home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Глава 7

На площадку Скотт вернулся к вечеру. Поставил машину и сразу пошел в питомник. Когда он еще только открывал дверь, Мэгги в вольере уже стояла и смотрела на него, словно знала, что это он, еще до того, как увидела. Она дважды гавкнула и поднялась на задние лапы, поставив передние на дверь вольера.

— Привет, Мэгги, девочка моя. Ты без меня скучала? А я ужасно соскучился.

Он вошел, и она опустилась на все четыре лапы. Он почесал у нее за ушами. Она высунула язык от удовольствия.

В проходе показался Будрес.

— Когда ты ушел, она очень грустила. — Он покрутил рукой. — Наверняка будет болеть. Эта собака хватает с такой силой…

— Она профессионал.

Утром они отрабатывали задержание и агрессивное поведение объекта, причем объектом был Будрес. Леланд то и дело выходил посмотреть. Сначала Мэгги тормозила, но потом вспомнила армейские команды и к ней быстро вернулись навыки, полученные в морской пехоте. По команде Скотта она охраняла Будреса, следя, чтобы он не двигался. Потом Скотт командовал «фас» или Будрес делал резкое движение, и она кидалась на его защищенную стеганым рукавом руку, как самонаводящаяся ракета.

— Леланд в восторге, — продолжал Будрес, понизив голос. — Эти бельгийки, они, конечно, и быстрые, и кусачие, но крупная овчарка, боже мой… она же фунтов на двадцать тяжелее, она сразу валит с ног.

Скотт пристегнул поводок к ошейнику Мэгги.

— Пойду еще с ней поработаю.

— Ей на сегодня хватит. — Будрес подошел к самой дверце и заговорил еще тише: — Она хромала. После того как ты ушел, когда она здесь ходила по вольеру. Не знаю, заметил Леланд или нет.

Скотт долгое мгновение смотрел на него, потом вывел Мэгги из вольера, внимательно наблюдая за ее походкой.

— Идет хорошо.

— Это было почти незаметно. Смотри на задние ноги. Правую заднюю она слегка приволакивала.

Скотт провел Мэгги по кругу, продолжая наблюдать.

— На мой взгляд, все в порядке.

Но Будреса это не убедило.

— Ну, может, у нее просто растяжение со всей этой беготней. Я не сказал Леланду. Поработай над ее физической формой. Только не здесь. Бери ее бегать трусцой. Бросай мяч.

— Спасибо, что не сказал Леланду.

Будрес снова погладил Мэгги по голове:

— Хорошая собака.

Будрес ушел, а Скотт повел Мэгги к машине, посматривая, не хромает ли. Как только он открыл дверцу, она вскочила на заднее сиденье и развалилась на нем, не проявляя никаких признаков недомогания.

— Он прав. Должно быть, ты просто растянула мышцу.

Скотт сел за руль, и Мэгги немедленно заняла свое место на консоли, закрыв ему вид из пассажирского окна.

— Ты хочешь нашей смерти? Я же ничего не вижу. — И он попытался отпихнуть ее назад, но она прижалась к нему и не сдвинулась с места. — Давай, давай, а то я ничего не вижу. Иди назад.

Она лизнула ему лицо.

Скотт включил зажигание, вырулил со стоянки и по шоссе направился было домой, но вспомнил, что обещал позвонить Элтону Марли. Он позвонил ему и сказал, что с ним обязательно свяжется детектив из отдела ограблений Центрального района. Марли в ответ сказал, что тот уже звонил, и спасибо за помощь. Закончив разговор, Скотт уронил телефон себе под ноги.

Мэгги потянулась носом к карману, где он держал колбасу, и облизнулась. Скотт вспомнил, что надо купить колбасы, и свернул с шоссе в Толука-Лейк в поисках магазина.

И оказался в пробке. На участке, предназначенном под дома на одну семью, возводили очередное многоэтажное здание. Лесовоз, груженный бревнами, выезжая со стройки, перекрыл улицу намертво, а фургон с едой маневрировал, пытаясь занять его место. Стоя в пробке, Скотт перебирал у Мэгги шерсть за ушами. И в голову ему пришла одна мысль, хотя ужинать было еще рано.

— Вы не голодны, девушка? Я страшно хочу есть.

Он оставил машину в соседнем со стройплощадкой квартале, взял Мэгги на поводок и повел к фургону, торговавшему едой. Чем ближе они подходили к стройке, тем сильнее нервничала Мэгги, так что через каждые несколько шагов он останавливался ее погладить.

У фургона стояли трое рабочих, и Скотт пристроился в очередь. Мэгги то жалась к его ногам, то металась из стороны в сторону. В воздухе стоял грохот пневматических молотков, каждые несколько минут включалась электропила. Скотт опустился на корточки и предложил ей последний кусок колбасы. Она не взяла.

— Не бойся, малышка. Страшно, я понимаю.

Колбасы в этом фургоне не было, так что Скотт купил два сэндвича с индейкой, два с ветчиной, две сосиски, и все без соуса. Потом отвел Мэгги к фургончику, служившему передвижной конторой стройки, и спросил прораба, можно ли им здесь сесть поесть. Прораб сказал:

— Устраивайтесь.

Скотт уселся на край фундамента строящегося здания, держа Мэгги на коротком поводке. Как только взвизгивала пила или вступал перфоратор, она дергалась и вертелась, пытаясь убежать от этих звуков. Скотт чувствовал себя мерзавцем, однако продолжал сидеть: гладил ее, разговаривал с ней, предлагал ей еду.

То и дело около них останавливались рабочие, задавали вопросы, и почти все просили разрешения ее погладить. Скотт держал ее за ошейник, просил их двигаться плавно — и разрешал. Мэгги, казалось, это даже нравилось.

И Скотт почувствовал, что она успокаивается. Через тридцать пять минут она наконец села. Еще через несколько минут взяла кусок сосиски, хотя над ними как раз завизжала пила. Он погладил ее и отломил следующий кусок. То и дело она вскакивала, испуганная шумом, но Скотт отметил, что с каждым разом ей нужно все меньше времени, чтобы успокоиться.

Так они просидели больше часа. Скотту нравилось вот так сидеть с ней, разговаривать о ней с рабочими. Пожалуй, после перестрелки ему никогда еще не было так хорошо и спокойно.


Когда они приехали домой, Скотт переоделся в гражданское и сказал Мэгги, что ненадолго ее покинет. Он пошел в соседний магазин, купил три фунта колбасы и жареную курицу. Когда он вернулся, Мэгги лежала в своей перевозке и наблюдала за ним.

— Привет, собака!

Мэгги застучала хвостом и вышла ему навстречу.

Скотт убрал продовольствие и стал распечатывать фотографии, которые сделал у Opeo. Потом приколол их к стене рядом с планом места преступления, на который добавил магазин Марли, магазин Шина, переулок и хоздвор за домом. А там, где криминалист нашел кожаный ремешок, нарисовал маленький крестик.

Потом он положил на диван пачку папок. Читать предстояло много. Жена убитого, Адриенна Паласян, была допрошена семь раз. Скотт открыл протокол первой беседы.

Мелон и Стенглер приехали к ней в Беверли-Хиллз, и Мелон сообщил ей, что ее муж убит. Мелон отметил, что она была неподдельно потрясена и продолжать беседу они смогли только через несколько минут. Она объяснила, что Джордж Белуа — двоюродный брат ее мужа, что когда он приезжает, то останавливается у них дома, и охарактеризовала его как «отличного парня». Муж сказал ей, что едет встречать Белуа в аэропорт, потом отвезет его ужинать в новый ресторан под названием «У Тайлера», после чего покажет ему два здания в центре, которые хочет купить. Мелон позволил ей позвонить в контору мужа, и она, поговорив с Майклом Натаном, узнала адреса этих двух зданий. Сообщая Натану об убийстве, она была настолько захлестнута эмоциями, что Мелон забрал у нее трубку. Натан не смог объяснить, почему Паласян хотел в столь необычное время непременно показать Белуа эти здания. Мелон закончил отчет заявлением, что они со Стенглером считают миссис Паласян искренней в ее горе.

Скотт записал адреса двух зданий в центре и адрес ресторана и посмотрел в потолок. Он устал.

Мэгги зевнула. Скотт оглянулся — она наблюдала за ним. Он опустил ноги с дивана и подавил гримасу боли.

— Пойдем погуляем. А когда вернемся, поедим.

Мэгги знала слово «гулять» и радостно вскочила на ноги. Скотт отрезал два куска колбасы, пристегнул поводок и вспомнил, что Будрес посоветовал ему поработать над физической формой Мэгги. Он сунул в карман зеленый теннисный мячик.

В парке было пустынно, к облегчению Скотта. Он отстегнул поводок и скомандовал: сидеть. Мэгги села, не сводя с него глаз в ожидании следующей команды. Вместо команды Скотт обхватил ее голову, потерся лицом о ее морду и отпустил. Она полностью переключилась в режим игры: грудью припала к земле, зад подняла вверх, игриво зарычала. Скотт вытащил зеленый мячик и бросил на поле.

— Лови, Мэгги! Лови!

Мэгги побежала было за мячиком, но вдруг резко остановилась, глядя, как он прыгает, опустила голову, поджала хвост и вернулась к Скотту. Скотт обдумал ситуацию и пристегнул поводок.

— Ладно. Не хочешь бежать за мячиком, будем бегать просто так.

Когда он побежал, бок пронзила резкая боль.

— В следующий раз приму таблетку.

Но тут он подумал, что Мэгги бегает с израненными задними ногами без таблеток, и не исключено, что ее раны болят так же, как его. Ему стало стыдно, и он стиснул зубы.

— Ладно. Ты без обезболивающих, и я без обезболивающих.

Они бросали мячик еще восемь раз, пока Мэгги не начала слегка приволакивать правую заднюю ногу. Скотт ощупал ей бедра, согнул и разогнул ногу. Она не выказала неудовольствия, но они пошли домой. Когда они пришли, хромота исчезла, но Скотт забеспокоился.

Он накормил Мэгги, принял душ и съел полкурицы. Потом дал ей несколько команд, повалил ее на спину и держал довольно-таки крепко, так, чтобы ей пришлось побороться за свободу. Даже после всех этих жестоких игр она ходила нормально, и Скотт решил сказать Будресу, что больше она не хромала. Он открыл банку пива и вернулся к чтению дела.

Управляющий «Тайлера», Эмиль Тенеджер, сообщил, когда был сделан заказ. Двое мужчин прибыли вместе и заказали напитки в двенадцать сорок одну. В час тридцать девять Паласян оплатил счет своей карточкой «Американ экспресс». На протоколе допроса Тенеджера Мелон сделал заметку от руки о том, что управляющий представил диск с камеры наблюдения, который зарегистрирован как вещественное доказательство под номером H6218А.

Скотт записал время и внес данные в свой компьютер. Потом распечатал карту этого района и нашел на ней ресторан и оба здания. Эти три места он отметил тремя точками и добавил четвертую — место, где стреляли в него и в Стефани.

Пришпилив карту на стену рядом с планом, Скотт сел на пол и принялся изучать свои записи. Подошла Мэгги, устроилась рядом. Скотт подсчитал, что ехать от «Тайлера» к каждому зданию минут пять-шесть. От одного здания до другого — минут семь-восемь. Накинул еще по десять минут на каждое здание, Паласян ведь наверняка рассказывал подробности сделок, и это добавило к общему времени еще двадцать минут. Скотт наморщил лоб. Не важно, с какого здания они начали, все равно остается примерно тридцать минут до момента, когда они подъехали к месту убийства.

Скотт встал, чтобы посмотреть на карту. Мэгги тоже встала.

— Как ты думаешь, Мэгс, станут ли два богача, которые ездят в «бентли», гулять по такому подозрительному району в такой час?

Он снова опустился на пол и взял пакетик с рваным ремешком для часов. Перечитал замечание Чена: «обыкновенная ржавчина… следов крови нет».

Мэгги потянулась носом к пакетику, но Скотт ее отодвинул.

— Не сейчас, детка. — Он вытащил коричневый ремешок и поднес ближе к глазам, чтобы рассмотреть эту ржавчину. Мэгги снова сунулась понюхать ремешок. На этот раз ее любопытство его рассмешило.

— Как ты думаешь, был кто-то на крыше или я сошел с ума?

Мэгги лизнула Скотту лицо.

Скотт положил ремешок от часов в пакетик и растянулся на полу. Плечо болело. Бок болел. Нога тоже болела.

Он снизу вверх посмотрел на план и другие листки, пришпиленные к стене. Остановился взглядом на фотографии Стефани. «Иду». Потом положил руку на спину Мэгги, которая чуть поднималась и опускалась от ее дыхания, и это как-то успокаивало.

Скотт задремал, и вот он уже опять рядом со Стефани.

Рядом с ним Мэгги втянула носом его изменившийся запах и заскулила, но он не услышал.



Глава 6 | Подозреваемый (в сокращении) | Мэгги