home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



жестокая сказка

Запасная книжка


Один верблюд идет…

Ползи ко мне, путник. Солнце печет, вокруг, куда ни посмотришь, — одни пески. Ни тени, ни зелени. А впереди — я. Ты ведь хочешь пить? Ты мечтаешь о холодных струях воды, стекающих по подбородку? Вот она, вода, видишь? Я не могу пролиться влагой в твои руки: меня ведь на самом деле нет. Я могу лишь показать тебе твою мечту, да и то издалека; меня нельзя рассмотреть поближе: я от этого съеживаюсь и таю. Но далекая недостижимая цель — это ведь все-таки лучше, чем ничего? А даже если хуже… Разве у меня есть выбор? Ты не отпустишь меня. Хотя сам понимаешь, что уже четвертый час бредешь за миражом, но он тебе нужен, этот мираж. Потому что исчезни я — и ты упадешь на песок, тебе некуда больше будет идти; кругом одни пески и никакого ориентира. И забросило же тебя, бедолагу… Вот ты уже и упал.

Все правильно, теперь ты сможешь дойти до меня. Плоть — слишком тяжелая штука, без нее куда проще. Вот, кстати, и мальчик тебе поможет…


Mirror, mirror on the wall…

Конечно, конечно, сейчас. Для того меня тут и повесили. Ты же сама и повесила. Вот оно я. Твое отражение исчезает, и появляюсь я. Не ты смотришь в зеркало, а зеркало смотрит в тебя.

Что я могу сказать? Ты сама все понимаешь, королева. Высока, стройна, бела ты была семнадцать лет назад, когда твоя падчерица еще только училась ползать. А сейчас тебе уже за сорок. И это в мрачном Средневековье, в дикой варварской стране, где пятьдесят — уже глубокая старость. Что же ты хочешь от меня услышать?

Что может отразить зеркало, кроме тебя самой? Семнадцать лет ты цеплялась за свою веру и была права. Но ты же не слепая и не дура. Ты сама все понимаешь. Потому и не подходила ко мне так долго, верно?

Вот оно, отражение твоих страхов и сомнений. Сетка морщин в уголках глаз, дряблые складки на шее, тонкие седые прядки в некогда черных волосах. Ты ждешь ответа, королева? Все того же ответа, несмотря ни на что? Конечно, я отвечу. Для того ты меня и повесила на стену.

Да, королева, ты услышишь то, чего ожидаешь.

Нет, королева, ты не прекрасна.


Мене мене тэкел уфарсин…

Вот ведь чушь-то, верно? Ты ждал Знака — вот он, твой знак. Получи. Будет много толкований, но верным, как всегда, будет то предсказание, которое исполнится. Это меня уже не касается, это — твои проблемы.


Аарг! Аарг! Аарг!

Призыв, который невозможно проигнорировать. Я иду, иду, вот я уже тут…

Равномерно стучат в землю плотно сжатые кулаки, мечутся из стороны в сторону чешуйчатые хвосты. Черная в лунном свете кровь жертвы стекает с алтаря. Шаман судорожно дергается в священном танце.

«Аорака татугу!» — говорю я, покачиваясь в столбах дыма, и мой народ падает ниц, благодаря за Откровение. Конечно, идите. Конечно, ваше дело правое. Да вы и не ожидали другого ответа. Идите и убейте надменных врагов. Только разве для этого вам нужно было спрашивать меня?


Граа! Граа! Граа!

Нет никаких сил противиться этой воле, выдергивающей из небытия и швыряющей в огненные цепи, в клетку из черного обсидиана. Беспорядочно стучат о дощатый настил чешуйчатые хвосты, мелькают в воздухе сжатые кулаки. Шаман застыл в священном трансе. Черная кровь жертвы стекает с алтаря… Как мне это все надоело!

Чужая воля, порожденная объединенным сознанием, бросает меня на колени, выворачивает из суставов руки, разрывает пасть, вытягивая из нее желательные слова. Правильно, ребята, чего со мной церемониться? Не просите у богов милости — отбирайте положенное вам силой.

«Угутат акароа…»— выхаркиваю я с кровью, и воздух сотрясается от победных криков. Конечно, ребята, идите, раз вам приспичило. Идите и убейте зловещего врага. Флаг вам в руки.

Кто бы ни победил — он будет прав. По определению. Потому что добро всегда побеждает.


Клик, клик

Конечно, это здорово, что я есть! Я сам чертовски рад. Если бы меня не было, мы бы никогда не встретились, а это было бы ужасно! Да, аська тоже хорошая штука, конечно же.:)

Вот он я, перед тобой — буковки на экране. Здравствуй, сестренка:) Как твои дела, как сессия? Я сегодня написал стишок, совсем короткий, хочешь, расскажу?

Если бы горы вдруг стали лесами,

Если бы сосны вдруг стали морями,

Если бы море вдруг облаком стало,

Что бы настало?

Просто бы плавали по морю шишки,

Просто бы в небо ныряли мальчишки.

Ты как-то невесело смеешься, малыш. Не спорь, я же чувствую. Что случилось? Даже так? Правда? Бедненькая моя… Это пройдет, солнышко. Честное слово. Конечно, уверен.

Посмотри вот сюда, по этой ссылке. Ничего, я подожду. Посмотрела?:) Хорошо, правда?:) Мне тоже понравилось. Вот, ты уже и улыбаешься.:) Ну, утри слезки. Да, я знаю.

Мне надо бежать, я и так всего на минутку заскочил. Ты же знаешь, я не могу подолгу сидеть в аське. Только когда я тебе нужен:) Вот тебе и «бэ-э-э!»:)

Погладь от меня свою собаку. И передавай привет нашим, когда увидишь.

Да не за что:) До скорого! Целую в носик.


Щелк — и нет меня. Нет буковок на экране.


Придет серенький волчок, он ухватит за бочок…

Спи, малыш, спи. Не пугайся, я тебе только снюсь. Видишь, совсем не страшный. Большой и плюшевый. Ты ведь мечтал о таком? Да, меня можно погладить. Я совсем как настоящий.

Ты ведь хотел завести себе дракона? Теперь у тебя есть свой дракон. Правда, только во сне. Да, конечно, драконы не такие. Драконы — огромные тяжеловесные твари, они налетают на деревни и душат людей ядовитым дыханием. Но мы-то с тобой знаем, что эти драконы — не настоящие. Настоящий — я, теплый и плюшевый. А если в твой сон посмеет залететь какая-нибудь крылатая нечисть, я ее прогоню. Спи спокойно, малыш. С тобой ничего не случится.


Глубина, глубина, я не твой…

Ты с ума сошел, путник! Откуда на болоте светящееся окошко? Зачем ты так страстно хочешь его увидеть? Ну, ничего не поделаешь, пеняй на себя.

Вот он я, видишь? Тусклый мерцающий свет впереди и сбоку. Там, где самая глубокая трясина.

Я не виноват. Я не зову тебя! Я всего лишь горю над болотом крошечным огоньком. Ну куда ты!.. Хоть палку возьми… Ведь топь же!

Да, я слышу тебя. Не надо так кричать. Я услышу, даже если ты будешь тонуть молча. Кроме меня, некому тебя услышать.

Конечно, вот он фонарь. Это идет спасение. Тусклый маленький фонарик приближается, покачиваясь… И ничего, кроме фонарика… Не смотри на меня так! Я не виноват!


Лети, лети, лепесток…

Не вздрагивай, радость моя. Это действительно я. Меня нет, ты знаешь, что меня давно уже нет. И все-таки, это было мое лицо, а не просто случайный блик на стекле. Это я касаюсь твоих губ случайным поцелуем ветра. Я скатываюсь по твоей щеке холодной слезинкой дождя. Потому что существовать в мире, где нет меня — это просто невыносимо. Это было бы выше твоих сил. А значит, я есть.

Я здесь, я всегда рядом с тобой. Мы теперь всегда вместе. Ты ведь этого хотела, но никогда не думала, что это будет так… Разве я когда-нибудь мог тебя подвести? Я с тобой, хорошая моя. Ты знаешь. И даже через тридцать лет проснешься с беззвучным криком, когда ветер из окна коснется твоей щеки моим дыханием.

Я с тобой, до самой смерти — сколько бы их еще ни было. Я смотрю на тебя из-за плеча и немного сверху — нет-нет, не оборачивайся! Ты же знаешь правила, нельзя подглядывать. Я всегда успею прикинуться игрой теней на обоях или пролетевшей птицей, или даже посторонним человеком из толпы. Мне нельзя показываться тебе на глаза. Но эта паутинка, упавшая на твое плечо — мой волос. Взгляд бродячей собаки из-за угла — мой взгляд, я ведь иногда умел смотреть точно так же. Поворот головы случайного прохожего, знакомая царапина на чьем-то пальце, долетевший с ветром обрывок голоса — это все я. Не для всех, только для тебя. Только ты имеешь право видеть эти намеки. Потому что мы — одно целое, и всегда понимали друг друга с полуслова.

Я ведь все равно прорвусь к тебе сквозь реальность. Мне легко идти: ты зовешь меня. С ветром, с дождем, с паутинкой, даже с бессвязными словами этого полупьяного мужика, который сам не поймет, откуда они вылезли ему на язык, я найду к тебе путь. Чтобы коснуться тебя. Чтобы поддержать. Утешить. Дать сил. Сил у меня еще много, их всегда было много. А больше ничего не осталось, извини.

Я очень хочу, чтобы ты жила долго и счастливо. За нас двоих. Это тяжело, но ты справишься. Я в тебя верю. Так же, как ты веришь в меня.


Чур, чур, дитя!

Да, царь, конечно, я верю. Не ты, не ты мой лиходей. Но почему же кровавые мальчики пляшут в твоих глазах? Откуда такой испуг? С чего бы тебе оправдываться, царь, перед самим собой, если ты ни в чем не виноват? Так ли чиста твоя совесть, царь?


Запасная книжка

Один верблюд упал… клик, клик… отпусти меня, глубина… ты прекрасна, спору нет… и потащит во лесок… возвращайся, сделав круг… клик, клик… лишь коснешься ты земли…


Кто я? Кто я? КТО Я?!!


* * * | Запасная книжка | * * *