home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Эпилог

Аббатство Аффлигем, Бельгия, весна 1149 года


Аделиза сидела в саду Аффлигема, наслаждаясь весенним теплом. Со своей скамьи под навесом она с удовольствием смотрела на цветы, выросшие из луковиц и клубней, посаженных ею осенью.

Когда она закапывала их, живые, но пребывающие в спячке, то не знала, доведется ли ей увидеть, как они пробьются из-под земли и зацветут. Но по милости Божьей она еще не покинула этот свет и любуется ярким золотом нарциссов, а в руках держит букетик фиалок с изящными пурпурными лепестками. Ее здоровье так же ненадежно, как бледные апрельские лучи, но она нашла умиротворение в молитвах и общении с Богом, и сегодня даже чувствует себя чуть лучше, чем обычно. Французский монах-цистерцианец Бернар Клервоский утверждал, что в Аффлигеме ему явилась Дева Мария, и Аделиза склонна была верить в это. Она ничего такого не видела, но временами явственно ощущала, как нечто лучезарно-бесплотное снисходит к ней, даря силу и надежду.

Аделиза вдохнула тонкий аромат фиалок, посмотрела поверх газона и вздрогнула: по дорожке к ней приближался мужчина.

– Вилл?!

Сердце ее часто забилось, и наружу вырвались те чувства, которые она спрятала в самые глубокие тайники души, посвятив себя служению Богу. Вилл выглядел не таким бодрым и решительным, как раньше, в волосах появилось больше седины, но выражение его лица было спокойным, а когда муж подошел к ней, на губах появился намек на улыбку.

Он опустился перед ней на колено и склонил голову:

– Аделиза, моя королева, моя жена, смысл моей жизни.

Потом он медленно поднялся и поцеловал ее в обе щеки, но губ не искал.

– Вилл. – Ее голос дрожал от волнения. – Что вы здесь делаете?

Он искоса посмотрел на нее, готовясь встретить неодобрение:

– Мне не дозволено навещать мою жену?

– Я полагала… Я полагала, прощание было слишком мучительным, чтобы повторять его.

Она не ожидала, что он приедет повидаться, и сама не намеревалась просить о встрече.

– Я готов страдать, чтобы иметь счастье видеть вас, – произнес он. – Если вам это тяжело, велите, и я уйду.

Безмолвно Аделиза показала, что он может остаться.

Вилл огляделся вокруг:

– Сад просто прекрасен. В Англии не найдешь такого спокойного места.

– Я не надеялась, что доживу до весны, но Бог подарил мне еще немного времени. – Она покусала губу. – Как дети?

– Хорошо, – ответил он. – Скучают по вас. Любят читать ваши письма. И понимают, что теперь ваш дом здесь и что вы исполняете важную обязанность. Няньки неплохо о них заботятся.

– А вы, Вилл, как вы?

Он посмотрел в сторону, затем снова взглянул на нее:

– Я справляюсь, но рана в моем сердце никогда не заживет. Я делаю все, что могу, ради вас и во имя Бога. Каждая монета, которую я отдаю бедняку, каждая хартия, которую подписываю, каждое благое дело – все это ради вас.

Она надеялась, что он не станет просить ее вернуться с ним, поскольку это невозможно, а ей не хотелось ранить его еще сильнее.

Ее беспокойство, должно быть, говорило само за себя, потому что он сказал:

– Наверное, я всегда знал, что время, проведенное с вами, я занял у Бога. Сегодня же приехал, чтобы известить, что построил лепрозорий в Уаймондхеме и что Райзинг теперь стал местом, достойным королевы. Увы, я знаю: она никогда не будет там царствовать.

Прежде чем ответить, ей пришлось справиться с волнением.

– Тогда наполните это место жизнью и любовью, Вилл, ради меня. Не превращайте его в мавзолей. Я пришлю вам луковицы растений, осенью вы посадите их, и они будут радовать вас и наших детей следующей весной.

Он покачал головой и вытер глаза рукавом. Какое-то время они оба молчали. Потом Вилл произнес:

– Я разговаривал и со сторонниками Матильды, и с приверженцами Стефана, и те и другие согласны, что сын императрицы Генрих будет нашим следующим монархом. Король пока не видит этого, но это произойдет еще до того, как Уилкин отрастит бороду. Я уверен.

– Придется мне поверить вам на слово, – ответила она.

– Я всегда говорил вам только правду.

– Знаю.

Пробил колокол, приглашая обитателей монастыря к дневной службе. Аделиза встала со скамьи, за ней поднялся Вилл. Взявшись за руки, они прошли под узорчатую арку в неф, чтобы опуститься перед алтарем, пока монахи стекаются в церковь. Между высокими канделябрами, рядом с распятием сияла отраженным светом корона, которую Аделиза надевала на церемонию бракосочетания и в их первую брачную ночь. В окна падали солнечные лучи, освещая коленопреклоненных Аделизу и Вилла. И тогда к ней вернулось спокойствие. Она чувствовала, что и на мужа снизошло умиротворение, как будто, стоя бок о бок, они вдвоем получили общее благословение от ангелов, что проливают на Аффлигем божественный свет.

Когда служба закончилась, Аделиза положила букетик фиалок на алтарную ступень, и они с Виллом вышли из церкви в благодатное тепло послеполуденного солнца. Ни один из них не проронил ни слова, так как все невысказанное было им уже известно.


Глава 56 | Хозяйка Англии | Примечание автора