home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 6

Проснувшись, Анастасия обнаружила, что она лежит в постели одна. Сначала она никак не могла сообразить, что же было прошедшей ночью. Затем вспомнила, как они беседовали с королем, как ей становилось все труднее и труднее отвечать ему и как потом, должно быть еще во время разговора, она заснула.

Солнечные лучи пробивались в спальню через задернутые шторы на окнах. Анастасия повернула голову и увидела, что подушка, на которую прилег ночью король, была вся измята. Уходя к себе, он специально сдвинул простыни, чтобы казалось, что он спал в этой постели всю ночь. Она решила, что это была небесполезная предосторожность, и теперь дворцовая прислуга будет введена в заблуждение.

На душе у Анастасии было неспокойно. Вряд ли у кого-нибудь еще была столь странная первая брачная ночь, как у них. Конечно, она испытывала огромное облегчение оттого, что рассказала королю о своих чувствах к нему и он не рассердился на нее, как она того ожидала. И тем не менее, лежа в огромной королевской постели, Анастасия подумала: «Были ли у какой-нибудь из предыдущих моронских королев такие же трудности, что и у меня? Выходила ли замуж хоть одна из них, зная, что ее будущий муж любит другую женщину?»

Она вдруг живо представила себе графиню Гранмон. Чувственный взгляд черных глаз, алые, красиво очерченные губы, которые, когда она беседовала с мужчинами, как будто говорили им нечто большее, чем произносимые ею слова, грация длинной шеи и гибкого тела.

«Она так великолепна, так изысканна, так уверена в себе», — в отчаянии прошептала Анастасия.

Она подумала, что сама еще так молода и так неопытна. И все же король не рассердился на нее и проявил понимание, когда она попросила его не навязывать ей близость. Где-то в глубине души Анастасия до последнего момента опасалась, что король может отвергнуть все ее аргументы и настоять на своих правах мужа. В этом случае ей пришлось бы подчиниться и не у кого было бы искать защиты. Анастасии было даже немного любопытно, случись так, что бы она почувствовала? Стало бы ли для нее исполнение супружеского долга тем самым кошмаром, каким казалось когда-то в Англии, еще до встречи с ним, когда она представляла короля суровым, равнодушным и жестоким.

На самом деле король Максимилиан оказался совсем другим. Он был обаятелен и нравился Анастасии. В то же время она все еще чуть-чуть боялась его.

— Как жаль, что я так плохо знаю мужчин и мало бывала в их обществе, — вздохнула Анастасия.

Потом она решила, что, даже не имея опыта, она может рассчитывать на свою женскую интуицию, которая подскажет ей, как себя вести и чего добиваться.

Чего же ей хотелось? Словно заданный кем-то вслух, этот вопрос звучал в ее ушах.

Анастасия знала на него ответ! Она хотела, чтобы король полюбил ее. Она хотела, чтобы предметом всех его помыслов была не обворожительная французская графиня, а она, его жена — Анастасия! Тогда она тоже полюбит Максимилиана. И она считала это столь же верным, сколь и неизбежным.

В спальню вошла Оливия. Пожелав Анастасии доброго утра, она раздвинула шторы на окнах, и солнечный свет залил все вокруг.

— Я знаю, ваше величество, сегодня утром вы поедете кататься в экипаже, — сказала служанка, поворачиваясь к Анастасии. — Сегодня чудесный день! На солнце будет очень тепло. И все же вам лучше взять с собой легкий жакет или шаль.

— Я буду завтракать с его величеством? — поинтересовалась Анастасия.

Ей было как-то неловко задавать такой вопрос служанке, и она пожалела, что не обсудила это вчера вечером с королем.

— Вы проснулись поздно, мэм, — ответила Оливия. — Наверное, его величество уже позавтракал.

— В таком случае я бы хотела, чтобы мне принесли кофе прямо сюда, — попросила она.

Служанка вышла из спальни. Анастасия поднялась с постели и подошла к окну посмотреть в сад.

«Интересно, какие чувства испытывал король, проснувшись сегодня утром? — спросила себя Анастасия. — Думал ли он о предстоящем дне и о том, что мы будем делать с ним вместе? Или он искал возможность встретиться с графиней Гранмон?»

Но Анастасии не пришлось долго размышлять на эту тему. В спальню возвратилась Оливия и сообщила, что его величество приказал подать экипаж через час.

— Я не могу заставлять короля ждать меня! — воскликнула она.

Анастасия спустилась вниз по дворцовой лестнице на пять минут раньше, чем, как она полагала, король будет ожидать ее. Однако один из адъютантов короля доложил ей, что его величество осматривает на улице лошадей. Миновав парадную дверь, Анастасия увидела внизу элегантный кабриолет самой современной конструкции. Как она узнала потом, такие кабриолеты привозили из Парижа все молодые щеголи.

Король приобрел кабриолет во время своего последнего визита в Париж. Чтобы доставить его в Морону, потребовалось некоторое время, и сейчас король выезжал на нем в первый раз.

Король собирался сам править лошадьми. Запряженный парой великолепных гнедых лошадей, черно-желтый кабриолет показался Анастасии соответствующим дополнением ко всему облику короля. Она еще ни разу не видела короля в обычной одежде. Про себя она тут же решила, что в штатском он выглядит еще элегантнее, чем в военной форме.

При ее приближении король снял цилиндр. Ей и в голову не приходило, как очаровательна была она в бледно-желтом платье, которое они выбрали для прогулки вместе с Оливией. Фасон платья был прост, но при этом оно было дорого и благородно, Широкая юбка подчеркивала тонкую талию Анастасии. А на голове у нее была шляпка, украшенная атласными желтыми цветами, оттененными зелеными искусственными листиками.

— Вы подобны солнечному лучу! — улыбнулся король, целуя ей руку.

Лакеи помогли Анастасии сесть в кабриолет. Король взял в руки вожжи, и конюхи отскочили от лошадей.

Когда они поехали, Анастасия заметила, что позади них, соблюдая дистанцию, едут верхом два солдата. Король увидел, что она взглянула на солдат, и сказал:

— К сожалению, нам придется отправиться на прогулку с этим сопровождением. Солдаты не станут докучать нам и будут, по возможности, держаться вне поля нашего зрения. Им известно, что я ненавижу, когда кто-то ограничивает мои действия.

— Наверное, временами это очень неприятно, — ответила Анастасия.

Она пыталась решить, известно ли королю, что слуги во дворце заметили ночной визит графини Гранмон накануне их свадьбы. Анастасии было ясно, что сам король не мог бы пойти на свидание с графиней. Вряд ли он мог даже просто покинуть дворец без охраны.

Король повернулся к ней и улыбнулся. И Анастасия почувствовала, как все ее неприятные мысли мгновенно улетучились. Ей было радостно, оттого что король был рядом с ней, оттого что впереди их ожидал длинный день, который они проведут вдвоем.

Как только они выехали за ограду дворца, король направил кабриолет по дороге, ведущей в сторону гор через лес. Скоро город остался внизу. Белые дома, деревья, обрамлявшие улицы, яркая синева вод залива были очень живописны. Потом дома сменили виноградники и поля гвоздик. Дорога свернула в лес. Среди хвойного леса часто встречались деревья мимозы, цветущие ветви которых были того же цвета, что и платье у Анастасии.

Пока они ехали, король рассказывал ей об окрестностях Сэржа. Он был прекрасно знаком с историей своей страны и был сведущ во многих вопросах сельского хозяйства. Анастасия слушала его с большим интересом.

Когда они были уже далеко, Анастасия увидела, что заснеженные вершины гор стали немного ближе, а места, где они проезжали, — более дикими. Вокруг было очень много чудесных полевых цветов. Огромные поляны, сплошь поросшие ими, являли взору калейдоскоп красок: розовой, голубой, желтой, белой. Алые пятна диких гвоздик пестрели среди нежных бледно-розовых диких орхидей и темно-голубых горечавок.

— Как красиво вокруг! — воскликнула Анастасия. — Почему люди не приезжают в Морону хотя бы на несколько дней!

— Полагаю, что привлечь отдыхающих в Сэрж — как раз и есть то дело, которое нам с вами надо попробовать выполнить в будущем, — сказал король. — Наш Сэрж намного красивее Ниццы, куда каждую зиму стекаются толпы отдыхающих, в том числе и англичан. А ведь благодаря приезжим Ницца и стала таким процветающим городом!

— Вот наверное почему французский император хочет аннексировать эту территорию! — неожиданно вырвалось у Анастасии.

— Это ложь! — резко ответил король. — Кто наговорил вам этот вздор? Император лично заверил меня, что у него нет планов в отношении Ниццы. И я верю его словам, так же как верю его словам о том, что его не интересует Морона!

Анастасия хотела было возразить ему, что это, вероятно, только его мнение. Множество других людей думают совсем по-другому. Но потом решила, что у нее нет серьезных доводов, которые могли бы убедить короля, и промолчала. Король с негодованием продолжал:

— Мне отлично известно мнение вашего министра иностранных дел лорда Джона Рассела на этот счет. Я слышал подобные же предостережения и от испанцев. Но император — мой друг, и я верю ему! Поэтому я твердо заявляю вам: люди распространяют лживые слухи о намерениях императора в отношении Мороны только потому, что представители других государств с ревностью относятся к нашей дружбе!

— Да конечно, — согласилась она, — но в то же время королева Виктория пожелала устроить наш брак для того, чтобы я помогла вам сохранить независимость Мороны.

— Что вы, несомненно, уже сделали, — холодно ответил он. — Поэтому впредь нам нет нужды что-либо расследовать в отношении французов. — Сделав паузу, король добавил намного мягче: — Когда-нибудь я повезу вас в Париж. Вы встретитесь там с моим другом императором и его необыкновенно красивой женой, императрицей Евгенией, тогда вы сможете убедиться, насколько бессмысленны были ваши опасения,

— Простите… что я упомянула о них, — извинилась Анастасия.

— Мне нечего вам прощать, — сказал он. — Мы всегда должны быть откровенны друг с другом, Анастасия! Так, как вы, например, откровенно разговаривали со мной сегодня ночью. Было бы хуже, если бы мы что-то скрывали и у нас были бы секреты друг от друга.

Анастасия виновато подумала, что у нее уже есть секреты от него. Во-первых, вместе с Оливией она пыталась тайно выяснить истинные намерения французов, и, во-вторых, она последовала совету капитана Азнара на празднике цветов. С другой стороны, эти секреты не стоило принимать в расчет. Ведь причиной их существования было только стремление к благополучию и процветанию Мороны и ее короля. Ну, а кроме того, у короля тоже был секрет от Анастасии — его отношения с графиней. Воспоминание о французской графине тут же омрачило ее радостное настроение.

Анастасии показалось, будто грозовая туча закрыла голубое небо. Но в конце концов она сделала над собой усилие и заставила себя забыть об этом. Она опять завела беседу с королем и, стараясь его развлечь, стала рассказывать ему о своей рождественской поездке с матерью в Виндзорский замок.

Анастасия описывала ему царивший тогда в замке холод, чопорное поведение придворных и неодобрение, которое королева Виктория высказывала по поводу слишком шумного поведения детей. Ей даже удалось рассмешить короля.

— Да, да! Как раз это и было мне так ненавистно среди обычаев, царивших при дворе моего покойного отца! — заметил он.

— Неужели соблюдение этикета при дворе вашего отца было столь строгим?

— Это было просто невыносимо! — воскликнул король. «По-моему, без разрешения нельзя было даже дышать! А выражать собственное мнение в какой-либо форме было просто недопустимо!

По его тону Анастасия поняла, насколько антипатичны были королю подобные правила. И она с волнением обратилась к нему:

— Я была бы рада, если бы при нашем с вами дворе царили другие порядки. Давайте будем поощрять талантливых людей! Пусть они чувствуют, что им рады в королевском дворце. Мне всегда хотелось общаться с писателями, художниками и музыкантами. И я бы предпочла общество людей умных и талантливых обществу тех, в чьих жилах течет «голубая кровь».

— Мне кажется, вы и так достаточно образованны и весьма умны! — ответил король.

— Весьма умна? — переспросила она.

— Да! Поверьте, вы просто пугаете меня, — улыбнулся он. — Хорошенькой женщине ни к чему быть умной!

— Вам совершенно ясно, что подобные утверждения уже неуместны в наши дни, — возразила Анастасия. — Судя по газетам, в мире уже есть женщины, которые откровенно высказывают свои мысли.

— Вы полагаете, что кто-то намерен их слушать? — дразня Анастасию, сказал король.

— Когда-нибудь мужчинам придется прислушиваться к мнению женщин, — заявила она. — Конечно, сейчас мы не имеем никаких прав и являемся всего лишь собственностью наших мужей. Но я верю, что придет день, когда в руках женщин окажутся власть и влияние гораздо большие, нежели те, что они имеют сейчас.

— О Господи! Помоги бедным мужчинам! — наигранно простонал король, затем немного серьезнее спросил: — Почему вы, женщины, не можете ограничиться той ролью, которую уже столько веков играете в жизни? Ведь вы — прекрасные цветы, сотворенные Богом для удовольствий мужчины.

— Потому что прекрасные цветы увядают, — вздохнула Анастасия. — А мне хотелось бы жить, ощущая всю полноту этой жизни!

Король обернулся к ней и внимательно посмотрел ей в лицо:

— Наверное, рано или поздно именно так вы и будете жить! — ответил он. — Но я не уверен, будет ли это удовлетворять и меня.

Анастасия не совсем поняла, что имел в виду король. Чтобы переменить тему, она указала на видневшийся вдали замок и попросила короля рассказать о нем.

Наконец экипаж остановился у охотничьего домика. Домик был невелик и стоял в глубине соснового леса. Войдя в него, они обнаружили накрытый к завтраку стол. Одетые в национальные костюмы слуги уже ждали их.

К завтраку были поданы вина, сделанные из сортов винограда, выращенных на древнейших виноградниках Мороны. А пища была простой и вкусной.

Сидя в маленькой столовой перед столом, который украшал только букет полевых цветов, Анастасия размышляла о том, как чудесно проводить время вот так, наедине с королем, когда никто и ничто вокруг не напоминает, что ее визави — царствующий монарх.

Тоже помолчав немного, король полюбопытствовал:

— О чем вы задумались?

— Я только что заметила, как легко мне общаться с вами здесь, где я не чувствую перед вами благоговейного страха, который вы вселяете в меня во дворце, — сказала Анастасия.

— Это означает, что сейчас вы воспринимаете меня просто как мужчину, — ответил король.

— Да, да! Это как раз то, что я пыталась объяснить, — подтвердила Анастасия.

Улыбаясь, она заглянула ему в глаза и неожиданно почувствовала, что его взгляд непонятным образом держит ее. Глаза короля словно притягивали ее к себе, и она едва могла противостоять этому притяжению. Он не сдвинулся с места, и все же ей почудилось, будто он обнимает ее. У Анастасии перехватило дыхание. «Что это?» — попыталась понять она. Анастасия не знала. Это было странное ощущение, которое она не испытывала никогда в жизни. От смущения и робости она потупила взор перед королем.

— Этой ночью, Анастасия, вы бросили мне вызов! — неожиданно сказал король. Анастасия удивленно подняла глаза. — Я принял ваш вызов и попробую завоевать вашу любовь, — добавил он.

Краска залила щеки Анастасии.

— Не думаю… что… я… имела в виду… именно… это… — пробормотала она запинаясь.

— Вы имели в виду, — тихо сказал он, — то, что мужчина, которого вы полюбите, должен пленить вашу душу. Именно это я и намерен сделать!

Сердце у Анастасии в груди замерло, словно оборвалось. Ей было одновременно и больно и радостно.

— Раньше я всегда любил и желал лишь женское тело.

Теперь в первый раз я знаю, что должен покорить вашу душу, ваш ум, этот непредсказуемый маленький мозг, который и интригует и удивляет меня.

Его слова звучали так проникновенно! И все тело Анастасии охватила легкая дрожь, подобная той, которую вызывает прекрасная музыка. Все еще глядя на нее, король добавил более мягко:

— И к тому же, позвольте заметить, вы, Анастасия, прекрасны и… очень соблазнительны!

Она опять опустила свои глаза перед ним, ибо в его взгляде было нечто такое, что заставило ее всю затрепетать. А в самой глубине его черных глаз как будто загорелся огонь.

— Можете ли вы любить по-настоящему, Анастасия? — тихо спросил он.

Король выжидающе смотрел на Анастасию.

— Почему же вы считаете, что я могу быть неспособной… испытывать… это чувство? — почти прошептала она.

— Потому что многие английские женщины холодны и сдержанны, и то, что они подразумевают под словом «любовь», совсем не то, что оно значит для меня! — объяснил король.

— И что же это слово значит для вас? — непроизвольно спросила она.

— Я, Анастасия, — сын солнца. И для меня любовь — это неугасимый огонь, сжигающий каждый нерв и мускул моего тела до тех пор, пока волшебная сила любви не погасит его, — ответил король, и звуки его голоса были подобны победной мелодии фанфар. — Будете ли вы стоять в стороне от этого огня самосожжения, Анастасия? Или вы принесете в жертву огню любви всю себя? — горячо воскликнул король.

Анастасия молчала. Через некоторое время она неуверенно ответила:

— Мама говорила… что леди… всегда… должна вести себя сдержанно и с самообладанием… и что ее муж не может ожидать от нее чего-то иного.

— Так полагает ваша мать, — возразил король, — и я предполагал, что она думает именно так. Но ведь вы, Анастасия, совсем другая. Неужели вы тоже хотите так же вести себя, когда полюбите кого-то?

Анастасия понимала, что точка зрения ее матери была очень далека от того, о чем мечтала она сама. Да, да. Именно обжигающее прикосновение огня ожидала она почувствовать, когда Кристофер обнял ее и попытался поцеловать. Но в тот раз она не испытала того, что ждала. Ей казалось, что огненные искры загорались где-то в глубине ее тела, когда она представляла себе, как мужские губы касаются ее губ.

На ее лице отразились сомнения, и король повторил:

— Я жду вашего ответа!

Прошло еще несколько мгновений, прежде чем Анастасия заговорила нерешительно:

— Я… хочу познать… подлинное чувство… любви, и я знаю… оно будет восхитительно и… прекрасно. — И, переведя дыхание, она добавила шепотом: — Так прекрасно и восхитительно, как полет в небеса, к самим звездам, или как путь в глубину бесконечной бездны.

Анастасия подняла глаза. Дрожь пробежала по всему ее телу, когда их взгляды встретились.

— Вы познаете все это, Анастасия, — тихо пообещал он.

Они оба надолго замолчали. И в наступившей тишине таилось какое-то необъяснимое очарование. Через некоторое время король решительно поднялся из-за стола и обратился к ней совсем другим тоном:

— Полагаю, нам надо возвращаться. Мы приехали сюда через горы. Наш обратный путь будет пролегать по долинам. Он немного длиннее, зато вы сможете увидеть деревни и их жителей, которые отныне стали и вашими подданными.

— Мне будет очень интересно, — откликнулась Анастасия.

Она была слишком взволнованна, чтобы вести с королем спокойную беседу. Выйдя из-за стола, Анастасия подошла к окну и выглянула наружу.

Далеко вдали блестело голубое зеркало моря. Ближе раскинулись спускающиеся к побережью долины. Все они сплошь были заняты виноградниками или невозделанными полями, поросшими буйным разнотравьем. Она любовалась красотой открывшегося из окна вида. Король тоже подошел к окну и остановился позади Анастасии. Перед завтраком она сняла шляпку, и теперь ее волосы переливались на солнце золотом, а широко распахнутые глаза были необычайно голубыми. Она обернулась и, указывая ему на чудесный вид, воскликнула:

— Вот он, ваш мир! Посмотрите, как он прекрасен.

Не сводя с нее глаз, король ответил:

— И тем не менее сегодня ночью вы сказали мне, что я должен завоевать этот мир или буду завоеван сам.

— Мне трудно объяснить, почему я так считаю, но, по-моему, проще всего завоевать какую-то землю, если завоевать сердца людей, живущих на этой земле!

Насмешливая улыбка едва тронула губы короля, и он с грустью признался:

— Я часто повторяю себе: как будут вести себя моронцы, если случится беда? Выдержат ли суровые испытания их любовь и преданность короне? Возьмут ли эти люди в руки оружие, чтобы сохранить так называемую верность короне?

Анастасия задумалась.

— Наверное, прежде всего нужно располагать доверием этих людей. Ведь простым людям надо верить своему королю и знать, что он справедлив и дальновиден как в своих поступках, так и в помыслах, — рассуждала вслух Анастасия.

— Откуда вам все это известно? Кто научил вас, Анастасия? — перебил ее король.

— Никто… — удивилась она. — Я высказала вам только свои мысли, хотя, возможно, они не такие умные, Мне никогда не приходилось обсуждать их с кем-нибудь.

— Это правда? ~— испытующе посмотрел на нее король.

— Зачем мне говорить вам неправду?

— Ваши слова звучат так, словно государственные мужи часами вкладывали в вашу голову все то, что, по их мнению, я должен еще раз услышать! Анастасия рассмеялась:

— Я уже старалась объяснить вам, что до того, как я стала вашей невестой и приобрела некоторую значительность при дворе, ни один государственный муж никогда не снисходил до беседы с такой малозначащей особой, как я. — Она продолжала улыбаться королю: — Лорд Джон Рассел провел во дворце Хэмптон-Корт полчаса, после чего мне объявили, что я должна буду поехать в Морону. А премьер-министр лорд Пальмерстон сделал мне несколько чудесных комплиментов, когда я была на Даунинг-стрит. Иными словами, клянусь вам, моя жизнь была очень скучной и тихой. Что же касается моей мамы, она все время твердила мне только одно: что я веду себя недостаточно осмотрительно.

Король рассмеялся:

— Вы нарисовали очень грустную картину, Анастасия! Если все это так и было на самом деле, то теперь бабочка сбросила свой кокон и стала восхитительным созданием,

— Сначала вы назвали меня цветком, теперь — бабочкой! — запротестовала Анастасия, делая обиженный вид. — А я хочу, чтобы меня воспринимали серьезно.

Король опять засмеялся:

— Даю слово, вам поставят памятник после смерти. Он будет стоять в Сэрже на набережной, и все прохожие должны будут снимать шляпы перед ним.

— Тогда как чайки и голуби будут обращаться с ним с несколько меньшим уважением, — пошутила Анастасия, слегка покраснев.

Со смехом король позвал ее:

— Пойдемте, я повезу вас домой. Думаю, на сегодня вы уже прочли мне достаточно лекций.

— Поверьте мне, я не собиралась читать вам лекции! — с живостью возразила она. — Я всего лишь высказала свои собственные мысли!

— Вот-вот, они-то как раз меня и пугают! — полусерьезно заметил король.

Анастасия так и не смогла решить, был ли король раздосадован ее словами, или, наоборот, вопреки его несерьезной реакции, они произвели на него впечатление.

На обратном пути Анастасия увидела много нового и интересного. Времени для продолжения серьезной беседы с королем в дороге не было. Однако она все время чувствовала, что мужчина, сидевший с нею рядом, старается добиться ее внимания.

Когда они вернулись во дворец, король должен был заняться неотложными делами. Анастасия одна поднялась в свои покои на втором этаже.

В соседнем с ее спальней будуаре она обнаружила огромное количество цветов, присланных присутствовавшими на свадьбе гостями. В другой соседней комнате, по словам Оливии, было сложено множество свадебных подарков, доставленных помимо тех, которые Анастасия уже видела накануне утром.

«Я посмотрю их завтра», — решила она и прошла в спальню снять желтое платье, в котором ездила на прогулку.

Потом Анастасия приняла ванну и отдохнула. Немного погодя она присоединилась к королю, находившемуся в это время в столовой в своих личных покоях.

Помимо множества других помещений, во дворце было несколько комнат, образующих личные покои короля и личные покои королевы. Столовая, гостиная и небольшая приемная, где посетители принимались чаще, чем в парадных покоях первого этажа, составляли личные покои короля. Личные покои королевы тоже имели три такие же по назначению комнаты. Кроме того, на втором этаже располагались еще комната для фрейлин, комната для адъютантов короля и комната для секретарей.

Столовая в покоях короля была меблирована во французском стиле. В ней висело несколько чудесных картин, а вдоль стен стояли позолоченные боковые столики в стиле Людовика XIV. Как потом узнала Анастасия, все они прибыли из Версальского дворца.

«Может быть, император захочет когда-нибудь вернуть эти столики в свой дворец?» — мелькнуло у Анастасии в голове.

Она не стала говорить этого вслух, полагая, что ее слова скорее всего вызовут у короля только благородное негодование и желание снова встать на защиту своих французских друзей. Поэтому Анастасия ограничилась замечанием по поводу роскошного убранства обеденного стола. Действительно, в отличие от стола, за которым они завтракали в охотничьем домике, этот украшали позолоченный орнамент и букеты экзотических орхидей.

— Я уже обращал ваше внимание на то, что во время нашего медового месяца мы постараемся соблюдать минимум формальностей, — пояснил король, садясь за стол. — Насколько я понимаю, Анастасия, вы тоже предпочли бы это до тех пор, пока не привыкнете к невыносимому правилу придворного этикета: находиться всегда в обществе кого-то, дышащего вам прямо в затылок.

— Мне понравилось, как мы провели сегодняшний день, — мягко сказала в ответ Анастасия.

— Мне тоже, — кивнул король, и Анастасия почувствовала, что без всякой на то причины румянец залил ее лицо.

Наверное, шеф-повар превзошел самого себя, готовя обед для короля и королевы в первый день медового месяца. Еще задолго до конца обеда Анастасия слегка вздохнула и сказала, что уже сыта.

— Еда была необыкновенно вкусной! Но если так будет продолжаться и дальше, то я растолстею, как немецкая фрау, и ни одно из моих новых платьев не будет мне годиться! — пошутила она.

— Никогда не думал, что в вас есть немецкая кровь, — заметил король, вспомнив при этом, что однажды ему уже приходилось говорить нечто подобное.

— Скорее всего во мне ее нет. Мой отец — англичанин только наполовину, а его бабушка — австрийка. Поэтому я скорее полукровка, а не чистокровная англичанка, — объяснила Анастасия.

— О! Теперь мне все ясно! — воскликнул король. — Ведь дворняжки всегда намного умнее чистопородных собак!

— Не огорчайте меня! — вздохнула Анастасия, — Похоже, мне и в самом деле надо следовать совету моей мамы и обдумывать свои слова! Но в таком случае мне придется ограничиваться лишь пустыми общими фразами.

— Не расстраивайтесь! Вы мне нравитесь такой, какая вы есть, — мягко возразил он.

Глаза их снова встретились. И от его взгляда она почувствовала одновременно и робость, и какой-то странный восторг.

Король и Анастасия еще долго сидели за столом. Они вели беседу об истории и культуре стран Средиземноморья. И благодаря ей она узнала много нового и интересного.

— Греки воспевали Афродиту — богиню любви. Римляне называли ее Венерой, — продолжал свой рассказ король. Вдруг он остановился. Потом неожиданно спросил ее: — Если бы у вас был выбор, Анастасия, что бы вы предпочли: быть богиней Любви или богиней Просвещения?

Анастасия понимала, что король как-то проверяет ее. Однако ответила искренне и почти серьезно:

— Я бы предпочла… быть богиней Любви. — Что-то мелькнувшее в его глазах подсказало ей, что именно такого ответа король и ожидал от нее. Анастасия отчего-то покраснела.

Наконец они поднялись из-за стола и перешли в соседнюю гостиную. Это была очень комфортабельная комната, интерьер которой был выдержан в более строгом стиле, нежели интерьер других комнат дворца. В гостиной стояли глубокие кожаные кресла. А ее стены украшали гравюры на спортивные темы и охотничьи трофеи короля. Среди последних были: голова кабана, медвежья шкура и несколько оленьих рогов, в том числе редких видов. Около каждого трофея висела табличка с надписью, где и когда он был добыт.

Анастасия как раз попросила короля рассказать о его спортивных увлечениях, когда в гостиную вошел лакей с письмом на золотом подносе.

— Ваше величество, это срочное письмо только что доставлено во дворец, — поклонившись, доложил он,

Король взял письмо с подноса. Анастасия обратила внимание, что обратную сторону конверта украшала геральдическая лилия [12].

— Извините, Анастасия. — Король острым ножичком вскрыл конверт и вынул сложенный лист почтовой бумаги.

Как бы хотелось Анастасии узнать, что было в нем написано! Письмо было коротким. Король, едва бросив взгляд на него, приказал лакею:

— Передайте подателю, что его просьба будет удовлетворена.

Лакей опять поклонился и вышел. Воцарилось молчание. Анастасия догадывалась, что сейчас король искал те слова, которые через минуту он скажет ей, чтобы удалиться под благовидным предлогом.

— Мне необходимо принять одного посетителя, — обратился король к Анастасии. — Это не займет много времени. Как я понимаю, дело, по которому он прибыл во дворец, не терпит отлагательств.

— Да, конечно, — кивнула Анастасия. — Мне подождать вас здесь?

Король посмотрел на часы.

— Полагаю, вы еще не совсем отдохнули от вчерашнего. Почему бы вам не лечь спать, Анастасия? — предложил он. — Я присоединюсь к вам позже.

— Хорошо, — согласилась Анастасия. — Но прошу вас, не задерживайтесь слишком долго, а то я усну. Мне бы хотелось обсудить с вами еще очень многое!

Она говорила это с улыбкой, но король уже едва слушал ее. Потом он повернулся и открыл дверь, ведущую не в коридор, как предполагала Анастасия, а в столовую, где они недавно были.

Анастасии уже было известно, что в личных покоях короля, так же как и в ее личных покоях, все комнаты соединялись друг с другом. Поэтому, находясь в личных покоях, можно было переходить из одной комнаты в другую, минуя стражу, стоявшую снаружи, в коридорах.

Дверь за королем закрылась, и сердце в груди Анастасии забилось часто-часто. Наверняка король направлялся сейчас в самый дальний конец своих покоев, в свою личную гостиную, туда, где была лестница, спускавшаяся в сад.

«Кто же, кроме графини Гранмон, может ожидать его там?» — думала она.

Сама не понимая почему, но через несколько мгновений Анастасия была совершенно уверена, что у короля сейчас состоится свидание с графиней. И она почувствовала, как в ее душе закипели гнев и отчаяние. Первый день их медового месяца, такой чудесный день, проведенный ими вместе, был испорчен французской графиней и ее письмом.

Анастасия не собиралась возвращаться в свои покои по коридорам. Она подошла к двери, ведущей в спальню короля. В коридорах ее могли увидеть слуги и стража, которые догадались бы, что король оставил ее в одиночестве.

Она прошла через спальню короля, не заметив убранства этой комнаты. Наконец она оказалась в своей спальне. В камине пылал огонь, а на туалетном столике и около кровати были зажжены канделябры. В воздухе стоял запах цветов. В спальне было светло и уютно. Но Анастасия была погружена в свои мысли. Она сделала несколько шагов и взялась за звонок. Прежде чем она успела дернуть его, дверь отворилась, и в салон проскользнула Оливия.

— Ваше величество! — воскликнула она, запыхавшись. Анастасия резко обернулась к ней.

— Что случилось? — спросила она.

— Только что Педро сообщил мне, что сегодня вечером… начнется восстание! — с трудом переводя дыхание, выпалила Оливия.

— Что ты говоришь, Оливия? — удивилась Анастасия.

— Это заговор! Заговор, ваше величество! И вы… должны спасти короля!

— Но как?.. Что происходит? Объясни спокойно, Оливия! — теряя терпение, потребовала Анастасия. В этот момент она наконец поняла, что Оливия, должно быть, бежала к ней в спальню по длинным коридорам дворца.

— Педро… случайно услышал, как посол давал инструкции какому-то мужчине… который должен… похитить его величество!

— Похитить короля? — переспросила Анастасия. — Где? Каким образом?

— Все уже готово для этого, ваше величество! Графиня Гранмон приедет сегодня вечером на свидание к его величеству. А потом, когда он будет провожать ее к двери в сад, его схватят и посадят в карету, которая будет стоять у дворцовой ограды. В этой карете его величество доставят на границу с Францией. — Оливия остановилась на несколько мгновений, делая глубокий вдох.

— Продолжай! — заторопила ее Анастасия.

— Когда его величество будет на французской территории, в Сэрже начнется мятеж, И его величеству придется обратиться к Франции, или его вынудят так поступить, с просьбой ввести французские войска в Морону. Таким образом французы войдут в Сэрж по просьбе его величества и покорят Морону.

Пытаясь осмыслить слова Оливии, Анастасия не сводила широко открытых глаз с лица служанки. Да, это был очень хитрый и коварный ход! Если французы введут свои войска в Морону по просьбе самого короля и подавят начавшийся в Сэрже мятеж, то весь мир и даже сама королева Виктория не смогут обвинить Францию в том, что она совершила акт агрессии. И теперь единственное спасение для Мороны заключалось в том, чтобы попытаться сорвать похищение французами короля Максимилиана.

Бледная Оливия пристально смотрела на Анастасию.

— Разыщи капитана Азнара! — приказала Анастасия. — Разыщи его как можно скорей!

Оливия выбежала из комнаты. Оставшись одна, Анастасия лихорадочно думала, что делать дальше. Ей показалось, что прошло довольно много времени, прежде чем дверь открылась снова и в спальне появилась Оливия в сопровождении капитана Азнара. На самом же деле Оливии понадобилось всего несколько минут, чтобы найти капитана в комнате адъютантов.

— Капитан Азнар, ваше величество! — доложила девушка, все еще с трудом переводя дыхание.

Анастасия дождалась, пока дверь за ними будет плотно закрыта, а затем обратилась к капитану.

— Ужасные новости! Оливия, расскажи капитану то, что ты только что сообщила мне.

Оливия повторила свой рассказ чуть-чуть спокойнее, но все еще немного бессвязно,

— Педро можно доверять, — добавила Анастасия, когда Оливия закончила. — Он служит первым камердинером у французского посла.

Капитан Азнар взглянул на Анастасию:

— Мы должны увезти его величество отсюда.

— Но куда? — сказала Анастасия.

— В Лезигу. Туда, где сейчас находится армия, — ответил капитан.

— И я тоже должна буду уехать с его величеством? — спросила Анастасия.

— Разумеется, мэм! Мы не можем оставить вас в руках мятежников!

— Нам понадобятся лошади,

— Я найду лошадей, — успокоил ее капитан. — Сейчас во дворце как раз находятся три офицера, которым можно доверять.

— Вы все устроите? — Она с надеждой взглянула на капитана.

— Да, и очень быстро, — кивнул капитан. — Но нам надо предупредить его величество. Он в своих личных покоях?

Анастасия заколебалась. Она чувствовала, что не сможет сказать капитану, где, вероятно, сейчас находится король.

— Я сама предупрежу обо всем его величество, — решительно заявила она.

— Полагаю, нет смысла повторять, что мы не можем терять ни единой минуты, — добавил капитан. — Если французам удастся похитить короля, то мятежники, в свою очередь, могут попытаться отправить его в тюрьму другим способом!

— Мы будем готовы, как только у вас будут лошади, — обещала она.

Капитан поклонился. Когда он уже собирался выйти из комнаты, Анастасия остановила его:

— Одну минуточку, капитан! Скажите, есть ли у короля старая няня, которая еще жива, или кто-нибудь, кто хорошо знал его еще ребенком?

— Да. Есть. Это старая няня его величества, — ответил капитан. — Она еще жива, но уже слишком стара и не смогла приехать на свадьбу. Она живет далеко от Сэржа, в деревне в Пиренейских горах.

— Спасибо. Это все, что я хотела узнать, — поблагодарила она. С этими словами Анастасия открыла дверь в личные покои короля. Она, не оглядываясь, бежала из комнаты в комнату, пока наконец не оказалась перед дверью личной гостиной короля. На мгновение Анастасия остановилась в нерешительности. Затем она глубоко вздохнула и, стараясь придать себе смелости, высоко подняла голову. Широко распахнув дверь в гостиную, она сделала несколько шагов внутрь.

Комната была слабо освещена и показалась Анастасии намного меньше, чем она предполагала. На огромном диване среди груды шелковых подушек сидела графиня. Король стоял перед ней.

Анастасия подумала, что они о чем-то спорили. Но при ее появлении они замолчали и повернули головы в ее сторону, причем на их лицах застыло выражение крайнего удивления.

— Простите меня за то, что прерываю вас, — обратилась к королю Анастасия, — но в моей гостиной сейчас находится милая старая женщина — ваша няня. Она вчера приехала на нашу свадьбу, а сегодня весь день пыталась безуспешно встретиться с вами, прежде чем отправиться обратно домой. — Анастасия сделала паузу и добавила мягко: — Думаю, ей уже недолго осталось жить. И наверное, она будет счастлива, если сможет повидать вас, вполне возможно, последний раз в жизни.

Ошеломленный король как будто потерял дар речи и не сводил глаз с Анастасии.

— Да, конечно, я поговорю с ней, — наконец сказал он.

С очаровательной улыбкой Анастасия повернулась к графине. Она не встала при появлении королевы и все еще сидела среди груды подушек.

— Прошу прощения, мадам, К сожалению, сегодня днем его величеству по ошибке не доложили о том, что его старая няня приехала навестить его.

С яростью взглянув на Анастасию, графиня неохотно поднялась с дивана. На графине было до неприличия откровенное платье, и Анастасия решила, что ни одна другая воспитанная женщина не надела бы такой наряд. И все же, надо было признать, выглядела графиня весьма соблазнительно. А ее рубиновое ожерелье и серьги, должно быть, стоили целого состояния. Ей стало любопытно, не было ли это украшение подарком короля Максимилиана. Но тут же она вспомнила, что ей нельзя терять ни минуты, тем более на подобного рода догадки.

— Я не задержу вас более десяти минут, — снова обратилась она к королю, — а вы подарите радость любящему вас человеку.

Первый раз с того момента, как Анастасия вошла в комнату, король посмотрел на графиню. Казалось, взглядом он просил ее уйти.

— Я буду ждать вас, сэр, — холодно проронила графиня.

Видимо понимая, что спорить с графиней бесполезно, король просто пошел к двери вслед за Анастасией. Он закрыл за собой дверь личной гостиной, и Анастасия тут же взяла его за руку.

— Пойдемте быстрее, — шепнула она и потянула его за руку.

— Что такое, Анастасия? К чему такая спешка? — удивился король.

— Я все объясню вам в вашей спальне, — тихо ответила Анастасия.

Она опасалась, что их может услышать графиня или кто-нибудь еще, притаившийся в полумраке за плотно задернутыми шторами приемной, по которой они сейчас шли. Да и как Анастасия могла не опасаться! Ведь она знала о заговоре, угрожавшем жизни короля и независимости Мороны!

Она быстро вела короля за руку, и он молча следовал за ней. Когда же они оказались в спальне, король с недоумением и уже некоторым раздражением спросил:

— Что происходит? Неужели вся эта суматоха из-за моей няни?

— Нет! Ваша няня — всего лишь предлог для того, чтобы я могла сообщить вам о готовящемся против вас заговоре, — торопливо объяснила Анастасия. — Французы намерены похитить вас, когда вы будете сегодня вечером провожать графиню, у двери в сад. Через калитку в дворцовой ограде вас проведут к карете и увезут во Францию! — По выражению лица короля Анастасия ясно видела, что он не верит ни одному ее слову. — Все уже организовано, — быстро добавила она. — Как только вас вывезут из Мороны, в Сэрже начнется мятеж! И у вас не будет никакого другого выхода, кроме как обратиться к французам с просьбой ввести войска и восстановить порядок!

— Кто наговорил вам весь этот вздор? — воскликнул король.

— Это правда, ваше величество, — запротестовала Анастасия, — я клянусь вам!

— Неужели вы и в самом деле полагаете, что я мог бы попросить французские войска войти в Сэрж? — сказал он.

— Но вы же будете у своих «друзей», — возразила она. — Неужели вы думаете, что вы будете знать правду о том, что происходит в Сэрже? Какой другой выход будет у вас из! создавшегося положения, если вам доложат, что мятежники разрушили и разграбили королевский дворец и убивают женщин и детей? Что еще сможете вы сделать при таких обстоятельствах, кроме как обратиться за помощью к французам?

— Я не верю в то, что может быть такой заговор, — заявил он. — Но даже если бы он и существовал, что, по вашему мнению, мне надо было бы сейчас предпринять?

— Во дворце есть несколько офицеров, которым можно доверять и которые помогут вам присоединиться к вашей армии, — ответила Анастасия. — Если начнется мятеж, вы сможете подавить его своими силами, без иностранной военной помощи!

Король так посмотрел на Анастасию, как будто она сошла с ума. В этот момент открылась дверь, и в спальню вошел капитан Азнар. Король резко повернулся к нему:

— Вы тоже участвуете в этом нелепом спектакле, Азнар? — с негодованием спросил он. — Должен ли я хоть в какой-то мере верить тому, что рассказала мне только что королева?

— Да, сэр, — кивнул капитан. — Многие из нас уже давно опасались такого оборота событий.

Изумленный король не сводил глаз с капитана Азнара.

— Вы действительно считаете, что все, о чем говорила королева, может случиться?

— Да, сэр. Это или что-нибудь очень похожее на это, — заметил капитан. — Исключительно благодаря ее величеству нам стали известны детали заговора еще до того, как заговорщики начали действовать!

Король посмотрел на Анастасию уже менее уверенно.

— Дорога, идущая по побережью, сэр, так же как и оба перевала в горах, наверняка будет перекрыта мятежниками, — вновь заговорил капитан. — Чтобы попасть в Лезигу, нам надо будет проехать верхом через горы.

— Я все еще никак не могу в это поверить! Это просто невероятно! — воскликнул король.

— Сэр, полагаю, было бы неразумно рисковать, надеясь, что кто-то из нас ошибается, — возразил капитан. — Поэтому осмелюсь предложить вам немедленно выехать в Лезигу. Надо ли вам переодеться?

— Да, — быстро ответила Анастасия,

— Пожалуйста, сделайте это как можно скорее, мэм, — попросил капитан.

Не говоря более ни слова, Анастасия бросилась к себе в комнату. Оливия ждала ее. Она уже достала одно из ее новых платьев для верховой езды, привезенное из Англии. Анастасии потребовалось всего несколько минут, чтобы снять вечернее платье и переодеться в темно-голубое бархатное платье, украшенное шнуровкой. Вместе с этим платьем предполагалось носить элегантную высокую шляпу. Но сейчас подобный головной убор был неуместен, и Анастасия накинула на голову белый шифоновый шарф, завязав его длинные концы на шее. Еще несколько мгновений, и она была уже готова.

— Король уезжает в Лезигу, Оливия, — сказала Анастасия. — Я поеду вместе с ним, а ты присоединишься к нам, как только это будет возможно.

— Хорошо, ваше величество.

— И вот еще что, Оливия. Я запрещаю твоему Педро возвращаться во французское посольство! — приказала Анастасия. — Это может быть опасно для него.

— Да, ваше величество. Педро тоже так думает! Анастасия как-то особенно посмотрела на Оливию и добавила:

— Благодарю тебя от всего сердца! — и поцеловала служанку в щеку.

Потом Анастасия взглянула на часы. Было уже двадцать минут двенадцатого. Почему-то она предполагала, что мятежники начнут действовать ранним утром. К этому моменту они будут считать, что их заговор удался, король пленен и находится на французской территории. В центре Сэржа вспыхнут их первые выступления. Но прежде чем дворцовая стража будет приведена в состояние боевой готовности, пройдет еще какое-то время.

Анастасия вернулась в спальню короля. Он тоже уже переоделся и был теперь в военной форме. Капитан Азнар тоже был в спальне.

— Мэм, я приготовил для вас кавалерийский плащ, — сообщил капитан. — Он очень теплый и удобен для того, чтобы скрывать лицо. Его величество тоже наденет такой же плащ.

— Спасибо, — кивнула Анастасия.

Капитан накинул на плечи Анастасии плащ из тяжелого черного меха, и его длинные полы коснулись земли. Она надвинула на голову капюшон плаща, обычно надевавшийся поверх офицерской фуражки, и он почти полностью закрыл ее лицо.

Король тоже накинул на плечи кавалерийский плащ. И они молча последовали за капитаном Азнаром по коридору, а затем по запасной лестнице, которая привела их на первый этаж дворца. Потом они быстрым шагом прошли по темным коридорам в той части дворца, где, как показалось Анастасии, располагались кладовые и комнаты слуг.

Наконец они были у двери. Капитан Азнар открыл ее, и они вышли из дворца.

Снаружи их ожидали трое сидевших на лошадях офицеров в таких же кавалерийских плащах, Каждый офицер держал за повод еще по одной оседланной лошади. В темноте королю было трудно узнать офицеров, и капитан Азнар тихо доложил:

— Капитан Сейжа, капитан Мауреза и лейтенант Туледа, сэр.

Офицеры отдали королю честь, и он вскочил на спину крупного черного жеребца. На другой лошади Анастасия заметила дамское седло. Она мысленно поблагодарила капитана Азнара, что он не забыл об этом. Поддерживаемая им, Анастасия села на лошадь.

Два офицера поскакали впереди, король и Анастасия следом за ними, а капитан Азнар и лейтенант Туледа замыкали кавалькаду. Анастасия догадалась, что они ехали где-то позади дворца. Сначала они миновали сараи и другие хозяйственные постройки, а затем аллею, приведшую их к задним воротам дворцовой ограды, которыми пользовались торговцы и слуги.

Около ворот стояли двое часовых, вытянувшихся при виде приближающихся офицеров. Через несколько мгновений ворота были распахнуты, и они не спеша проскакали мимо часовых. Только когда кавалькада была уже в некотором отдалении от дворцовой ограды, всадники пришпорили лошадей.

Едва казармы и другие отдаленные постройки оказались позади, они поехали еще быстрее. Вскоре они продвигались уже по лесу той же дорогой, которую выбрали король и Анастасия во время утренней прогулки в экипаже.

Над их головами было темное небо, усеянное сверкающими бриллиантами звезд. А яркий месяц освещал им путь. Через четверть часа они повернули с лесной дороги в сторону гор. Теперь они ехали по тропинке, и лошади следовали друг за другом. Слышались лишь позвякивание уздечек, стук копыт да редкое всхрапывание какой-нибудь лошади.

Тропинка вилась по склонам гор, и всадники поднимались все выше и выше. Приблизительно спустя час король остановил свою лошадь на маленьком плоском плато. Он обернулся назад. Подъехавшая к нему Анастасия сделала то же самое.

Внизу перед ними лежал Сэрж. Большинство домов в городе были темны, но в самом его центре виднелось пятно пожара. Пламя ярко краснело в темноте ночи. И пока они стояли и смотрели, в городе вспыхнуло еще два новых пожара: слева и справа от первого.

— В городе начался мятеж, сэр! — тихо сказал капитан Азнар. Король молча повернул своего коня и двинулся вперед. И снова лошади и всадники карабкались вверх, вверх и вверх! Вскоре до них долетело холодное дыхание вечных снегов. Ледяной ветер подул Анастасии в лицо. Ее маленький носик замерз, и она уже почти не чувствовала его.

Кавалькада продолжала свой путь к вершинам. Но теперь лошади под седоками тяжело дышали, а их бока лоснились от пота. Анастасия подумала, что они уже почти достигли вершины, как вдруг ехавший вперед офицер остановился. Капитан Азнар соскочил с лошади и подошел к королю.

— Здесь находятся старые горные выработки, сэр, — объяснил капитан. — Возможно, вы знаете, что здесь когда-то велась добыча строительного камня. Полагаю, что это как раз то место, где нам следует остановиться. — Король повернулся к капитану, однако ничего не ответил ему. — Пока? мы не сможем отчетливо различать дорогу, будет опасно спускаться вниз по противоположному очень крутому склону горы, — продолжал капитан. — Я предлагаю, сэр, отдохнуть здесь до рассвета, а потом двигаться к Лезиге.

— Хорошо, — кивнул король. Он спешился и направился к Анастасии, чтобы помочь ей слезть с лошади. Ощутив сильные руки короля, Анастасии захотелось так и остаться в его объятиях. Ей было страшно смотреть на пожары, пылавшие внизу, в Сэрже. Но еще сильнее Анастасию страшила мысль, что эти пожары означали заговор и попытку лишить короля его престола, его страны и превратить его в послушную марионетку в руках французов.

Тем временем офицеры распаковывали вещи из седельных сумок. Один из офицеров отправился к горным выработкам. Спустя несколько минут все увидели слабый огонь, зажегшийся в каменоломне.

— Позвольте предложить вам пройти внутрь каменоломни, сэр, — обратился к королю капитан Азнар. — Огонь, горящий высоко в горах, может вызвать подозрение. А нам нельзя привлекать к себе внимание.

— Да конечно, — согласился король.

Он обнял Анастасию за талию и поддерживал ее, пока они шли по каменистой тропинке. Анастасия предполагала, что вход в каменоломню будет низкий. Но королю даже не пришлось наклонять голову, когда они сделали несколько шагов по уходящему вниз неровному туннелю, выдолбленному в скале, туда, где впереди мерцал огонь. Они вошли в большую пещеру, посреди которой стоял офицер с зажженным фонарем. Едва они приблизились к нему, офицер двинулся куда-то вперед, и они последовали за ним. Через несколько мгновений они оказались в несколько меньшей второй пещере. Офицер поднял фонарь повыше, и Анастасия увидела в углу кучу соломы, а посередине — деревянный ящик и несколько больших круглых бревен, на которых можно было сидеть.

— Похоже, кто-то уже пользовался всем этим, — заметил король.

— Зимой здесь укрываются жители горных селений и пастухи, застигнутые бураном, сэр, — ответил офицер. — Мальчиком я часто бывал здесь.

— Кажется, я тоже здесь как-то был, — задумчиво произнес король.

Офицер поставил фонарь на ящик.

— Пойду поищу что-нибудь, чтобы вы могли устроиться поудобнее, мэм, — сказал он, обращаясь к Анастасии.

Офицер покинул их. По звукам, доносившимся из первой пещеры, Анастасия догадалась, что офицеры завели в нее лошадей. Через минуту перед ними появился капитан Азнар. В руках у него была фляжка.

— Я подумал, сэр, что, может быть, вы захотите чего-нибудь, чтобы согреться, — предложил он. — Извините, я забыл принести стакан.

— Ничего, мы обойдемся и без него, — кивнул король.

Капитан протянул королю фляжку. В другой руке он держал сложенное одеяло, которое ловко расстелил на куче соломы.

— По крайней мере, вы не испачкаетесь, мэм, — обратился он к Анастасии. — К сожалению, в спешке мы захватили с собой только одно одеяло.

— Не беспокойтесь! Я уверена, нам будет очень удобно, — улыбнулась она.

— Если вы что-нибудь захотите, мы постараемся выполнить ваше желание, сэр, — повернулся капитан к королю.

— Спасибо, Азнар, — сказал король. — Мне трудно выразить словами, как я благодарен тебе.

— Не стоит говорить об этом, ваше величество, — ответил капитан и вышел.

Анастасии было тревожно. Она взглянула на короля: что он сейчас испытывает?

Когда она сообщила королю о том, что собираются сделать его «друзья», он не поверил ей и рассердился. Он негодовал. После их бегства из дворца Анастасии казалось, что король все еще надеется, что страшная новость не подтвердится. Анастасия с ужасом гадала, что ее ждет, если Оливия и в самом деле ошибалась: никакого мятежа не будет, а заговор — лишь плод разыгравшегося воображения Педро? Но, увидев потом пожары в Сэрже, поняла, что Оливия не ошибалась. В городе начался мятеж. И ей вместе с капитаном Азнаром удалось спасти короля от унижения и насилия.

Король протянул Анастасии фляжку.

— Выпейте немного, — сказал он. — Это защитит вас от простуды.

Анастасии хотелось угодить ему. Поэтому она последовала его совету и сделала глоток из фляжки. Бренди ожег ей рот, но скоро по всему ее телу разлилось приятное тепло.

— Еще чуть-чуть, — попросил король.

Анастасия не стала спорить и сделала еще один глоток. Король тоже выпил из фляжки и поставил ее на ящик рядом с фонарем.

— Наверное, вам лучше лечь, Анастасия, — предложил он.

Она сняла капюшон и расстегнула застежку плаща на шее, представив себе, как ляжет на расстеленное одеяло и укроется сверху кавалерийским плащом.

Между тем король сел на одно из бревен к ней спиной. Несколько мгновений взгляд его был устремлен куда-то в пространство. Анастасия остановилась в нерешительности и посмотрела королю в спину. Вдруг он тихо произнес:

— Вы были правы! Я… ужасно ошибался во всем!

В его голосе она услышала такую боль! Анастасия бросилась к королю и порывисто обняла его сзади за плечи.

— Все будет хорошо! — успокаивала она его. — Я верю, все образуется!

Король повернулся к ней лицом и, как ребенок, ищущий утешения у матери, уткнулся лицом в ее грудь.

— Как я мог быть так глуп? — прошептал он.

И по тому, как он сказал это, Анастасия почувствовала, сколь глубоко и болезненно ощущает он свою вину.

— Вы победите! Я знаю, вы сможете это сделать! — твердо ответила Анастасия.

Король молчал. И его голова еще крепче прижалась к ее груди. Анастасия обнимала его обеими руками, и на какое-то мгновение ей показалось, что она держит в объятиях не своего мужа, а своего сына. Ей хотелось его утешить и помочь ему. И она старалась придать ему мужества и сил для предстоящей борьбы. Анастасии было трудно выразить все это словами. Поэтому она лишь крепче обняла его и принялась горячо молить Бога, чтобы все кончилось благополучно.


Глава 5 | Поцелуй для короля | Глава 7