home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Глава 13

Мелон откинулся на спинку садового кресла и посмотрел вверх, в густую листву.

— Видите это дерево? В нем и восьми футов не было, когда мы с женой купили этот дом.

Скотт и Мелон сидели под широкой кроной авокадо в саду Мелона, пили диетическую кока-колу с лимонными дольками. Земля под деревом была усыпана упавшими авокадо, над которыми роились насекомые.

Мелон был высокий тучный мужчина с редеющими седыми волосами. Он и его жена имели домик у подножия Санта-Сусаны к западу от долины Сан-Фернандо. Это очень далеко от центра Лос-Анджелеса, но умеренные цены на недвижимость и стиль жизни небольшого городка вполне искупают долгий путь.

Открыв дверь, Мелон велел Скотту с Мэгги обойти дом вдоль стены и встретил их на заднем дворе с диетической колой и теннисным мячиком. Предложив Скотту кресло, он поводил мячом перед мордой Мэгги и бросил его через двор.

Мэгги не шелохнулась.

— Она не бегает за мячиком, — сказал Скотт.

Мелон был разочарован.

— Это нехорошо. Вот у меня был лабрадор, так он весь день готов был бегать за мячиком.

Усевшись под деревом, Скотт заговорил:

— Детектив Мелон…

— Я в отставке, — перебил Мелон. — Называйте меня Крис.

— Я осел. Я нагрубил вам, обидел вас и, кроме того, был неправ. Мне стыдно. Я приношу свои извинения.

Мелон поднял стакан.

— В этом нет необходимости, но спасибо.

Они чокнулись, и Мелон поставил свою кока-колу на стол.

— Да ладно, вам досталось тогда, но, черт возьми, я все понимаю. Черт, я хотел закончить это дело. Думайте что хотите, но я не щадил себя, ни я, ни Стенглер, ну и все остальные тоже.

— Я знаю. Я сейчас читаю дело.

— Бад вам разрешил? — Скотт кивнул, и Мелон снова поднял стакан. — Бад хороший человек.

— Можно вас спросить?

— Спрашивайте о чем хотите.

— Я познакомился с Йеном Миллзом…

— С Эго, — засмеялся Мелон. — Бад объяснил, почему его так называют?

— Почему?

— Не поймите меня превратно, этот человек — хороший детектив, он сделал блестящую карьеру, но каждый раз, когда Йен дает интервью, неизменно звучит: «Я обнаружил», «Я установил», «Я понял», «Я решил». Я, Я, Я! Воспаленное эго!

Мелон снова рассмеялся, и Скотт приободрился, хотя и повторял себе мысленно, что надо быть осторожнее.

— Вы на него обиделись?

— За что? — удивился Мелон.

— За эту историю с Белуа. За бриллиантовый след.

— Его имя всплыло в связи с Арно Клузо, скупщиком и продавцом. Работал он на Клузо? Нет. Нет, и Йен не оставил в этом сомнений. У Интерпола был список помощников Клузо, и Белуа был в этом списке. Список оказался ошибкой. Управляющий делами Клузо вкладывал деньги в какие-то проекты Белуа, так же как сотни других людей, вот и вся связь.

— Я об этом и говорю. Сначала надо было проверить этот список, а то все переполошились.

— Нет, он не мог его не предъявить. У него был Данцер.

Скотт с минуту вспоминал, но имя казалось ему незнакомым.

— Я ничего не знаю об этом. Кто такой Данцер?

— Да знаете. «Бронированные машины Данцера». Недели за две-три до расстрела Паласяна случилось нападение на одну такую машину Данцера на пути из аэропорта Лос-Анджелеса в Беверли-Хиллз. Водитель и два охранника убиты. Плохие парни взяли на двадцать восемь миллионов неограненных алмазов. Вспоминаете?

Скотт долго молчал. При мысли о лиловом бархатном мешочке в кармане в висках запульсировала кровь.

— Да, смутно.

— Такие значительные кражи всегда идут в отдел особо крупных. Йен слышал, что камни предназначались для Франции, и послал в Интерпол запрос о возможных покупателях. Это было еще за несколько месяцев до убийства Белуа. Он получил ответ. Если посмотреть на ограбление «данцера» сквозь призму связи Белуа с Клузо, то это одно. А если оказывается, что связи никакой нет, то Белуа просто еще один француз, сошедший в тот вечер с самолета.

Скотт смотрел, как над авокадо кружат насекомые. Эго кружил над Белуа, как такое насекомое. Скотт хотел еще спросить Мелона об исчезнувшем диске, но решил, что надо быть осторожнее. Мелону, похоже, нравится почесать языком, но если он подумает, что Скотт расследует его расследование, то может и доложить кому надо.

— Все равно не понимаю, — улыбнулся Скотт. — Если вы проследили весь его маршрут от аэропорта до места убийства, где — до того как с него сняли подозрения — по вашему мнению, он получил алмазы?

— Он их не получал. У нас есть видео из аэропорта, из пункта досмотра багажа, из ресторана, из стриптиз-бара. Все чисто. Мы охватили весь путь Паласяна и Белуа, от аэропорта до места убийства. Ну разве кто-то сунул ему камни, когда он остановился на красный свет. Но этого не случилось. Белуа не работал с Клузо, так что история с алмазами — это мираж.

Скотт понял, что пора уходить.

— Слушайте, Крис, спасибо за то, что приняли меня. Я почитал дело, и у меня открылись глаза — вы проделали громадную работу.

— Спасибо, спасибо, — кивнул Мелон и улыбнулся. — Мне приятно это слышать, но могу только сказать, что, когда читаешь это дело, засыпаешь от скуки. — Мелон засмеялся, и Скотт засмеялся вместе с ним, но тут Мелон резко посерьезнел.

— Зачем вы приехали?

Мэгги встрепенулась.

Глаза Мелона смотрели ясно и умно.

Скотт понимал, что он заходит за черту, но ему было интересно, что скажет Мелон.

— А что, если у Белуа были алмазы?

— Я бы сказал, это интересно.

— Дело Данцера не раскрыто?

Мелон не отвел глаз, смотрел все так же ясно.

— Раскрыто.

Скотт удивился, но глаза Мелона оставались непроницаемыми.

— Вы допрашивали людей, ограбивших «данцер»?

— Не успел. Их трупы нашли в Фонскине через тридцать два дня после того, как расстреляли вас. И они уже не меньше десяти дней как были мертвы.

Фонскин — это курортный городок в горах Сан-Бернардино, в двух часах езды от Лос-Анджелеса.

— И кто взял этот «данцер»? Их опознали?

— Профессиональные бандиты. С богатым послужным списком. Нашли пистолет, соответствующий оружию, которым был убит водитель, и два неограненных камня. Страховая компания подтвердила, что они из той партии, которую вез «данцер».

— А остальные алмазы нашли? — спросил Скотт.

— Пока нет, насколько я знаю.

Ответ показался Скотту странным.

— А кто их убил?

— Тела нашли в какой-то паршивой хижине на склоне горы. Была выдвинута версия, что после ограбления они скрылись там, ища покупателя. Там-то их и порешили.

— Через два месяца после ограбления?

— Через два месяца после ограбления.

— Вы поверили?

— Не знаю, пытаюсь решить.

— А кто закрыл дело?

— Йен. — Мелон медленно, со стариковским стоном, поднялся на ноги. — Давайте я провожу вас. Ехать от меня уж очень долго.

Идя к машине, Скотт размышлял, не показать ли Мелону алмазы. На его вопросы Мелон отвечал непрямо, зашифрованно, заставляя его читать между строк. Значит, Мелон до сих пор в игре. Он или напуган, или играет со Скоттом, желая выведать, что ему известно. И Скотт решил, что не имеет права рассказывать об алмазах и об Амелии человеку, которому не доверяет.

Скотт дал Мэгги запрыгнуть в машину и задал Мелону последний вопрос:

— Вы сами отсматривали эти видео?

— Ха! Может, Йен и делает все сам, но я не Эго. Когда дело такое громадное, приходится привлекать людей.

— Значит, их смотрел кто-то другой.

— Надо доверять своим сотрудникам.

— А кто их смотрел?

— Разные люди. Об этом есть сведения в деле.

Такого ответа Скотт и ожидал. Но тут Мелон добавил:

— Эго только делает вид, что он — театр одного актера, но вы не верьте. Ему помогают. Наверняка это люди, которым он доверяет.

Скотт посмотрел в его ясные, умные глаза и понял, что узнает только то, что Мелон позволит ему узнать.

— Спасибо, что позволили приехать. И еще раз прошу прощения.

Скотт сел за руль, включил двигатель и опустил стекло. Мэгги взгромоздилась на консоль.

Мелон посмотрел на Скотта:

— Я, конечно, в отставке, но я все равно хочу, чтобы это дело наконец раскрыли. Езжайте домой. И берегите себя.

Скотт задним ходом съехал с подъездной дорожки и устремился к шоссе, гадая, желал ему Мелон добра или угрожал.

Скотт мчался по автостраде Рональда Рейгана, и сердце его колотилось. Он не думал, что Мелон его сдаст, но Мелон водил его кругами, выдавая информацию очень скупо. Он был хорош, гораздо лучше, чем представлялось Скотту. А главное, он напомнил про «данцер».

Когда случилось ограбление бронированного автомобиля Данцера, для Скотта это было не более чем заметка в новостях. Когда он лежал в госпитале, ему и в голову не приходило, что расследование убийства в этом бронированном автомобиле пересечется с его собственным расследованием.

Через некоторое время Скотт проверил свой мобильный. Сообщение от женщины, представившейся как детектив из отдела внутренних расследований. Скотт стер его не прослушав. Ни Ричард Левин, управляющий клуба «Ред», ни Джойс Каули не звонили.

Скотт хотел позвонить Каули, но не знал, можно ли ей доверять. Хотел рассказать ей все, но не мог подвергать риску Амелию и ее ребенка. Он уже обжегся на Дариле. Получилось, что он нарисовал мишень у него на спине, а кто-то прицелился и выстрелил.

Вдруг телефон зазвонил. Номер высветился незнакомый, поэтому он дождался, когда включится голосовая почта. Как только телефон сказал, что ему пришло сообщение, Скотт его прослушал.

— Здравствуйте, детектив Джеймс, это Рич Левин отвечает на ваш звонок. Буду рад помочь всем чем могу. Мой номер вы знаете.

Скотт немедленно позвонил. Левин ответил сразу же.

— Скотт Джеймс. Простите, говорил по другой линии.

— О, ничего страшного. Мы уже встречались с вами?

— Нет. Меня всего две недели назад подключили к этому расследованию. Вы помните, как детективы Мелон и Стенглер беседовали с вами о посетителях бара Паласяне и Белуа?

— Которых потом убили. Отлично помню.

— В материалах дела есть запись о том, что вы предоставили два диска с видеозаписями той ночи, когда они посетили клуб.

— Да, правильно.

— Это было два разных диска или две копии одного?

— Нет, они были разные. Я объяснил детективу Мелону.

— Он вышел в отставку, так что я уже не могу у него спросить. Я пытаюсь разобраться во всех этих записях, и, строго между нами, я запутался.

— Ну, здесь я вас понимаю, — засмеялся Левин. — Вот в чем дело. Я записал на один диск видео с внутренней камеры, а на другой — с уличной. У них разные процессоры, и мне было так проще.

Скотт ощутил всплеск адреналина.

— Уличная камера ловит стоянку?

— Угу. Я переписал весь интервал от их прибытия до отъезда. Как и просил детектив Мелон.

Скотт сказал:

— Мне очень неловко говорить об этом, но мы потеряли наружный диск. Вы не помните, что Паласян и Белуа делали на стоянке?

— У меня остались копии, я могу записать еще один диск для вас. И тогда никому не попадет, — засмеялся Левин.

— Это было бы прекрасно, мистер Левин.

— Могу послать вам, могу завезти. Адрес тот же?

— Я бы и сам за ним приехал. Для меня это очень важно.



Глава 12 | Подозреваемый (в сокращении) | Джойс Каули