home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 6

– Что значит ее призрак?

Тот же вопрос крутился в моей голове, но Тайлер успел спросить первым. Возможно, я просто еще не оправилась от шока.

– Все дело в крови, – Мари кивнула на мои искусанные губы. Из ее голоса исчезло мистическое эхо, и королева заговорила в своей обычной южной манере, слащаво растягивая слова. – Кровь открывает силу могилы. С ее помощью мамбо может поднять Остатки и может преобразовать недавно умершего человека в призрака, если в момент его смерти пустит себе кровь.

Я ломала голову, пытаясь вспомнить последние моменты жизни Дона. Могла я случайно пораниться до крови, если как сейчас кусала губу? Нет, я так сильно плакала...

В полном сочувствия взгляде Кости сверкнуло понимание.

Телесные жидкости вампиров были розовыми из-за ограниченного соотношения воды к крови, но когда Дон умирал, я плакала так сильно, что мои слезы стали алыми и запачкали мою блузку и пол у кровати Дона, где я продолжала стоять на коленях, даже когда сердце дяди перестало биться...

– Ты можешь превращать людей в призраков? – испуганно спросил Тайлер.

Из-за чувства вины мой голос звучал как кваканье.

– Уже нет.

Я встретилась взглядом с дядей. И даже спустя тысячу лет не забуду, какую увидела в нем тоску... или гнев?

Хотя он больше не подвергался нападению Остатков, его лицо кричало: "Ты сделала это со мной!". Пытка закончилось, но он застрял между этим миром и следующим навсегда.

Он остался здесь не для того, чтобы закончить последнее дело, как мы надеялись. Нет, из-за меня он оказался одним из немногих, кто был проклят никогда не пересекать черту.

Тот факт, что я обрекла дядю по незнанию, ничего не значил.

– Мне так жаль.

От глубины переживаний слова прозвучали с дрожью. Кости взял меня за руку, его прикосновение одновременно придавало сил и успокаивало, но я продолжала чувствовать сокрушительную тяжесть вины.

Извинения не могли исправить ситуацию, и все это понимали.

Вот почему следующие мои слова не были просьбой о прощении. Учитывая, какие последствия вызвали мои слезы, сейчас они больше напоминали бы соль на ране. Поэтому я вонзила клыки в губу, радуясь боли и потекшей струйки крови.

– Ты сказал, не только на людях. Так над кем еще Мэдиган проводил генетические эксперименты?

Взгляд Тайлера удивительно соответствовал его мыслям: "Ну ты и сука!".Он не понимал, что я поступаю так ради спасения своих друзей, и потому что Дон ясно продемонстрировал свое нежелание делиться информацией добровольно.

– Над кем еще? – голос дяди больше походил на отчаянное рычание, чем на смех. – Над чем угодно. И кем угодно.

Прежде чем продолжить допрос, я посмотрела на дядю.

– Приказываю тебе не уходить, пока у меня не закончатся вопросы. Понятно?

Он отрывисто кивнул в подтверждение, и я бросила взгляд на Мари.

Она встала, и щелчком пальцем отозвала Остатков от Дона. Те окружили ее, подобно эфирному ореолу.

– Похоже, ты говоришь об упырях? – бархатным голосом спросила она Дона.

Он не ответил, и Кости взглянул на меня. Я стиснула зубы, снова прокусила губу и повторила вопрос.

– Возможно.

– Ты не уверен? – на сей раз вопрос задала я.

Дон наклонился вперед и обхватил себя руками, будто пытался защититься от Остатков, хотя те его больше не мучили.

– Когда мы работали вместе, нам удавалось лишь восстанавливать тела, но получавшиеся сухие выжимки были бесполезны для целей Мэдигана. Никто из наших сотрудников не смог вдохнуть в образцы жизнь... пока не появилась Кэт.

От новой информации мое чувство вины усилилось еще больше. Выражение лица Кости стало напряженным, и мне не пришлось смотреть в зеркало для понимания, что мое собственное лицо превратилось в такую же суровую маску.

– Ты еще работал с Мэдиганом, когда забрал меня, – это было утверждением, а не вопросом. Дон ответит в любом случае.

– Мы не думали, что ты останешься, поэтому постарались узнать как можно больше о твоей двойственной природе...

– О, я помню, – прервала я. – Ты брал мою кровь на анализы каждую неделю, плюс отправлял на МРТ, рентген, КТ, клеточные соскобы и пункционную биопсию.

Дон отвел взгляд, на мгновение его образ слегка поблек.

– Эй, – я проткнула клыками губы, пуская кровь. – Не уходи, я еще не закончила. Расскажи поподробнее о генетических экспериментах.

Дон снова посмотрел на меня и поджал губы.

– Ими занимался Мэдиган. Заполучив пойманных в ловушку вампиров и упырей, он расширил свою сферу деятельности, но попытки объединить их генетические коды зашли в тупик. Человек мог принять клетки только одного из двух видов, но не двоих... до тебя. Лишь твои клетки полукровки оказались совместимы как с ДНК вампира, так и с ДНК упыря. Мэдиган был убежден, что дубликат твоего генетического кода поможет создать безопасную искусственную версию двойного вируса вампира-упыря для превращения солдат в супер оружие. Я ему не поверил, но потом он синтезировал Брамс...

– Подожди-ка. Брамс синтезировали из крови вампиров, а не моей, – прервала я.

Дон промолчал, но стыд на его лице говорил лучше слов.

– Ты лживый манипулятор, – прорычал Кости, шагнув к Дону. – Будь ты материальным, избил бы тебя за предательство, пусть даже потратил бы на это большую часть своих сил.

Дон провел рукой по своим седым волосам и выглядел таким усталым, каким я его еще не видела.

– Мэдиган пытался сделать Брамс, соединяя кровь вампира и упыря, но безуспешно. Превращение в нежить настолько сильно изменяет генетический код человека, что на него становится невозможно воздействовать. Пригодной оказалась только не полностью трансформировавшаяся кровь Кэт, переплетавшая в себе как человеческое, так и вампирское ДНК.

Мари, выгнув бровь, указала взглядом на кружащих вокруг нее Остатков. Я сердито мотнула головой, отказываясь от предложения.

Нет, я не натравлю этих существ на дядю, пусть даже он позволил Мэдигану использовать мою кровь для создания секретного препарата, который как по волшебству сращивал кости и заживлял раны.

Впервые рассказав мне о препарате, Дон объяснил, что тот основан на отфильтрованной вампирской крови, поэтому его назвали Брамсом, в честь наиболее известного писателя, написавшего о вампирах.

Но, похоже, препарат стоило назвать Кэтсом, в честь самой доверчивой полукровки на свете. Я-то думала, все мои обследования и анализы крови проводились из-за паранойи Дона о моем "переходе на темную сторону" после питья вампирской крови. Плохо я знала своего дядю, раз он тайно заключил сделку с дьяволом.

– Как давно Мэдиган использует ее кровь, клетки и ткани для своих грязных экспериментов? – сурово спросил Кости.

Я не прокусила губу и не повторила вопрос. Дядя, казалось, и сам хотел ответить.

– Я отстранил его, как только понял, что ошибался в отношении к Кэт. Она не была такой испорченной, как мой брат...

– Или ты, – добавил Кости.

– Или я, – устало признал Дон. – Поэтому, когда Мэдиган отказался прекратить свои эксперименты, я исключил его из программы.

Наконец стало понятным, откуда началась вражда между двумя мужчинами. Неудивительно, что Дон хотел унести секрет с собой в могилу и на другую сторону. Будь он сейчас жив, я вряд ли смогла бы удержать Кости от убийства, судя по его сочащейся яростью ауре.

– Я тебе не верю, – выплюнул Кости. – Ты отстранил своего партнера вовсе не из-за внезапно проснувшейся совести. Мэдиган наверняка захотел сделать нечто по-настоящему ужасное и в итоге сделал.

Дон скользнул по мне взглядом и отвел его.

– Нет.

– Лжец.

Обвинение исходило не от меня. Хотя оно повторяло мои мысли, произнесла его Мари. Ореховый взгляд королевы вуду пронзал Дона подобно лазеру.

– Соврешь еще раз, и я спущу на тебя своих слуг.

Дон посмотрел на Остатков и вздрогнул. С раскрытыми до неприличия ртами они начали кружить вокруг Мари, словно не могли дождаться, когда снова вцепятся в свою жертву.

Скулящий Декстер съежился за ногами Тайлера. Даже пес их боялся.

Дядя открыл рот... и ничего не сказал. Потом, вздрогнув в последний раз, расправил плечи и развел руки.

"Пускай их",– кричала его поза.

Я закусила губу так сильно, что клыки прошли насквозь.

– Что еще задумал Мэдиган? Скопировать мои органы? Вивисекцию [1]?

Это были самые страшные вещи, пришедшие мне на ум, но дядя вскинул голову, и по смеси ужасного стыда и мольбы о понимании на его лице я поняла, что дела обстоят значительно хуже.

– Он хотел скопировать тебя, чтобы создать больше испытуемых с тройным совместимым ДНК, но как только озвучил мне свою идею, я его вышвырнул...

Я почувствовала, что щиты Кости треснули, за секунду до того, как урна с прахом полетела в Дона и врезалась в стену за его спиной.

Хотя от силы броска среди обломков образовалось тонкое облако пепла, никто из нас не сдвинулся с места.

Мари изумленно огляделась, а потом медленно растянула губы в улыбке.

– Интересно, – сказала она, глядя на Кости.

– А еще весьма странно, – бормотание Тайлера не предназначалось никому конкретному.

Кости, казалось, не волновало, что он раскрыл перед Мари свои способности к телекинезу. С ненавистью глядя на Дона, он указал на него пальцем.

– Ты заслуживаешь оставаться призраком вечность.

– Я, я не... – начал Дон.

– Замолчи, – прогремел Кости.

Его начало трясти, и когда он опустил щиты, по комнате разлилась волна, полная силы его ярости.

– Ты позволил Мэдигану увидеть, насколько она ценный супер-солдат, ты разжигал его аппетит и не подпускал к ней на протяжении многих лет. Черт возьми, сейчас Кэт полностью превратилась в вампира, но Мэдиган все еще одержим ею. И когда он занял твое место, ты знал, что он продолжит свою работу, но не раскрыл нам правду. Поэтому сейчас тебе нечего сказать в свое оправдание.

Я ничего не говорила, видимо, еще не оправившись от эффекта взорвавшейся бомбы. У нас с Доном действительно всегда были сложные отношения. Когда мы встретились, он меня шантажировал, принуждая на него работать.

И только узнав о нашем с ним родстве, я поняла, почему дядя вел войну против вампиров. Макс, мой отец, обратившись в вампира, убил их родителей.

В течение многих десятилетий Дон считал, что брат поступил так, потому что стал вампиром, пока наконец не признал, что Макс был мудаком еще человеком.

– Котенок, пусть он расскажет, где это.

Резкий тон Кости выдернул меня из задумчивости.

– Где что?

– Здание, которое Мэдиган использует для экспериментов.

Он принялся кружить вокруг Дона и приостановился, чтобы размельчить ботинком осколок урны.

– Он работает над ними не на вашей базе, – продолжил Кости. – Ты знаешь каждый ее сантиметр, и потом, я бы прочитал об этом в мыслях одного из сотрудников. Так где Мэдиган проводит эксперименты? Скорее всего, там же сейчас Тейт и остальные парни.

– Где? – спросила я Дона, разрывая губу, пока произносила одно-единственное слово.

– Шарлотсвилль, Виржиния, в старом заводе сантехники на Гаррет-стрит, но здание пустовало в течение многих лет.

– Мы все же проверим, – заявил Кости. – Мэдиган ни за что не отказался бы от своего любимого проекта, а его интерес к Кэт и отсутствие моих людей лишь подтверждают мое мнение.

Мари встала и легким движением пальцев заставила Остатки исчезнуть, словно втянув их невидимым вихрем. Потом направилась к Кости и Дону, двигаясь весьма угрожающе по сравнению со своим прежним расслабленным видом.

– Когда вы найдете это здание, то закроете его и уничтожите все, связанное с экспериментами.

– Именно это я и намерена сделать, – сказала я, все еще разрываясь от чувства вины за то, что сделала с Доном, и гневом за то, что он позволил Мэдигану сделать со мной.

– Одного намерения недостаточно. У вас есть шестьдесят дней.

– Что? – вспылила я. – Мы даже точно не знаем, где это здание. Кроме того, Мэдиган многие годы работал секретно. Он мог оборудовать тайные лаборатории, устроить целую их сеть по всей стране!

– Именно, – сказала Мари.

Указав на меня пальцем, она определенно нарочно использовала безымянный, из которого пустила кровь для вызова Остатков.

– Я не единственная, кто не потерпит, чтобы люди создавали супер-солдат, соединяя наши генетические коды, – Мари пошла дальше. – Если вы не уничтожите этот проект за шестьдесят дней, я помогу Совету стражей устранить его другими средствами.

– У вас, ребята, есть совет? – заинтересованно спросил Тайлер.

Я не ответила, слишком занятая обдумыванием ее намека. Выражение "выжженная земля" отлично описывало то, что произойдет, если за дело возьмутся Мари и правящий орган вампиров.

Они не остановятся на убийстве Мэдигана и его безумных ученых, они убьют всех, вплоть до последнего офисного работника или садовника. Уничтожат сотни сотрудников, не говоря уже о моих друзьях, если те еще живы.

Столь массовая резня может заставить мировых лидеров перестать закрывать глаза на существование вампиров и упырей.

Мари знала об этом, но она и стражи пойдут на любой риск, чтобы не допустить межвидового слияния. В конце концов, с тех пор, как появилась возможность превращать людей в полувампиров и полуупырей одновременно, вампиры и вурдалаки воевали уже дважды.

В последний раз тем человеком была я, но полное обращение в вампира не дало войне разгореться в полную силу. Высокомерный дурак Мэдиган понятия не имел, какое осиное гнездо разворошил, и если нам повезет, он умрет прежде, чем узнает об этом.

Разумеется, нам потребуется не только удача, о чем мне напомнил мрачный взгляд Кости. Я посмотрела на Мари, не представляя, как все успеть в столь сжатый срок, но знала, что мы обязаны справиться.

– Похоже, это значит, что мы увидимся через шестьдесят дней.

Улыбка Мари была грустной.

– Я надеюсь на это, Смерть, ради всех нас.


Глава 5 | Подняться из могилы (ЛП) | Глава 7