home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 5

Сельская местность к северу от Лондона одуряющее пахла цветами. Населена она была не так густо, как испанская глубинка. Изобилие дичи не позволяло умереть с голоду, а лесники не шли ни в какое сравнение с озлобленными галисийскими крестьянами, защищающими своё добро.

В первые же дни путешествия перед Шарпом встала неожиданная проблема: Харпер никак не мог заставить себя отучить обращаться к командиру, добавляя привычное «сэр».

— Это же неестественно, сэр!

— Что именно?

— Ну, называть… — ирландец замялся.

— Называть меня Диком и на «ты»?

— Я не могу!

— Можешь!

Спали они под открытым небом, еду ловили, крали или выпрашивали в деревнях. За неделю их четырежды в шею выгоняли их границ приходов: широкие плечи и заросшие небритые физиономии доверия не внушали. Друзья выдавали себя за уволенных честь по чести ветеранов, что, устав от безработицы, надумали вернуться обратно в строй. Харпер не заморачивался тайной исчезновения второго батальона, но застреленный Шарпом сержант ирландца очень интересовал:

— На кой тому поганцу вас убивать, сэр?

— Не зови меня…

— Да не получается, говорю же! Но, всё-таки, на кой?

— Не знаю.

От побережья они держались подальше, чтоб не попасться в лапы флотских людоловов [6], кочевали из городка в городок, но, как назло, армейских вербовщиков не встречали вообще, не говоря уже о вербовщиках Южно-Эссекского. Один день друзья провели, вырубая кустарник вдоль Большого Северного тракта за пару шиллингов, сущие гроши за такую работу, впрочем, гроши, вполне приемлемые и для бродяги, и для солдата. В полдень подрядивший их фермер угостил элем и завязал неторопливую беседу о погоде, о видах на урожай. Шарп, жуя принесённый крестьянином хлеб с сыром, громко полюбопытствовал, что творится в Испании.

Селянин удивлённо хмыкнул. Странный вопросы задаёт прохожий нищеброд.

— Пусть тебя это не тревожит, парень. Чем дальше армия от наших краёв, тем нам спокойнее.

Окинув взглядом очищенное пространство, похвалил:

— А у вас неплохо выходит, ребята. Поработаете ещё денёк?

Однако движение по тракту было скудным, и уже к концу дня надежды друзей углядеть проходящих мимо вербовщиков растаяли, как дым. Так что они отказались. К тому же бродить было приятнее, чем горбатиться. Шагать под синим летним небом, без забот, без обязательств. В ручьях плескалась рыба, ветви деревьев в садах клонились к земле от тяжести плодов, кругом было полно ягод, а то, чего не могла дать мать-природа, легко добывалось набегами на зажиточные усадьбы. Как восхитительно было просыпаться от ласковых лучиков восходящего светила в увитых плющом развалинах брошенных домов, не беспокоясь чисткой винтовки и палаша. За Грантемом открылась плоская равнина осушенных болот, и друзья ускорили продвижение, будто спеша дознаться, что там, за торфяниками?

— Наверно, Тэд Кэрью ошибся, сэр. — сделал вывод Харпер.

— Хватит называть меня «сэр»!

— Ох, и глупо же мы будем выглядеть, если он ошибся.

Те же подозрения одолевали и Шарпа, но он скорее откусил бы себе язык, чем признался в этом Харперу. Стрелок упрямо твердил себе, что Кэрью не мог ошибиться, и под Слифордом слова одноногого оружейника получили, наконец, зримое подтверждение.

Под Слифордом раскинулась шумная ярмарка, насосом втягивавшая в себя народ из близлежащих селений. Ярмарка, мечта любого вербовщика. Чего там только не было. Был силач, чей хозяин сходу предложил Харперу пять шиллингов серебром, лишь бы тот согласился изображать брата силача. Были сиамские близнецы, привезённые, как выкрикивал зазывала, за большие деньги из таинственного королевства Сиам. Была двухголовая овца и умеющая считать собака, обезьяна, выделывавшая воинские артикулы почище всякого служивого, и, конечно же, бородатая женщина, без которой не могла обойтись ни один уважающий себя деревенский торжок. На постоялых дворах было яблоку негде упасть от шлюх, в пивных — от крестьян. На площади нанимали рекрутов кавалерийский и артиллерийский вербовщики, танцевал медведь, изгилялись жонглёры с канатоходцами и лечили все болезни никому не ведомые всемирно знаменитые лекари, а рядом с тараторящим методистским проповедником вёл проповедь на свой лад сержант Горацио Гаверкамп. Он стоял на чурбаке, подпираемый с боков мальчишками-барабанщиками, пузатый, краснощёкий, с щёгольскими бачками. Сержант балагурил с зеваками, хлёстко отбривая всякого доморощенного остроумца. Работая локтями, Шарп и Харпер протолкались в первые ряды.

— Эй, приятель! — затронул Гаверкамп деревенского парнишку в вышитой сорочке, — Где ты проведёшь нынешнюю ночь?

Парень порозовел.

— Где же? Дома, держу пари! Дома, да? Один, правда ведь? Или ты ещё от мамкиной сиськи не отлип?

Толпа захохотала, и парнишка стал пунцовым. Сержант оскалил зубы:

— В армии, приятель, ты никогда не уснёшь один. Женщины будут штабелями валиться к твоим ногам! Взгляните на меня, разве я красавчик?

Зеваки наперебой выкрикивали то, что он и ожидал.

— Правильно, не красавчик. Никто не назовёт красавчиком Горацио Гаверкампа, а между тем, сотни цыпочек прошли через мои руки и не только руки! Вы спросите, как так? Из-за этого, ребятки, из-за этого!

Он взял себя за мундир с жёлтыми отворотами:

— Униформа! Солдатская униформа!

Барабанщики ударили палочками. Смущённый донельзя юноша-селянин поспешил скрыться в толчее, но сержант уже закончил с ним и нашёл новую мишень в лице Харпера, на голову возвышавшегося над толпой:

— Экий верзила! Он мог бы выиграть войну одной левой. Эй, малый, не думал поступить в солдаты?

Харпер молчал. Благодаря песочной шевелюре он выглядел гораздо младше своих двадцати восьми.

— Сколько ты зарабатываешь, приятель?

Патрик потряс головой, как если бы от смущения у него пропал дар речи.

— Держу пари, мелочь! А я? — сержант извлёк из кармана гинею и пустил меж пальцев, так что монета сверкала на солнце, то появляясь, то исчезая между костяшек, — Деньги! Солдатское счастье! Слышал о заварушке под Витторией, малый? Там нам обломился жирный куш! Золотишко, камешки, деньжата! Столько, что ты со всей роднёй будешь год придумывать, и не придумаешь!

Харпер, взявший под Витторией королевское во всех смыслах сокровище, поражённо раскрыл рот. Гаверкамп достал вторую гинею и начал жонглировать ими одной рукой:

— Богатство! Вот что значит быть солдатом! Богатство, красотки, слава, деньги и победы!

Под барабанную дробь монеты мелькали в воздухе, и молодчики в толпе не сводили с них глаз.

— Забудьте о голоде! Забудьте о бедности! Забудьте об одиночестве! Солдат всюду ходит с высоко поднятой головой и никого не боится!

Барабаны не умолкали. Гинеи взлетали к улыбающемуся дружелюбному лицу Гаверкампа:

— Вы о нас слышали, ребятки! Вы знаете о нас! Мы — Южно-Эссекский полк! Мы — те самые удальцы, что утёрли нос Бонапарту и лишили его покоя! Южно-Эссекский полк! Сам корсиканский людоед нас боится! И вы можете присоединиться к нам! Да-да! Мало того, мы вам за это ещё и заплатим!

Монеты перекочевали в правую ладонь сержанта. Он поднял её вверх, снял и перевернул кивер.

Ветерок шевелил огненно-рыжие волосы вербовщика. Барабанщики остановились, затем их палочки разом обрушились на тугую кожу, и под этот глухой рык первая гинея полетела в кивер. Второй удар, вторая монета последовала за первой. Запустив руку в карман, сержант достал горсть золотых кругляшей и под отбивки барабанов бросал монеты в кивер одну за одной.

— Три! — начал считать субъект с лисьей мордочкой около Шарпа, — Четыре! Пять!

Счёт подхватили, и каждая гинея, скрывавшиеся в кивере, сопровождалась дружным выдохом цифры. Выдохом, столь громким, что он заглушал на миг пение методистов.

— Пятнадцать! Шестнадцать! Семнадцать! Восемнадцать! Девятнадцать! Двадцать! Двадцать одна! Двадцать две!

На двадцать второй сержант Гаверкамп расплылся в широкой ухмылке, продемонстрировал зрителям полгинеи, тоже скрывшиеся в кивере. Туда же он ссыпал горсть шиллингов с пенсами и встряхнул кивер, отозвавшийся звоном монет:

— Двадцать три фунта, семнадцать шиллингов и шесть пенсов! Вот сколько мы заплатим вам за честь служить в славном Южно-Эссекском полку! Вступите в армию, и эти денежки ваши! Когда-то я был юн, ребятки! — зеваки недоверчиво загудели, — Да-да, ребятки, я тоже был когда-то юн! Так вот, с тех пор я понял одну вещь: не родилась ещё та смазливая фифа, которая устояла бы перед этим звуком!

Он вновь позвенел золотом.

— Задумайтесь, ребятки! За шиллинг девчонка вас поцелует, а что же она сделает за гинею? А за двадцать три фунта, семнадцать шиллингов и шесть пенсов?

— За такие деньжищи я даже замуж за тебя пойду! — взвизгнула баба, вызвав общий хохот, но юнцы в толпе помнили льющийся в кивер золотой дождь, превышавший полугодичный заработок большинства из них. Полугодичный! За одну подпись!

Сержант Гаверкамп ковал железо, покуда горячо:

— Я знаю, о чём вы думаете! Вы прожужжали все уши страшилками про армию! Да? — сержант скривился, словно сокрушаясь злым языкам, возводящим поклёп на армию, — Вам шептали, что там несладко! Что там болезни и прочая дрянь! Эх, ребятки! Моя родная матушка умоляла меня: «Горацио!» «Горацио! — плакала она, — не ходи в солдаты!» Но я пошёл! Я был юн, соблазнился деньгами и девочками, а потому пошёл в солдаты! Я разбил сердце моей бедной матушке! Да-да, разбил!

Он сделал паузу, давая слушателям оценить всю глубину своего падения, и гордо продолжил:

— Однако, ребятки, сегодня моя драгоценная матушка живёт в собственном домике и не устаёт благословлять своего преданного сына Горацио Гаверкампа! Почему, спросите вы? Да потому я купил ей этот домик! Я обеспечил ей этот домик! Я обеспечил ей спокойную и сытую старость!

Гаверкамп ухмыльнулся:

— Как-то генерал проезжал мимо её садика. «Мамаша Гаверкамп! — воскликнул он, — кто окружил вас такой заботой и благополучием?» И она ответствовала: «Это сделал мой сын Горацио, потому что он стал солдатом!»

Сержант оттянул карман и медленно высыпал в него из кивера монеты. Вернув головной убор на место, он выпрямился:

— Так как, ребятки? У вас тоже есть шанс! Деньги! Слава! Красотки! Я тут проездом и пробуду недолго. За морем война! Там нужны крепкие парни! Там их ждут — не дождутся цыпочки! Не прогадайте! Тот, кто не вступит сегодня, уже завтра будет плакать горючими слезами, потому что завтра будет поздно! День за днём вы будете вспоминать Горацио Гаверкампа и жалеть, что струсили изменить своё жалкое существование к лучшему! Ладно, я с вами тут болтал долго, и у меня пересохло в глотке, так что я потрачу малость тех деньжищ, что армия мне платит, на угощение для вас! Айда со мной в «Зелёного малого», выпивка за мой счёт!

Прощально рокотнули барабаны, и сержант спрыгнул в пыль.

Лисьелицый коротышка, считавший вслух гинеи, повернулся к Харперу:

— Пойти с ним, что ли?

Шарп предположил, что недомерок — капрал, помощник Гаверкампа, затесавшийся в толпу, чтоб не упустить особо лакомых кандидатов в новобранцы. На нём был вельветовый кафтан поверх молескинового жилета, но серые брюки уж очень смахивали на форменные.

Харпер пожал плечами:

— Кому охота идти в солдаты?

— Ты — ирландец? — деланно восхитился лисьелицый, будто встретить ирландца мечтал с младых ногтей, — Как он заставит нас завербоваться? А горло на дармовщинку промочим.

— На дармовщинку?

— Сам же слышал. Он платит.

Харпер взглянул на Шарпа:

— Ну что, пойдём… — он запнулся и, покраснев, добавил, — Дик.

Лисьелицый замялся. Он не ждал, что у ирландца есть компания. Впрочем, коротышка быстро нашёлся и натужно обрадовался:

— О, так нас трое! Тем более, захотим уйти, кто нам помешает? Тебя Дик звать?

Шарп. Капрал спросил Харпера:

— А тебя?

— Патрик.

— Я — Терри. Пошли, а? Падди? Дик?

Шарп поскрёб щетину на подбородке:

— Почему бы и нет? Я бы сейчас бочку выдул.

Шарп с Харпером пошли вступать в солдаты.

Складывалось у сержанта Гаверкампа всё просто замечательно. В пивнушку «Зелёный малый», кроме Шарпа с Харпером прибилось ещё пятеро. Всем им вербовщик заказал по литровой кружке эля и по стакану рома (чтоб сильней шибало по мозгам). Сержант развалился на скамье у открытого окна, дабы не пропустить бредущего мимо годного в солдаты прохожего и одновременно перекрыть пути отхода тем, что уже пили за его счёт. Харперу он поставил целых две кружки:

— Так ты — ирландец, Падди?

— Точно, сэр.

— Не зови меня «сэр». Зови просто «Горацио», как моя матушка. А ты здоровяк, Падди! Фамилия у тебя есть?

— О’Киф.

— Отличная фамилия.

Пиво в кружках убывало, и сержант распорядился подать ещё, пытливо поглядывая на Шарпа, севшего в самом тёмном углу помещения. Заподозрив в стрелке хитрована, надеющегося налакаться бесплатного спиртного, а потом улизнуть, Гаверкамп едва заметно кивнул в сторону Шарпа лисьемордому Терри. Коротышка придвинулся к стрелку поближе. Сержант доверительно поделился с Харпером:

— Твоё счастье, приятель. Нет на свете лучшего полка для ирландцев!

— Чем ваш Южно-Эссекский?

— Он самый. — Гаверкамп поставил свою посудину, утёр усы, — Слыхал о таком сержанте Харпере?

Харпер поперхнулся. Хлопья пены из его кружки вылетели на стол.

— Слыхал, — после паузы вымолвил он, — Как не слыхать.

— Взял Орла! Герой, вот кто он! Герой заправский! А уж ирландец он или не ирландец, Южно-Эссекскому до этого дела нет! Сам убедишься!

Патрик одним глотком прикончил первый литр и робко поинтересовался:

— А вы с ним знакомы, сэр?

— Не зови меня «сэр». — хихикнул Гаверкамп, — Знаком ли я с ним? Ха! Да мы с ним были не разлей вода!

В доказательство своих слов сержант сцепил указательные пальцы:

— Вот так вот мы с ним были! Бывало, ночью сидим мы с ним в дозоре, а он мне: «Горацио — говорит, — Мы ж с тобой, как братья. Огонь прошли, воду и медные трубы!» Так-то!

— Болтают, что он тоже здоровила?

— Тоже? Он на голову выше тебя, Падди, а ты не малыш! — сержант одобрительно проследил, как Харпер опустошает вторую кружку и пододвинул к нему ром, — Отведай рома, и я куплю тебе ещё эля.

Громко, чтоб его было слышно всем, Гаверкамп в ярких красках живописал стремительную карьеру, ждущую новобранцев в армии. До первого снега, по его словам, они получат нашивки сержанта, а там и офицерское звание не за горами. Гаверкамп подмигнул:

— Я ещё буду честь вам отдавать! — он отсалютовал измождённому парнишке, хлебавшему пиво с такой жадностью, будто это было первое, что попало ему в рот за неделю, — Сэр!

Заморыш засмеялся. Сержант отдал честь Харперу:

— Сэр!

— Офицер — это неплохо. — задумчиво протянул Харпер.

— В тебе есть стержень, Падди. Я же вижу. — Гаверкамп ущипнул за задницу принесшую пиво служанку, — О майоре Шарпе вы, небось, наслышаны?

Двое из троих кивнули. Сержант сдул пену, сделал глоток:

— Выслужился из рядовых. Как сейчас помню. «Ричард, — говорю, — быть тебе офицером, парень!» А он не верит. «Чепуха, сержант!» Бац! И он уже майор!

— Вы и его знали, сержант? — уточнил Харпер.

— А как же! Вот так вот! — рыжий вновь продемонстрировал сведённые в замок пальцы, — «Сэр!» — говорю ему, а он мне: «Горацио, нет нужды звать меня «сэр». Ты же научил меня всему, что я умею! Зови меня Ричардом, как в старые добрые времена!»

Будущие майоры благоговейно внимали близкому другу знаменитых воителей. Пиво лилось рекой. Трое кандидатов были деревенскими увальнями, из которых выйдет превосходное пушечное мясо, соблазнись они шиллингом Гаверкампа. Один из ребят делил пиво с терьером. Собака носила кличку Пуговка. Её владельца звали Чарли Веллер. Специально для Пуговки Гаверкамп приказал подать эль в миске.

— А пса моего я смогу взять? — несмело осведомился Веллер.

— Конечно, парень! — заверил сержант.

Веллеру было, на взгляд Шарпа, не больше семнадцати. Весёлый, смышлёный, ему будет рад любой полк.

— Мы же будем сражаться? — допытывался Веллер.

— Жаждешь сражаться, сынок?

— Ещё бы! Я хочу попасть в Испанию!

— Попадёшь, а как же.

Заморыш по имени Том, слабоумный, опасливо зыркал по сторонам, будто ожидая в любой момент пинка или затрещины. Пятый, угрюмец лет двадцати трёх — двадцати четырёх, судя по приличной, но обносившейся одежде, знавал и лучшие времена. Его холёным ручкам физический труд был явно незнаком. Шарп решил, что парень давно сделал выбор, и трескотня сержанта его раздражает. Недалёкий Том, по-видимому, надеялся избавиться от постоянного чувства голода. В армии его подкормят, а обязанности солдата глубокого ума не требуют.

Гаверкамп направил все силы на то, чтобы обротать Харпера и трёх деревенщин. Их сержант хотел, их охмурял, им он не уставал подливать пиво и ром. Когда же у троицы начали заплетаться языки, дошёл черёд и до Шарпа. Гаверкамп пересел к стрелку. Шарп поднял кружку, но рука сержанта не дала ему поднести посудину к губам. Стрелок покосился на Гаверкампа. Образина сержанта, не видимая прочим жертвам, потеряла напускную доброжелательность:

— Что за игру ты ведёшь?

— Да никакую.

— Не ври мне. Ты же служил?

Водянистые колючие буркалы вербовщика превратились в узкие щёлки, окружённые паутинкой морщин. Лопнувшие кровеносные сосудики сплетались на носу в затейливый узор.

— Служил. — кивнул Шарп, — Тридцать третий полк.

— Отставка?

— Да, по ранению. Индия.

— Уволился или дёру дал?

Шарп усмехнулся:

— Если бы я дал дёру, то вашего брата-вербовщика десятой дорогой обходил.

— Не беглый, говоришь? Так, может, «прыгунок»?

— Нет, сержант, не «прыгунок».

— Смотри, парень. Я «прыгунков» не люблю. Вздумаешь «спрыгнуть», на краю земли сыщу, зёнки вырву и в задницу вставлю, понял?

«Прыгунками» величали ловкачей, соглашавшихся вступить в армию, бравших положенный задаток и скрывавшихся в неизвестном направлении.

— Понял, сержант, да только я не из их числа.

— Коль не из их числа, кой чёрт ты забыл в армии?

— С работой туго.

— Уволился когда?

— Год назад.

Секунду сержант сверлил его взором, потом отпустил запястье, и Шарп, наконец, припал к кружке. Гаверкамп следил, как он пьёт, словно считал каждый глоток:

— Имя?

— Дик Вон.

— Грамотный?

— Упаси Бог.

— Спина не рябая?

— Рябая. — Шарпа выпороли много лет назад, в Индии.

— Я буду присматривать за тобой, Дик Вон. Один неверный шаг, и я спущу с твоего хребта остатки твоей исполосованной шкуры. Уяснил?

— Уяснил.

Сержант расслабился. Настороженность на его физиономии сменилась брезгливым презрением к остолопу, не сумевшему добыть себе пропитание за пределами армии. На столе появилась монета в один шиллинг, и рыжий глумливо предложил:

— Чтож, возьми.

Пряча глаза и понурив голову, всем своим видом демонстрируя, что только отчаяние могло вынудить его пойти на это, Шарп сжал шиллинг в кулаке.

— Эгей, ребятки! — повернулся к остальным Гаверкамп, — Дик сделал свой выбор! Поздравляю, Дик, со вступлением в ряды доблестного Южно-Эссекского полка!

Фермерские сынки одобрительно загомонили, а Пуговка отозвался лаем.

Следующим решился слабоумный. Загробастав шиллинг, он попробовал монету на зуб и хихикнул. С белоручкой у сержанта тоже трудностей не возникло: тот взял деньги без колебаний.

— А ты, Падди, что скажешь?

Харпер прищурился:

— Раз ирландец, значит, дурень, да?

Дремлющий в углу на своём инструменте мальчишка — барабанщик громко всхрапнул во сне. Оба переодетых капрала, схвативших шиллинги с такой готовностью, будто их за это должны были сразу произвести в генералы, усердно подливали троице юных крестьян ром.

— В чём дело, Падди? Что не так, приятель?

Харпер размазывал пальцем разлитое пиво:

— Ничего.

— Ну же, парень, не таись! Здесь все свои.

— Ничего!

Гаверкамп катнул к нему шиллинг:

— Выкладывай, друг, почему ты не хочешь его взять?

Харпер покусал губу, поднял на сержанта чистые глаза и застенчиво спросил:

— Кровать у меня будет?

— Что?

— Ну… Кровать своя. Собственная. А?

Сержант опешил, но, видя на лице ирландца искреннее беспокойство, поторопился заверить:

— Лучше, чем у короля, Падди! С простынями из атласа и подушками размером с добрую корову!

— Тогда ладно. — Харпер выудил шиллинг из пивной лужицы, — Тогда я ваш.

С деревенскими ребятами у Гаверкампа ничего не вышло. Чарли Веллер страстно хотел завербоваться, но только если друзья составят ему компанию, а те особым желанием не горели. Сержант испробовал на них все уловки, даже бросал шиллинг им в пиво (окажись монета у них во рту, по закону это считалось бы согласием), но парнишки были настороже. Тогда Гаверкамп оставил хитрости и начал накачивать их спиртным. Ребята захмелели. Шарп решил, что ещё немного, и Чарли Веллер возьмёт шиллинг без оглядки на приятелей. Однако дверь кабака вдруг распахнулась. Статная суровая женщина влетела внутрь и, обругав Гаверкампа, погрозила кулаком юному Веллеру:

— Чарли, негодный мальчишка, совесть у тебя есть?

— Мам, — перепугался тот, — Мам, я не…

— Вон из этого вертепа! А вам, Майкл и Джеймс, как не стыдно? Позорите свои почтенные семейства! Не дело молодым людям водить дружбу с грешниками-солдатами! Чарли Веллер, я кому сказала, вон отсюда! Для того ли я рожала тебя на свет, чтоб тебя пристрелил Бог знает где какой-то бездельник?

Она сцапала Веллера за ухо и потащила к выходу, приговаривая:

— Только бесполезные недоумки идут в солдаты!

— А ведь она права. — невнятно буркнул захмелевший Харпер.

Уход крестьянских детишек не сильно огорчил Гаверкампа. Он и без них заполучил четырёх рекрутов вдобавок к двадцати восьми, оставленных в амбаре за городом. Кроме того, на него работали несколько шлюх, всегда обеспечивавших сержанту одного-двух новобранцев. Впрочем, и с теми, что есть, не стыдно являться к Гирдвуду. Подполковник будет доволен. Сержант ухмыльнулся, допил пиво и приказал подниматься.

Новобранцы взяли Королевский Шиллинг, но до соблюдения всех формальностей ещё не были людьми короля. Ночевали они в полуразрушенной конюшне за «Зелёным Малым». Сквозь прорехи в кровле виднелись яркие звёзды. Шарп улыбался. Каких-то шесть недель назад, в ночь после битвы под Витторией он резвился в роскошной спальне с игривой маркизой, совмещавшей удовольствие быть его любовницей с выгодами шпионского ремесла. Тогда его спину ласкали нежные пальцы аристократки, теперь кололи жёсткие соломинки. Интересно, что бы она сказала, окажись в эту минуту здесь?

Храпели рекруты. Тихо заржала лошадь. Раздался шорох соломы, и Харпер прошептал:

— Вы… Ты спишь?

— Нет.

— Мысли одолевают?

— Ага. Об Элен.

— Женщины. Приходят и уходят. — хмыкнул Харпер и, указав на дыры в крыше, по-деловому заметил, — Можем удрать. Удерём?

Они не удрали. Друзья вступили в Южно-Эссекский полк, но главная драка была впереди.


Глава 4 | Полк стрелка Шарпа | Глава 6