home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 14

Я взмыла в воздух, но пули пронзили меня прежде, чем я улетела из радиуса обстрела. Быть расстрелянным несколько раз больно, но боль быстро уходила, значит пули не были серебряными.

Это удивило, пока я не вспомнила, что Мэдигану нужна живой.

Он, должно быть, думает, что в моей ДНК действительно есть что-то особенное, чтобы рисковать использовать не летальную силу для моего захвата. Я была бы счастлива поставить точку раз и навсегда, как только бы мы доставили его в квартиру, где Дениз превратилась бы в его незлобного брата-близнеца...

Стоп, почему внизу продолжается стрельба? Разве люди Мэдигана не поняли, что мы давно ушли? Говоря об этом, почему Кости не догнал меня? Он, безусловно, был быстрее летчика.

Я остановилась и покрутилась в небе со всех сторон, но все, что я видела, были грозовые тучи. Не было никакого сверхъестественного заряда в воздухе. Черт возьми, где он?

Но возобновившийся залп выстрелов заставил все сжаться в моем животе. Он не мог быть еще на пирсе, или мог?

Я нырнула вниз, как ястреб, преследующий свою добычу. Слой за слоем разрывая непрозрачные грозовые облака, пока сцена внизу, наконец, не стала видна.

Солдаты как муравьи, ползли к пирсу – из леса, лодок на озере, автомобилей, что с визгом стартовали с мест, снабжённые автоматическим оружием, которое выплевывало пулевые очереди в одиноко стоящего на коленях вампира в конце пирса.

– Кости! – закричала я. – Лети, черт возьми!

Но он этого не сделал. Он упал вперед, на грубые деревянные доски.

Единственное движение, что я увидела, это его, разрывающаяся от града пуль, одежда.

Я приземлилась рядом с ним на столько тяжело, что на пол тела пробила пирс. Мне потребовалась лишь секунда, чтобы взобраться обратно, и броситься к нему, радуясь холодно-горячим иглам боли, потому что теперь пули пронзали меня вместо него.

Затем, сквозь звуки выстрелов, я услышала крик.

– Не стрелять!

Голос Мэдигана был усилен каким-то устройством. Я подняла голову, и зарычала, когда увидела его, топчущегося в нескольких десятках футов от пирса. Каким-то образом он сбежал от Кости и напал на него. Прекрасно, я бы смогла удержать обоих, если полечу...

Ударная волна сбила меня вместе с Кости, отбросив на другую сторону пирса. Взорвалась граната,решила я. Достаточно мощная даже для вампира.

Мэдиган действительно модернизировал свои игрушки, но прежде чем подползти к Кости, я увидела нечто, что приморозило меня к месту. На его окровавленной щеке появилась линия, темная, как смоль, она извивалась по коже, словно трещина на статуе.

Появилась еще одна линия, и еще. И еще.

Нет.

Это было единственной мыслью, которую способен выдать мой разум, поскольку черные линии в форме зигзага стали появляться по всей щеке, разветвляясь в новые.

Я и раньше видела, как это случалось с вампирами, когда пронзаешь их серебряным ножом в самое сердце, но отрицание сделало для меня невозможным поверить, что, то же самое происходит с Кости.

Он не мог медленно иссыхать на моих глазах, истинная смерть, меняла его юную внешность во что-то, напоминающее глиняную посуду, передержанную в духовке.

Моё оцепенение сменилось таким ужасом, какого я никогда не испытывала. Я рванула через пирс, хватая Кости в охапку, в то время как мои слезы лились дождем на его лицо.

– НЕТ!

Как раз, когда крик вырвался из меня, изменения в нем усугубились. Его мускулистое тело стало таким, словно из него все выкачали, жесткие линии его тела стали податливыми, прежде чем они начали сжиматься.

Я прижала его крепче, рыдания вызвали алые слезы, и что-то начало колотиться в моей груди. Такое чувство, будто меня били изнутри чем-то тяжелым и твердым.

Мое сердцебиение,отметила часть меня. Его не было слышно почти год, но сейчас оно было гораздо более сильным, чем, когда я была человеком.

Другой крик вырвался из меня, когда кожа Кости треснула под моими руками перед тем, как упасть на деревянные доски. Неистово, я пыталась вернуть ее на место, но кожа начала отходить все сильнее, и я не успевала за ней.

Мышцы и кости стали виднеться там, где сошла кожа, пока лицо, шея и руки Кости не стали похожи на кусок мяса. Но что поразило меня до костей, словно огонь, так это его глаза.

Темно коричневые глаза, которые я так любила, запали в глазницы, превращаясь в слизь. Мой крик, пронзительный и мучительный, заглушили звуки подползающих и окружающих меня солдат.

Я не пыталась остановить их. Я просто сидела там, сжимая горстку того, что сейчас было похоже на высушенную кожу, пока все, что я могла видеть под изрешеченной пулями одеждой Кости, бледнело и увядало.

Смутно, я слышала вопли Мэдигана:

– Я же сказал, никакого серебра! Кто, мать его, стрелял? – прежде чем все исчезло, кроме пронзающей меня боли. Она превратила агонию, которую я чувствовала, когда почти не сгорела до смерти, в блаженное воспоминание.

Тогда боль лишь разрушила мою плоть, но сейчас она прошла сквозь мою душу, забирая каждую эмоцию и кромсая ее, зная, что иметь их слишком ужасно.

Кости больше нет. Он умер прямо у меня на глазах, потому что я настояла на том, чтобы убрать его с моего пути. Я заслужила всего, что получила от зажравшегося бюрократа, чтобы загнать своего любимого мужа в могилу.

– Взять ее, – рявкнул Мэдиган.

Грубые руки схватили меня, но мне было все равно, даже когда что-то грубое и тяжелое сковало мою шею, плечи и лодыжки.

Однако, когда кто-то попытался оторвать от меня Кости, мои клыки впились в горло того человека без раздумий. Горячая кровь брызнула мне лицо и потекла по горлу, в то время как поднялись десятки винтовок.

– Не стрелять, черт возьми!

Снова раздался голос Мэдигана. Если что-то имело значение кроме мужчины, которого я бережно держала, то я бы вскрыла его горло следующим, но я не сделала ничего, кроме как сильнее вцепилась в Кости и склонила свою голову рядом с его.

Грубые участки черепа терли меня там, где должна быть гладкая, мягкая кожа... еще один удар по моим эмоциям, от которого я никогда не оправлюсь.

Рыдания сотрясали меня на столько сильно, что мне казалось, я сломаюсь.

Вот и хорошо. Я хотела разлететься на кусочки. Это было бы не так больно, как осознание того, что Кости умер. Именно поэтому я не стала бороться, когда Мэдиган сказал:

– Оставьте ей тело. Его я тоже изучу, – и тяжелая сеть отбросила меня назад.

От ожогов везде, где она коснулась кожи, т.к. была серебряной, и от порезов, когда ее затянули, я почувствовала, что она была оснащена еще и серебряными бритвами. Борьба раскромсала бы меня, хотя не то, чтобы я намеревалась бороться.

Я знала без сомнений, что Мэдиган убьет меня, как только изучит. Тем не менее, если я сбегу, мои друзья попытаются помешать мне воссоединиться с Кости.

Несколько лет назад, Кости взял с меня слово продолжать, если его убьют. И я пообещала, хотя сейчас, я бы вернула ему это обещание. Смерть была единственным шансом для меня воссоединиться с ним. И я ни за что не упущу его.

– Подожди меня, – прошептала я надломленным голосом. – Я скоро приду.

Я ехала в кузове грузовика, в то время как полдюжины вооруженных охранников наставили на меня оружие. Как ни странно, но их мысли были приглушены за статическим белым шумом, который исходил от их шлемов.

Если не считать толстую бронированную обшивку, задняя часть транспортного средства смахивала на U-Haul, с простым интерьером внутри. Так же не было окон, но нашей целью было не направление комплекса Мэдигана в Теннесси.

Я не была уверенна, куда мы направлялись, но в чужих мыслях я услышала, что всю дорогу нас сопровождал вооружённый конвой.

Крошечная часть меня, которая не умерла от горя, задумалась, почему Мэдиган не везет нас на самолете к пункту назначения. Возможно, он боялся, что, если я сломаю ограничители, то мы упадем с высоты в тринадцать тысяч футов и это убьет всех нас.

Он был достаточно умен, чтобы бояться. Единственное, что занимало мой разум больше, чем мысли о собственной смерти, так это прихватить с собой на тот свет Мэдигана и его солдат. На самом деле, теперь, когда у меня было несколько часов чтобы переварить все произошедшее, я корила себя за то, что позволила Мэдигану связать себя, в придачу к серебряной сети и комплекту лезвий. Я не могла выбраться на пирс под градом пуль после того как разорвала бы ему глотку и станцевала на его останках.

Как говорится после драки кулаками не машут.

Грузовик начало трясти, когда мы свернули с главной дороги на просёлочную, которая ощущалась как калия вместо гравия.

Я плотнее прижала тело Кости к себе, чтобы жёсткие толчки не причинили ему большего вреда.

Он был почти непобедимым при жизни, но после смерти его останки, были хрупкими, так как их возраст составлял два с половиной столетия.

Если бы не тройной набор наручников, ограничивающих меня, я сняла бы свое пальто и укрыла бы им Кости, но мои плечи были скованные, прижимая пальто ко мне.

Через пятнадцать минут, или около того, грузовик остановился и задние дверцы открылись, впуская внутрь свет. Я моргнула, пока яркий свет не сменился фоном деревьев, покрытых мхом.

А потом я вздохнула, подметив, что свежий воздух был насыщен влагой, запахом плесени и застарелых химический веществ. На окружающем, одновременно мрачном и прекрасном пейзаже, вдалеке виднелся покрытый травой купол, казавшийся здесь почти лишним.

Мэдиган притащил меня в Природный заповедник Мак-Клинток штат Западная Вирджиния.

Именно туда, куда я и хотела попасть, за исключением сильно отличающихся обстоятельств.

Я думала побороться, когда солдаты потянули за сеть, чтобы вытащить меня, но потом передумала. По одной причине – это бы уничтожило останки Кости.

С другой, если Тейт, Хуан, Дейв и Купер здесь, то мои последние действия помогли бы им освободиться. Они были моими друзьями. К тому же, Кости хотел бы, чтобы я спасла этих ребят. Как я могу его разочаровать?

После грузовика меня притащили к тому, что было похоже на большую багажную тележку.

Когда тонкие красные линии рассекли пространство, чтобы охватить периметр вокруг меня, я поняла. Лазерные лучи.

Должно быть, именно так он заполучил Тейта и других в здание без массовых жертв. Все, пересекшее эти лучи, было бы отрезано, и если конечности вампира вырастают снова, голова не умеет этого делать.

В то время как меня катили в одной из бывших тележек для снарядов, послышался мужской голос выкрикивающий мое имя. Я дернула голову вверх. Сквозь сетки и лазерные лучи я увидела Фабиана, нарезающего в воздухе бешеные круги, кружась над тележкой.

– Что мне делать? Кому рассказать? – вопил призрак.

Никто из моей стражи не посмотрел вверх. Они не могли его услышать, так что, когда я сказала: – Ничего не делай. Иди домой, – несколько голов в шлемах повернулось в мою сторону, пред тем как с опаской осмотреться вокруг.

Фабиан подлетал ближе, пока я не смогла увидеть решимость во взгляде его выцветших голубых глаз.

– Я тебя не брошу, – сказал он уверенным голосом.

Я отвела взгляд в сторону, новые слезы покатились по моим щекам.

– У тебя нет выбора, мой друг. Сейчас прошу, уходи.

– Кэт..!

Его голос оборвался, когда меня запихнули в бетонный бункер и скрытая дверь закрыла вход. Моя напичканная лазерами вагонетка дернулась, когда что-то металлическое защелкнулось на ее колесах.

Четыре коротких, Т-образных столба поднялись из бетонного пола. Охранники схватились за них, как раз в тот момент, когда земля стала дрожать, заставляя сотрясаться и старую тележку, прямо перед тем как земля ушла у нас из-под ног.

Покрытые надписями стены сменились гладкой сталью, когда мы резко упали прямо вниз со скоростью быстрее, чем двадцать миль в час.

Моя серебряная сеть задралась вверх от скорости, а потом резко упала вниз, когда мы внезапно приземлились через пару минут.

Затем дверь со свистом открылась, демонстрируя огромную комнату с десятками компьютеров, с 3D-графиками безопасности, окружающей нас территории, а также комплекса и охранников, патрулирующих вокруг, как штурмовики.

Подземная комната для встреч Мари Лаво даже и рядом не стояла со сверхсекретным учреждением Мэдигана для экспериментов.

– Возьмите Агента А1 в Восьмую Комнату, – рявкнул ненавистный голос Мэдигана.

Я огляделась, но не увидела его, и было что-то жесткое в его голосе. Должно быть, он отдавал приказы через микрофон.

И снова я упрекнула себя в том, что не убила его, пока был шанс, но я исправлю это при первой же возможности.

А затем меня выкатили из того, что как я догадалась было командным центром и покатили по длинному коридору.

Сапоги моего вооруженного сопровождения отбивали ритм по кафельному полу. Они катили меня два поворота направо и налево, пока не подвезли к входу, напоминающему крыло тюремного госпиталя.

– Остановка для сканирования, – сказал охранник скучающим тоном.

Он также носил защитный шлем, который, однако, не испускал, зашифровывающий мысли, белый шум, в отличие от шлемов моих похитителей. Кстати говоря, ни один из шлемов присутствующих здесь охранников этого не делал. Должно быть, элитная экипировка доставалась только тактическим единицам.

Затем лазеры, окружающие мою тележку, исчезли и моя послушная свита осталась рядом, пока над нами не появились голубые лучи в форме сетки.

Охранник посмотрел на экран компьютера, и его голова дернулась вверх.

– Там что-то в тележке, с ней.

– Мертвый вампир, – ответил один из моих сопровождающих.

Эти два слова ранили меня настолько сильно, что потребовалось секунда, чтобы уловить ответ другого охранника.

– Нет, что-то с сердцебиением.

Замешательство прорезалось сквозь мою боль. Мое сердце перестало биться несколько часов назад...

С писком, что-то маленькое и пушистое выскочило между отверстиями в серебряной сети. Двое из моих закаленных охранников фактически отпрыгнули в сторону, в то время как третий попытался... и у него не вышло... наступить на тварь, которая ускользнула от него и исчезла под соседней дверью.

– Грёбаная крыса, – пробормотал охранник. Затем он качнул головой в мою сторону.

– Почему ты не убила ее? – спросил он обвиняющим тоном.

– Что бы она могла нагадить в твой суп, – отрезала я.

Неужели он думал, что я стану извиняться за то, что не являюсь хорошим истребителем крыс? Даже, если бы я не была настолько убита горем, чтобы заметить, грызуна в фургоне...

Я сощурилась, но отвернулась прежде, чем охранники смогли заметить что-то подозрительное в моем взгляде.

Эта крыса не просто забрела в неправильный фургон. Она должна была оказаться внутри серебряной сетки, что возможно лишь если она пряталась в одежде Кости, в течение короткого промежутка между его смертью и нашим захватом.

И вероятность того, что животное станет слоняться по близости во время перестрелки, которая убила даже Мастера вампира была ничтожно мала.

– Заприте сучку, – рявкнул охранник.

Те, пересекающиеся лучи вновь окружили мою тележку. Я ничего не сказала, когда меня провезли через двери блока и все еще молчала, когда охранники пробормотали что-то о Техобслуживание, которое необходимо, чтобы разобраться с крысой.

Однако ловушки не сработали бы, потому что это было не обычное животное. На самом деле, то, что пронеслось под дверью несколько секунд назад и вовсе не было животным.

Это была Дениз.


Глава 13 | Подняться из могилы (ЛП) | Глава 15