home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 27

Джордан


С момента ее ухода прошло три месяца. Два с половиной — с тех пор, как я послал письмо и песню. И три месяца я ничего не слышал. Песня не сработала. Слишком глупо было подумать, что такая наивная песня сработает.

Я прождал несколько недель, надеясь получить от нее ответ, но когда понял, что она не вернется… я словно с цепи сорвался.

Судя по всему, я прохожу через все стадии. Сначала была депрессия. Теперь — гнев. Именно поэтому я выхожу из себя и крушу все подряд.

Развлекся с классной цыпочкой. Да, не самое лучшее решение.

Все закончилось тем, что когда она залезла ко мне в трусы и начала ублажать меня, я остановил ее, потому что перепих с этой девочкой ничего бы не изменил — наутро я бы чувствовал себя так же. Возможно, еще отвратнее.

Мия не возвращается. Я скучаю по ней. В моей груди все еще зияет рана, которую может заполнить только Мия.

Но трах с какой-то цыпочкой делу не поможет. Он не исцелит меня. Поэтому, убрав ее руку, я извинился и ушел прочь.

После этого все, что видел мой член — это мою руку.

Я думаю о Мие. Не только во время мастурбации, конечно. Она никуда из моих мыслей не уходит и, конечно же, я думаю о ней, когда устраиваю свидание со своей рукой.

Надеюсь, что в будущем я не буду так много о ней думать. Обязательно не буду, но сейчас невозможно не думать о ней.

Поэтому я стараюсь себя чем-то занять. Делаю больше туров для Уэйда. В первый раз, когда я вернулся в каньон Ла Плата после того, как был там с Мией, мне было трудно. Но я прошел через это, и сейчас мне с каждым разом все легче и легче, когда я езжу туда.

Отель все еще достаточно тих, но мы медленно продвигаемся. Я делаю вебсайт для отеля, регистрируюсь на сайтах для туристов и туристических агенств, вписываю туда наше название. Моя задача заключается в том, чтобы у отеля было больше посетителей, чем прошлым летом.

Ко мне подходит Дозер и зарывается лицом в мои ноги.

— Привет, приятель, что случилось? — говорю я, отрываясь от компьютера, чтобы посмотреть на него.

Он недавно поправился и снова стал прежним.

Но он все еще скучает по Мие. Временами я думаю, что он — единственный, кто понимает меня.

Дозер слегка подталкивает мою ногу головой и поднимает лапу вверх, ударяя меня ею.

— Что? Ты голоден? — я подхожу к столу и беру одно из печений, что я ел.

Даю ему, он берет и ложится на пол, чтобы съесть печенье.

Я потираю уставшие глаза и смотрю на таблицу, над которой работаю. Аккаунтинг. Как весело.

Я знаю, что плохо, когда вечер пятницы я, погруженный в цифры, провожу на пару с собакой, пока папа на свидании.

Мне нужно заиметь гребаную личную жизнь.

Телефон отеля снова звенит.

— «Золотой дуб», — говорю я, облокачиваясь на стул.

— Ты дома в ночь пятницы? Грустно-то как.

— Спасибо, Бэт. Ты правда знаешь, как вернуть уверенность парню.

Она смеется.

— Уверенность — это то, чего тебе никогда не придется занимать, Джордан.

— Ладно, не важно. Тем не менее, ты признаешь, что мне плохо, но это недостаточный повод для тебя, чтобы меня навестить.

— Эм, не забывай, что я работаю.

— Да-да, понятно. Твоя мама не дает тебе денег, чтобы ты могла пообедать, поэтому ты должна стать проституткой и работать без выходных. Похоже, вот тебе и фильм на жизненную тему готов.

-— Ха. Остроумная ты задница. Я позвонила, потому что подумала, что могу послать к тебе еще одну туристку. Хотя я могу передумать и послать ее куда-нибудь еще…

— Ладно. Беру свои слова назад. Только с условием: надеюсь, эта туристка не похожа на ту, которую ты послала в последний раз ко мне. Она мне сердце разбила, — я пытаюсь выставить все в ироничном свете, но, похоже, не получается.

Она затихает.

— Нет, эта другая. Уверена. И она не так хорошо выглядит. Ты бы за ней не приударил.

Я усмехаюсь.

— Ладушки. Ты меня успокоила. Она похожа на девушку, которая поселится в комнату с видом на сосновый лес? Это наша самая дешевая комната.

— Нет, она определенно заселится в комнату с видом на озеро. Может, она не так хорошо выглядит, но у нее хороший вкус.

Я проглатываю комок в горле. Никто там не останавливался, кроме Мии. Я просто не мог никого поселить туда. Глупо, знаю.

— Ладно. Круто. Она на подходе? Приготовлю комнату.

— Приедет через несколько минут.

— Спасибо, Бэт. Я серьезно.

— Знаю. И поблагодаришь меня позже.

Я вешаю трубку и встаю со стула. Беру ключи от Озерной комнаты и иду по холлу к комнате, где включаю свет и избегаю смотреть на то, что могло бы мне напомнить о времени, которое я провел здесь с Мией. Потом я включаю печку, чтобы комната немного прогрелась для нового гостя, снимаю старое постельное белье и вешаю свежие полотенца в ванной.

Затем выключаю свет, закрываю дверь и направляюсь обратно в офис.

Двадцать минут спустя я слышу, как паркуется машина. Дозер поднимается на ноги, держа ушки на макушке, нюхает воздух и пулей выбегает из офиса. Похоже, он учуял что-то, что ему нравится.

Я следую за ним, чтобы вместе успеть вернуться в офис до того, как он испугает нашего нового гостя. Но я опоздал, и дверь открывается под звон колокольчиков. Я поднимаю взгляд, и мое сердце останавливается.

Оно действительно, черт возьми, останавливается.

— Мия.

Не уверен, произнес ли я ее имя или выдохнул сквозь мои больные легкие.

— Привет, — говорит она. Ее голос нежный, милый… и наполненный болью.

Я чувствую неожиданный прилив гнева.

Ничего не слышал от нее в течение трех гребаных месяцев, а она, не предупредив, появляется здесь. Я мечтал, чтобы это случилось, три месяца, и я, черт побери, выведен из себя.

Я поворачиваюсь и иду за стойку ресепшена.

Мне нужен барьер между нами, чтобы остановить меня, если я захочу сделать что-то глупое. Например, встать на колени и умолять ее вернуться ко мне.

Она останавливается у двери, глаза неуверенно смотрят на меня. Мия выглядит такой хрупкой и маленькой. Это заставляет меня хотеть пойти к ней и… обнять ее.

Я сжимаю в руках столешницу, чтобы успокоиться.

Дозер около нее, тычет головой в ногу, ожидая ее внимания.

— Привет, приятель, — она отводит взгляд, когда опускается, чтобы погладить собаку.

— Посмотри на свою лапку, она зажила.

Конечно, ведь прошло ТРИ ГРЕБАНЫХ МЕСЯЦА!

Она обвивает рукой его шею и прижимает Дозера к себе.

— Скучала по тебе, — шепчет она ему.

Она скучала по нему! А что, черт, насчет меня?

Я потираю лицо рукой, выдыхая мои чувства.

— Почему ты здесь, Мия?

Она смотрит на меня, медленно поднимаясь. Унылый взгляд на ее лице для меня словно нож в груди.

Ее руки трясутся. Она обхватывает ими себя.

— Я прочла твое письмо, и песня… я прослушала песню. Честно говоря, я слушала ее на пути сюда, — тихо добавляет она.

Я складываю руки на груди.

— Ты имеешь в виду письмо, которое я послал два с половиной месяца назад?

Она кусает губу.

— Я боялась, что там будет что-то, из-за чего я вернусь сюда. Тогда я бы не смогла вернуться в клинику. Мне нужен был способ преодолеть эмоции и закончить мое лечение. Конечно, я хотела прочитать письмо раньше. Но если бы я это сделала и прослушала песню.., то я сорвалась бы с места и приехала сюда.

— Почему?

Она подходит ближе

— Потому что… я надеялась, что ты будешь ждать.

Напрягаются не только руки, но и весь я. Каждая мышца в моем теле.

— Почему?

Она закрывает глаза.

— Чтобы я могла сказать тебе одну вещь, которую не сказала в госпитале.

Я выжидающе смотрю на нее.

— Что я люблю тебя… я люблю тебя, Джордан.

Она любит меня?

Не могу говорить. Или думать. Или двигаться.

Может, вы знаете, что, когда хотите что-то услышать от конкретного и самого важного человека в твоей жизни, то, когда он это делает, тебя это так пугает, что некоторое время ты не можешь двигаться.

Ага, и я в таком состоянии.

Тишина между нами наполнена болью, смущением и желанием.

Затем я снова обретаю голос.

— Так ты пришла сюда, чтобы сказать, что любишь меня?

Я смотрю, как она вытирает слезу своей рукой. Она кивает, кусает и теребит нижнюю губу.

— Да. Мне нужно было, чтобы ты знал это. И еще… узнать, есть ли у тебя комната… для меня?

А, так вот оно что. Я должен был, черт, спросить.

— Так это ты та туристка… поэтому сначала пошла к Бэт? — Не знаю почему, но этот факт выводит меня из себя.

Она отводит взгляд.

— Я боялась, поэтому пошла к ней. Я думала, что ты мог изменить свое решение. Что твои чувства могли измениться за этот срок… может, появился кто-то другой, — ее глаза снова смотрят на меня. — Похоже, я запаниковала, поэтому я пошла в ресторан в надежде, что там будет Бэт, и я смогу ее спросить.

— И что она тебе сказала?

Она нервно пробегает руками вниз по одежде.

— Что ты… не двигался дальше.

— Ага. Ну, Бэт ошибалась. Я прошел через это. Практически во всех аспектах. Уж извини, но здесь остаться ты не сможешь.

Я не имел это в виду. Но мне больно, и я не могу думать трезво. Да, я придурок.

— Ох. Понятно. Извини… — по ее щеке сбегает вниз слеза. Она вытирает ее пальцем. — Я не должна была приходить, — затем она уходит, закрывая дверь.

Дозер рычит на меня, смотрит, словно говорит: «Ты гребаный идиот». Затем начинает скрести лапкой, ударяя головой о дверь, пытаясь попасть к нашей девочке.

— Я знаю, что я гребаный идиот! — Я хватаю себя за волосы, поскольку злюсь на самого себя. — Дерьмо! Гребанное дерьмо! — рукой бью об стол. Затем, больше не мешкая, я выскакиваю из отеля, бросаясь за девушкой.

— Мия! Подожди!

Она останавливается у машины, отвернувшись от меня, но это меня не останавливает. Я подбегаю к ней, обхожу ее и становлюсь перед ней, беря ее заплаканное лицо ладонями.

Так больно оттого, что я — причина этих слез.

— Извини. Я не хотел этого говорить… я был зол, вот уже как три дерьмовых месяца зол. Но я не хочу, чтобы ты уходила… черт! Мия! Я просто… хочу тебя.

Ее глаза смотрят на меня с удивлением.

— Ты хочешь меня.

— Я всегда буду хотеть тебя.

А затем я ее целую. В моем поцелуе — три месяца боли, обиды, нужды и желания.

— Я люблю тебя, — выдыхает она в мой рот.

И это заставляет меня целовать ее с еще большей силой. Мои чувства к ней разрушают меня.

Она стоит на носочках, руки обвивают меня за шею, лицо лежит на моем плече. Я сильнее ее сжимаю. Боюсь отпустить. Снова.

— Это означает, что у тебя есть комната для меня? — шепчет она.

Я отклоняю голову, чтобы посмотреть в ее глаза.

— Думаю, у меня есть для тебя место.

— На сколько?

Я пожимаю плечами.

— Как для тебя звучит «навсегда»?

Она кладет руки на мое лицо, на лице широкая, но напряженная улыбка.

— Звучит слишком хорошо, чтобы быть реальностью, — шепчет она.

— О, это реальная реальность, малыш, — я сжимаю ее за попку, поднимаю девушку, которая обвивает мою талию ногами так, как я люблю. Потом разворачиваюсь и иду вместе с ней в отель.

— Я готов заставить тебя поверить, что это реальность, ведь мы говорим о нас, а не о ком-нибудь еще, — поднимаю я бровь.

Ее смех омывает меня. Ее поцелуи успокаивают.

И я чувствую счастье, которого не ощущал уже целую вечность.



Глава 26 | Излечи меня (ЛП) | Эпилог