home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 3

Сесилия ждала, пока миссис Джонс освободится на кухне и покажет ей номер. Девушка была в некотором замешательстве.

Направляясь сюда, она рассчитывала, что найдет старого мистера Дейла — человека, который однажды уже пришел ей на помощь и наверняка бы вспомнил ее. Но теперь, когда старик Дейл умер, а его сын был в Лондоне, ей пришлось иметь дело с новым управляющим «Парадиза».

Она не могла не признать, что этот молодой мужчина был очень мил, позволил остаться, несмотря на то, что с ней не было служанки. Кажется, не все еще потеряно.

«К тому же он красив, — размышляла она, — высокий, стройный, больше похож на военного, чем на управляющего гостиницей». Такой легко мог бы стать тем рыцарем в сияющих доспехах, о встрече с которым она когда-то мечтала.

«Но если бы я его раньше встретила, папа, конечно же, отказал бы ему, узнав, что у него нет титула. Его бы не подкупил ни мягкий голос, ни сияющие глаза этого человека. Скорее всего, и мне не следует поддаваться чарам — я должна думать лишь о побеге и не могу позволить, чтобы мне вскружил голову мужчина, пусть даже самый привлекательный из тех, кого я когда-либо встречала».

Поднявшись с миссис Джонс наверх, она осмотрела номер, и он ей понравился. Из окон открывался вид на море, и пляшущие на волнах солнечные зайчики поднимали ей настроение.

Затем Сесилия спустилась вниз, чтобы сообщить симпатичному управляющему, что намерена снять комнату на неделю.

— Номер семь, сэр, — добавила миссис Джонс.

—Я запишу в книге, — ответил Джон. — Мисс Смит, я рад, что комната вам подходит. Надеюсь, вам у нас понравится.

— Я в этом уверена, — с жаром заверила она. — Благодарю вас за любезность и понимание. А сейчас я поднимусь наверх и распакую чемоданы. Потом хочу немного поспать, я провела бессонную ночь.

Она не могла не заметить их изумление — такая элегантная молодая леди, и вдруг сама разбирает чемоданы.

— А ваша горничная скоро приедет, мисс? — поинтересовалась миссис Джонс.

— Моя горничная? — повторила Сесилия, лихорадочно придумывая объяснение. — Нет... я не взяла ее... так случилось... у нее заболела тетя, и ей пришлось уехать к старушке.

— Благодарю, миссис Джонс, за помощь, можете идти, — поспешил на выручку Джон.

Женщина удивленно взглянула на него и удалилась в кухню.

— Нам следовало бы об этом подумать, — сказал Джон. — Чтобы избежать лишних расспросов. Хотите, я попрошу одну из наших служанок помочь вам?

— О нет, благодарю, чем меньше людей будет меня видеть, тем лучше, — быстро ответила Сесилия. — Но с вашей стороны очень любезно побеспокоиться обо мне. Я постараюсь больше не причинять вам беспокойства.

—А я буду рад оказать вам любую помощь, которая будет в моих силах, — ответил Джон с легким поклоном.

— Пожалуй, я пойду — подальше от людских глаз, — сказала Сесилия, направляясь к лестнице.

Он смотрел ей вслед, пока она поднималась по лестнице, и лишь тогда понял: он сказал правду. Он действительно готов защищать и оберегать ее.

Интересно, имеет ли он право спросить у нее, чего или кого она так боится?

Потом он сказал себе, что это не его дело — докучать ей вопросами, на которые она не захочет отвечать. Он снова сел за свой стол и печально улыбнулся.

Ладно, поживем — увидим. Возможно, со временем она сама расскажет, в чем тут дело.

Он вздохнул.

«Безусловно, в этой девушке есть что-то невероятно притягательное, уже не говоря о том, насколько она хороша собой. Может быть, все дело в ее загадочности? — размышлял Джон. — Как же мне записать ее в регистрационной книге?»

Он стал рыться в прежних регистрационных книгах, пытаясь понять, что к чему.

— Могу я поинтересоваться, что вы тут делаете? — раздался вдруг возмущенный голос с порога.

Он поднял глаза и увидел еще одну молодую женщину. На вид ей было примерно столько же лет, сколько мисс Смит. Но на этом их сходство заканчивалось. Эта была несимпатичной особой, с волосами песочного цвета, старательно зачесанными назад.

— Никому не позволено заглядывать в эти документы, — гневно сказала она, входя в комнату. — В них содержится строго конфиденциальная информация.

— Рад это слышать, в противном случае нашим постояльцам было бы на что жаловаться, — ответил Джон.

Нашим постояльцам?

— Вы, должно быть, мисс Кемпбелл. По крайней мере, я на это надеюсь.

— Вы не ошиблись. Я — мисс Кемпбелл, — заявила она голосом, который впоследствии Джон называл не иначе как трубным гласом.

— Уф, — промолвил он с облегчением. — Я — Джон Мильтон. Роберт назначил меня управляющим и обнадежил, что вы все знаете о работе этого заведения и сможете объяснить это и мне. Например, как вести эти книги.

— Конечно, — отрывисто ответила она. — Хотя, по моему мнению, было бы лучше, если бы вы оставили регистрационные книги полностью в моем ведении.

— Но разве не для того меня сюда поставили, чтобы я вел дела? — спросил он.

Она взглянула на него с усмешкой.

— Отлично. Я все вам объясню, и вы тут же примете руководство на себя.

В ее тоне ему почудилась угроза.

— У нас новая постоялица в седьмом номере, — объяснил он, — и я пытался понять, куда же правильно будете ее записать.

— Вот сюда, — сказала мисс Кемпбелл, доставая гроссбух, который он раньше не заметил. — Вот в этой колонке указываете дату, здесь — номер комнаты. А вот здесь записываете фамилию и адрес.

Она села за стол перед раскрытой книгой, взяв в руки перо.

— Фамилия? — спросила она.

— Мисс Смит.

Она вопросительно посмотрела на него.

—А как ее зовут?

—Я не спросил.

— Откуда она прибыла?

— Тоже не спрашивал.

— Все ясно, — понимающе ответила она.

— Что вы желаете этим сказать?

— Она не может здесь находиться. Это приличная гостиница.

—А она — приличная молодая леди, — раздраженно возразил Джон.

— Ее зовут мисс Смит, она приехала ниоткуда, — не без иронии произнесла мисс Кемпбелл. — Сэр, позвольте вам заметить: возле приличных отелей снуют сотни таких мисс Смит без адреса и имени, и опытные управляющие быстренько от них избавляются.

Джон внезапно рассвирепел.

— Мисс Кемпбелл! Я, кажется, понял, к чему вы клоните. Такие намеки отвратительны, и я требую, чтобы вы дальше не продолжали.

Она взглянула на него, осененная догадкой.

— Эта особа, должно быть, очень хорошенькая, — иронично заметила она.

— Меня возмущает ваше предположение.

— Вы хотите сказать, она некрасива?

— Я хочу сказать, что не потерплю обсуждения подчиненными моих решений, — ответил Джон с явным раздражением.

— В таком случае, — холодно заметила она, — давайте займемся делом.

Она вернулась к книгам регистрации и ввела его в суть дела, твердо уверенная в том, что без нее ему не обойтись.

Как человек военный, он отличался логикой и сообразительностью, но как управляющий гостиницы и в подметки не годился этой зануде.

—Да, наверное, лучше будет пока оставить документы в вашем ведении, — в конце концов сдался он.

— Это было бы разумно, — ответила она категоричным тоном. — Я вижу, посетители уже собираются к обеду.

— В таком случае не буду вам мешать, — тут же произнес Джон.

Он увидел, что гостиница стала наполняться людьми, будто по мановению волшебной палочки.

К часу дня столовая была почти заполнена, миссис Джонс вовсю хозяйничала на кухне, а между столиками ходила хорошенькая официантка в белом чепчике и передничке.

Стоя в дверях и с удовлетворением глядя на происходящее, Джон услышал позади себя задумчивый голос:

— Просто загляденье! У меня сердце радуется!

Это был Фрэнк, с томлением наблюдающий за официанткой.

— Это о ней ты упоминал? — с улыбкой спросил Джон.

— Нет, та была судомойка. Это совсем другая девушка. Сэр, мы точно прибыли в нужное место!

—Лучше займись своим делом, — приказал Джон. — Чтобы они могли заниматься своим.

— Слушаюсь, сэр. Как прикажете, сэр.

В это мгновение красавица официантка подняла глаза и заметила Фрэнка, и он откровенно подмигнул ей. Ее губы растянулись в понимающей улыбке.

— Постарайся, чтобы нас обоих не выставили на улицу, — сказал Джон своему камердинеру.

— Они не посмеют, сэр. Вы тут управляющий.

— Я? — сурово переспросил он.

— Вы тут хозяин, сэр, человек, которого все должны слушаться, человек, перед которым мы все должны молча склоняться.

— Молчать! — решительно прервал его Джон. Сейчас он не склонен был оценивать остроумие Фрэнка, хотя в иной ситуации находил его реплики забавными.

— Слушаюсь, сэр, — ответил Фрэнк, пряча улыбку. — Но знайте, я не позавидую вам при встрече с драконом.

Излишне было спрашивать, кого он назвал драконом.

— Откуда ты знаешь? — спросил Джон.

— Случайно проходил мимо вашего кабинета.

— Тогда как ты можешь болтать такие глупости, что все должны склоняться передо мной, — представить себе не могу. Эта женщина устоит даже перед атакой русской кавалерии.

— Верно. Вас она просто раздавила, так ведь, сэр?

— Она меня не давила, Фрэнк, — произнес он, изо всех сил стараясь сохранять достоинство. — Она лишь вводила меня в курс гостиничного дела.

—Да, сэр.

— Но она положила меня на лопатки, — признался Джон.

Фрэнк усмехнулся.

— Позже я спущу ее на тебя.

Улыбка Фрэнка погасла.

Почувствовав себя немного лучше, Джон вернулся в кабинет и сел за изучение гроссбухов, пытаясь понять смысл того, что рассказала ему мисс Кемпбелл. Система, которую она разработала, была настолько же эффективна, насколько и сложна, и через час Джон еще раз убедился: разумнее оставить всю бумажную работу мисс Кемпбелл.

Прибыли новые постояльцы. Трое сняли номера как минимум на неделю. Джон неожиданно обнаружил для себя, что беседовать с людьми — довольно захватывающее занятие, абсолютно не похожее на то, чем он занимался прежде. Постояльцы всегда пребывали в радостном возбуждении, передавая свое настроение и Мильтону.

Наконец он остался один и решил, что было бы неплохо спуститься на пляж. Погода стояла великолепная, и, выйдя из гостиницы, он сразу же почувствовал на своем лице горячие солнечные лучи.

Это было непередаваемое ощущение покоя и умиротворенности. Впервые со времени Крымской войны Джон почувствовал себя в ладу со всем окружающим.

Солнечные блики так ярко и азартно плясали на волнах, что ему пришлось заслонять глаза ладонью, когда он спускался по ступеням к морю. Пляж кишел отдыхающими, которые были преисполнены решимости насладиться всеми радостями, какие только дарует лето.

У кромки воды стояли те самые купальные кареты, которые он уже видел издали. Они представляли собой кабинки на колесах с дверцами спереди и сзади, лесенкой и оглоблями для упряжки лошади.

Мужчина или женщина входили в кабинку со стороны берега в своей обычной одежде, и пока они переодевались в купальные костюмы, лошадь завозила карету в море. Когда вода доходила до верхней ступеньки лестницы, слуга отвязывал лошадь и уводил ее на берег.

Купальщик спускался по маленькой лесенке и погружался в море, благодаря чему его — относительно обнаженного — практически никто не видел. Таким образом, ничья скромность не подвергалась испытанию.

Когда купание было закончено, вся процедура совершалась в обратном порядке. Лошадь запрягали с другого конца кабинки, чтобы вытащить ее из воды, и купальщик появлялся на берегу, вновь одетый подобающим образом.

Так, по крайней мере, было задумано в теории. А на практике Джон сам видел не одну молодую

леди, которая была только рада продемонстрировать свой красивый купальный наряд с короткой юбкой и стройные длинные ножки.

Мужчины носили еще более непристойные плотно облегающие купальные костюмы, оставляющие неприкрытыми икры и плечи. В таком облачении мужской шарм некоторых купальщиков не ускользал от взора заинтересованных лиц противоположного пола.

Конечно, такие костюмы предназначались только для водных процедур, и предполагалось, что на пляже купальщики будут благоразумно прикрываться неким подобием халата, но как мужчины, так и девушки были совсем не прочь продемонстрировать свои красивые формы, что при других обстоятельствах считалось бы непристойным.

Они плавали вдоль берега наперегонки, с громкими криками выпрыгивали из воды, то и дело поглядывая через плечо, дабы удостовериться, что на них устремлены чьи-то восхищенные взгляды.

Джон почувствовал, что одет уж слишком нарядно для пляжного отдыха, а ему хотелось подставить свое тело солнцу и ветру.

Он проследовал вдоль пляжа до лестницы, ведущей к эспланаде. Поднявшись наверх, он оказался у целого ряда магазинов, где все было предназначено для желающих наслаждаться жизнью под солнцем.

Джон направился к большому магазину, окна которого были разрисованы многочисленными фигурами, демонстрировавшими вычурные туалеты, украшенные лентами и бутонами роз. Здесь продавались огромные тенты, зонтики, надувные игрушки, а также купальные костюмы — мужские и женские.

Его внимание привлекло нечто очаровательно-голубое — точь-в-точь глаза мисс Смит, подумалось ему. Его вдруг охватило страстное желание увидеть этот наряд на ней.

Да и сам он не прочь искупаться в море, и для этого ему понадобится купальный костюм. Через несколько минут Джон вышел из магазина с пакетами под мышкой и, озираясь по сторонам — словно что-то украл — и злясь на себя за это, двинулся в сторону пляжа.

Но, судя по всему, никто не обращал на него внимания.

Поднимаясь по ступенькам к гостинице, он услышал где-то рядом радостный смех и, подняв глаза, увидел прелестную мисс Смит, которая посмеивалась именно над ним.

— Что вы там покупали? — не без кокетства поинтересовалась она. — Раскройте тайну.

— Едва ли это может составить тайну.

— Но вы так забавно несете пакет, будто хотите его скрыть.

— Да нечего мне скрывать.

— Может быть, вы стыдитесь своей покупки?

— Ничуть, — ответил он, защищаясь. — Просто это не та вещь, о которой джентльмену пристало говорить во всеуслышание.

— Почему? Что там у вас?

— Купальный костюм, если уж вам так интересно.

Она чуть не запрыгала от радости.

— Ой, как мило! Я тоже думала о том, чтобы пойти на пляж поплавать.

— Вы считаете, что для вас безопасно появляться на пляже, когда там столько народу? — спросил Джон.

— Ой, это не пришло мне в голову, — смущенно ответила она. — Право же, с моей стороны было бы глупо идти туда, где меня, могут увидеть.

— По правде говоря, с вашей стороны несколько необдуманно вообще покидать номер, не так ли? Давайте вернемся, и побыстрее.

Джон взял ее под руку, и они поспешили в гостиницу. Ведя мисс Смит в свой кабинет, он запер дверь.

— Вас на самом деле разыскивают? — спросил он. — Пока что никто с расспросами не приходил. Будем считать, вы в безопасности.

— Возможно, но вы правы насчет того, что мне не следует покидать номер. Подожду, пока стемнеет, или же пойду на пляж завтра рано утром.

—Думаю, завтра утром — самое разумное, — ответил он. — А то ведь в темноте можно и заблудиться или, не дай бог, унесет волной в море, и мы не сможем вас найти.

— А вы действительно отправились бы меня искать? — спросила она.

Джон подавил в себе желание сказать, что теперь, когда он ее встретил, пошел бы за ней на край земли. Вместо этого он просто произнес:

— Конечно, пошел бы. Пока вы здесь, я ваш советчик и защитник.

Мисс Смит рассмеялась.

Она была так обворожительна, что у Джона закружилась голова.

Он вновь пришел в удивление: что такого могла она совершить, что ее преследуют?

— А мне неопасно — выйти к ужину? — спросила она мгновение спустя.

— Если хотите, можете заказать ужин в номер.

И что-то побудило его добавить:

— Если вы спуститесь вниз, вас может заметить какой-нибудь переодетый полицейский или тот, от кого вы прячетесь.

— Я скрываюсь не от полиции, — твердо заявила она. — В этом можете быть уверены.

— Прощу прощения, — искренне сказал Джон. — Я просто хотел пошутить, но вам, я вижу, не до смеха, верно?

— Не до смеха, — ответила она, и в голосе ее прозвучала затаенная грусть, — совсем не до смеха.

— Может быть, расскажете? — мягко спросил он.

— Возможно, когда-нибудь. Но не сейчас.

— Вы боитесь мне довериться, да?

Она как-то странно посмотрела на него, словно размышляя над его словами.

—Думаю, что вам я могу довериться, но... пожалуйста, дайте мне немного времени.

— Сколько пожелаете, — мягко ответил Джон.

— Полагаю, сейчас мне лучше вернуться к себе в номер, — заторопилась она, — быть может, почитаю до ужина. Только... Боже! Я не взяла с собой ни одной книги. Я уезжала в такой спешке...

Она умолкла на полуслове, будто опасаясь сказать лишнее.

— Можете взять мою, — предложил Джон, протягивая руку к чемодану у стола. — Только я не уверен, что она заинтересует леди. В ней подробно описывается, как мы завоевывали Индию и сколь важна для нас эта колония в настоящий момент.

К его удивлению, она воскликнула:

— С удовольствием! Мой отец какое-то время жил в Индии, и я всегда надеялась, что он возьмет меня с собой.

Это было правдой. Большую часть состояния папа нажил на поставках индийских товаров, и прежде всего текстиля.

—Я буду очень аккуратна, — пообещала она, беря книгу. — И огромное спасибо за вашу помощь.

С книгой в руках она выскользнула из кабинета и взбежала вверх по лестнице, оставив Джона в растерянности и с немалым количеством тревожащих его вопросов.

Кто она, почему и какая тайна ее окружает?

Неужели она и в самом деле женщина легкого поведения, как намекала мисс Кемпбелл?

Но эту мысль он отверг как несуразную. Ведь ясно, что эта девушка — леди. В ней заметны утонченность, изящество и необыкновенная красота, причем не только внешняя, но и как бы идущая изнутри — ведь он способен распознать чистую и неиспорченную душу.

И тут же Джон одернул себя: откуда у него такая уверенность? Он встретил ее только сегодня, совсем не знает ее и ничего не знает о ней.

Но ему не составило труда убедить себя, что он все-таки ее знает, что в глубине души всегда ее знал и всегда будет знать.

Это непонятное и невесть откуда взявшееся знание как внезапное озарение потрясло его.

Ему даже неизвестно ее настоящее имя, но ее он знает. И это знание определит всю его дальнейшую жизнь.

Мильтон сел, стараясь разобраться, что с ним происходит. Он попытался отогнать от себя эти мысли, будто боялся их, и скорее всего, так оно и было.

Чтобы отвлечься, он сел изучать гроссбух с твердым намерением больше не давать грозной мисс Кемпбелл шанс обнаружить его невежество.

Пару часов он с успехом этим занимался, пока не появились молодые люди, которых интересовало, где они могли бы переодеться в купальные костюмы.

Джон уже знал, что шесть купальных карет на пляже принадлежат гостинице, и половина из них были свободны.

Все три тут же были арендованы вновь прибывшими. Один из них перегнулся через стол и тихо, словно заговорщик, спросил:

— У вас можно купить... — последние слова он почти прошептал, — купальные костюмы?

При этих словах он опасливо огляделся — не услышал ли кто-нибудь его шокирующего вопроса.

— Боюсь, что нет, — ответил Джон. — Но на эспланаде есть магазин купальных принадлежностей.

Мужчина поблагодарил его и поспешил прочь, оставив Джона в глубокой задумчивости.

Вопрос юноши подбросил ему мысль, но на ее обдумывание требовалось время.

К трем часам дел почти не осталось, и Мильтон хотел было вновь пойти на берег моря, когда услышал, что к гостинице подъехал большой экипаж.

Спустя несколько минут в его кабинет вошел мужчина, который выглядел как важная птица или по крайней мере считал себя таковой.

Джентльмен был средних лет, широк в плечах, но с обрюзгшим телом и редкими седыми волосами. Его злое красное лицо свидетельствовало лишь о том, что он рассчитывает получить то, что хочет, немедленно и без возражений.

Джона охватило странное чувство. Он не смог бы объяснить его словами, но почему-то сразу понял, что этот малоприятный незнакомец приехал с одной вполне определенной целью: он ищет мисс Смит.

Ее страхи, кажется, были не напрасны.


Глава 2 | Отель "Парадиз" | Глава 4