home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



ГЛАВА ТРЕТЬЯ

Антея была шокирована и смущена происшедшим.

Хотя она и читала страстные любовные романы, которые нравились ее матери, но она никогда не представляла себе даже в мыслях, что все описанное в этих романах могло бы происходить в реальной действительности.

То, что герцог, как она теперь поняла, был любовником крестной, Антея сочла шокирующим и противным всем правилам приличия.

Она никогда не думала, что замужние дамы, особенно женщины в возрасте ее матери, могут иметь отношения такого рода. Такое могли позволять себе только короли Франции или Карл II. Эти исторические персонажи казались ей всего лишь мифическими фигурами, совершенно не похожими на живых людей.

Внезапное открытие, что у крестной тайные отношения с герцогом Эксминстером, произвело на Антею ошеломляющее впечатление.

Она почувствовала себя оскорбленной, и краска стыда, бросившаяся ей в лицо, когда герцог посоветовал не вмешиваться в чужие дела, всю ночь жгла, казалось, не только лицо, но и душу.

Если бы у нее был выбор, Антея на следующее же утро сбежала бы назад в Йоркшир, чтобы спрятаться в знакомом и понятном ей мире, но нечего было и думать об этом, и эта мысль долго не давала ей покоя.

Девушка горела желанием узнать, рассказал ли герцог крестной о ночном происшествии.


Она убедилась в том, что герцог все рассказал, когда в половине десятого, на полчаса раньше обычного времени приема, Антею проводили в спальню графини.

Идя по коридору, она пыталась придумать, что скажет, как объяснит происшедшее, но ничего не могла придумать. Антея понимала, что допущенную ею оплошность вряд ли можно оправдать тем, что она неопытная провинциалка.

Графиня, выглядевшая еще более соблазнительной, чем обычно, лежала, утопая в кружевных подушках, рыжие волосы рассыпались по плечам, в утреннем свете глаза казались особенно зелеными.

Антея стояла в дверях, напряженно ожидая, что же скажет ей крестная. Она очень удивилась, когда графиня проговорила с улыбкой:

— Доброе утро, Антея. Я подумала, что ты захочешь поехать в парк со мной сегодня утром. Погода прекрасная и прогулка доставит нам удовольствие. А потом нам нужно посетить Бонд-стрит [8] и посмотреть, не найдется ли там чего-нибудь, что тебе понравится. Я хочу сделать тебе подарок.

Слушая графиню, Антея сразу поняла, что ее хотят подкупить.

Ее гордость и самолюбие были задеты: неужели крестная могла допустить хоть на мгновение мысль, что ей нельзя доверять, что ее нужно убеждать в необходимости держать язык за зубами?

Она уже собралась ответить, что ей ничего не нужно, как графиня так резко и громко вскрикнула, что Антея даже вздрогнула.

— Это твое лучшее платье? А что за платье было на тебе вчера вечером! Ах, Антея, какая же я невнимательная! Непростительно, что я об этом не подумала! — воскликнула крестная.

— Не подумали… о чем, кузина Дельфина? — удивленно спросила Антея.

— О том, что тебе понадобятся новые платья, когда ты появишься в Лондоне. Я забыла, что отец твой не был состоятельным человеком. Как же я могла быть такой невнимательной!

Не дав Антее возможности ответить, графиня схватила колокольчик и изо всех сил позвонила.

Когда в спальню вбежала Мария, графиня воскликнула:

— Мария, почему ты мне не сказала, что мисс Фортингдейл нужны новые платья! Мы же знаем, что она приехала из деревни. Я ужасно огорчена, что мы оказались такими бестолковыми и не заказали ей платья заранее.

— Я не хочу… ничем затруднять вас… — начала Антея. Она чувствовала себя крайне неловко и не знала, что сказать.

Крестная приказала Марии немедленно принести из гардеробной все платья, которые ей больше не понадобятся и которые можно было быстро переделать.

— Я обязательно куплю тебе новые платья, Антея, — сказала графиня, — но на это потребуется время. А до того нам нужно что-то придумать, чтобы ты выглядела модной и хорошо одетой в моих нарядах. У меня много платьев, которые я уже не буду больше носить.

Это не было преувеличением, как вскоре поняла Антея. Ей подарили дюжину платьев, и все они были такие красивые, такие изысканные, что она просто не понимала, как могла крестная так легко расстаться с ними. Но у графини были веские причины отдать эти платья своей подопечной.

Мария показала не платье, а мечту из тонкого переливающегося газа.

— Это я надевала на бал у герцогини Бедфорд, — объяснила графиня. — Мне завидовали все дамы на том балу. Не могу же я появиться в нем еще раз.

Когда Мария показала платье и плащ из кремового атласа с аппликацией из зеленых бархатных листьев, графиня сказала:

— А этот ансамбль я надевала два раза в Карлтон-хаусе, и принц-регент был от него в восторге и сделал мне комплимент, но вряд ли он захочет увидеть его еще раз!

Были показаны бальные платья и туалеты вечерние, утренние и дорожные.

Были и соответствующие шляпки с высокими тульями, украшенные перьями, цветами и лентами.

Были сумочки, подходящие к туалетам, и обувь соответствующих цветов. Антее повезло, туфли ей подошли, они были лишь чуть-чуть великоваты.

Девушка потеряла счет нарядам, которые Мария приносила из гардеробной графини.

Все платья, которые отдали Антее, как заметила девушка, наилучшим образом подходили графине по цвету: зеленые соответствовали цвету глаз, светло-желтые и золотистые подчеркивали блеск ее волос, темно-синие оттеняли белизну ее кожи.

Было также много белых платьев, которые, по мнению крестной, очень подходят для дебютантки.

Антея была слишком ошеломлена, чтобы сразу понять, что многие из подаренных платьев слишком вычурны и не подходят для молодой девушки.

Однако, даже если позже ей и пришло в голову, что платья чересчур великолепны, все равно они были лучше, чем простенькие муслиновые, которые она сама сшила.

От Марии она узнала, что сразу после войны муслин вышел из моды.

Некоторые пальто были отделаны дорогим мехом, например, горностаем и соболем. Но когда Антея из скромности предложила отпороть мех, графиня в ужасе всплеснула руками.

— Дитя мое, стиль нельзя менять ни в коем случае! — воскликнула она. — И потом, что я буду делать с полосками горностая или соболя? Остается только выбросить их в мусорную корзину!

Антея ужаснулась, услышав такое предложение.

Хотя она и возражала против того, что крестная дарит ей так много всякой одежды, однако хорошо понимала, что теперь не только у нее достаточно нарядов, но их хватит также для Таис и Хлои.

— Как я смогу отблагодарить вас? — спросила Антея.

И она очень хорошо поняла, что имела в виду крестная, говоря:

— Ты можешь стать моим верным другом, каким была в годы нашей юности твоя мать, Антея. Это и будет твоей благодарностью.

— Это большая честь для меня, — сделав над собой усилие, вежливо сказала Антея.

В то же время ей хотелось, чтобы графиня не думала, что ее молчание нужно покупать.

Казалось, что после того, как Антее стала известна тайна крестной, отношения их не изменились. Однако благодаря усилиям графини девушка стала очень мало времени проводить в Шелдон-хаусе.

Несколько дам, две из которых были родственницами графа, вывозили в свет своих дочерей. Очевидно, их уговорили брать за компанию и Антею на вечера, пикники и балы.


Так прошла целая неделя. Антея получала одно приглашение за другим и много общалась с девушками своего возраста. Вскоре Антея поняла, что друзья крестной ей гораздо интереснее, чем сверстницы.

Однажды графиня взяла ее на обед, который был очень похож на тот, который состоялся в ее первый вечер в Лондоне.

Теперь, когда она оценила свои силы и не была уже так напугана, разговоры за столом показались Антее занимательными, остроумными, полными смысла.

Это не было похоже на глупое хихиканье и пустую болтовню, которые ей постоянно приходилось терпеть, общаясь с другими молодыми девушками.

Еще ей нравилось наблюдать за мужчинами на приемах у крестной.

Безусые юнцы, сопровождавшие молодых девиц, были так глупы, что Антея с трудом заставляла себя быть с ними вежливой.

К счастью, после обедов в обществе своих сверстников она посещала балы, которые давали дамы, известные в политических и светских кругах.

На этих балах Антея всегда встречала маркиза Чейла.

— Я хочу рассказать вам что-то очень забавное, мисс Фортингдейл, — обычно говорил он, едва завидев Антею.

При первой же возможности она садилась рядом с ним, слушала его анекдоты и его часто ядовитые, но всегда занимательные истории о людях, присутствовавших на этом балу.

— Не понимаю, зачем вы тратите время на этого старого сплетника, — заметила как-то одна из титулованных дам, сопровождавшая Антею на очередной бал.

Конечно, ей было не понять, что Антею интересуют рассказы маркиза, что благодаря им ее письма в Йоркшир становятся такими же блестящими, как бриллианты на шее ее крестной.

Графиня вставала поздно, а Антея, как бы поздно она ни легла, не могла отделаться от своей деревенской привычки рано вставать. Редкий день проходил без того, чтобы на столике в холле не лежало толстое письмо, которое дворецкий должен был отправить в Йоркшир.

Чтобы сестры чувствовали себя участниками всех событий, происходящих с ней в Лондоне, Антея не только подробно описывала все, что видела, но и рисовала людей, которых ей доводилось встречать.

Конечно, девушка даже намека не сделала на то, что герцог занимал особое место в жизни крестной. Она просто упомянула, что познакомилась с ним и нарисовала его портрет, придав лицу чрезвычайно презрительное и самоуверенное выражение.

Антея не могла побороть чувство смущения и неуверенности при встречах с герцогом, хотя он, как и в первую их встречу, вел себя по отношению к ней с вежливым равнодушием.

Девушка сказала себе, что он, наверное, ни разу и не вспомнил о том, как глупо она выглядела, когда не поняла, почему он появился в Шелдон-хаусе среди ночи и едва не подняла весь дом по тревоге.

Одно это воспоминание вгоняло ее в краску, и она еще больше начинала ненавидеть герцога, поставившего ее в такое унизительное положение.

Она узнала, что герцог гораздо моложе крестной. Ему только недавно исполнилось двадцать восемь лет.

Антея считала, что это не может служить извинением его предосудительного поведения и того, что он пользуется благосклонностью замужней женщины и посещает ее по ночам.

Конечно, не было ни малейшего сомнения в том, что графиня — «чертовски привлекательная женщина», как говорил маркиз.

Антея часто наблюдала, как графиня смотрит на герцога из-под длинных подкрашенных ресниц, как она касается его своими белыми нежными руками или соблазнительно надувает алые губы.

Ее не удивило, что он не смог устоять перед таким соблазном. В домах, где Антея бывала, она узнала, что ее крестной удавалось покорять крепости, которые прежде успешно выдерживали атаки.

— Всегда думала, что Эксминстер женится на дочери герцога Брокенхорста, — Антея услышала, как говорила это одна дама другой.

— Так же считала и герцогиня Брокенхорст! — ответила ее собеседница. — Но Эксминстер стреляный воробей. Все старались его поймать, а он предпочитает замужних женщин.

— Он никогда не оставит Дельфину Шелдон, — ехидно сказала первая дама.

— А вы удивлены? — последовал ответ. — Графиня хороша собой, несколько лет она еще может провести в свое удовольствие.

— Дорогая, вы слишком великодушны! Лично мне доставило бы большое удовольствие увидеть, как какая-нибудь решительная молодая особа поведет его к алтарю. Слишком долго он был возмутителем спокойствия в светском обществе.

— Все красивые и богатые герцоги таковы! — засмеялась подруга. — Та, которая наконец поймает Эксминстера, должна быть очень ловкой!

Антея часто думала о герцоге. Она была уверена, что он по-прежнему посещает крестную, как только улучит благоприятный момент.

Ей очень хотелось поговорить о герцоге со всезнающим, острым на язык маркизом, но она понимала, что это будет предательством по отношению к крестной, и с трудом подавляла свое желание.

Графиня выполнила свое обещание и заказала два новых платья для Антеи на Бонд-стрит. Они были розового цвета и очень шли к ее темным волосам.

Девушка надевала их только на самые торжественные приемы. Одно, самое изысканное, она надела на прием, состоявшийся в Карлтон-хаусе, где ее представили принцу-регенту.

Антея склонилась перед его высочеством в глубоком реверансе. Принц, со свойственным ему обаянием, сказал, что она «хороша, действительно очень хороша», но он сомневается, что она когда-нибудь сможет затмить свою кузину Дельфину.

— Я даже не буду пытаться сделать это, сир, — ответила Антея.

К своему удивлению, девушка чувствовала себя совершенно спокойно перед столь высокой особой. Принц-регент не внушал ей страха. В жизни он оказался совершенно не таким грозным, как на картинах и карикатурах.

— Все женщины хотят, чтобы им оказывали внимание, — ответил он. — Они постоянно соревнуются друг с другом.

— Но только для того, чтобы привлечь внимание мужчин. А мужчины очень привередливы и любят критиковать, как и вы, сир, — заметила Антея.

Антея немного опасалась, что принц-регент сочтет ее слова за дерзость, но он только рассмеялся.

Было похоже, что он принял сказанное за комплимент. Позже принц даже пригласил Антею посмотреть новую картину, которую он недавно приобрел.

— Ты имела успех у его королевского высочества, — похвалила ее крестная, когда они возвращались домой. — Жаль только, что это последний прием, который он дал в этом сезоне. На следующей неделе в пятницу он уедет из Лондона в Брайтон.

— Значит, сезон закончился? — спросила Антея.

— Боюсь, что так, — подтвердила графиня с ноткой сожаления в голосе.

— Тогда… мне придется… возвращаться домой.

— Нет необходимости спешить с этим, дорогая.


Но через три дня пришло письмо от графа, в котором он сообщал жене, что ему известно о намерении принца-регента вскоре покинуть Лондон, а поэтому граф настаивал на приезде супруги в имение.

— Теперь нас ничто не спасет, — с грустью сказала графиня герцогу.


ГЛАВА ВТОРАЯ | Не смейся над любовью! | * * *