home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 26

Мэдиган действительно узнал Дона. Как только он увидел его, так сразу же возбужденно завизжал: "Донни!" Мой дядя вздрогнул, либо сопереживая тому, что стало с его заклятым врагом, либо от отвращения к ужасному прозвищу.

Не важно. Донни он и был Донни оставался им днём и ночью, пока Мэдиган молол вздор о бессмысленных вещах, например, как печально, что здесь ужасное мороженое (это не так, вкусовые рецепторы Мэдигана теперь предпочитали только сырое мясо, этот факт его разум еще не осознал) или как сильно он хотел играть во дворе (этого не произойдет, мы не хотим, чтобы он съел соседей Менчереса).

После первых нескольких дней бессмысленного оцепенения в его голове, мне надоело подслушивать за исключением нескольких случаев, словно вспышка молнии в темной комнате, что-то прояснялось.

– Я очень недоволен их прогрессом, Донни, – сказал Мэдиган на днях. – Они должны были уметь воспроизводить ее ДНК.

– Ты имеешь ввиду Кроуфорд? – ответил Дон абсолютно нейтральным тоном.

– Ее тоже. – Слова Мэдигана прозвучали грубо. – Но после семи лет – ничего! Нельзя класть яйца в одну корзину... хе-хе. Яйца. Придется ждать гораздо больше этого...

Независимо от того, что Дон пытался снова вернуться к этой теме, Мэдиган перешел на яйца и на свой голод снова, как только это происходит, все остальное не имеет значения.

Затем, наевшись, он заснул. Насколько я знала, сейчас во время сна он сосет большой палец. Но не могла подтвердить это, потому что мне нельзя заходить к нему в изолированную комнату. Я стала ассоциироваться с Кости в его разрушенном мозге, но Кости вызывал у него рыдания и беспорядочный ужас.

Дон, казалось, успокаивал Мэдигана, как другой человек, помнящий прошлую жестокость.

– Я украл твою работу после твоей смерти, – сказал вчера Мэдиган ликующим шепотом. – Также украл твоих солдат. Они скоро умрут.

Прежде чем Дон смог ответить на это, Мэдиган начал играть в шпионов. Это не должно было занять много времени, поскольку у него была бетонная комната без окон, но он растянул это на несколько часов.

Будь у Дона тело, он бы не задумываясь ударил бы Мэдигана головой об стену только чтобы прекратить бесконечную болтовню. Я бы тоже этого хотела, спустя всего двадцать минут.

На самом деле, сделать больше не в моих силах. Тейт, Ян и Фаби все еще не нашли Кейти. Как ребенок без денег и без навыков жизни в нормальном мире мог скрыться от двух вампиров и приведения, я понятия не имела, но она это сделала.

Люди Менчереса все еще ничего не извлекли из поджаренных жестких дисков, таким образом здесь также не было ниточек, за что ухватиться.

Кости едва мог находиться под одной крышей с Доном, не говоря уже о том, чтобы слушать бессмысленную болтовню Мэдигана в течение нескольких часов, поэтому я не могла просить его сменить меня.

Кроме того, те немногие рациональные крупицы информации, которые выдал Мэдиган, возможно, заставят Кости побить его снова.

После шести дней мы не узнали ничего нового, а я была сыта по горло

Мэдиган производил впечатление мертвого хранителя информации о своем тайном покровителе, но, может быть, есть что-то еще, что мы могли бы сделать, чтобы найти Кейти.

Я знала кое-кого, кто отлично отслеживал паранормальную активность, и к тому же, он не был членом какой-либо линии нежити.

Вот как я и Кости оказались на Comic Con [9]в Сан-Диего.

Я видела много необычных вещей в своей жизни, но этой фантастике и феерии фэнтези все же удалось удивить меня.

Посмотрим правде в глаза, трупы, поднятые магией и превращенные в безжалостных убийц бледнеют рядом с Росомахой [10], Зено [11]й, Чубаккой [12], Джокером [13], принцессой Леей [14]в железном бикини... и это все только в очереди для получения значков.

Оказавшись внутри огромного, многоэтажного комплекса, мы проталкивались через многочисленную толпу людей, одетых, в костюмы своих любимых персонажей из фильмов, телешоу, видео игр или комиксов.

Некоторые костюмы были простыми, например, боди-арт [15], а некоторые сложно выполненные с роботизированными элементами.

– Я могу выпустить вампирскую суть, – сказала я Кости, громкий шум на фоне заставлял меня кричать ему прямо в ухо. – Никто и не заметит.

– Вероятно нет, – послышалось у меня в голове, или мне показалось? На соседнем стенде начался эксклюзивный показ взрывного трейлера фильма. Если этого недостаточно, то мгновенные возгласы и аплодисменты заглушили все остальное.

Я, возможно, не потратила часы, нанося макияж и грим, чтобы напоминать своего любимого вымышленного персонажа, но мысль, оставить свои заботы позади и, переодевшись, проходить так весь день, казалась привлекательной.

Делать это более чем со ста тысячами единомышленников должно способствовать выработке энергии, которая практически ощущалась в комнате.

Мои чувства перегрузились от красок карнавала, запахов, звуков и постоянного контакта с людьми, мимо которых мы проскальзывали, пока они шли своим путем к стендам, киоскам, за автографами или к экспонатам.

От зуда, появившегося под моей кожей, я могла поклясться, что это место – сверхъестественная горячая точка.

К сожалению, здесь мы не должны входить в контакт с такой безудержной энергией. Нужно найти журналиста, и согласно его сообщению, он должен находиться в секции игр.

Это достаточно просто, исключая то, что все помещение было размером с восемь футбольных полей полностью заполненными болельщиками и участниками. Мы должны или повести себя как вампиры и пролететь над всеми, или проталкиваться между людьми, медленно и вежливо, как только могли.

Мы выбрали последнее, хотя здесь полет расценили бы как развлекающий трюк. Потребовалось больше тридцати минут, чтобы добраться до видео игр, и найти его среди толпы людей.

Наконец-то, у задней стены, я увидела худого светловолосого мужчину с щетиной на лице, придававшей грубости его детскому лицу.

Спасибо Господи, он не нацепил на себя какой-нибудь маскарадный костюм, поскольку не было возможности отслеживать людей по запаху на этом шведском столе ароматов.

– Тимми! – закричала я.

Мой бывший сосед из колледжа не поднял головы. В конце концов, мой голос был одним среди тысяч. Спустя несколько минут толканий, мы наконец-то достигли его.

– Почему, черт возьми, ты не встретился с нами на улице? – первое что спросил Кости.

Тимми вздрогнул от жесткого тона. Затем он посмотрел на меня и расправил плечи, словно вспомнив, что я никогда не позволю Кости причинить ему вред.

– Я здесь на почасовой оплате. Кроме того, подумал, что тебе бы здесь понравилось. Выставка Настоящая Кровь [16]скоро начнется.

– Правда? – выпалила я. Кости приподнял брови, заставив меня добавить: – Мы здесь не для развлечений. Хотели попросить у тебя помощи найти кое-кого.

Усмешка дернула губы Тимми.

– Не то, чтобы я не рад видеть тебя, Кэти, но ты могла написать мне об этом.

– Мы не могли написать, – ответила я немного мрачно. – Или сказать по телефону.

– Ах, это имеет отношение к паранормальному. – Тимми сделал фото кого-то мимо проходящего, затем повесил камеру на шею. – Безопасно говорить об этом на публике?

– В этом месте? Да. Любой, кто подслушает, не поверит не единому слову, – бросил пренебрежительно Кости.

Это правда, к тому же до сих пор здесь я видела только людей. Позор. Нежить пропускала хорошую вечеринку.

– Если я помогу вам найти этого человека, то смогу сделать репортаж о любом из них? – спросил Тимми с надеждой в голосе.

– Не просто нельзя, а чертовски нет, – твердо ответила я.

Он вздохнул.

– Отсоси, Кэти.

– Ты на самом деле пойдешь на это? – спросила я, улыбаясь.

Тимми улыбнулся в ответ.

– Прости. Иногда я забываю, что ты... ты знаешь.

– Нам нужно, чтобы ты нашел девочку примерно десяти лет, – начал Кости, переходя к делу. – Начни со слухов о ребенке с ярко зелеными глазами, или людей с оторванными шеями, которых в последний раз видели с маленькой девочкой.

Рот Тимми открылся, и он вытаращился на нас.

– Вы потеряли маленького вампира? – " Почему им нужна МОЯ помощь, чтобы найти ее?"Промелькнуло в его уме.

– Мы не можем попросить об этом своих союзников, поскольку не хотим, чтобы люди из нашего мира знали о ней. – Я схватила его за руку, и моя улыбка пропала. – Не могу объяснить почему, но они убьют ее, Тимми. Или используют, и тогда случатся действительно ужасные вещи.

Судя по его мыслям, он был заинтриговал, но все же колебался. Ему нужно найти другую работу фотографа-фрилансера, чтобы заплатить за квартиру в этом месяце. К тому же, это что-то вроде отстойного расследования, о котором он никому не может сказать...

– Мы дадим тебе двадцать пять тысяч долларов в качестве предварительного гонорара, – сказал Кости, мысли Тимми застыли в одном громком крике "ДА"!– И еще двадцать пять, если твоя информация приведет нас к девочке.

– Когда начинать? – Тимми еле справился с заиканием от шока.

Кости порвал ремень, висящий на шее Тимми, непринужденно как салфетку, позволяя камере рухнуть на пол.

– Сейчас, поэтому больше тебе это не понадобится.

Мы знали, что Тимми хорош. Он достал Дона, затем доставлял Тейту головную боль, когда продолжал выставлять паранормальные тайны общественности через свой любознательный электронный журнал.

Он также заслужил доверие, доказав это год назад, когда мы обратились к нему за помощью, чтобы найти гулей изгоев. Когда мы выехали из Калифорнии, у меня появилась надежда, что в конце концов мы сможем найти Кейти.

Чего я не ждала, так всего одно сообщение спустя два дня: " Проверьте на востоке Детройта".

– Ничего себе, Тимми думает, что нашел ниточку, и это даже не близко с тем, где смотрели Ян и Тейт, – ответила я Кости.

Он взглянул на сообщение.

– Восточная часть Детройта – один из наиболее криминальных районов в Америке.

Как ни странно, Кости одобрительно говорил, и оттенки восхищения прошли через мои эмоции.

– Ты рад, что маленькая девочка находится одна в таком районе. Почему?

– Там для нее безопаснее, – ответил Кости, выгибая бровь. – Она может выбирать из тысячи заброшенных зданий в районе, где люди не суют нос в дела друг друга, и случайное тело кого-то, кто не воспримет ее всерьез, не всколыхнет общественность.

Такой холодный логический вывод. Кости сотни лет боролся за свою жизнь, поэтому так думает. Кейти всего лишь десять лет, но она показала, что размышляет также, будто выбрала Детройт по тем же причинам, а не оказалась там случайно.

– Если это преднамеренно, то также показывает на сдержанность с ее стороны, – продолжил Кости. Что-то холодное затронуло мои чувства на этот раз. – Это хорошо. Меньше вероятность того, что придется ее убить, если она скрывается.

Несколько секунд я не могла говорить, мой мозг отрицал, что он действительно сказала такое.

– Придется убить? – наконец повторила я. – Ты сошел с ума?

Взгляд, которым он посмотрел на меня был леденящим кровь, и напомнил мне, что Кости был наемный убийцей почти два столетия до встречи со мной.

– Опасность войны не снижается, не смотря на ее возраст. Причина, по которой я позволю Кейти жить, если она разрешит нам скрыть ее от остальных. В противном случае, от наших рук или чужих ей придется умереть.

Выражение моего лица должно быть отображало категорический отказ, поскольку он схватил меня за плечи и чуть ли не затряс.

– Мне это претит, но ты знаешь, что я прав! Ты полностью обратилась в вампира, поскольку простая возможность, что можно добавить способности гуля к полу вампиру от природы почти развязала войну. В Кейти уже добавили это, и если когда-нибудь выплывет наружу, она начнет войну, которой мы все боимся. Или умрет, чтобы остановить.

– Но она не должна скрываться всегда, – прошептала я, еще не оправившись от мрачного будущего, нарисованного Кости для ребенка. – Когда она подрастет, то сможет выбрать стать одни видом или другим.

– Слишком поздно, – ответил Кости гораздо мягче. – Кейти уже гибрид вампира и гуля. Потеря человечности не сведет способности на нет, а только увеличит.

У меня не оказалось слов, чтобы опровергнуть это. Слишком хорошо я помнила сотни погибших, когда гули начали освобождаться от Мастеров вампиров в начале восстания как отдельный вид.

Затем еще сотни, которые умерли, подавляя конфликт.

Кости прав, только мое изменение помешало тем сотням перерасти в миллионы, поскольку десять процентов населения мира были нежитью.

Это и наше шаткое перемирие с новой королевой гулей, Мари Лаво, которая уже заявила, что если мы не разрешим новую угрозу, она это сделает.

Я начала судорожно дышать, больше по привычке, чем надеясь, что это успокоит меня.

– Ты прав. – Черт тебя возьми, Мэдиган! – Лучшее, на что может надеяться Кейти – скрываться всю жизнь. Возможно, это слишком ужасно. Из-за чертовских усовершенствований ее кровь – наркотик для вампиров, Дениз также вынуждена скрываться.

Кости отпустил меня, только его взгляд оставался на мне, когда он говорил.

– И если получится так, что ей не удастся скрыться, мы не сможем защитить ее от того, что произойдет дальше.

Я испустила горький вздох.

– Нет. Полагаю, не сможем.

Жизнь Кейти против миллионов. Еще несколько миллионов людей добавятся как "сопутствующий ущерб", если вампиры и гули когда-либо начнут тотальную войну.

Мы боролись бы не только с нашими врагами, пытающимися удерживать ее живой.

Мы также боролись бы со всеми нашими союзниками. Я бы сделала все, что в моих силах, чтобы не дать принести ради всеобщего блага в жертву невинную девочку, но длинный список моих прошлых пожеланий доказал, иногда лучшее для меня не достаточно хорошо.

Пожалуйста, Господи, пусть это станет достаточно хорошим в этот раз.

Менчерес выбрал этот момент, чтобы войти в комнату. С его ушами как у летучей мыши он бы услышал все, о чём мы говорили, но он промолчал, что похоже на полное согласие.

– Мы восстановили некоторые данные, – начал он. – Можешь пойти посмотреть.


Глава 25 | Подняться из могилы (ЛП) | Глава 27