home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 16

Мия


Если бы моменты можно было запечатлеть навечно, чтобы потом возвращаться к ним, то мои моменты были бы связаны с прошлой ночью.

Я бы поместила в коробку все свои воспоминания, завязала бы лентой и сохранила бы ее навсегда. Сохранила бы, чтобы открыть тогда, когда просто необходимо вспомнить чудесные моменты.

Я знаю, что для большинства девушек пойти с парнем в ночной клуб с разбрызгиванием там неоновой краски, может быть, и не такая уж замечательное событие.

Но я не другие девушки.

Потому что эта ночь принадлежала мне. Джордан посвятил ее мне. Сфокусировался на мне. Волновался, была ли я счастливой, хорошо ли проводила время.

Я.

Я себя чувствовала абсолютно свободной с этим человеком.

Я могла танцевать так, как хотела я. Говорить, с кем бы ни захотела. Целовать того, кого выберу я.

Джордана.

Нет страха. Ощущения контроля. Гнева.

Просто счастье.

Я никогда такого не испытывала, но так хотела снова это ощутить…

И снова…

И снова…

Словно лучший кусок от пирога свободы, покрытый взбитыми сливками и тертым шоколадом.

И Джордан был этими шоколадом.

Мы находились в клубе, поглощенные друг другом. Когда ночь закончилась, и наступило время поехать домой, Джордан и я вместе вернулись в отель на его машине, а Бет выпал шанс поехать домой с Тони.

Он был идеальным. Да, все было идеально. И когда он подошел к моей двери, то поцеловал меня на прощание — сладчайший поцелуй из всех, испытанных мною. А потом пошел в свою комнату.

Я отмыла краску, как могла, и, полностью удовлетворенная, легла в постель.

Теперь я, ни свет, ни заря, лежу в постели и не могу заснуть. Считаю минуты до того, как увижу Джордана, одновременно воспроизводя каждый момент прошлой ночи — включая ту встречу с бывшей Джордана. Я съеживаюсь от страха, когда думаю над тем, что сказала она, и пугаюсь еще больше от сказанного мной.

Когда я слышу стук в дверь, чуть ли не выскакиваю из кровати от предвкушения и вспоминаю, что я в пижаме, только когда открываю дверь. Я, возможно, выгляжу отвратительно. Я никогда не была озабочена своим видом — до него. Я одевалась мило, потому что на это рассчитывали Оливер и Форбс.

— Привет, — говорит он низким и слегка охрипшим голосом, — я тебя не разбудил?

Боже, он шикарно выглядит даже так рано.

— Нет. Я уже давно проснулась. Не могла заснуть.

— Как и я. Эта девушка заняла все мои мысли.

— Я ее знаю? — я с трудом борюсь с желанием улыбнуться.

Дозер появляется возле Джордана, и все внимание щенка сосредоточено на мне. Оставляя позади Джордана, он подходит ко мне.

— Привет, приятель, — я становлюсь на колени, чтобы его погладить.

— Возможно, ты ее знаешь, — отвечает на мой вопрос Джордан, — блондинка, голубые глаза, красивая... Прошлой ночью мы были на свидании.

Он только что назвал меня красивой.

Красивой.

Задумавшись, я смотрю на Джордана.

— Правда? — подыгрывая ему, говорю я. — Так как прошло ваше свидание?

— Ну, вот в чем дело… — он наклоняется, гладя Дозера, который устроился между нами. Кончики его пальцев дотрагиваются до моих.

— Свидание было изумительным, и с тех пор я не могу перестать думать о ней… о ее великолепных губах… — он наклоняется над Дозером, оказываясь еще ближе ко мне. У меня обрывается дыхание.

— И мне определенно нужно ее поцеловать.

Бум-бум-бум... Я уверена, что он слышит мое сердце — так сильно оно бьется.

— Думаю, ей нужно, чтобы ты ее поцеловал, — выдыхаю я.

— Ты так думаешь? — он покусывает свою нижнюю губу.

И стоит мне дотронуться губами до губ Джордана, как я тут же вспоминаю, что не почистила зубы.

— Подожди, — говорю я в его рот, положив руку на его грудь, — я не почистила зубы.

— Шшш, — его рука возвращается на мой затылок… держа меня… углубляя поцелуй. Очевидно, у него нет проблем с моим утренним дыханием. Я не хочу, чтобы он перестал целовать меня, но знаю, что должна его остановить.

Его поцелуи опьяняют. Я бы считала, что моя жизнь удалась, будучи опьяненной ими все дни напролет.

Он так близко ко мне, как только можно — учитывая собаку весом в сто шестьдесят фунтов между нами, — обхватывает мое лицо своими руками, контролируя наш поцелуй. Вот тогда я чувствую, что между нами все изменилось.

Стало глубже.

Не спрашивайте меня, как или почему так произошло — так получилось, и я знаю, судя по его взгляду, что он чувствует то же самое, и, когда он прерывает поцелуй, чтобы вдохнуть, его глаза неотрывно смотрят прямо в мои.

Я знаю, что в этот момент между нами образовывается неразрушимая связь. Что-то навсегда объединяет нас, и не важно, что произойдет, я никогда не буду без Джордана.

— Привет, — шепчу я.

— Привет, — в ответ улыбается он.

Дозер опускает свою голову между нами, заставляя Джордана чуть отодвинуться от меня.

Я фыркаю и глажу Дозера, одаривая его всем желанным для него вниманием.

— Так, где я остановился до того, как ты меня отвлекла?

Его губы тронуты улыбкой, и он выглядит таким же ошеломленным, как и я.

— Ты рассказывал мне о том твоем изумительном свидании прошлой ночью.

— Да, точно. Ну, оно было таким потрясающим, что я надеялся, что она пойдет на следующее свидание со мной сегодня.

— Ты всегда можешь спросить ее.

— Что, как ты думаешь, она скажет?

— Хм… — я задумчиво поджимаю губы, — думаю, она определенно скажет "да".

— Здорово, я распланировал для нее целый день, — его улыбка становится шире. Он наклоняется и еще раз целует меня, и, отодвигаясь слишком быстро, оставляет меня желать большего.

— Вымой волосы еще раз, — он накручивает прядку моих волос на свой палец.

— Что? Почему? — я дотрагиваюсь до волос там, где находится его рука, и чувствую слипнувшиеся прядки. Чертова краска.

— Голубые и немного розовые, — изучая мои волосы, он чуть наклоняется вперед, — тебе идет.

— Мне достаточно моего естественного цвета волос, спасибо.

Усмехнувшись, он поднимается на ноги. Я следую за ним.

— В душ. Потом быстро иди переодеваться, и мы поедем. Нам нужно выехать пораньше, чтобы добраться до места вовремя.

— Куда мы едем? — спрашиваю я.

— Увидишь, как доберемся. Пошли, Дозер. Оставим Мия переодеваться. У меня для тебя припасено несколько сосисок.

Дозер, услышав про сосиски, навострил ушки. Для собаки с гипсом на ноге он двигается быстро.

— Променял меня на сосиску, — жалуюсь я, — а я еще думала, что у нас особенные отношения, Дозер.

— Чтобы ты знала… — Джордан опирается плечами на дверную раму, — я никогда не променял бы тебя на сосиску, — блеск в его глазах выдает его желания.

Я краснею вся, сверху донизу.

Улыбаясь краешком губ, он поворачивается и собирается уйти.

— А, и убедись, что надела удобную обувь. И возьми что-нибудь теплое, на всякий случай, — обернувшись, говорит он мне.

— Хорошо, — я закрываю дверь, крепко удерживая мое счастье двумя руками.

Одна вещь, которую я начинаю понимать с Джорданом — то, что чудесные моменты — не редкость. Кажется, я могу сохранить больше, чем одно счастливое воспоминание об одной ночи, и я думаю, что и руки, и сердце будут ими наполнены до краев.

***

Одетая в джинсы и футболку и обутая в сникерсы, я, не забыв прихватить с собой запасную футболку с капюшоном, еду вместе Джорданом в город. Он не говорит о месте назначения, но у меня появляется довольно ясное представление о нем, когда он останавливается у «White Rock Jeep Tours»

— Ты берешь меня в джип-тур?

 Я никогда такого не делала.

— Да. Ты не против?

— Только за, — я глажу его шелковистые волосы .

— В сезон я помогаю Уэйду с турами, — говорит он мне, — но с тех пор, как ушел папа, работаю я мало. Со мной ты в безопасности — я официальный гид в этой поездке. Я подумал, что смогу отвезти тебя в Ла Плата Каньон. Каньон удивителен, и это одно из моих любимых мест. Помимо самого каньона, там еще много превосходных озер, рек и водопадов. Дикая жизнь кругом… К тому же, я помню, что ты говорила, что тебе нравятся животные.

Я привыкла думать, что животные намного добрее людей. До того, как я встретила Джордана.

— Какие животные там есть? — я чувствую дрожь от предвкушения.

Он берет меня за руку и целует костяшки пальцев.

 — Олени, лоси, сурки, юнко. Еще ты можешь обнаружить ястребов и орлов. А если нам повезет, то мы увидим либо горного льва, либо медведя.

— Львы и медведи. Круто, — мои глаза расширяются. Я кусаю нижнюю губу. — Но если они подберутся слишком близко к нам, то мы сматываемся как можно быстрее, верно?

Он смеется и, положив руку на мое бедро, нежно сжимает.

— Точно.

Хорошо, что он, похоже, не замечает, как цепенеет мое тело. Оцепенение — смесь удивления, страха, но больше всего — желания. Я хочу почувствовать на себе руки Джодана.

— Пошли, пора выходить.

Я вылезаю из машины и следую за ним к магазину, на ходу обвязывая футболку с капюшоном вокруг талии.

Джордан открывает дверь, и звенит звонок, оповещая о нашем прибытии. Джордан позволяет пройти мне первой. За прилавком стоит седовласый мужчина и читает газету. Он поднимает голову.

— Джордан, мальчик мой, как ты?

— Хорошо, — говорит Джордан, подходя к нему.

Они обмениваются типичным для мужчин рукопожатием.

— Уэйд, это моя подруга Мия, — представляет он меня.

— Привет, Мия, рад познакомиться с тобой. Попала в драку, маленькая леди? — намекает он на мое лицо.

Я цепенею и тут же расслабляюсь. Лицо выражает полное безразличие, а ложь легко спадает с моих губ.

— У меня был интересный разговор с лестничным пролетом после огромного количества выпитых бутылок пива.

Уэйд посмеивается.

— Ага, сам попадал в такие передряги. Сейчас принесу ваши ключи, — он хлопает Джордана по плечу и исчезает в подсобке.

Я чувствую на себе взгляд Джордана. Я знаю, о чем он думает — удивляется, как я могу солгать так эффектно и легко, без раздумывания.

Годы практики.

Наконец я рискую посмотреть на него. Его взгляд выдает замешательство, что проявляется в насупленных бровях и печали в глазах.

— Извини, что Уэйд спросил об этом… ну, знаешь, — тихо говорит он, — он не хотел тебя расстроить. Просто для парня он очень прямолинеен.

— Все в порядке, — уклоняясь от темы, улыбаюсь я. Все мои эмоции под контролем, поэтому улыбнуться — не сложно.

Джордан, наклонившись, приближает свое лицо к моему.

— Можешь притворяться перед всеми остальными, Мия. Я понимаю, почему, — он поднимает руку и большим пальцем проводит по моим губам, — но не притворяйся со мной.

Я потрясена до глубины души. Все, что я могу сделать, — кивнуть.

Он берет меня за щеки и целует в макушку, сильнее прижимая меня к своей груди, досказывая остальное без слов.

Я с ним на одной волне.

Я слышу, как Уэйд прокашливается. Мы с Джорданом быстро отодвигаемся друг от друга.

Уэйд издает смешок.

— Это тебе, — он протягивает Джордану ключи, — доверяю тебе свою — не думаю, что для вас двоих ты хочешь машину с восьмью сиденьями.

— Уверен? — уточняет Джордан.

Уэйд кивает.

— Возьми ее, повеселитесь. Она припаркована у служебного входа. Когда закончишь, просто поставь ее туда же. Если меня не будет, положи ключи в почтовый ящик.

— Сделаю. И опять же, спасибо, Уэйд, я правда это ценю, — Джордан протягивает руку и пожимает руку Уэйда.

— Обращайся в любое время, сынок. Хорошего дня. Передай привет отцу. Как он там? Давненько его не видел.

— С ним все хорошо. Моему дедушке сделали операцию, поэтому папа уже несколько недель ухаживает за ним.

— Дай ему знать, что я спрашивал о нем, — говорит Уэйд.

— Так и сделаю, спасибо.

— До свидания, — говорю я, следуя за Джорданом к двери, — рада была познакомиться с тобой, Уэйд.

— Я с тобой тоже, маленькая леди.

Как только мы выходим из магазина, я спрашиваю Джордана:

— Как себя чувствует твой дедушка?

Джордан смотрит на меня с теплотой в глазах.

— Потихоньку становится самим собой. Я звонил вчера папе и говорил с дедушкой по телефону. Он, к несчастью, завелся, поэтому я знаю, что ему лучше, — он нежно улыбается.

— Извини, что раньше не спросила. Просто временами моя голова бывает переполнена всякими мыслями.

 — Понял, — он касается моего плеча, — а теперь подожди тут, мне нужно взять кое-что из машины.

Я смотрю, как он медленно идет к машине, открывает багажник и достает сумку-холодильник.

— Еда на потом, — уточняет он, подходя ко мне.

— Ты спланировал пикник, Джордан Мэттьюс?

Впервые за все время я вижу румянец на его щеках.

— Возможно, — бормочет он и идет к джипу.

Я, улыбаясь и чувствуя тепло во всем теле, становлюсь на его пути и кладу свою руку поверх его.

— Спасибо. Я никогда раньше не была на пикнике.

Его взгляд полон удивления.

— Никогда? Что, правда, никогда?

— Никогда, — подтверждаю я.

Он целует меня в макушку.

— Ну, тогда я рад, что забираю твою пикниковую девственность, потому что я приготовил превосходнейший пикник.

Я смеюсь, радуясь, что он не видит мое лицо сейчас, потому что оно похоже на помидор, настолько оно красное.

— Серьезно? — я стараюсь, чтобы мой голос звучал как обычно, но не получается, — ну, ловлю тебя на слове и жду, что с этим пикником ничто не сравнится.

— Ох, поверь. Я лучший.

Джордану повезло получить классный подарок от матушки-природы — умение флиртовать. Его намеки не только заводят мое тело, но еще от них краснеет мое лицо.

Мы обходим магазин, где я вижу ожидающий нас большой красный джип. Он покрыт грязью, но выглядит круто. Мое волнение повышается на несколько сотен делений.

Джордан открывает дверь и помогает залезть в машину, потому что ее подъем очень высокий, а я слишком маленькая.

Он садится со стороны водителя, а я чувствую, как моя талия и бедра все еще горят от прикосновений его рук. С заднего сиденья он берет сумку-холодильник.

— Пристегнись, малышка. Я готов взять тебя в самую лучшую поездку в твоей жизни, — усмехаясь, он, громко газуя, заводит машину.

Малышка.

Он назвал меня малышкой.

Я знаю, что то, что я не могу сдержать улыбку от его ласкового прозвища, — глупо. Прежде чем он заметит, что я веду себя как девчонка, я беру себя в руки и смеюсь.

— Ты такой ботан, ты это знаешь?

Он шутливо обижается.

— Эй! Я крут, и ты это знаешь.

Я закатываю глаза, качая головой.

— Ну же, скажи это… Ты же знаешь, что хочешь. Просто скажи: «Ох, Джордан. Ты крут и невероятен». Не нужно смущаться, чтобы сказать правду, малышка, — он самоуверенно усмехается.

Я слегка посмеиваюсь.

— Мне понравилось, как ты это сказал. Я понимаю, что ты весь из себя, водишь потрясающую машину, но под этой личиной кроется типичный ботан.

Он, закинув голову назад, громко смеется. Смех глубокий и мужской. И чудесный.

— Ты меня ранила прямо в сердце, — он драматично кладет руку на сердце, — я ведь думал, что показал тебе, насколько я невероятен. Похоже, мне просто остается удивить тебя моими навыками гида.

— Сказал истинный ботан, — заключаю я с улыбкой.


***


Мы легко общаемся весь путь до Ла Плата Каньон.

Когда мы доехали до каньона, я чуть не умерла от восторга. Никогда не видела ничего подобного. У нас не было таких мест в Бостоне, и это радует мое сердце. Я понимаю, почему моя мама вернулась сюда жить.

Моя мама.

Несколько дней я не думала о ней. Не потому, что забыла, а потому, что Джордан стал центром всех моих мыслей. Мне больно, когда я думаю о маме и ее предательстве. А я не хочу испытывать боль. Просто хочу прочувствовать все те невероятные эмоции, которые я испытываю, находясь рядом с Джорданом.

Знаю, что не смогу долго избегать этого. Я здесь только потому, что должна найти маму. Но сегодня я предпочитаю не думать о ней.

— Сейчас мы пересекаем озеро Крик, — говорит Джордан, когда мы едем по деревянному мосту. Я выглядываю из окна, чтобы посмотреть на воду. Красиво.

— А это Пик Ла Плата, — указывает Джордан на слегка покрытую снегом гору, — прекрасное место, чтобы подняться наверх.

— Выглядит сказочно, — с замиранием сердца говорю я.

— Однажды мы можем взобраться наверх, если ты хочешь. Я бы взял тебя сегодня, но у нас нет необходимого снаряжения.

Это предложение провести больше времени с Джорданом? Э, да пожалуйста!

— Я бы хотела этого, — улыбаюсь я.

Поездка через каньон изумительна. Джордан часто останавливается, чтобы показать мне ту или иную достопримечательность. Он так хорошо знает эти места и безумно увлекательно рассказывает мне историю каньонов.

Мы останавливаемся и выбираемся из джипа, чтобы посмотреть на любимое озеро Джордана. Оно глубоко в каньоне, а вершины гор вокруг покрыты снегом. Вода в каньоне самого прозрачного голубого цвета, который я когда-либо видела, а прямо в середине озера выросли горные породы.

Я закрываю глаза и представляю, на что это было бы похоже — сидеть здесь, на этой скале, окруженной всей этой водой.

Абсолютное уединение. Свобода.

Мир. Просто мир.

Я задаюсь вопросом: освободилась бы я от страстей, исчезла бы боль в моем сердце и мысли в голове?

Джордан подходит сзади и обнимает за талию. Меня охватывает жар его тела. В его руках я чувствую себя в безопасности.

— Расскажи мне больше о своих путешествиях, — тихо говорю я.

— О чем ты хочешь узнать?

— О тех местах, где ты был.

Он утыкается своим лицом в изгиб моей шеи.

— Я был на Филиппинах, в Индонезии, Малайзии, Сингапуре, Вьетнаме, Камбодже и Таиланде.

— Ого. Впечатляющий список.

— Ну, мы с приятелями захотели посмотреть мир, так что решили, что начнем с Юго-Восточной Азии. Мы путешествовали пешком, было много трудностей, пока шли, приспосабливались, как могли, даже в ночлежках останавливались… — смеется он, — мне было все равно, я просто мир хотел увидеть, — выдыхает он. Дыхание опаляет кожу шеи жаром, проникающим в меня и заставляющим мои внутренности перевернуться от волнения. — Мы были уже готовы полететь в Индию…. Тогда-то я и получил известие о маме.

— Мне так жаль, Джордан, — я обхватываю его руки своими, крепко держа его, — думаешь, ты будешь снова когда-нибудь путешествовать?

— Нет.

— Почему нет?

Выдохнув, он перемещает свое лицо чуть выше по моей шее. И это движение сводит меня с ума.

— Ты пахнешь охренительно хорошо. Ванилью.

Я знаю, что он избегает вопросов, но сейчас мне трудно думать об этом. Дрожь бежит по телу вниз, и я могу почувствовать, как трусики становятся влажными.

 — Я моюсь гелем с запахом ванили, — мой голос звучит с придыханием и совсем не похож на мой.

Он снова вдыхает мой запах.

Его руки начинают двигаться, глядят мой плоский живот, и, держась за ремень моих джинсов, он притягивает меня к себе еще ближе.

Я чувствую, как он прижался ко мне сзади, и мое тело начинает оживать и реагировать на его прикосновения… желает прочувствовать его… больше, чем просто прикосновения…

— Я люблю это озеро, — говорит он у моего уха, его дыхание прерывисто и заводит меня, — оно напоминает мне о том кратере вулкана, который я увидел в Ринжани.

— Где это? — спрашиваю я, оторванная от реальности.

— В Индонезии, — кладя руку на мою щеку, он поворачивает мое лицо к себе, — твои глаза такого же цвета, как и тамошняя вода.

У меня во рту становится сухо.

— Серьезно?

Его взгляд перемещается на мой рот. Я облизываю языком свои пересохшие губы. Его глаза блестят.

— Ты голодна? — спрашивает он.

Я совсем не уверена, что сейчас мы говорим о еде.

— Я голодна, — говорю я с придыханием. Мой голос не похож на мой и звучит очень сексуально.

Не говоря ни слова, он прижимает свои губы к моим, засовывает язык в мой рот. Я поворачиваюсь в его руках, и он сильнее прижимает меня к себе.

Мне нравится то, как я сейчас чувствую себя. Защищенной. Желанной. Он заставляет меня чувствовать себя сексуальной и соблазнительной. Так я раньше себя никогда не чувствовала.

Наш поцелуй быстро становится страстным и словно доведенным до отчаяния. Я запускаю пальцы в его волосы, ближе привлекая его к себе. Ему, должно быть, это нравится, потому что звук, который он издает, звучит очень одобрительно. Руками он поднимает меня, отрывая от земли. Действуя инстинктивно, я обвиваю своими ногами его талию. Я не осознаю, что мы движемся, пока моя спина не впечатывается в джип.

Его поцелуй настойчив, как и мой. Я шокирована своей реакцией: я так хочу его и одновременно так смущена своим желанием. В то время как тело требовательно просит сильнее прижать его к себе, страх велит мне оттолкнуть его.

Остановился бы он, если бы так и произошло? Хочу ли я остановить его?

Пока нет.

— Боже, Мия, — говорит он в мой рот. Его руки двигаются, обхватывая мою грудь поверх рубашки. От его прикосновений соски твердеют, и из моих губ вырывается стон.

Его рука залезает под мою футболку и поднимает ее вверх. Пальцы залезают под чашечки лифчика, и я думаю: «Да… Боже, да!». Он опускает чашечки вниз, его теплые, слегка шероховатые руки обхватываю мои груди, а большой палец дотрагивается до твердой вершинки…

Так сильно его хочу…

И потом я ощущаю его твердость. Его эрекция прямо напротив моих интимных мест.

В мозгу проносится изображение, уничтожающее все удовольствие: Форбс. То, как он придавливает меня к той стене и пытается изнасиловать.

«Я собираюсь втрахать в тебя немного здравого смысла. Тебе нужно преподать урок». 

Рука Джордана неожиданно становится рукой Форбса. И удовольствие исчезает. Остается лишь страх. Чистейший воды страх.

И паника.

Я паникую. Мои мускулы заблокированы контролирующим меня страхом. Меня тошнит.

— Остановись. Пожалуйста, остановись, — не успев перевести дыхание, говорю я, отпихивая его руку.

Мне нужно, чтобы он слез с меня. Джордан моментально убирает руку с моей футболки и кладет ее чуть выше моей головы на автомобиль.

— Боже, мне так жаль. Мия, ты в порядке? — он внимательно смотрит на мое лицо, — скажи мне, что с тобой все хорошо. Дерьмо, я действовал слишком быстро. Не думая. Мне так жаль, — он качает головой.

— Все в порядке, я просто… я хотела... — я с трудом перевожу дух. — Просто… я… не могу. Не сейчас. Извини.

— Мия, нет… — он прислоняется своим лбом к моему, — тебе ничего не нужно объяснять. И никогда не нужно. Даже не сожалей. Я тот единственный, кто должен сожалеть. Я просто потерялся в тебе, но это никогда не повторится снова, — его голос страстен и полон обещаний, — с этого момента я предоставляю тебе лидерство. Мы будем действовать так медленно, как ты захочешь.

Ничто прежде не успокаивало меня так, как звук его голоса и его слова.

— Ладно, — выдыхаю я.

Чтобы собраться, мне требуется время, и когда я готова, то обхватываю его лицо своими руками.

— Ты самый лучший человек, которого я когда-либо знала, Джордан.

Он долго всматривается в мои глаза.

— Аналогично, малыш, аналогично. 


Глава 15 | Излечи меня (ЛП) | Глава 17