home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 4

- Добрый день, сэр, — поздоровался Джон, поднимаясь из-за стола.

В ответ незнакомец лишь зло посмотрел на него, как будто услышанное приветствие было проявлением неуважения к нему. Казалось, он рассвирепел и всем своим видом показывал, что никто не смеет заговаривать с ним первым. Прозвучал требовательный вопрос:

— Где владелец этого заведения?

— Его здесь нет, — сообщил Джон. — Я управляющий.

—Я хочу видеть владельца. Старика по фамилии Дейл.

Теперь Мильтон был почти уверен, что именно от этого человека скрывается мисс Смит. Она ведь тоже поначалу спрашивала мистера Дейла.

— К сожалению, мистера Дейла больше нет с нами, — ответил Джон.

— В таком случае, где он? — зарычал незнакомец. — Именно об этом я и спрашиваю. Ты что — болван?

- Надеюсь, нет, сэр. Я только сказал, что мистера Дейла больше нет, он умер. Теперь гостиница принадлежит его сыну, который в данное время находится в Лондоне. Как управляющий, я к вашим услугам.

— Очень хорошо, дружище. Хочу задать тебе несколько вопросов, и лучше тебе сказать правду, не то пожалеешь.

Со времени окончания школы еще никто не позволял себе разговаривать с Джоном Мильтоном как с мальчишкой. Он вскипел.

— Не имею привычки лгать, — отрезал он, — тем более позволять называть себя лжецом.

— Послушай, ты! — вскричал незваный гость, побагровев. — Я не потерплю, чтобы мне перечили слуги. Отвечай на вопрос, а потом сиди смирно и слушай, что я скажу.

Джон взял себя в руки, раздосадованный тем, что не сдержался. Он приехал сюда по собственной воле, сам решил скрыть свой титул, вот и вынужден вкушать радости положения управляющего. Не на что жаловаться, если его называют слугой!

Однако же терпеть подобное от этого отвратительного типа — совсем другое дело. Если он и вырядился с претензией на богатство и знатность, то результат получился неубедительным — отчасти даже из-за жирных пятен на жилете. Его сюртук когда-то, возможно, был дорогим, но этот покрой уже давно вышел из моды, а манжеты порядком износились. А чего стоит этот запах дешевого одеколона, который, впрочем, не может скрыть того, что гость давно не мылся.

Но Джон испытывал к этому человеку не только брезгливость. В его мерзких маленьких глазках, в злобно искривленных губах было нечто такое, что вызвало нарастающее чувство негодования. И все же Мильтон решил быть сдержаннее: пусть этот человек считает, что управляющий — недалекий малый.

— Слушаюсь, сэр, — внезапно кротко ответил Джон. — Чем могу быть полезен?

— Так-то лучше. Я ищу молодую леди, которая, возможно, остановилась здесь.

Джон убедился, что предчувствия его не обманули. Обратившись мыслями к прекрасной хрупкой девушке в номере наверху, он справился с внутренним напряжением и постарался придать себе самый простодушный вид.

— Сюда приезжает много молодых леди, сэр, — медленно проговорил он. — Конечно, вместе со своими семьями, потому что это приличная гостиница. Они приезжают, чтобы купаться в море.

И по какому-то наитию добавил:

— Знаете, купаться в море очень полезно.

—Да, да, не сомневаюсь, что полезно, — нетерпеливо сказал незнакомец. — Мне не нужны ваши советы.

— Я лишь пытаюсь быть вам полезным, сэр, — ответил Джон с видом оскорбленной невинности. — Вы сказали, что ищете молодую леди, а я ответил...

—Я знаю, что я сказал, — последовал раздраженный ответ. — Это очень необычная молодая леди. Вы бы обратили на нее внимание, поскольку она путешествует одна, без горничной...

— В таком случае, здесь ее нет, — ответил Джон без промедления. — Мы не жалуем подобных молодых леди.

— Что вы имеете в виду под словом «подобных»?

Памятуя резкую критику мисс Кемпбелл, Джон ухитрился принять сконфуженный вид.

— Ну, понимаете — подобных. У нас приличная гостиница.

— А кроме того, небольшая и незаметная с дороги. Отличное местечко, где можно спрятаться.

Джон нахмурил брови, изображая усиленное размышление.

— Но как бы она могла от вас спрятаться, сэр? Вы же здесь.

— Именно. Я знал, где ее искать, и теперь требую, чтобы ты проводил меня к ней.

Проводил к кому, сэр?

Незнакомец чуть не задохнулся от злости.

— К молодой леди, которая остановилась здесь.

— Но такая здесь не останавливалась, сэр. У нас приличная гостиница...

— Если ты еще раз скажешь... — незнакомец замолк на полуслове, дыхание со свистом вырывалось из его губ.

— Эта молодая леди — из благородной семьи, — продолжил он, с трудом выговаривая слова. — И ее семья хорошо бы заплатила, чтобы вернуть ее.

Отвращение Джона к этому типу было непреодолимым — он едва сдерживался. В какой-то миг его обуял такой гнев, что он вынужден был опустить глаза на книгу регистрации, лежавшую перед ним, чтобы посетитель не увидел чувств, написанных на его лице.

У него было ощущение, что он идет по натянутому канату, и притворяться покорным дурачком в этих обстоятельствах было непросто. Впрочем, вспыльчивый незнакомец, должно быть, и сам не был светочем разума — он не заметил резкого несоответствия между теперешней тупой покорностью Джона и той решительной манерой, в которой он начал этот разговор.

Джон заключил из этого, что его собеседник ни в грош не ставит людей. По его разумению, весь мир должен был вращаться вокруг его персоны. Что же, такого напыщенного болвана легче одурачить.

А Джон как раз собирался обвести его вокруг пальца, поскольку внутренний голос подсказывал ему, что от этой встречи очень многое зависит в его жизни.

Незнакомец начал терять терпение, барабаня пальцами по столу. Наконец Джон произнес:

— Вы сказали — молодая леди?

—Да, леди. Мне казалось, что мы это уже выяснили несколько минут назад.

Джон поднял на него глаза в недоумении.

— Что выяснили, сэр?

— Что это — молодая леди и что она здесь.

— Ее здесь нет, сэр. Нам приходится быть осмотрительными, потому что это прилич...

Он замолк, увидев обещание ужасной кары в глазах собеседника.

— Она молода, привлекательна и хорошо одета, — продолжал незнакомец с яростью. — И путешествует одна!

— Не могу припомнить никого, кто бы здесь обедал один, — ответил Джон. — Конечно, кто-то мог пройти в столовую так, что я не заметил.

— Я заглядывал в столовую по пути сюда, — резко сообщил его собеседник. — Там обедают только две женщины, и они старые.

- Возможно, молодая леди пошла прямиком на пляж, — предположил Джон.

— Вряд ли. Если бы она прибыла одна, ты бы ее, конечно же, заметил, подумал бы, что она снимет номер. А может быть, она заказала бы одну из купальных карет, которые, как я понимаю, принадлежат гостинице.

— Каретами частенько пользуются без предварительного заказа, — признался Джон, будто с грустью отмечая коварство рода человеческого.

По правде говоря, он не имел ни малейшего понятия, соответствует ли сказанное им действительности. Он говорил первое, что приходило на ум, всячески пытаясь увести этого человека из здания гостиницы.

— Может быть, вам спуститься на пляж, заглянуть в купальные кареты и самому удостовериться, пользуются ли ими люди, не оформившие надлежащий заказ, — предложил Джон.

Повисла тишина: непрошеный гость явно обдумывал сказанное. Наконец он хмыкнул:

— Бред! Вряд ли она пошла бы купаться — во всяком случае, не сразу же. У нее на уме совсем другое.

— Что другое, сэр?

— Она сбежала.

— От вас, сэр?

—Да, черт побери твою наглость! Я ее законный опекун. У меня все права на эту молодую женщину, и любого, кто ее прячет от меня, ждет суровое наказание. Я ясно выразился?

—Да, сэр, — с тупой покорностью ответил Джон, мысленно поклявшись ни за что не выдавать мисс Смит этому человеку.

Какое-то время опекун стоял, устремив невидящий взгляд в пространство, — вероятно, до него стало доходить, что он оказался в тупике. Он повернулся к Джону спиной и надменно удалился, хлопнув на прощание дверью. Джон наблюдал, как он направляется к лестнице, ведущей на пляж.

Как только нежелательный визитер скрылся из виду, Джон поспешил наверх и постучал в комнату мисс Смит.

Поначалу девушка не отозвалась, но затем Джон услышал ее довольно испуганный голос:

— Войдите.

Мильтон открыл дверь и заметил, как она облегченно вздохнула, увидев на пороге именно его.

Он быстро проскользнул внутрь и плотно притворил за собой дверь.

— О вас только что расспрашивал какой-то мужчина.

Она вскрикнула от ужаса.

— Боже мой, я так этого боялась!

— Я сказал, что в гостинице вас нет, он пошел на пляж проверять, нет ли вас случайно там.

— Умоляю, он не должен меня найти.

— А как он вас найдет? Когда он вернется после поисков на пляже, я что-нибудь придумаю, чтобы избавиться от него.

— Огромное вам спасибо, вы так добры, — сказала мисс Смит. — Что бы ни случилось, он не должен меня найти. Пожалуйста, сделайте что-нибудь!

Теперь Джон понял, что она не просто боится, а напугана до смерти.

— Когда я уйду, заприте дверь и ни под каким предлогом никому не открывайте, — посоветовал он. — Я вам сообщу, когда он окончательно уедет.

Она облегченно вздохнула.

— Вы так добры! — проговорила она. — Что бы я делала без вашей помощи?

— Вы можете твердо рассчитывать на меня, — ответил он. — Я не позволю ему вас обидеть.

Она судорожно хватала ртом воздух, чтобы не разрыдаться. Джон хотел, чтобы она поведала ему о причинах своего страха, но, видя ее состояние, решил не осложнять и без того непростое положение.

— А если он захочет обыскать гостиницу? — дрожа, как в ознобе, спросила она. — Я могу спрятаться на чердаке или в подвале...

— Оставайтесь здесь, — решительно заявил Джон. — Я и близко не подпущу его к вашему номеру. А сейчас я пойду вниз и спрячу регистрационные книги, а также велю персоналу не отвечать ни на какие расспросы.

—Ах, ради всего святого, сделайте это для меня! — вырвалось у нее.

Джон поспешил в свой кабинет, положил книгу регистрации в ящик стола и запер его на ключ. Затем он пошел в бар, где, судя по всему, дела шли просто отлично.

У стойки он увидел Фрэнка, который внимал наставлениям обворожительной рыжеволосой барменши о том, как подают вина, пиво и другие горячительные напитки.

— Нашел себе работу, Фрэнк? — добродушно поинтересовался Джон.

— Просто хочу внести свою лепту, сэр. Мне кажется, в гостинице нехватка персонала, и если вы позволите занять мне место за стойкой...

— Ты будешь только рад, — закончил за него Джон.

— После великолепных пояснений этой юной леди мне кажется, что я готов к бою, сэр.

— А эту юную леди зовут ...?

— Элли, сэр, — представилась девушка, слегка поклонившись.

Фрэнк чуть толкнул ее локтем.

— Ну подтверди, Элли, что я справлюсь.

Элли захихикала.

— Ты работаешь тут весь день? — спросил Джон у девушки.

— Обычно у меня бывает перерыв на час, сэр, — приблизительно в это время.

— Отлично. Тогда ступай, а Фрэнк останется и покажет мне, чему ты его научила.

Элли убежала. Фрэнк опечалился.

— Эх, сэр, только все начинало налаживаться...

— И тут пришел я и все испортил. Не принимай близко к сердцу, у тебя еще будет куча других возможностей. Плесни-ка нам обоим пивка, а потом обойдешь всех, кто здесь работает, и передашь мое приказание не отвечать ни на какие вопросы о наших постояльцах — кто бы их ни задавал.

— То есть если вернется тот противный тип с красной рожей? — проницательно уточнил Фрэнк, наливая две кружки пива.

Джон не стал уточнять, откуда Фрэнку известно о посетителе. Он, можно сказать, смирился с его привычкой повсюду быть и все знать. В какой-то мере это делало его незаменимым.

— Именно, — ответил Мильтон. — Надеюсь, мы больше его не увидим, но на всякий случай...

—А разве вон там не он? — спросил Фрэнк, указывая на дверь.

Джон нахмурился, увидев сварливого незнакомца, который только что вошел через парадный вход и направлялся к кабинету управляющего. Безрезультатно поколотив в дверь, он, что-то сердито бормоча, двинулся в бар.

Мильтон тут же нашел себе занятие — принялся лично обслуживать посетителей. Незнакомец вынужден был ждать, что совсем не улучшило его настроения.

— Вот ты где! — пролаял он, когда до него дошел черед. — Из-за тебя я только понапрасну потратил время! Человек, который отвечает за купальные кареты, сказал, что ее там не было.

— Вот тебе на! — изумился Джон, поднимая свою кружку, чтобы глотнуть пива.

Визитер, нахмурившись еще больше, протянул руку и выхватил кружку у Фрэнка.

— Посмотрим, может, твое пиво хоть немного лучше твоих бестолковых предположений, — сердито бросил он.

— Наше пиво пользуется большим спросом, - сообщил Джон, не имея ни малейшего повода для подобного утверждения.

— Верно, все любят отведать нашего пивка, — заявил Фрэнк, про себя добавив: «и я в том числе».

Визитер осушил кружку и толкнул ее Фрэнку.

— Неплохое пиво, — сказал он. — Налей-ка мне еще.

Он уставился на Фрэнка, в глазах которого плескалась ярость.

— Эй, ты! Чего уставился на меня, как последний болван? Налей-ка мне еще кружку.

— Я налью, — быстро ответил Джон, опасаясь, что его взбешенный камердинер может плеснуть пиво в лицо клиенту. — Ты свободен, Фрэнк.

Все еще вне себя, Фрэнк поспешил удалиться. Джон подтолкнул полную кружку через стойку.

— Так ты уверен, что ее здесь нет? — вернулся к волнующему его вопросу незнакомец. — Может, мне стоит заглянуть в номера?

— Боюсь, сэр, что это невозможно, — тут же выпалил Джон.

—Да кто ты такой, чтобы указывать мне, что можно, а чего нельзя? Ты знаешь, кто я?

— Нет, сэр, но я знаю, кем вы не являетесь. Вы не мой хозяин. Он платит мне жалованье за то, что я выполняю его распоряжения. Он шкуру с меня спустит, если я позволю вам тревожить постояльцев его гостиницы, да еще и задавать им всяческие вопросы...

— Ему не обязательно докладывать, черт тебя побери!

— Прошу прощения, но я преданно ему служу.

— Ах, преданно? — последовал презрительный ответ. — Тогда вот.

Он достал золотую монету и положил ее на разделяющую их стойку.

— Что это? — спросил Джон, глядя на деньги.

— Это соверен — цена того, что ты называешь преданностью, — и скорее всего, раз в десять дороже того, что она стоит.

— Но моя верность не продается, — спокойно ответил Джон.

—Да пропади ты пропадом, грабитель! Ладно, две гинеи.

Джон взял обе монеты и стал их рассматривать. Краешком глаза он видел, как Фрэнк наблюдает эту сцену из-за приоткрытой двери.

— Три было бы в самый раз, — наконец сказал он.

Грязно ругаясь, незнакомец достал третью гинею и швырнул ее на стойку.

— Ну а теперь... — прорычал он.

— Теперь — что, сэр?

— Отведи меня наверх и ступай прочь.

— Нельзя, сэр. Моему хозяину это не понравится.

Лицо визитера приобрело багровый оттенок.

— Послушай, ты... — взвыл он.

Улыбаясь, Джон поднял ладонь, в которой держал золотые монеты, и уронил их прямехонько в полную кружку собеседника — да так, что пиво плеснуло брызгами.

— Смотри, что ты наделал! — прорычал визитер, промокая салфеткой свой жилет.

— Прошу прощения, сэр, — смиренно ответил Джон. — Сам не могу понять, как это получилось.

— Осел неуклюжий!

— Согласен, сэр, но посмотрите на это с другой стороны — получается, что деньги вернулись к вам.

Незнакомец зло посмотрел на него, потом схватил кружку, выпил пиво и с последним глотком вынул свои монеты. Джон не мог скрыть отвращения и заметил такую же мину на лице Фрэнка.

— Заруби себе на носу — я найду ее, и точка!

— Можете поверить мне на слово — тут ее нет, — настаивал Джон. — В Брайтоне множество гостиниц, она могла остановиться в любой из них. Конечно, если она появится, я могу сообщить, что вы ее разыскиваете, если, разумеется, вы назовете свое имя.

— Это лишь заставит ее бежать еще дальше — возможно, в Лондон.

Джон сочувственно развел руками.

— Мне очень жаль, что я ничем не могу вам помочь.

— Я позже снова приеду сюда. Но если ты ее все-таки увидишь, передай, чтобы она немедленно возвращалась домой. Если она этого не сделает, то пожалеет, что осталась здесь или где бы то ни было еще.

Он говорил громко и повелительно, и голос его разносился по всему бару.

— Если я ее увижу, то обязательно передам все, что вы сказали, — заверил Джон. — Но на кого мне сослаться?

Незнакомец поднялся и взглянул на него, как на червяка.

— Меня зовут сэр Стюарт Пэкстон, — надменно произнес он. — Уразумел? Сэр Стюарт Пэкстон.

Сэр Стюарт, — повторил Джон с деланным почтением. — Только подумать! Настоящий лорд!

— Вот именно. Не думаю, что ты встречал тут много лордов.

— До вас я их вообще не встречал, — робко ответил Джон. — А вы очень знатный лорд?

— Очень, — заявил сэр Стюарт. — Заседаю в палате лордов в Лондоне, участвую в принятии законов нашей страны. Теперь тебе ясно, почему следует поступать так, как я велю, и оказывать мне всяческую помощь?

— О да, сэр, — Джон старался, чтобы в его голосе звучало ожидаемое благоговение.

— И что же ты мне должен рассказать?

— О чем, сэр?

— О пропавшей девушке?

— Но тут нет пропавшей девушки, сэр.

Сэр Стюарт сделал медленный и глубокий вдох, потом так же медленно выдохнул.

— Я вернусь, — сказал он в конце концов. — Тебе понятно? Вернусь!

Он вышел, хлопнув дверью.

— Да, боюсь, что вернешься, — вздохнул Джон.

Подошел Фрэнк.

— Почему вы не убили его, сэр? — поинтересовался он. — Почему не выхватили шпагу и не проткнули его насквозь?

— Во-первых, у меня сейчас нет шпаги. Во-вторых, положить конец его никчемной жизни, чем, возможно, даже сделать услугу человечеству — значит привлечь ненужное внимание.

— Думаю, что вы правы, сэр, — согласился Фрэнк с явным сожалением.

— Налей себе кружечку пива и прибери тут.

— Слушаюсь, сэр. Кстати, сэр, он заплатил за пиво?

— Об этом я не подумал, — виновато ответил Джон. — Вероятно, подобная работа не для меня. Не дано.

— А я думаю, вам дано быть актером, сэр. Будь я проклят, если видел лучшее представление. Как вам удалось прикинуться таким болваном?

— У тебя научился. Именно так ты себя ведешь, когда я задаю тебе вопрос, на который тебе не очень хочется отвечать. Ты надеваешь маску этакой невинности, широко распахиваешь глаза — и готово! Вот как сейчас!

— Хоть убейте, не пойму, о чем это вы, сэр. А о лаврах бармена не жалейте — я буду рад поработать здесь, когда только пожелаете.

Джон усмехнулся и оставил его. Он тихонько проскользнул в холл — посмотреть, ушел неприятный визитер или разговаривает со слугами.

Но тот направился прямиком к выходу, где его ждал экипаж. Джон дождался, пока он заберется внутрь и уедет. Потом Мильтон взбежал наверх — сообщить мисс Смит, что она в безопасности.

Он постучал и тихонько сказал:

— Это я, Джон Мильтон, можете открыть. Опасности нет.

Дверь тут же отворилась — в глазах девушки все еще был страх.

— Он уехал? Правда? На самом деле?

— Правда, правда, не сомневайтесь!

— Ах, слава Богу! — с жаром воскликнула она.

— Жаль, что вы не доверяете мне настолько, чтобы рассказать, почему вас так пугает сэр Стюарт Пэкстон и почему вы от него скрываетесь?

Он говорил мягко и спокойно.

Повисла тишина. Потом мисс Смит сказала:

— Поскольку вы были так добры ко мне и так помогли, будет справедливо, если я честно расскажу вам, в чем тут дело.

— Вы не обязаны рассказывать, но мне и впрямь хотелось бы знать, что происходит. Согласитесь, чем больше мне будет известно о ваших врагах, тем больше возможностей я получу для того, чтобы предоставить вам защиту и покровительство.

Она засмеялась, и этот смех показался ему музыкой.

— Как витиевато вы выразились, — сказала она. — Хорошо, я вам все расскажу.

Джон присел на кресло у ее кровати и приготовился слушать.

— Я была вынуждена сбежать от сэра Стюарта, потому что мне уже недоставало сил противостоять ему. Я почти наверное знаю — если бы я осталась, меня бы выдали замуж против моей воли.

Джон удивленно поднял на нее глаза.

— Замуж! — воскликнул он. — Этот человек пытается силой заставить вас выйти за него замуж?

— Именно к этому он и стремится. Он намерен силой отвести меня к алтарю.

— Но почему? — спросил он, не сводя с нее изумленных глаз.

— Потому что я богата, очень богата, — вздохнула она в ответ. — У него есть титул, но нет денег — поэтому ему нужна богатая жена. Он был приятелем моего отца, хотя я считаю, что другом он ему не был. Папа любил азартные игры и частенько играл в карты с сэром Стюартом. Я пыталась открыть ему глаза на то, что сэр Стюарт попросту обирает его, но папа был просто одержим желанием заполучить для меня титул. Именно поэтому сэр Стюарт произвел на него такое большое впечатление. Он говорил, что мы должны гордиться тем, что «такая знатная особа» снисходит до нас. Я обычно очень сердилась, потому что не считаю сэра Стюарта достойным человеком.

— Я тоже, — горячо согласился Джон. — По-моему, он просто заурядный хвастун. А что касается его титула... он, скорее всего, просто рыцарь. Или баронет?

— Нет, мне точно известно, что он рыцарь, поскольку он любит напыщенно называть себя «рыцарем королевства».

— Ну, это трудно назвать титулом, — заметил Джон. — Полагаю, так его назовут только те, кто вообще не принадлежит к дворянству. Когда он нынче назвал мне свое имя, можно было подумать, что он по меньшей мере герцог, а не человек, имеющий низшее дворянское звание. По правде сказать, он упомянул, что заседает в палате лордов, но рыцарей там нет. Он явно считает меня невеждой, который в таких делах не разбирается. И заметьте, я подыграл ему, чтобы польстить его тщеславию, назвал его «настоящим лордом», изобразив такое восхищение, на какое только был способен. Как самый последний болван.

Увлекшись, он говорил с гордым сознанием своего графского титула, забыв, что ей ничего об этом не известно. Когда он спохватился, то увидел, что мисс Смит несколько ошеломлена и не сводит с него глаз.

— А вы сведущи, — сказала она. — Должно быть, немного времени провели в среде аристократов. По чести говоря, вы больше похожи на джентльмена, чем некоторые титулованные особы.

— Мне приходилось в армии встречать аристократов. Как правило, это были младшие отпрыски родовитых семейств, — смешавшись, пробормотал Джон.

— Вы служили в армии? — обрадованно переспросила она. — Вы были на Крымской войне? Ой, как здорово!

— Был, — тихо ответил он.

Она увидела выражение его лица, и сразу же тон ее изменился.

— Простите, — проговорила она. — Вероятно, с моей стороны это прозвучало очень глупо. Должно быть, для тех, кто там побывал, это было ужасно.

— Ужасно, — согласился он. — И давайте больше не будем об этом говорить.

— Конечно, — мягко согласилась она. — Не будем говорить о войне, если вам это неприятно.

Что-то в голосе девушки заставило его поднять глаза. Он прочел на ее лице доброту и сочувствие, и сердце его оттаяло. Но что было тому причиной — он затруднился бы объяснить даже самому себе.


Глава 3 | Отель "Парадиз" | Глава 5