home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Оборотни

Следователь, допрашивавший Анну, был молод, хорошо одет и меньше всего походил на традиционного милицейского «следака», замотанного и уставшего.

Анна, в байковом синем халате, сидела на привинченном к полу стуле, смотрела на розовощекого парня мягко, снисходительно.

Через зарешеченное окно камеры мягко пробивалось нежаркое солнце.

– Сколько лет вы прожили с Ильей Борисовичем Горбуновым? – спросил следователь, набирая текст на компьютере.

– Много.

– Если можно, конкретно.

– Не помню… Лет пять, наверно.

– Шесть.

– Правильно, шесть.

– Между вами случались ссоры?

– Редко.

– По какому поводу главным образом?

– По любовному.

Следователь несколько удивленно посмотрел на женщину.

– Если можно, объясните.

Анна печально усмехнулась:

– А что тут объяснять? «Я тебя люблю, ты меня нет». И наоборот.

Парень удовлетворенно кивнул, после чего набрал ответ на экране.

– С Сергеем Андреевичем Кузьмичевым имеете родственные отношения?

– Да, это мой муж… Бывший.

– Почему расстались?

– Так сложилась жизнь.

– А если поподробнее? И поискреннее?

Допрашиваемая тяжело вздохнула, приложила ладонь ко лбу.

– А вы можете поподробнее и поискреннее? Меня держат здесь больше месяца и только первый раз вызвали на допрос. Почему? Ведь я убила человека.

– Это не ко мне, – ответил следователь. – Это к начальству… – Он набрал что-то на компьютере, уточнил: – Значит, ваш случай далеко не ординарный… – Внимательно посмотрел на подследственную. – Да, вы убили человека. Что послужило главной причиной такого поступка?

– Вам это важно знать?

– И мне, и следствию.

– Есть темы, которые лучше не затрагивать.

– Почему вы так считаете?

– Вам известно, кем работал покойный Илья Борисович Горбунов?

– Да, он был офицером ФСБ.

– А вы… вы сами имеете отношение к ФСБ?

Следователь усмехнулся:

– Я не обязан отвечать на ваши вопросы.

– В таком случае я не обязана отвечать на ваши.

Анна отвернулась к зарешеченному окну, давая тем самым понять, что отвечать будет сухо, протокольно.

Следователь побарабанил пальцами по клавиатуре, поднял на женщину глаза:

– Вам известно, где находится ваша дочь?

– Нет.

– Вы хотели бы получить свидание с ней?

– Нет.

– С Кузьмичевым?

– Нет.

– Почему?

– Свидание было. Достаточно.

– Вы намерены взять адвоката?

– Нет.

– Почему?

– Не вижу смысла.

– У вас есть претензии к следствию?

– Нет.

– К администрации СИЗО?

– Нет.

– Вы хотите вернуться к разговору о мотивах преступления?

– Нет. Больше я не скажу ни слова. Я устала. – Анна повернулась к следователю, жестко попросила: – Пожалуйста, оставьте меня!


В клубе было прохладно, уютно, комфортно. Официанты элегантно, без натужной старательности обслуживали немногочисленных гостей, появлялись вовремя там, где были нужны, не задерживались в тех случаях, когда гости этого не хотели.

Виктор Сергеевич чувствовал здесь себя расслабленно, непринужденно. Зуслов, наоборот, был напряжен, по-злому сосредоточен.

– В принципе за дочкой Кузьмы в Краснодар мне есть кого послать, – говорил Алексей Иванович. – И задание будет выполнено безупречно. Но не дай бог, не дай бог. В жизни всякое случается… Так стоит ли рисковать репутацией «движения» за месяц до съезда?

– Не стоит, – серьезно ответил Виктор Сергеевич.

– А как решить проблему? Эта сволочь принципиально не дает денег.

– Искать другой путь. Но не похищение ребенка. Представляешь, какой хай поднимется просто в случае проведения операции?! А в случае «не дай бог», как ты выразился?! Тогда выход один – пулю в висок. Как покойный Грязнов.

– Взорвать? Убить?

– А смысл? Деньги еще труднее будет выцарапать – стервятники налетят такой стаей, небо потемнеет.

– Хорошо, что делать?

Виктор Сергеевич отпил минералки.

– Что делать? – повторил. – Все-таки заняться его дочкой.

Зуслов в удивлении смотрел на него.

– Ты же только что сам отверг такой вариант.

– Я хочу его смягчить… Мы девочку похитим и тут же освободим. А за операцию потребуем вознаграждение.

Зуслов с недоверием смотрел на собеседника.

– Что-то очень сложная схема.

– Ничего сложного. Я посылаю своего человека… у меня есть обкатанный парень, профессионал… он делает свое дело. А твои пацаны убирают его, спасая ребенка. На следующий день все газеты выходят вот с такими заголовками:


Сюрпризы | Крот. Сага о криминале. Том 3 | КРУПНЕЙШЕГО БИЗНЕСМЕНА РОССИИ!