращается вокруг Земли, 55 % считает радиацию делом рук человека, 46 % намерены лечить грипп антибиотиками… И даже вы, которые над этим смеетесь, – кто из вас читал Хантингтона, Докинза, Хокинга, Даймонда, хотя идеи, стоящие за этими именами, представляют основу сознания современного западного человека? И дело даже не в именах. Дело в том, что Запад принял парадигму мультицивилизационности, а у нас о ней даже не слышали. У нас даже не знают, что наш тип государственного устройства называется патримониальной, или вотчинной, автократией. Самодержавием, если адекватно переводить на русский… Мы живем, под собою не чуя страны, – все как при Мандельштаме.

Мой метод анализа и обработки информации – я ведь, например, обкатываю какую-то тему в эфире, а потом на основе какого-то фрагмента обсуждения делаю реплику в ЖЖ, а потом, поскольку ЖЖ хорош очень толковыми порой комментами, пишу развернутую колонку в «Огонек» – так вот, мой метод есть метод перевода языка западной цивилизации на язык российской.


Из зала. А почему не восточной?

Губин. Ваш вопрос справедлив, потому что журналист, использующий в своем анализе, например, дзен-буддистское мировоззрение и сверяющий окружающую его действительность с какой-нибудь «Алтарной сутрой шестого патриарха», имеет куда больше преимуществ перед журналистом, который тупо смотрит на окружающую его действительность. Помогло же это в свое время Сэлинджеру, который без погружения в дзен-буддизм не написал бы ни историй из жизни семейства Гласс, ни «Над пропастью во ржи»! Но я обращаюсь к цивилизации Запада, поскольку это техническая цивилизация, а техническая цивилизация может быть основана только на рациональных, логических основаниях. И хотя я тоже прошел период увлечения дзеном, и даже испытывал сатори, летя в вечереющем Подмосковье на велосипеде без рук, как птица, в возрасте 19 лет – а кто в 19 лет состояния сатори, то есть мгновенного ослепительного познания мира во всей его полноте, не испытывал? – я не сторонник мистического мировосприятия. Я рационалист. Я занимаюсь тем же, чем в великом романе Людмилы Улицкой занимается Даниэль Штайн: перевожу с языка одной цивилизации на язык другой. Знакомлю свою цивилизацию с достижениями цивилизации Запада. Ведь метод мой чрезвычайно прост: если вы обратили внимание, я просто читаю те книги, которые вызвали огромный резонанс на Западе. Они сейчас, слава Богу и фонду «Династия», переводятся, а если и не переводятся, то я читаю их по-английски. Читаю – и все! И информация о том, что я прочел, производит взрывной эффект, поскольку русская цивилизация, потребляя все больше, знает все меньше и вообще ни черта не читает. У нас даже не так уж и обязательно знать западные книги и читать, скажем, социальную историю Хобсбаума – у нас достаточно просто читать книги по отечественной истории, достаточно прослушать лекции Ключевского, этого великого историка, впервые посмотревшего на реку русской истории как на социальный поток, чтобы получить колоссальные преимущества!

Потому что, если тогда в эфире придется поговорить на тему «Имя России»[68] и очередной идиот начнет толкать про святого князя Александра Невского, вы можете невинно спросить его, связана ли эта святость с тем, что, не убив ни одного ордынца, но трижды ездив в Орду на поклон к хану, Невский перекалечил и убил тьму русских? Ведь Невский – не просто яркий князь на фоне длиннющей череды бесконечно скучных князей удельного периода, не просто князь, сознательно легший под татар, потому как на веру русскую не покушались, в отличие от злыдней-католиков, но и испивший все последствия этого решения! И когда в Новгороде и Пскове вспыхнули восстания против ордынских численников, то есть переписчиков, потому что первую перепись населения на Руси проводили монголо-татары, чтобы точно исчислить размер дани, это ведь Невский, служа Орде, восставшим русским людям, как летопись пишет, «глаза вынимал»! Но вы, конечно же, про это не знаете, потому что ничего не читаете.


Из зала. Знаем!

Губин. А вот случайно затесавшегося в наше благородное журналистское собрание студента истфака я бы попросил покинуть помещение!

Срок нашего цивилизационного отставания – примерно лет 40–50. Могу вам даже объяснить почему. Сначала отставание было следствием железного занавеса, и мы просто не знали ничего ни об успехах генетики, ни о Бодрийяре и Фуко. А потом, когда занавес рухнул, все кинулись сначала читать собственное запрещенное, а потом уже стало не до чтения, надо было выживать, зарабатывать деньги – и многие к сегодняшнему дню читать попросту разучились. И вместо данных науки оперируют мифами, то есть расхожими глупостями. Но я глупостями оперировать не могу. И когда я слышу, когда какие-нибудь депутаты на полном серьезе предлагают повысить роль семьи в патриотическом воспитании, я понимаю, что настал удачный момент пошинковать народных избранников в крупу. И не потому, что мне смешно слышать про воспитание патриотизма, ибо патриотизм придуман умными циниками для держания в узде дураков, чтобы дураки могли счастливо повторять всю дурь типа «Где родился, там и пригодился» или «Родину в дни счастья каждый полюбит, а ты ее в дни несчастья полюби», вместо того чтобы бороться с тем, что твою родину делает несчастной. А потому, что от семьи воспитание ребенка практически не зависит. В замечательной книге «Фрикономика», написанной двумя Стивенами, математиком Стивеном Левиттом и журналистом Стивеном Дабнером, есть целая глава, посвященная развенчиванию мифа о воспитательной силе семьи. Там просто есть математический анализ исследования, проводившегося в семьях с близнецами и с приемными детьми. Близнецы, как вы понимаете, – это стопроцентное генетическое сходство, а приемные братья-сестры – стопроцентное несовпадение. И вот судьбы детей прослеживались. И выяснилось, что успех детей зависит на 70 % от унаследованных генов, на 20 % – от окружения вне семьи и лишь на чуть-чуть – от воспитания в семье! Вот почему Максима Горького в детстве били, а Эрнеста Хемингуэя и пальцем не трогали, а оба равно стали великими писателями. Вы можете ходить с ребенком по музеям, а можете его ставить коленками на горох – его будущее от ваших воспитательных мер зависит мало. Просто ходить по музеям с ребенком интереснее, чем бегать в бакалейную лавку за очередной порцией гороха.

Вот и весь мой метод.

Читаешь написанное на Западе, читаешь, читаешь.

Смотришь на происходящее в России, смотришь, смотришь.

А потом совмещаешь – и получается удивительная картинка. Порой шокирующее получается. И тогда твой текст в твоем собственном издании отказываются публиковать. Или выпускать в эфир. Но ты к этому относишься спокойно: не вышла пельмень квадратная – будем круглую лепить. И относишь в другое издание. Ты же ведь в состоянии много работать, потому что следишь за собой, за своей спортивной формой. А для поддержания спортивной формы ты выбираешь такую активность, которая позволяет тебе поглощать много информации. Так вертится это колесо, внутри которого резвой белочкой скачу я.


5.  Режим, в котором я живу | Губин ON AIR: Внутренняя кухня радио и телевидения | 7.  Резюмируя метод