home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 6

Джон тихонько постучал в дверь номера мисс Смит со словами:

— Не волнуйтесь, это я.

Она тут же открыла, пропуская его внутрь, и снова заперла за ним дверь.

— Великодушно простите, — сказал он, ставя поднос на туалетный столик. — Так уж вышло, что мы вас изрядно напугали.

— Не беспокойтесь, я больше не боюсь. Так приятно встретить знакомого человека, такого как Розанна.

— Розанна?

— Да, так ее зовут. А вы не знали?

— Я познакомился с ней лишь сегодня днем, она слегка напугала меня своей... строгостью.

— И того бедного парня тоже, — добавила Сесилия, хихикая.

Джон тоже засмеялся.

— Бедняга Фрэнк. Он считает себя дамским угодником, но сегодня удача изменила ему. Розанна едва не вышибла из него дух, а Черри только что дала от ворот поворот. Ну вот, мадам, ужинать подано.

Джон произнес это как-то очень торжественно, придвинул девушке стул и предложил салфетку.

— Благодарю вас, великодушный сэр, — ответила она. — А это что?

Мильтон откупоривал бутылку вина.

— Вино я точно не заказывала.

— Это за счет гостиницы, отметим нашу встречу.

— О да! — живо ответила она. — Я сейчас чувствую себя намного спокойнее, так что это стоит отметить.

Джон налил вино, они сдвинули бокалы и оба весело рассмеялись.

— Я так проголодалась, — призналась она, с аппетитом принимаясь за еду. — День был нелегкий!

— Вот неудача, — внезапно произнес Джон, — столько всего произошло, а я все еще не знаю вашего имени. Как вас зовут?

— Сесилия, — ответила она.

Джон тут же решил, что Сесилия — самое прекрасное имя из тех, что ему доводилось слышать.

Пока она ужинала, он рассказывал ей истории из армейской жизни — не те страшные, что связаны с войной и страданиями, а многочисленные смешные и забавные эпизоды. Она смеялась от всей души, и Мильтон уже начал подумывать, что он, должно быть, довольно остроумен.

За этой веселой болтовней, когда Джон чувствовал себя по-настоящему счастливым человеком, прошло немало времени. Но, спохватившись, он испытал и чувство вины.

— Меня так захватила наша беседа, что я забыл о своих обязанностях, — признался он. — Мне, пожалуй, пора спуститься вниз и проверить...

— Проверить что? — спросила она с лукавой улыбкой.

— Проверить... то, что нуждается в проверке, — запинаясь, ответил он.

— И что бы это могло быть?

— Так нечестно, — запротестовал он. — Я же признался, что я — новичок. Уверен, внизу меня ждут какие-то дела — я должен что-то проверить.

— Знать бы еще, что! — поддразнила она его. — Думаю, постояльцы уже поужинали и играют в бридж. А ваш персонал вполне привык обходиться без вас.

Джон понял, что Сесилия не хочет, чтобы он уходил. Это было искушение, которому он не должен был поддаваться.

— Я должен уйти ради вас, — не без труда промолвил он. — Мне не следует оставаться с вами в номере наедине. По крайней мере так надолго.

— Но я вам доверяю, — ответила она.

Его сразила наивность в ее глазах и недоумение, прозвучавшее в голосе. Он тут же почувствовал себя джентльменом.

— У меня внизу дела, — решительно заявил он. — И как раз время ими заняться. Не забудьте запереть за мной дверь.

— Вы такой добрый, все понимаете, и мне уже не так страшно, как сразу после приезда, — с жаром произнесла она.

Джон улыбнулся.

— Я очень надеюсь, что ваши страхи скоро совсем пройдут, — одобряюще улыбнулся он. — Но вы не должны покидать номер, пока я вам не скажу, что это безопасно.

Произнес он это довольно решительно, она согласно закивала.

Джон забрал поднос, быстро вышел из номера и поспешил вниз.

Кое-кто из постояльцев поднимался по лестнице, направляясь в свои номера. Он вежливо пожелал им спокойной ночи и услышал в ответ комплименты прекрасному ужину и гостинице в целом.

Джон заглянул в столовую, где убирала Черри.

— Вы молодец, — сказал он ей. — Наши гости всем довольны. Я благодарю вас за хорошую работу.

Она подарила ему очаровательную улыбку, и Джон понял, что его похвала ей польстила. Затем — поскольку он намеревался сделать все как подобает — Мильтон прошел на кухню к миссис Джонс, которая только что завершила все дела этого дня. Она сказана, что ее уже ноги не держат и если кто-то еще захочет поесть, пусть терпит до завтрака.

Джон рассмеялся.

— Было бы разумнее оставить немного вашего отменного пирога, который подавался к чаю, и, возможно, несколько птифур на приставном столике, — предложил Джон. — Тогда те, кто припозднится, могли бы ими угоститься.

—Думаю, вам тоже пора ложиться, — ответила миссис Джонс. — Скоро полночь.

— Вы отлично потрудились, — заметил Джон, любезно улыбаясь. — Вы настоящее сокровище!

Пожелав спокойной ночи миссис Джонс, он погасил свет в столовой, потом вернулся в свой кабинет.

Мильтон закрыл окно и, запирая ящик стола с журналами регистрации постояльцев, услышал, как кто-то идет по коридору.

Джон охнул, догадываясь, кто это мог быть, — и точно, в следующее мгновение в его кабинет вошел сэр Стюарт.

Прежде чем тот открыл рот, Джон произнес:

— О, вы вернулись! А я как раз закрываюсь и иду спать.

—Я все еще не нашел молодую леди, — сказал сэр Стюарт. — Так ты уверен, что ее здесь нет?

— Я вам уже отвечал на этот вопрос несколько часов назад, — твердо ответил Джон. — И другого ответа у меня нет.

На мгновение в комнате повисла тишина, потом сэр Стюарт спросил:

— А ты абсолютно уверен, что она не прячется здесь? Может, она появилась в гостинице, когда ты был занят, или обедал, или поднялся наверх проверить пустые номера?

От его манеры разговаривать Джону сделалось не по себе — чего доброго, сэр Стюарт потребует обыскать гостиницу.

— Уверяю вас, с нашей последней встречи номеров никто не снимал. Без меня это было бы невозможно. На обед приходили люди, но, как видите, столовая уже закрыта, все ушли. Честно говоря, я как раз запираю гостиницу.

— Очень хорошо. Я сниму номер на ночь, — потребовал сэр Стюарт.

Джон замер. Это была катастрофа!

— Боюсь, у нас нет свободных номеров, — решительно ответил он.

— Уверен, что для меня что-нибудь найдется.

— А я уверяю вас, что все занято.

Сэр Стюарт полез в карман и вытащил горсть золотых монет.

— Зачем ходить вокруг да около? — произнес он с неприятным елеем в голосе. — Уверен, кого-то можно выселить.

— Ошибаетесь, у меня нет ни малейшего намерения это делать, — гневно ответил Джон. — Будьте любезны покинуть гостиницу, или я буду вынужден позвать полицию.

Сэр Стюарт угрожающе рыкнул.

— Да ты пьян, если позволяешь себе так со мной разговаривать!

— Полицию я смогу вызвать в любом состоянии — пьяный или трезвый, — заметил Джон.

Сэр Стюарт поджал губы, считая, что подвергся оскорблению уже потому, что ему посмели перечить! Спустя мгновение Джон сказал:

— Советую вам отложить поиски до завтра. Ночью вам вряд ли будет сопутствовать удача. Завтра, при свете солнца, возможно, вам повезет больше.

Сопя от недовольства, сэр Стюарт рявкнул:

— Отлично, но так просто ты не отделаешься!

— Утро вечера мудренее, — продолжал Джон, не обращая внимания на угрозу. — Видимо, придется вам поискать в другом месте. Если леди от вас убегает, сомневаюсь, что она остановится там, где вы вероятнее всего будете ее искать.

Вновь повисла пауза, прежде чем сэр Стюарт ответил:

— Однако если она появится, ради бога, выясни, куда она направляется, а еще лучше — задержи ее и сообщи мне. Я остановился в «Гранд-отеле».

Он заметил, что Джон смотрит на него с недоумением, и раздраженно бросил:

— Конечно, у меня есть номер в отеле. Ты ведь не думаешь, что мой выбор пал бы на ваше заведение, если бы мне действительно потребовался номер, верно?

—Да, сэр, — деревянным голосом ответил Джон.

Сэр Стюарт нацарапал свое имя и адрес «Гранд-отеля» на клочке бумаги.

— Держи, — сказал он, протягивая Джону бумажку. — И смотри не потеряй. Да убедись, что все служащие гостиницы знают, кого ищут.

—А кого мы ищем? — раздался голос позади Джона.

Джон с ужасом понял, что это мисс Кемпбелл — настроенная воинственно как никогда.

— Молодую женщину, — заорал сэр Стюарт. — Светлые волосы, красивая, хорошо одета, возможно, будет в розовом капоре...

—А, вот кого! — сказала мисс Кемпбелл облегченно.

Джон ушам своим не поверил! Неужели эта неуравновешенная молодая женщина их выдаст? После всего, что она сказала?

— Ты видел ее? — набросился сэр Стюарт на Джона. — Ты же говорил, что ее здесь не было.

— Он ее не видел, — ответила мисс Кемпбелл. — Уж будьте уверены. Я таких барышень отваживаю от гостиницы прежде, чем их увидит кто-либо из мужчин. Это приличная гостиница.

— Что значит «отваживаете»? — спросил сэр Стюарт.

— Я их просто не впускаю. Подобным особам здесь делать нечего.

— Можно поинтересоваться, кого вы имеете в виду под «подобными особами»? — взвизгнул сэр Стюарт, тут же вставая на защиту чести своей предполагаемой невесты. — Вы подразумеваете, что она — женщина с дурной репутацией?

— Конечно, с дурной. При ней не было служанки. А уж я-то знаю, что это означает. Я ясно дала понять, что ей следует сделать, и она ушла.

— Когда это было? — спросил Джон, стараясь, чтобы голос его звучал обыденно.

— Где-то пару часов назад, сэр. Я работала с документами, когда вальяжно так вошла эта особа и потребовала номер. Я поинтересовалась, где ее горничная, она придумала какую-то глупую историю о том, что не взяла ее. Приличные женщины так не поступают, поэтому я вытолкала девицу через черный ход, чтобы никто из наших постояльцев ее не увидел.

— Она сказала, куда направляется? — бесновался сэр Стюарт.

— Она бормотала что-то о том, что возвращается в Лондон и кому-то сдается.

— Сдается? — взвизгнул сэр Стюарт. — Она на самом деле так сказала?

— Она на самом деле так сказала. Я не уточняла, что это значит. Да и не было нужды. Для подобных барышень «сдаюсь» означает только одно. Я сказала лишь, что Лондон — лучшее для нее место.

—Лондон... — выдохнул сэр Стюарт.

Его глаза загорелись при одном лишь намеке на то, что он, возможно, победил.

Джон с презрением наблюдал за ним. Неужели глупости этого человека нет предела?

—Лондон, — повторил сэр Стюарт. — И она уступает.

— Сдается, — твердо поправила мисс Кемпбелл.

- Что?

— Не уступает, а сдается. Она сдается. Это ее слова.

— Уступает, сдается — это одно и то же.

— Вовсе нет, — возразила мисс Кемпбелл, явно настроенная поспорить. — Она точно сказала «сдается», и мы все, конечно, понимаем, что это означает...

— Перестаньте поучать меня, девушка, — взревел сэр Стюарт. — Мне плевать, как она сказала. Она там, где надо, где я хочу. Отлично!

Не удостоив их более ни единым словом, он вышел из кабинета, хлопнув дверью.

Джон пошел следом и подождал, пока он сядет в экипаж и уедет, после чего вздохнул с облегчением.

Сэр Стюарт Пэкстон так набросился на него, что Джон сразу понял: у Сесилии не было иного выхода, кроме как сбежать от него.

Но теперь она не одна. Теперь у нее есть солдат, готовый встать на ее защиту, и хитрая мисс Кемпбелл. Сэр Стюарт даже не подозревает, с каким противником он столкнулся.

Мильтон зашагал обратно в гостиницу, желая отыскать мисс Кемпбелл.

— Молодец! — радостно похвалил он ее. — Вы непревзойденная актриса!

—Думаете, подействовало, сэр?

— Подействовало? Еще как! Вы отлично сыграли. Фрэнк, ты видел?

До этого момента Фрэнк старался держаться в тени, но после этих слов тотчас же объявился, сияя улыбкой.

—Да, сэр. Мне даже стало жаль его. Он не понял, с кем связался. Ему еще повезло, что нос не расквасили, — добавил он задумчиво.

— Нет уж, этот трюк я приберегу для тех, кто меня очень сильно разозлит, — многозначительно заметила мисс Кемпбелл.

— Ой, у меня же полно дел, — пробормотал Фрэнк и тут же испарился.

Наконец во всей гостинице погасли огни и воцарилась тишина; постояльцы отошли ко сну. Джон увидел, как через боковую дверь проскользнула Черри, а за ней мелькнула еще чья-то тень.

Он услышал голос Фрэнка, ласково в чем-то убеждающий девушку, затем — звук пощечины.

— О-о! — раздался голос, вне всяких сомнений принадлежащий его камердинеру.

— Не распускай руки! — послышался голос Черри. — Я ведь тебя уже предупреждала.

Боковая дверь закрылась, и спустя мгновение из темноты, потирая щеку, вынырнул Фрэнк. Увидев хозяина, он замер на месте и робко улыбнулся.

Из противоположного окна в свете луны было видно, как Черри спешит к лестнице, ведущей на пляж. Там ее поджидал мужчина, и Черри с радостным возгласом бросилась к нему в объятия.

— Что ж, — философски заметил Фрэнк, — нельзя все время выигрывать.

— Кажется, ты все время проигрываешь, — заметил Джон. — Тебе досталось по той же щеке, что и от мисс Кемпбелл.

— Нет, сэр, — мрачно ответил Фрэнк. — По другой. Теперь у меня полный ажур!

— Вам, юноша, лучше держаться от нее подальше. Целее будете, — раздался голос у них за спиной.

Они обернулись одновременно и увидели мисс Кемпбелл.

— Я не боюсь, — с вызовом заявил Фрэнк.

Несмотря на полумрак, мисс Кемпбелл оценивающе оглядела его с ног до головы, и по выражению ее лица было ясно, что увиденное не произвело на нее благоприятного впечатления.

— А стоило бы, будь у вас хоть капля ума, — ядовито заметила она. — Последний, кто попытался

приставать к Черри, до сих пор не может расстаться с костылями. Спокойной ночи, джентльмены.

Они молча смотрели ей вслед.

Фрэнк смущенно откашлялся.

— Ну, Черри мне нравится, но не до такой же степени!..

— Что тоже неплохо, — с кривой усмешкой заметил Джон, — ты же ей совсем не нравишься.

Фрэнк бросил на него обиженный взгляд.

Джон решил заглянуть к Сесилии, которая наверняка будет крепче спать, если узнает, что сэра Стюарта обвели вокруг пальца и вынудили уехать. Он запер свой кабинет и проверил, заперты ли двери на первом этаже.

Затем он поднялся наверх и постучал в дверь номера мисс Смит. Слегка встревоженный голос спросил: «Кто там?»

— Это я, с хорошими новостями, — ответил Мильтон.

Он слышал, как она спрыгнула с кровати и подбежала к двери. Сесилия стояла на пороге, вглядываясь в него, словно стараясь удостовериться, что это действительно он, а не кто-то другой.

— Что случилось? — прошептала она. — Я так боялась, что сэр Стюарт может ворваться в гостиницу и осмотреть все номера.

— Нет, он уехал. Мисс Кемпбелл... Розанна придумала хитрую историю о том, что видела вас, и заставила покинуть гостиницу.

— А отчего она так поступила?

Джону вдруг стало ужасно неловко: зачем он вообще стал рассказывать ей эту историю? Как теперь объяснить этой утонченной, благовоспитанной барышне, что ее назвали женщиной с сомнительной репутацией?

— Э-э... неважно, — быстро ответил он. — Суть в том, что он теперь полагает, будто бы вы вернулись в Лондон.

Произнося эти слова, Джон внезапно осознал, что она стоит перед ним в тонком пеньюаре и с рассыпавшимися по плечам волосами. Она была такой прелестной, что у Мильтона перехватило дыхание.

— Я вам так благодарна, — проговорила она своим нежным голоском. — Отчего вы так добры к абсолютно незнакомому человеку? Вы кажетесь мне просто ангелом-хранителем, спустившимся с небес. Теперь я могу лечь спать и ничего не бояться.

Она глубоко вздохнула, и у Джона дрогнуло сердце.

Из коридора донеслось негромкое покашливание. Джон замер, но когда обернулся, то увидел приближающуюся к ним мисс Кемпбелл. Правда, ее лицо не предвещало ничего хорошего. За ней маячил Фрэнк, послушно несший стопку постельного белья.

— Я решила спать сегодня здесь, — заявила она тоном, не допускающим возражений. — Так мисс Смит будет спокойнее.

— Но ведь сэр Стюарт уехал, и именно благодаря вам, — заметил Джон.

— Тем не менее так ей будет спокойнее, — непреклонно повторила мисс Кемпбелл, буравя его взглядом и не оставляя ни малейшего сомнения о том, какого рода опасность она подразумевает.

Увидев в руках у Джона поднос с двумя бокалами и бутылкой лучшего вина из гостиничных погребов, она бросила на него гневный взгляд.

— Превосходное вино! — сказала она ледяным тоном.

—Да, так любезно с его стороны было принести мне вина, хотя я и не заказывала, — невинно произнесла Сесилия.

— С вами трудно не согласиться! — лицо мисс Кемпбелл красноречивее любых слов говорило, что она думает о мужчинах, которые приносят женщинам в спальню вино за полночь, тем более когда их об этом не просят.

Величественным шагом она вступила в номер, Фрэнк уныло плелся за нею.

—Довольно, юноша, — сказала она. — Оставайтесь на месте, а это дайте мне.

Она взяла у него из рук постельное белье и направилась в глубь комнаты.

— Ой, Розанна, как мило с вашей стороны, — обрадовалась Сесилия и улыбнулась Джону. — Доброй ночи, мистер Мильтон.

— Доброй ночи, мисс Смит.

Едва Джон успел произнести эти слова, как мисс Кемпбелл закрыла дверь у него перед носом.

— Не любит она нас обоих, — заметил Фрэнк.

—Да это не важно, зато мне будет спокойнее, если я буду знать, что у мисс Смит такой великолепный страж. Уверен, мисс Кемпбелл в состоянии отпугнуть любого незваного гостя.

— Нисколько не сомневаюсь, — с чувством заметил Фрэнк. — Я ни одного бульдога так не боялся!

—Я тоже!

Из-за закрытой двери они услышали голос Сесилии:

— Розанна, признайтесь же, что вы сказали тому ужасному человеку? Почему вы «заставили меня покинуть гостиницу»?

Джон и Фрэнк замерли на месте, а шепот Розанны подсказал им, что она объясняет, что к чему. Повисла тишина, а потом раздался звук, который они меньше всего ожидали услышать.

Это был хрустальный смех Сесилии — казалось, ее охватило неуемное веселье.

Ошеломленные, они уставились друг с друга в полном недоумении.

— Это лишний раз доказывает, сэр, — сказал Фрэнк, — что женщин не поймешь.

— Это точно! — с чувством ответил Джон. — Что ж, пошли, пропустим по стаканчику.

Джон проснулся в половине седьмого утра, надел купальный костюм, поверх набросил сюртук и, выйдя из гостиницы, спустился на пляж.

Он с облегчением увидел, что в этот час вокруг ни души, подбежал к воде и нырнул, наслаждаясь свежестью морской воды. Джон энергично вынырнул и поплыл, размеренно дыша и ощущая радость жизни — впервые с тех пор, как вернулся с Крымской войны.

Когда Мильтон вышел из воды, он увидел на берегу Фрэнка, который подавал ему какие-то знаки.

— Я лишь хотел сообщить вам, что этот противный старикан и в самом деле уехал в Лондон, — сказал он. — В семь я видел его в проезжающем экипаже. Миссис Джонс сказала, что поезд на Лондон в половине восьмого — должно быть, он на него и торопился.

— Значит, мы от него отделались! — воскликнул Джон. — Для этой бедняжки номер больше не будет тюрьмой!

— Мы, кажется, собирались найти ей место, где можно получше спрятаться, сэр.

— Я помню об этом, но пока еще не придумал, где именно.

В действительности же он планировал весь день провести с Сесилией.

Когда они вернулись в гостиницу, Джон, переодевшись, направился в ее комнату, надеясь, что она там уже одна. Дверь открыла Сесилия. Она была в халате, и Мильтон снова не мог отвести глаз от ее прекрасных, струящихся по плечам волос.

—Я пришел вам сказать, что сегодня утром сэр Стюарт сел на поезд до Лондона.

Девушка захлопала в ладоши.

— Чудесная новость! Ах, если бы он там и остался!

— Уверен, что останется. Когда он не обнаружит вас в своем доме, ему придется вспомнить о других местах в Лондоне, куда вы могли бы отправиться. Вы можете предположить, где он будет искать?

У папа было несколько приятелей в Лондоне. Он может попытаться искать меня там.

—Тогда мы в безопасности, по крайней мере на какое-то время. Позвольте поинтересоваться, не согласились бы вы пойти со мной поплавать?

— Ой, с удовольствием!

— У вас есть купальный костюм?

— Нет, я бежала в такой спешке, что и не думала о купании.

— Я знаю тут магазинчик, где можно приобрести купальный костюм. Я зайду за вами через час.

Джон спустился к завтраку, чтобы дать распоряжения служащим. Миссис Джонс мягко намекнула, чтобы он не беспокоился, и Мильтон верно истолковал и этот намек: они прекрасно справляются и без его вмешательства.

Час спустя, радостно насвистывая себе под нос, он шел к Сесилии, чтобы отправиться с ней в магазин. Но дверь открыла мисс Кемпбелл.

— Мне нет необходимости покупать костюм, — сказала Сесилия, — поскольку милая Розанна одолжит мне один из своих. Она идет на пляж вместе с нами. Правда, мило?

Мильтон с радостью обошелся бы без компании мисс Кемпбелл, но был рад присутствию рядом с юной леди такой защитницы.

Он ждал женщин внизу, когда спустя какое-то время к нему присоединился Фрэнк, нагруженный разными вещами.

— Ты сегодня уже не работаешь в баре? — поинтересовался Джон.

— Нет, сэр. Мне велено сопровождать вас на пляж.

— Но я не давал таких распоряжений!

— Верно, сэр, вы не давали, — скорбно признался Фрэнк. — А она распорядилась и вручила мне все эти сумки. Конечно, — добавил он с надеждой, — вы можете велеть мне остаться.

— И ослушаться мисс Кемпбелл?! — с притворным ужасом спросил Джон. — Каким же надо быть героем, Фрэнк! Нет, думаю, тебе лучше пойти с нами на пляж и... выполнять все ее распоряжения.

— Вы бессердечный человек, сэр. В вас нет ни капли жалости.

В следующий миг спустились дамы, и Фрэнк, оробев, прикусил язык.


Глава 5 | Отель "Парадиз" | Глава 7