home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 7

Спустя полчаса компания покинула отель «Парадиз». Впереди шли Джон и под руку с ним Сесилия, одетая в легкое голубое платье, в котором она показалась ему еще более изящной и очаровательной.

За ними следовала мисс Кемпбелл, и замыкал процессию Фрэнк, пыхтящий под тяжестью сумок.

Когда они пришли на пляж, Джон арендовал две купальные кареты — одну для них с Фрэнком, другую для дам.

— Ты с нами пойдешь купаться? — спросил Джон у своего камердинера. — Или, может, подождешь приказа от мисс Кемпбелл?

—Ладно-ладно, добивайте лежачего, — хмуро проворчал Фрэнк. — Она ничего не говорила — значит, я иду купаться. Если она будет против, я... я...

— Что ты? — спросил Джон удивленно.

— Я попрошу вашей защиты, сэр. В конце концов, я служу у вас, а не у нее.

— Сделаю все от меня зависящее, чтобы защитить тебя, Фрэнк, — ответил Джон с серьезным лицом, — хотя это может оказаться и выше моих возможностей.

— Сэр, — изумился Фрэнк, — но вы же шли в атаку на русские пушки в битве при Балаклаве!

— Верно, я уже принимал участие в одной бессмысленной самоубийственной операции, и у меня больше нет желания рисковать своей головой. Настал твой черед воевать, Фрэнк.

— Слушаюсь, сэр.

— Кстати, у тебя есть купальный костюм?

—Да, сэр. Мне одалживал его дворецкий, когда я изредка ходил поплавать на озеро. А когда мы уезжали из имения, я совершенно забыл его вернуть.

— Поразительная предусмотрительность! Тогда пошли в эту хитрую штуку переодеваться.

В кабинке было довольно темно, и переодеваться приходилось буквально на ощупь. Они почувствовали, как кабинка дернулась, и лошадь потащила ее в море. Затем мужчины услышали, как лошадь отвязали и увели.

— Готов? — спросил Джон Фрэнка.

— Всегда готов, сэр.

Фрэнк открыл дверцу, от которой в воду опускались ступеньки, отошел, пропуская хозяина, а затем последовал за ним. Они сделали несколько гребков и оглянулись на вторую карету, которая также уже находилась в воде.

Спустя мгновение ее дверь открылась, и первое, что они увидели, был хорошенький, украшенный цветочками чепец. «Именно такую прелестную вещицу могла бы надеть Сесилия», — едва успел подумать Джон, как в следующее мгновение увидел под чепцом лицо мисс Кемпбелл. От удивления он даже открыл рот.

Она внимательно огляделась по сторонам, проверяя, нет ли поблизости нескромного мужского взгляда, и быстро прыгнула в воду. Но Джону с Фрэнком все же удалось полюбоваться ее купальным костюмом темно-розового цвета, да и формы у нее оказались округлее, чем можно было предположить.

Джона позабавило, как по этому поводу впечатлился Фрэнк.

— Сэр, — выдохнул он с величайшим восхищением, — вот уж никогда не думал, что она такая... такая...

—Да, видя мисс Кемпбелл в обычной одежде, трудно по достоинству оценить ее фигуру, — согласился Джон и тут же предупредил: — Но веди себя прилично. Ты меня понял?

Фрэнк не ответил. Он сделался глух ко всему.

Затем появилась Сесилия, и Джон тут же забыл о мисс Кемпбелл.

На голове у Сесилии тоже был украшенный цветами чепец — почти такой же, как у мисс Кемпбелл, хотя преисполненный восторга Джон стал бы утверждать, что ни на секунду не мог бы спутать этих двух женщин. Сесилия была божественно сложена, и темно-синее купальное платье с юбкой выше колен лишь подчеркивало ее гибкий стан.

Сесилия заметила, что за ней наблюдают, и поспешила окунуться в воду, но Джону краем глаза удалось заметить тонкие изящные лодыжки.

Он помахал ей рукой, и она легко, уверенными гребками поплыла ему навстречу.

— Вы прекрасно плаваете, сударыня, — заметил он. — Поздравляю!

— Я люблю плавать, — ответила она. — Когда мы здесь жили, я старалась бывать на море как можно чаше. Оно дарит мне ощущение свободы от всех светских условностей, в том числе лечит от страха.

— Отныне вам нечего бояться, — твердо заверил он. — Я не допущу, чтобы вам угрожали.

Сесилия взглянула на Джона с нескрываемой радостью. Когда он так говорил, она чувствовала, что ей и вправду нечего бояться и что так долго преследовавший ее страх наконец-то отступает.

Она огляделась, радуясь бескрайним просторам неба и моря, восхитительному ощущению свободы, которое они ей дарили. Сесилия стала отплывать от Джона подальше в море.

— Нет, не так далеко, — сразу же предостерег он, подплывая к ней и протягивая руку.

Она возразила:

— Я хорошо плаваю.

Джон попытался приблизиться, но она опять ускользнула.

— Мисс Смит...

— Меня зовут Сесилия...

— Сесилия, пожалуйста, будьте осторожны...

— Не хочу. Мне кажется, я всю жизнь живу с оглядкой. Сейчас я хочу быть свободной.

Она быстро отплыла и при этом протягивала руку, приглашая его следовать за ней. Джон с удовольствием принял эту игру. Он убеждал себя, что заботится о ее безопасности, хотя втайне знал, что просто не может не быть рядом с ней.

Делая уверенные гребки, Сесилия все дальше удалялась от берега, и он поплыл вслед за ней. Время от времени она останавливалась, чтобы убедиться, что он не отстал.

«Она прелесть, — думал Джон, — совсем как русалка, которая увлекает свою жертву в морские просторы и таинственные пещеры, наполненные голосами поющих сирен». И он последует за ней, куда бы она его ни повела, потому что у него не остается выбора.

Он был поражен тем, как она плавает. Для такого слабого и хрупкого создания она плыла легко и уверенно, разрезая воду сильными стремительными гребками.

Поначалу Джон держался позади, чтобы не обгонять ее, потом сообразил, что отстает, и постарался догнать ее. Она улыбалась, принимая игру, и плыла еще быстрее, чтобы поддразнить его.

Так они плыли и плыли, пока не стало казаться, что в целом мире они остались вдвоем.

— Сесилия, — позвал он.

Она остановилась и перевернулась на спину, глядя на него с загадочной улыбкой.

—Думаю, не стоит заплывать дальше, — сказал он.

Он чувствовал, что в душе она с ним согласна, но в какой-то момент ее обуял дух противоречия, толкая на безрассудные поступки.

— Мне не страшно, — сказала она. — А вам?

— Мне кажется, я ловлю себя на том, что начинаю побаиваться, — признался он. — Побаиваться вас. Я больше не знаю, кто вы — женщина или русалка?

Ее сердце затрепетало при этих словах, а еще больше от тембра его срывающегося голоса. Он говорил, как зачарованный, и внезапно она поняла, что больше всего на свете ей хочется околдовать этого мужчину — очаровать, вскружить голову, свести с ума... Ей хочется не спать всю ночь напролет и думать о нем — как это уже было с ней минувшей ночью.

Она вновь отплыла от него, легко скользя по воде, и он устремился за ней.

— Хватит, — наконец выдохнул он. — Пощади, русалка! Простой смертный не может тягаться с тобой.

Она взяла его протянутую руку, и они, держась на воде и переводя дух, счастливо рассмеялись.

— Ты сумасшедшая! — воскликнул он, хохоча и невольно переходя на «ты». — Как можно так неразумно поступать?

—Для меня это разумно, — закричала она. — Я — русалка, плыву, куда хочу. Могу проплыть вокруг света.

— Возьми меня с собой, — неожиданно попросил он.

Море и небо закружились у нее перед глазами. Сейчас весь мир принадлежал ей, и все в нем было восхитительно.

— Что? Что ты сказал? — переспросила она, тоже переходя на «ты».

— Я сказал: возьми меня с собой, — повторил Джон со спокойной решимостью.

Он не заметил, что его рука сжимает ее руку, но Сесилия ощущала это пожатие, и сердце ее пело. Но из того же духа противоречия она возразила:

— Я не могу взять тебя с собой. Мы, русалки, плаваем сами по себе, и ни одному мужчине нет места рядом с нами.

Она отплыла от него и мгновенно нырнула — он увидел лишь точеные лодыжки, исчезающие в глубине. Джон тут же нырнул вслед за ней, и его охватил страх, потому что он потерял ее в этой синей мгле.

Наконец он ощутил, как она скользнула мимо него, будто и вправду была русалкой. На этот раз он не стал рисковать — сделал усилие, догнал ее и обхватил за талию.

Над ними была толща воды, в которую с трудом проникал солнечный свет. Теперь — вверх! Только — вверх! Они вынырнули, прорезав морскую гладь, и вновь окунулись в лучи солнечного света. Задыхаясь и смеясь, они смотрели друг на друга и вдруг умолкли, словно пораженные нахлынувшим на них чувством.

Берег был таким далеким, его почти не было видно. Над головой — голубое безоблачное небо, а вокруг — необозримое пространство моря. Они покачивались на его волнах, и никто не видел, что они сделали в следующий момент.

Джон медленно притянул ее к себе, его руки обвили ее шею, и вот он уже целует ее, а она ему отвечает.

Для Сесилии этот поцелуй был первым, если не считать того, который вырвал у нее силой сэр Стюарт. Втайне она часто представляла себе свой первый настоящий поцелуй с мужчиной, который завоюет ее сердце и пробудит в ней желание принадлежать ему.

И вот это случилось, именно в это мгновение она поняла, что Джон — именно тот мужчина, которого она ждала. Пытаясь скрыться, она могла бы уехать бог знает куда; но какое-то внутреннее чутье привело ее в это место, где она встретила ЕГО.

Слабый голос разума твердил ей, что неприлично так вести себя с малознакомым мужчиной, особенно если оба вы едва не раздеты. Но голос сердца был сильнее и утверждал обратное, ибо всем своим естеством она стремилась к НЕМУ.

Это был мужчина, которого выбрало ее сердце, однажды и навеки. Он — ее друг и защитник, а теперь она хотела назвать его возлюбленным и мужем.

Они нехотя разомкнули объятия, но не разомкнули руки, покачиваясь на волнах, страстно смотрели друг другу в глаза. Оба чувствовали, что с этой минуты в их жизнь вошло нечто новое и прекрасное.

— Сесилия, — пробормотал он, — прости меня...

— Тебе не за что просить прощения, — радостно перебила она его.

— С моей стороны неприлично было воспользоваться ситуацией... вдали от берега, когда ты так беззащитна...

Она чуть не рассмеялась вслух. Она вовсе не чувствовала себя беспомощной. Скорее — сильной и собранной. В конце концов, именно она настояла на том, чтобы заплыть подальше, он лишь покорно следовал за ней. Сесилия склонила голову набок и, дразня, заглянула ему в глаза.

Джон понял ее: это он беззащитен перед ее чарами. Но он знал, что должен сделать над собой усилие и вести себя как подобает.

— Мне... кажется, нам пора возвращаться, — неуверенно произнес он. — Ты так прекрасна, что я... я могу совсем потерять голову и забыть, что я — джентльмен.

Она звонко рассмеялась.

— Ты говоришь в точности как папа. Он всегда твердил, что необходимо вести себя «как подобает джентльмену», но, боюсь, люди всегда знали, что он не джентльмен. Со мной не нужно притворяться.

При этих ее словах Джон подумал, что она ведь ничего не знает о нем, возможно, считает не более чем управляющим гостиницы, — следовательно, не джентльменом. Он обманывает ее.

—Думаю, нам следует вернуться, — поспешно повторил он. — Мы далеко заплыли.

—Да, — неохотно согласилась Сесилия. — Полагаю, следует вернуться на землю.

Джон не стал уточнять, что она имеет в виду. Он тоже чувствовал, что побывал на небесах.

Они поплыли к берегу, и Сесилия вдруг осознала, как он далек. Расстояние казалось незначительным, когда она плыла в открытое море, полная сил и жажды приключений.

Но азарт прошел, солнце скрылось за тучами, и Сесилию охватило разочарование. Она не могла с уверенностью сказать, что ее тревожит. Она плыла и плыла, пока не устала, а берег, казалось, только отдалялся.

-Уже недалеко, — подбадривал ее Джон.

Надеюсь, ты прав, — ответила она. — Мне надо было послушать тебя. Мы заплыли слишком далеко.

— Ты жалеешь? — спросил он.

Она покачала головой. У нее не хватало слов, чтобы описать свои чувства, но даже если бы она их нашла, то никогда бы не решилась сказать ему. Сесилию переполняли мысли и ощущения, ранее ей не известные. Она понимала, что не осознает их в полной мере, пока не закроется в своем номере и какое-то время не побудет одна. Ей надо было свыкнуться с ними, с той — новой — жизнью, которая, возможно, открывается перед ней.

Но сейчас силы быстро покидали ее, а берег был все так же далек.

—Держись за меня, — предложил Джон. — Положи руки мне на плечи.

Она послушалась и ощутила силу его мускулов, мощные толчки ног и новое чувство, пронзившее ее: она всегда может положиться на Джона.

«Ах, папа, папа. Что бы ты обо мне подумал? — вспомнила она отца. — Ты хотел, чтобы я вышла замуж за лорда, а я влюбилась в простого служащего. Какое разочарование для тебя! Но я ничего не могу с этим поделать — я люблю его больше всех лордов, вместе взятых».

Сесилия заметила впереди какой-то движущийся предмет, и это заставило ее пристальнее всмотреться в даль.

— Может быть, к нам направляется лодка? — спросила она.

Джон поднял голову.

—Да, и похоже, что на веслах сидит Фрэнк, — ответил он. — А вон и мисс Кемпбелл.

Фрэнк сидел к ним спиной, но лицо Розанны было обращено к ним, и Джон увидел, как она внезапно подалась вперед и указала рукой в их направлении. Фрэнк оглянулся через плечо и удвоил усилия. Спустя немного времени лодка уже была возле Джона и Сесилии.

— Молодец, Фрэнк! Так приятно тебя снова видеть, — сказал Джон, переводя дух. — Мы оба немного устали.

— Так я и предполагал, сэр. Но дело еще и в том, что сюда вернулся этот.

Вернулся? Ты имеешь в виду сэра Стюарта?

Сесилия приглушенно вскрикнула.

— Боже правый! Он ведь не должен был возвращаться.

— Он зашел в гостиницу, и миссис Джонс передала с посыльным сообщение. Поэтому я сел в лодку и поплыл за вами. Забирайтесь-ка быстренько в лодку!

Джон поднял Сесилию над водой, а мисс Кемпбелл помогла ей преодолеть борт. Следом Фрэнк втащил в лодку своего хозяина.

— Господи! — воскликнула Сесилия. — Что же мне делать? Вдруг он придет за мной на пляж и увидит, как мы выбираемся на берег?

— Об этом я позаботился, мисс, — сказал Фрэнк. — Я взял несколько полотенец. Если вы ляжете на дно, мы укроем вас ими, а когда достигнем берега — придумаем что-нибудь еще.

— Вам лучше лечь немедленно, — посоветовала мисс Кемпбелл. — Мы не можем рисковать.

Произнося эти слова, она уже укрывала полотенцами Сесилию, которая не стала возражать и покорно опустилась на дно лодки. Джон сел на одно весло, и остаток пути до берега они гребли вместе с Фрэнком, а мисс Кемпбелл, откинувшись назад, изображала отдыхающую даму, сопровождаемую двумя кавалерами.

Мужчины гребли, сидя спиной к берегу, а она должна была наблюдать за пляжем, все еще переполненным беззаботными купальщиками, чтобы подать знак при малейшем намеке на опасность.

—Я его не вижу, — сказала она. — Думаю, нам повезло. О Боже! Нет! Вон он!

Сесилия тихонько вскрикнула и натянула полотенца повыше.

— Где? — спросил Джон, стараясь украдкой бросить взгляд поверх плеча.

— Не оборачивайтесь, чтобы он не увидел вашего лица, — быстро предупредила мисс Кемпбелл. — Он идет по пляжу вправо. Если вы приналяжете на весла, мы достигнем берега раньше, чем он двинется в обратную сторону.

Они стали грести с удвоенной силой, а мисс Кемпбелл старалась не упускать из виду фигуру сэра Стюарта.

— Быстрее, быстрее, — подгоняла она. — Я вижу его, теперь он оборачивается...

Они стремительно приближались к купальным каретам. Притормозив у первой попавшейся кабинки, Джон выпрыгнул из лодки, помог Сесилии перебраться через борт на лесенку и, поспешив следом, захлопнул дверцу и запер ее изнутри. Сесилия, вся дрожа, в изнеможении опустилась на пол.

— Не беспокойся, — подбодрил он ее, садясь рядом и обнимая. — Я не позволю ему тебя забрать.

— Он заберет, заберет меня, — прошептала она в отчаянии. — Мне от него не скрыться. Куда бы я ни убежала, он всюду найдет меня.

Джон обнял Сесилию крепче, словно подтверждая свое страстное желание защитить ее.

— Не надо так говорить, — возразил он. — Так говорят отчаявшиеся люди, а ты слишком молода и красива, чтобы отчаиваться. Твою жизнь должны наполнять радость и любовь.

— Я тоже когда-то так думала, — ответила она. — Теперь я думаю по-иному. Когда-нибудь он меня найдет, я знаю — обязательно найдет.

— Я не позволю ему, — снова заявил Джон с вызовом. — Клянусь, я сумею защитить тебя от кого бы то ни было.

Она подняла на него глаза, в которых светилась надежда, и Джон в который раз восхитился ее красотой. Он не сводил взгляда с ее милого поднятого вверх личика, преодолевая искушение поцеловать его. Близость ее тела будила жгучее желание. Тонкая ткань купального платья была ненадежной преградой, а Сесилия в поисках защиты так прильнула к нему, что он ощущал каждый изгиб ее тела. То, что платье было мокрым, лишь усиливало остроту ощущений.

Одновременно Джон осознал, что и его мокрый костюм настолько прилип к телу, что судить о том, одет или раздет его обладатель, было бы трудно.

У него уже не было сил противостоять нахлынувшим на него чувствам, и он обнимал Сесилию все крепче и крепче.

Неожиданно на их кабинку обрушился ужасный грохот. Было очевидно, что снаружи кто-то колотит по ней тяжелым предметом. Удар следовал за ударом, и между ними прорвался полный ярости голос сэра Стюарта.

— Он здесь, — в ужасе воскликнула Сесилия. — Боже мой! Джон, что нам делать? Спаси меня!

— Конечно... — медленно произнес он. — Конечно... спасти тебя...

Какие-то странные нотки в его голосе заставили Сесилию посмотреть на него пристальнее. И хотя в купальной карете было довольно сумрачно, не заметить, как страшно исказилось его лицо, было невозможно.

— Что происходит? — тут же спросила она. — Скажи, прошу тебя! Отчего у тебя сделалось такое лицо?

Он, казалось, не слышал ее, так же как не слышал ужасных ударов, сотрясающих кабину. Взор его

был словно устремлен в никуда — непонятное и пугающее.

— Человеку не дано свершить невозможное, — проговорил он голосом, в котором слышалась отрешенность. — Но он должен превозмочь себя.

Сесилия с изумлением осознала, что Джон сейчас не с ней, что мысли его там, куда ей вход заказан. Она не знала, о чем он думает, но видела страдание на лице Джона. Он дал клятву защищать ее, но теперь Сесилии показалось, что он сам нуждается в ее защите.

— Что с тобой? — тревожно спросила она. — Отчего ты не отвечаешь?

Он посмотрел на нее невидящим взором.

— Этого словами не объяснить, — ответил он хрипло. — Иной раз думаешь, что готов ко всему, но к взрывам и пламени привыкнуть невозможно. А хуже всего то, что понимаешь — все бесполезно. Просто мчишься со всеми в гибельную атаку — и повернуть назад уже невозможно. Трагический конец неизбежен, но в том-то и дело, что конца этому нет и никогда не будет, ибо кошмар войны остается с тобой навечно.

— Нет! — горячо воскликнула она, обняв его и слегка встряхнув. — Это не будет продолжаться вечно, потому что я буду рядом с тобой, я развею твои кошмары!

— Пошел прочь! — донесся снаружи вопль сэра Стюарта.

Напряжение нарастало. Джон провел по лицу рукой, словно пытаясь стереть какое-то наваждение.

— Я выйду, — прошептал он.

— Не надо! — горячо запротестовала Сесилия.

— Я должен... защитить тебя... позволь мне самому...

Она видела, что Джон все еще не в себе. Там, за дверью, с ним может случиться что угодно.

— Не ходи, — умоляла она, когда он встал.

— Другого выхода нет... нужно... я должен...

Пошатываясь, он подошел к двери. Он выходил из купальной кареты, но Сесилия чувствовала, что выходит он в какое-то неведомое ей пространство. Когда Джон открыл дверь, сэр Стюарт все еще барабанил своей тростью по стенке кареты, но, увидев Джона, остановился.

— Вот ты где! — воскликнул он. — А где же она?

— Я говорил ему, сэр, что леди здесь нет, — предупредил Фрэнк. — Но он мне не поверил.

— Потому что ты лжешь, — завопил сэр Стюарт как безумный. — Я знаю, что она здесь! Пропустите меня!

Сэр Стюарт попытался протиснуться мимо Джона, который загораживал ему дорогу.

— Назад! — сказал Джон. — Той леди, которую вы ищете, здесь нет.

—Я хочу сам удостовериться! Прочь с дороги!

— Нет! — Джон сурово повысил голос. Услышав это, сэр Стюарт вытащил из кармана сюртука револьвер и направил на Джона.

— Прочь с дороги! — завопил он.

- Нет!

Розанна и Фрэнк, наблюдавшие эту сцену, заметили, что с Джоном происходит что-то неладное: он словно не понимал, что перед ним оружие. Он сделал шаг вперед, потом еще, не сводя глаз с лица сэра Стюарта.

— Не подходи! — взвизгнул тот. — Назад!

Джон покачал головой.

— На пушки... — бормотал он. — Всегда на пушки... Только так и никак иначе!

Он сделал еще шаг. Сэр Стюарт попытался проскользнуть мимо Джона, думая, что тот в замешательстве, но Джон схватил его за руку. Его взгляд оставался невидящим, но хватка была железной.

— Назад! — приказал он. — Предупреждаю, я не пропущу вас.

Сэр Стюарт попытался высвободиться, но когда ему это не удалось, взвыл от злобы. Отдыхающие

на пляже будто замерли, наблюдая за происходящим. Револьвер держал их на расстоянии.

Фрэнк попытался отобрать оружие, но сэр Стюарт в ответ направил ствол на камердинера. Но он не успел нажать на спусковой крючок. Издав какой-то неимоверный крик, Джон бросился на сэра Стюарта и сбил его с ног.

Несколько мгновений оба неистово катались по песку, и окружающие лишь растерянно смотрели на этот поединок.

Внезапно грянул выстрел. На миг оба противника замерли. Потом сэр Стюарт поднялся и бросился бежать, а Джон остался лежать в луже крови.


Глава 6 | Отель "Парадиз" | Глава 8