home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add






   Глава 8

   На следующий день

   - Максим, ну что изменится от того, если мы отправимся в путь не на рассвете, а ближе к полудню? А? Давай поспим ещё немного... - пробурчала Лина, натягивая на себя одеяло, и посмотрела на полководца, который выглядел выспавшимся и полным сил, как впрочем, и всегда. И каким образом ему удавалось, независимо ни от чего выглядеть бесподобно, а ведь он, так же как и она спал сегодня часа четыре, не больше? Даже обидно.

   - Вставай, - холодно сказал Максимилиан, скрестив руки на груди, и очень красноречиво посмотрел на жену. Он был уже одет в свою любимые просторные штаны и тунику чёрного цвета, которые всегда надевал отправляясь в поход, и Лине не оставалось ничего другого как подняться с кровати.

   - Я буду готова через двадцать минут, - буркнула она и скрылась за маленькой дверью, ведущей в купальню.

   Прохладная ароматная вода смыла остатки сна, и Лина быстро одевшись, поспешила к любимому мужчине, уже нетерпеливо её ожидавшему. Ему и маленькому сыну, который наверняка тоже был готов к походу.

   - А вот и я, - весело сказала Лина, выходя из дворца, но Максимилиан не разделял её радости, и почему-то был мрачен как грозовая туча. - Что случилось?

   - Пришла информация, что римляне предприняли попытку приблизиться к Керкире, - поведал полководец.

   - Предприняли попытку? Это значит, они не дошли?

   - Не дошли. После военного совета с фракийцами и македонцем, я отправил корабли патрулировать западный берег...

   - Ну и отлично, - улыбнулась Лина, - а расстроен-то ты чем?

   Но Максимилиан только недовольно отвернулся, всем своим видом показывая, что обсуждать это не намерен, и девушка понимающе усмехнулась. Конечно, он великий и грозный полководец не заметил изъян в своём военном плане, а жена обнаружила ошибку, да ещё и права оказалась. Безобразие.

   Но её мысли прервал подошедший Юлиан.

   - А ты чего не одет? - тут же возмутилась Лина, смотря на молодого генерала и его повседневную одежду.

   - Он остаётся, - ответил за него Максимилиан. - Ты едешь со мной, а Тиграну одному будет тяжело, тем более с такой женой, - добавил он уже тихо. Но рядом стоящий Тигран его услышал и громко рассмеялся.

   - Макс, ты же Лину ждал, ну так она пришла, можешь отправляться.

   - Не скучайте тут без нас, - обняла она друга, незаметно поцеловав его в щёку, и повернулась к Юлиану. - Дианта наверно рада, что ты остаёшься?

   - Конечно, - широко улыбнулся он.

   - Лина, ты со всеми будешь обниматься? - холодно спросил Максимилиан, - может быть, по казармам пройдёшься? Там ещё много солдат осталось.

   - А мои ученики остаются? - спросила она, проигнорировав язвительный тон мужа.

   - Нет, они уже давно на транспортном корабле и ждут, когда ты соизволишь к ним присоединиться, и мы сможем отправиться, наконец-то в путь!

   - Ну так а чего стоим то тогда? - спросила Лина запрыгивая на свою белую лошадь, на что Максимилиан только негодующе покачал головой, всем своим видом показывая, что думает о подобном поведении.

   Они быстро пересекли дворцовые ворота, спустились с Акрополя, выехали на главную дорогу, и Лина не смогла сдержать изумлённого вздоха. Вокруг было невероятное количество народа. Все они вышли поприветствовать своего царя и пожелать ему удачи в походе на Рим. Царил удивительный дух праздника. Им под ноги летели белые лепестки цветов и ещё что-то яркое.

   Было очень красиво... но мысли Лины сейчас были не тут, она всё не могла понять, что же чувствовала. С одной стороны - была рада сопровождать мужа. Эта римская компания обещала затянуться не на один месяц, а так долго быть без Максимилиана хуже любой пытки. Да и поучаствовать в боевых действиях тоже очень хотелось, а то засиделась она уже в Афинах, а эта мирная жизнь расслабляет.

   Но с другой стороны была Алкмена... а именно то, что она должна была умереть родами, а у Лины не будет никакой возможности подготовиться к этому и как-то попытаться не допустить её смерти. Конечно, она сделала всё возможно и даже невозможное, они с Алеем сутками сидели сначала над медицинскими книгами, привезёнными их другого мира, а когда Афина их забрала, над свитками и тем, что успели законспектировать. Кириан, отец Юлиана и очень хороший кузнец, пообещал сделать все необходимые инструменты для операции, Максимилиан разрешил проводить опыты над животными, а местные алхимики начали искать, чем можно заменить наркоз. Всё, казалось бы, было нормально, и она могла спокойно уезжать, но вот только на душе было не спокойно...

   - Лина? - раздался голос мужа, подняла глаза и увидела, что они уже стояли на причале.

   - Я задумалась, - улыбнулась Лина мужу и протянула ему руку, чтобы он помог ей спуститься на землю. Такое странное желание поучаствовать в спуске с лошади, каждый раз удивляло Лину, он всегда помогал, нежно придерживая за талию. Конечно, она могла и сама спуститься, не так уж это и трудно, но Максимилиан желал принимать в этом активное участие, а она не возражала. - На лодке поплывём? - недовольно сморщилась Лина, видя, что на причале нет ни одного военного корабля.

   - Да, здесь слишком много торговых судов, - ответил он, помогая жене сесть в сильно раскачавшуюся шлюпку, и как-то слишком таинственно улыбался.

   - Что? - спросила Лина, уже чувствуя какой-то подвох.

   - Сейчас сама увидишь, - ответил полководец, и она недоверчиво нахмурилась, посмотрев на мужа. Такая скрытность была нехарактерна для него. Повернула голову к горизонту и ничего необычного там не увидела, если не считать, конечно, какого-то немыслимого количества кораблей. Но Лина знала, что их будет очень много, ведь требовалось перевести огромную армию, да и просто военных судов было предостаточно. Хотя... среди всех явно выделялся один корабль, и она сразу его узнала, хотя и не видела до этого.

   - Икар, - тихо произнесла Лина, смотря на величественный и удивительно красивый военный корабль. Это был корабль Максимилиана, который до недавнего времени стоял без дела, так как полководец предпочитал простые суда, а зря. Он был прекрасен. Немного меньше по сравнению с другими военными кораблями, немного шире, и как будто неуклюже. Но огромный то ли дракон, толи другое мифическое существо, вырезанное из дерева и помещённое на корму, завораживало. Оно казалось как будто живым и наблюдало за соседними кораблями, окружившими его, оценивало. А очень, очень большой таран, выполненный в форме вытянутой головы шакала пугал... казалось, что это был не корабль с тараном, а таран, оснащённый кораблём.

   И почему интересно Максимилиан назвал свой корабль Икаром. Да и то, что он дал название кораблю, было странным, обычно он не обременял себя подобными вещами и смеялся над женой, когда она свою белую лошадку, павшую в бою с римлянами, назвала Снежинкой.

   - Тебе нравится? - спросил Максимилиан, и в его голосе было столько гордости, что сказать "нет" значило бы разбить ему сердце.

   - Он меня пугает, - ответила Лина, решив не врать. - Корабль прекрасен, но он как будто живой.

   - Да, у него определённо есть душа. Дерзкая и своенравная, подстать тебе, - ухмыльнулся он, смотря на мерно качающееся на волнах судно.

   - А я думала, что у тебя скорее транспортный корабль, а он... боевой, - сказала Лина.

   Шлюпка приблизилась к нему вплотную, и стало очевидно, что рассчитывать на просторные комнаты с хорошими кроватями не приходится, это судно было определённо военным и никак иначе.

   - А зачем мне транспортный корабль? - усмехнулся Максимилиан в ответ и подал жене руку, предлагая подняться на борт. - Нет милая, это лучший боевой корабль во всей Греции.

   Спорить с этим Лина не стала, да она и не большой специалист в этом деле, и, путаясь в складках длинного неудобного платья, на котором настоял муж, забралась на судно и тут же начала осматривать себя на наличие повреждений. Ей отчётливо послышался треск ткани, а ходить тут с разорванной юбкой совсем не хотелось.

   - Лина, это Ифит, - произнёс Максимилиан.

   - Ага... - ответила она, поднимая юбку выше, чем следовало бы, пытаясь понять, где же всё-таки порвалось платье, и порвалось ли оно вообще.

   - Максимилиан, я не знал, что ты решил взять с собой жену, - сказал он, и Лина тут же подняла глаза, желая посмотреть на говорившего. Тон этого мужчины ей не понравился.

   - А в чём собственно проблема? Вас надо было известить об этом заранее? - довольно грубо спросила она, смотря на мужчину средних лет с длинными седыми волосами и глазами неопределённого цвета.

   - Нет конечно, - тут же стушевался он. - Я всего лишь волнуюсь, что не подготовил для вас каюту...

   - Ничего страшного, я не побрезгую солдатами и могу спать с ними, если в комнату к мужу меня не пустят, - ответила Лина и поймала недовольный взгляд Максимилиана.

   - Лина, ты ведёшь себя неподобающим образом, - очень тихо сказал он, и девушка гневно сжала губы. Что за бред? Она жена царя, а по статусу считается ниже обыкновенного генерала. А этот Ифит явно таковым и являлся, хотя и без плаща. Но на корабле действовали другие правила, и носить плащи, было не принято.

   И что было самым ужасным, так это то, что годовалый сын, державшийся на руку папы, смотрел на неё с упрёком! Это было ужасно...

   - Прости меня мой повелитель, я готова понести наказание за свою дерзость, - произнесла Лина и поклонилась Максимилиану ниже, чем следовало бы.

   - О боги, Лина, почему с тобой так сложно? - закатил он глаза к небу. - Ифит, сигналь Агатону, мы отправляемся.

   - Агатон? - тут же оживилась она, вспоминая весёлого здоровяка, на корабле которого они с Максимилианом плыли в Византий. - Я могу плыть с ним, если на этом корабле не найдётся для меня места, - сказала Лина, и Ифит открыл рот от изумления, но тут же поспешил его закрыть, и под тяжёлым взглядом полководца пошёл выполнять поручение.

   А Лина не обращая внимания на гневные взгляды мужа, взяла за руку Деметрия.

   - Солнышко моё, пошли, посмотрим как тут у них всё.

   - Лина! - произнёс Максимилиан и довольно грубо схватил её за руку, а Деметрий, совершенно неожиданно стукнул его по ноге своим маленьким кулачком, защищая маму. Полководец замер открыв рот.

   - Деметрий, обижать папу нельзя, иди и извинись, - очень строго сказала Лина, еле сдерживая улыбку, и маленький мальчик тут же обнял Максимилиана, осознавая свою вину.

   - Мой сын, - тихо сказал он, садясь на корточки и прижимая его к себе. А она смотрела на них и была счастлива.


   На следующий день

   Лина лежала на груди своего мужа, и вставать не было никакого желания. Каюта Максимилиана была хотя и маленькой, но очень уютной и приятным ароматом древесины, с маленькой, но всё-таки кроватью, а не жёсткой лежанкой, и это радовало её неимоверно.

   Корабль мерно качался на волнах, убаюкивая и настраивая на романтический лад, однако это не помешало маленькому Деметрию проснуться с первыми лучами солнца и тут же убежать инспектировать корабль.

   Он буквально с первых минут пребывания на Икаре освоился, и весь вчерашний день и вечер носился как угорелый по кораблю, а солдаты, охранявшие его, бегали за ним и очень старались, чтобы маленький принц не влез туда, куда влезать было нежелательно.

   Лина нежно гладила Максимилиана по широкой мужской груди и наслаждалась тем, как короткие чёрные волоски ласкали подушечки пальцев.

   Нужно было вставать и кормить сына. Полководец не пожелал брать с собой нянечек, а значит, нужно было всё делать самой. Да Лина и рада была лишнему поводу провести время с сыном, а то все предыдущие дни она не баловала его вниманием, всё свободное время проводя с лекарем.

   Последний раз вздохнув, Лина поднялась и потянулась за одеждой, но была остановлена мужем.

   - Мне не нравится, как ты вчера разговаривала с Ифитом. Чем он тебе не угодил? - спросил он очень строго.

   - Не знаю. Просто мне не показалось, что он был недоволен моим появлением, - пожала плечами Лина, открывая сундук и думая чего надеть. Традиционный хитон был очень неудобным, а на корабле особенно. - Но я наверно действительно погорячилась, если хочешь, я могу извиниться перед ним.

   Максимилиан открыл было рот, желая сказать, что извиниться действительно нужно, но передумал. Хотя Лина и была женщиной, но она также была и женой царя, а Ифит на самом деле поприветствовал её не так, как следовало бы.

   - Не нужно, найди лучше Деметрия, мне кажется, что он слишком много бегает по палубе, иногда это бывает опасным.

   - Конечно мой полководец.

   - И сегодня я хочу услышать легенды об Одиссее, - произнёс Максимилиан тоном, как будто отдавал приказ, а не просил любимую жену рассказать ему сказку. На что Лина только улыбнулась в ответ и поспешила скрыться за дверью.

   Да, найти Деметрия действительно стоило. Найти и попытаться накормить кашей. И уже через час маленький непослушный мальчик был отловлен, накормлен и отпущен на волю, чему он несказанно обрадовался и известил об этом всех, кто был на корабле радостным визгом, и понёсся к капитану.

   Ифит Деметрию почему-то очень понравился. Может быть, потому что он так же, как и папа ходил и громко на всех ругался или может быть, потому что он был тут самым главным, неизвестно, но маленький мальчик всё утро провёл рядом с ним, наблюдая за его работой.

   - Ифит, он вам мешает? Давайте я заберу его, - сказала Лина, подходя к мужчине, за которым Деметрий ходил хвостиком.

   - Нет, нет, что вы госпожа, он нисколько мне не мешает, - поспешил ответить он и низко поклонился, чем вызвал изумление у девушки.

   Но Ифит проигнорировал удивлённый взгляд девушки, и намеревался исправить свою ошибку, поняв, что был не прав. Он много слышал о жене царя, слышал, но не видел. Хотя слухи, доходившие до него, и были достоверными, но он до конца всё равно не верил им.

   Максимилиан был не простым человеком, и, как думал Ифит, никогда не стал бы жениться на самовольной и дерзкой женщине, а Лину считали именно такой. Говорили также, что она была не простой женщиной, но ещё и хорошим воином. Но когда он её вчера увидел, то тут же засомневался в правдивости тех слухов. Эта не очень молодая девушка совсем не была похожа на воина. Лина казалась маленькой, нежной и как будто хрупкой, и то, что она больше года назад собрала солдат, организовала народное ополчение, встала во главе армии и отбила атаку римлян, казалось сказкой. Но он ошибался... наверно...

   - Лина, вот ты где, - послышался голос Максимилиана за спиной. - Ифит, садись, Лина прекрасно рассказывает легенды, - сказал он, и девушка открыла рот от возмущения. За как он её тут считает?

   - Смею тебе напомнить, что я не твоя гетера, - очень тихо сказала она на ухо мужу и, отойдя от него, широко улыбнулась. - Я не раз рассказывала вам, мой повелитель, что легендарные похождения нашего героя Одиссея начались после войны за славный город Трою. А сегодня я хотела бы вам поведать, что же это была за война, и почему она стала легендой, - произнесла Лина и, увидев утвердительный кивок мужа, низко поклонилась своим слушателям и начала свой рассказ:

   - На прекрасной и плодородной равнине, орошаемой рекой, стоял некогда великий город Троя. Крепки были его стены, сказочно прекрасны дворцы и храмы, и несметны богатства, накопленные не одним поколением троянских царей. Но начать свою историю я хочу с яблока, - улыбнулась она мужчинам и сыну, который сидел на коленях Максимилиана и очень внимательно слушал маму, - с яблока раздора. На Олимпе играли свадьбу прекрасной нимфы Фетиды и смертного человека, царя Пелея, которого избрал ей в мужья Зевс. Свадебный пир почтили своим присутствием все олимпийские боги, но не пригласили на свадьбу лишь Эриду - богиню вражды и раздора. И коварная Эрида, расстроенная этим оскорблением, подкинула на пиршественный стол яблоко из чистого золота с надписью - "Прекраснейшей". И тут же Гера, Афина и Афродита заспорили, кому из них оно предназначено и даже Зевс не мог рассудить их. Но на помощь был призван красивейший из людей, юноша по имени Парис, сын троянского царя Приама. Но и Парис растерялся, все три богини казались ему прекрасными. Тогда Гера пообещала ему в обмен на яблоко славу, Афина - мудрость, а Афродита - самую красивую из смертных женщин в жены. И Парис, недолго думая, отдал яблоко Афродите.

   Максимилиан увлечённо слушал удивительный рассказ, который сильно отличался от тех, что обычно рассказывала Лина. Он не был ярким и импульсивным, и она не прыгала по палубе с оружием в руках, опасно размахивая им. Эта легенда была другой и потрясающе красивой, а голос девушки, льющийся как ручеёк, ласкал слух. И полководец в очередной раз изумился тому, как хорошо Лина умела рассказывать увлекательные истории. Чувствовалось, что она любила эти легенды, и желала поделиться ими со своими слушателями, передать свои чувства.

   - ... "Елена в Трое! Елену похитил Парис!" - эта весть пронеслась с одного конца Эллады на другой. Оскорблённый Менелай негодовал, дерзкое преступление Париса должно быть наказано. Но как? Троя могущественна! Но тут вспомнил Менелай о клятве, которую дали друг другу женихи Елены: помогать избраннику против каждого, кто окажется его обидчиком, а Одиссей как вдохновитель этой клятвы, должен стать первым, кого позовет труба великой войны, - громко сказала Лина и посмотрела на замерших мужчин. - Предлагаю на этом прервать наше увлекательное путешествие в Трою и вернуть к нему уже вечером, Деметрию пора обедать.

   - Разумеется, - чуть откашлявшись, произнёс Максимилиан.

   Конечно, он был готов слушать эту необычную легенду весь день, но Лина права, требовался перерыв... хотя желание узнать продолжение этой истории было очень велико.

   Лина благодарно кивнула мужу и повернулась к Ифиту.

   - Вам не понравилось?

   - Лина, не говори глупости, как это может не понравиться? - тут же ответил Максимилиан, а Ифит закивал как болванчик, соглашаясь с ним.

   Подобного он никогда не слышал, и был поражён тем, как эта женщина могла передать чувства и дух того, другого мира. Во время всего рассказа он даже не дышал, боясь нарушить удивительную атмосферу, созданную Линой. И был очень удивлён и даже расстроен тем, что она подумала, что ему не понравилась эта легенда. Неужели его лицо выражало подобное?


   Спустя семь дней

   Морские путешествия отличались крайне скучными днями, длинными, жаркими. Хотя военные суда быстроходны, но флот был огромным, чтобы развить большую скорость, и к тому же вместе с ними следовало много транспортных кораблей. Так что путешествие должно было занять десять дней, не меньше. Хорошо, что Лина была рядом, и она способна развлечь и днём и ночью.

   Максимилиан внутренне улыбнулся, вспоминая её мягкие руки, дарящие божественное наслаждение, и босые ножки. Она как и прежде предпочитала ходить по палубе босиком, и по её словам наслаждалась ощущением тёплых досок под ногами, а Ифит так переживал по этому поводу, и заставлял солдат драить палубу по пять раз в день, хотя она и без того была чистой.

   - Ты уже проснулся? - услышал он сонный голос Лины.

   Она нежно потёрлась об него щекой и обняла своей маленькой ножкой, вызывая воспоминания о страстной ночи, проведённой с ней, и о том, как эти ножки обвивались вокруг сильного торса.

   - Да милая, - сказал Максимилиан и поцеловал златовласую макушку.

   - А Деметрий уже убежал?

   - Да, как только солнце встало, он направился на обход корабля, проверить, всё ли в порядке, - засмеялся он.

   Маленький сын, и без сомнения будущий великий полководец каждое утро с первыми лучами солнца проводил обход корабля, заглядывая за каждую дверь, и даже вёсельники проходили строгий досмотр. Он глядел на них так, как будто оценивал их работу, а они пугались, и наблюдать за этим было невероятно забавно.

   Лина улыбнулась словам мужа и легла на его плечо.

   - Значит, у нас есть время? - прошептала она на ухо, и острое желание отозвалось в его чреслах. Максимилиан нежно поцеловал её, прижимая к себе, и почувствовал, как она сжала торс ногами, углубляя поцелуй.

   - Я люблю тебя, боже мой, как же я сильно люблю тебя Максимилиан, - задыхаясь от возбуждения, произнесла она, в то время как он целовал её шею, вдыхая упоительный сладкий аромат её тела. Но вдруг, совершенно неожиданно дверь в комнату распахнулась, едва не слетев с петель.

   - Максимилиан, римляне на горизонте, - почти выкрикнул Ифит, но заметив Лину, сидевшую на Максимилиане, тут же отвёл взгляд. - Агатон строит корабли, чтобы принять бой. Мы будем участвовать? - добавил он, откашлявшись и немного смущённо.

   - Обязательно будем! - тут же ответил Максимилиан, аккуратно снимая с себя перепуганную жену и прикрывая её одеялом.

   Генерал коротко кивнул и скрылся за дверью, и уже через мгновение послышались команды, отдаваемые им и звуки флейты, задающей ритм гребцам.

   - А может не надо? - тихо спросила Лина, прижимая к себе одеяло, как будто оно могло защитить её, и Максимилиан не смог сдержать улыбку. Воинственная и бесстрашная девушка почему-то не любила морские сражения... в отличие от него. Они будоражили в венах полководца кровь, в душе просыпался невероятный азарт и он упивался этими боями.

   Греческий флот был лучшим в мире, и даже с большим численным перевесом противника они могли одержать победу, а с тех пор, как корабли были усовершенствованны, после путешествия в другой мир, стали непобедимы.

   - Надо малыш, надо, - улыбнулся Максимилиан, а Лина сжалась ещё больше.

   - Папа, папа, - раздался требовательный голос Деметрия, и он поспешил открыть дверь, а мальчик тут же вбежал и потянул отца за руку, требуя выйти на палубу.

   - Штаны надень, полководец, - буркнула Лина и потянулась за своим платьем.

   Максимилиан спешно оделся и, взяв сына на руки, вышел на палубу, оценивая ситуацию. Земли видно не было, значит, от берегов Греции отошли достаточно далеко, но до римской пока не доплыли. Хорошо, открытое море - значит много места для манёвров.

   А вот и корабли противника. Не так много как хотелось бы, но, похоже, что они были настроены решительно и уже выстраивались в оборонительные шеренги. Хотя нет, они не собирались смерено принимать удар, то, что греческий флот сильней, было очевидно, и Максимилиан догадался, что они тут за другой целью. Уничтожить хотя бы часть транспортных кораблей, которые находились немного в стороне под прикрытием военных. Но, по всей видимости, римлян это не смущало, иначе бы они тут не появились.

   Полководец пригляделся к ним более внимательно. То, что они никогда небыли сторонниками таранной атаки он знал и раньше. Их корабли отличались от греческих, они с более высокими бортами и палубами, и лучники и метатели копий обычно выстраивались вдоль бортов, атакуя проходящие мимо суда, или же просто брали на абордаж.

   И сейчас на первый взгляд казалось, что они собирались действовать по своей излюбленной тактике, уходя от направленных ударов и атакуя с этих самых бортов. Но всё было не так просто. Максимилиан заметил, что в бой вступили не все. Часть из них отвлекали греческие военные корабли, причём очень ловко уворачиваясь от ударов, словно стараясь растянуть время боя, а другая часть на приличном расстоянии обходя военные суда, продвигалась к транспортным, стоявшим в стороне. Греческие триемы, охранявшие их, заметили угрозу, но бездействовали, боясь нарушить строй. Всё верно, пока они стоят на своих местах, транспортное судно не поразить, но и бездействовать тоже было нельзя.

   - Ифит! - крикнул Максимилиан и через мгновение генерал возник рядом с полководцем. - Смотри, - коротко сказал он, показывая на римские корабли.

   Он очень опасно перегнулся через борт, вглядываясь в горизонт, и тут же кинулся командовать разворот.

   Икар резко накренился на борт, выходя на новый курс и начал набирать скорость, очень быстро приближаясь к кораблям противника. Несколько греческих судов заметили их манёвр и тоже устремились к хитрым римлянам.

   - Боже мой, что случилось? - услышал Максимилиан за спиной испуганный голос жены.

   - Лина, тебе лучше спуститься вниз, мы сейчас протараним противника, будет сильный удар, - сказал он, наблюдая за тем, как быстро Икар приближался к противнику. По всей видимости, Ифит решил не атаковать вёсла, а сразу вышел на таранный удар. Всё верно, сейчас был сильный ветер, а римские корабли из-за того что были высокими, имели меньшую манёвренность, чем они.

   - Дай мне Деметрия, - прошептала она.

   - Нет, иди вниз.

   - Максимилиан, пожалуйста, будь осторожней. Держи крепче нашего сына, - послушно сказала Лина, и он не смог скрыть удивлённого взгляда. Надо же, как быстро она согласилась.

   - Хорошо милая, иди, - улыбнулся Максимилиан, и Лина поспешила спуститься вниз. Очень вовремя надо сказать спустилась.

   Икар набрал уже большую скорость, и было видно, что ещё секунда и произойдёт столкновение. Максимилиан одной рукой ухватился за мачту, а второй прижил к себе сына и приготовился к удару.

   Раздался жуткий скрежет ломающихся досок, таран вошёл в бок вражеского корабля как раскалённый нож в масло, одновременно с ним судно дёрнулось от резкой остановки, и Деметрий весело завизжал, чем неимоверно удивил своего отца. Но поражаться этому времени не было, римляне начали очень резво перебираться на греческий корабль, ведь им требовалось пусть и небольшое, но всё же время, чтобы вытащить свой таран, который наверняка проткнул корабль насквозь, и отойти от него на достаточное расстояние.

   Вёсельники отчаянно заработали вёслами, подгоняемые музыкой флейты, но и противник не спал. Они знали, что обречены, и захватить этот корабль было последним их шансом на спасение.

   - Лина! - выкрикнул Максимилиан, видя, что римлян много, а команда Икара была не слишком большой. - Забери, - протянул он ей Деметрия, радуясь, что она появилась моментально, и тут же кинулся в атаку. Солдат противника, конечно, было достаточное количество, но они простые легионеры - никто против царя Греции, и его меч разил их десятками.

   Краем глаза Максимилиан заметил, как полетели метательные ножи Лины, и каждый её удар нашёл свою цель. Разумеется, она не осталась просто наблюдать в стороне, а решила принять участие, крепко держа сына на руках, не доверив его охрану солдатам. Пусть в виде кинутых ножей, но всё же.

   Атака быстро захлебнулась, римлян хотя и было много, но не на столько, чтобы нанести вред команде корабля и самому Икару.

   - Ты уверен, что Деметрию нужно это видеть? - спросила Лина, из последних сил удерживая вырывающегося сына и жаждущего вернуться к отцу.

   - Разумеется, я воспитываю из него полководца, - холодно ответил Максимилиан, и взял его на руки.

   - Максим, ему всего год, он ещё маленький, чтобы видеть столько крови...

   - Лина, я не желаю говорить об этом, - довольно грубо оборвал он её. Сейчас было не подходящее время, обсуждать методы воспитания Деметрия. Разумеется, может показаться слишком жестоким то, что мальчик видел всё это, но не для будущего полководца. Он должен с младенчества впитывать науку войны, так же как и Максимилиан.

   Лина недовольно сжала губы, но перечить не стала. Развернулась и ушла, а полководец переключил своё внимание на сражение. Их корабль занял место в ряде военных трием, ожидая удачного момента для очередного манёвра, но Максимилиан видел, что этот бой уже выигран. Почти все римские суда поражены и многие из них уже ушли под воду, а тем трём, что пока ещё были на плаву, оставалось не долго. Раздался оглушающий звук ломающегося дерева, оповещавший, что ещё одно вражеское судно подбито.

   - Ифит!

   - Да? - тут же появился рядом генерал.

   - Правь к Агатону.


   Лина сидела в каюте Максимилиана, пытаясь успокоиться, и угомонить бешено стучащее сердце, которое норовило выскочить из груди. Это было невыносимо! Морские сражения каждый раз вызывали у неё оцепенение, и от осознания того, что здесь действуют другие правила, и она даже не сможет защищаться, появлялась дрожь во всём теле. Это были бои гигантов, совсем не похожие на муравьиные сражения на земле, в которых участвовала она. А ещё полководец взял с собой Деметрия... он же совсем маленький. Неужели он его и на войну на земле будет брать с собой?

   Лина представила себе, как Максимилиан скачет по полю боя, а перед ним сидит маленький черноволосый мальчик, и ей стало дурно.

   Звуки боя прекратились. По всей видимости, это не слишком длинное сражение закончилось, и глубоко вздохнув и собравшись с духом, она поднялась на ноги и вышла из каюты, желая узнать, что происходит вокруг. Икар стоял, не двигаясь, а с левого борта к нему вплотную стоял другой корабль.

   Лина удивлённо заглянула за угол, откуда доносились тихие голоса, и широко улыбнулась, увидев рядом с Максимилианом и Ифитом Агатона.

   - Лина! - громко засмеялся он.

   - Здравствуйте Агатон, - подошла она и обняла здоровяка, не обращая внимания на гневные взгляды мужа и изумлённые Ифита. - Я очень рада вас видеть.

   - А как я рад! Я тебе говорил, что твой подарок прекрасен? - спросил он, показывая на висящий на груди бинокль, и Лина улыбнулась ещё шире, смотря на него. Таких биноклей было два, и они оба привезены их другого мира, в качестве подарка Агатону и Тиграну. Правда, Тигран после плена опасался выносить его за пределы дворца, боясь потерять. И когда вернулся домой из римского плена, он первым делом спросил, цел ли его бинокль. Благо, что солдаты позаботились о нём и привезли в Афины.

   - Говорили и не раз, - кивнула Лина и погладила здоровяка по плечу.

   А Агатон не мог оторвать глаз от этой удивительной женщины. Он каждый раз видя её, поражался, как эта удивительная женщина могла сочетать в себе такие разные качества как сила и слабость. Не зря народ Греции её боготворил.

   - Лина, ты нам мешаешь, - холодно произнёс Максимилиан.

   - Можешь меня наказать потом, а сейчас я соскучилась по Агатону и не уйду, - тут же заявила она, обнимая мужчину за необъятную руку, и, увидев возмущённый взгляд мужа, поспешила добавить, - я буду молчать. Честно.

   Максимилиан глубоко вздохнул, всем своим видом показывая всё, что думает о подобном поведении своей жены, но всё-таки позволил ей остаться, решив, что она не помешает. Агатон, увидев кивок полководца, принялся рассказывать о незначительных потерях со стороны греческого флота, а Ифит смотрел на Лину и не мог поверить в то, что видел.

   То, что эта странная женщина позволяет себе очень много, он уже успел понять. Это и то, что Максимилиан действительно безумно любил её. Но это всё казалось ерундой, по сравнению с тем, как она сейчас откровенно обнимала другого мужчину на глазах мужа, а то, что он позволял ей это, было поразительным. Неужели у неё такая сильная власть над царём? Или это говорило о полном доверии? Но что нужно было сделать, чтобы настолько доверять женщине? И не кто-то там, а сам Максимилиан.

   - Лина, отлепись от моего генерала и иди, накорми Деметрия, он до сих пор не завтракал, - произнёс Максимилиан, прерывая мысли Ифита.

   - Ой, точно! - воскликнула она. - До свидания Агатон, если станет скучно, подплывайте к нам, я вам легенду интересную расскажу, - погладила она его по плечу и взяла за руку сына.

   - До свидания, - широко улыбнулся он, и Лина, помахав ему напоследок, поспешила скрыться.

   - Ифит, если ты что-то хочешь спросить, спрашивай, - холодно произнёс Максимилиан, смотря на своего генерала.

   Он весь разговор практически не сводил глаз с Лины, точнее в её рук, обнимающих плечо Агатона, и его мысли были ясны как день.

   - Нет... наверно не хочу, - неуверенно ответил он.

   - Ифит, - начал говорить Максимилиан. - Лина не простая женщина и не такая как все гречанки. Она воин, сильный, жестокий и безжалостный. Лина воевала всю свою жизнь, и она готова на всё ради того, кого называет другом. Таких не очень много, но они дороги ей. Поэтому я и позволяю ей подобное, - сказал Максимилиан, кивнув на Агатона. - И я уверен в том, что она скорее умрёт, чем предаст меня. Теперь тебе всё понятно? - спросил полководец.

   Он знал, о чём Ифит думал, что его беспокоило, но он был верным генералом, который редко появлялся на берегу и не знал всего, что происходило на земле, а довольствовался лишь слухами.

   - Конечно, - уверенно кивнул мужчина, очень стараясь скрыть свой ошарашенный взгляд. Это всё было правдой... всё что он слышал. И то, что она сильный воин, и то, что она спасла из римского плена Тиграна, лучшего друга полководца. Немыслимо...


   Максимилиан получил всю необходимую информацию и Агатон вернулся на свой корабль, командовать отправление. Задерживаться было нежелательным. То, что Тит послал им на встречу корабли, значило только одно - он раскусил их нехитрый план. Да это не удивительно, и надеяться на неожиданное нападение на Рим было бы наивным.

   Обойдя свой корабль и убедившись, что все выполняли свою работу, и флот уверенно двигался к римской земле, Максимилиан пошёл на корму, с которой раздавались возмущённые крики Деметрия.

   - Что у вас происходит? - заинтересованно спросил он, но увидев, как Лина пыталась накормить маленького мальчика кашей, всё понял без слов. - Зачем ты его кормишь этой гадостью? Дай ему нормальной еды.

   - Максимилиан, он ещё маленький, чтобы есть только мясо. А каша это продукт богатый витаминами и микроэлементами, необходимыми растущему организму, - авторитетно заявила Лина и посмотрела на мужа.

   - Я ничего не понял из того, что ты сказала, но зато вижу - Деметрий с тобой не согласен, - хмыкнул он.

   - Максимилиан, давай я сама решу, чем кормить нашего сына, я же согласилась не спорить с тобой в вопросах воспитания. Ты пришёл мешать мне?

   - Лина, не дерзи мне! - тут же выкрикнул Максимилиан, забрал у жены Деметрия и выпустил маленького мальчика на волю, к его великой радости. - Пошли, - требовательно потянул он её за руку.

   - Куда?

   Максимилиан не стал ничего отвечать, а молча завёл жену в свою комнату и страстно поцеловал в губы, от чего Лина сладко застонала. Она любила его таким диким, необузданным, но при этом удивительно нежным.

   - Мне не нравится, как ты себя ведёшь, - холодно сказал он, прокладывая дорожку горячих и страстных поцелуев по шее спускаясь вниз к плечу.

   - Я постараюсь вести себя лучше, - задыхаясь от возбуждения, прошептала она.

   - Хорошо, - ответил Максимилиан, скидывая с жены платье, и аккуратно положил её на кровать, удобно устраиваясь между её ног.



   Солнце садилось за горизонт, воздух был прохладен и влажен, и уже ничто не говорило о недавнем сражении. Огромный греческий флот уверенно двигался на запад к Риму, солдаты по большей части лежали на своих лежанках тихо переговаривались между собой, но только не на корабле царя.

   За семь дней уже стало традицией то, что по вечерам Лина рассказывала Максимилиану, Деметрию и Ифиту легенду о троянской войне, но слушателей у неё было гораздо больше. С наступлением вечера вокруг становилось необычно многолюдно, солдаты уже сотый раз драили палубу, точили свои мечи, и обязательно в той части судна, где Лина рассказывала необычные истории, но никто не возражал против этого.

   - ... все население Трои предавалось безудержному веселью. Они побелили! Десять лет! Война окончена! - продолжала она свой рассказ. - Вино лилось рекой, и была уже глубокая ночь, когда со стороны Сигейского мыса, тихо, как призраки, возвращались на троянский берег корабли ахейцев. Столь же тихо с кораблей спустились отряды воинов и направились в сторону спящего города. А в это время в брюхе деревянного коня открылся потайной люк, и на землю по веревке спустились десять отважнейших ахейских воинов, среди которых был и Одиссей. Они перебили полусонную пьяную стражу и тысячи ахейцев ворвались в город. Обреченная Троя запылала со всех сторон. Менелай с мечом в руках ворвался в царские покои и увидел свою жену - невольную причину многолетней войны, унесшей жизни столь многих доблестных воинов. Он хотел тут же убить её, но Елена была так прекрасна, что меч Менелая опустился. Он взял жену за руку, вывел её из пылающей Трои и привёл на свой корабль.

   Лина очень умело нагнетала обстановку и все присутствующие замерев открыли рот, поражаясь хитрой выдумке противника и сочувствуя неизвестным им троянцам. А Максимилиан, как военный полководец был шокирован, и искренне не понимал как Лина могла так увлекательно и подробно рассказывать детали того сражения, но при этом совершенно не разбираться в военных стратегиях. Эта Троянская война была долгой, богатой хитростями и увлекательными сражениями, и он очень многое подчеркнул для себя из её рассказа.

   Хотя Лина же была простым бойцом. Хорошо обученным, но всё же солдатом, которому были не понятны военные стратегии, но надо отдать ей должное, рассказывала она всё так, как будто знала в этом толк.

   - Глаза всех пленников были обращены на восток. Там занималась заря, но её розовые лучи бледнели за багровым сиянием огня, пожиравшим их родной город. Далеко было видно зарево горящей Трои, так далеко, что все окрестные народы поняли: пал могущественнейший из всех городов Азии! - закончила свой рассказ Лина и поклонилась своим слушателям.

   - Прекрасно, просто прекрасно Лина, - широко улыбнулся Максимилиан, смотря на свою жену.

   - Так это что? Конец? - расстроено спросил Ифит, вдруг понимая, что увлекательный рассказ о Троянской войне закончился.

   - Да, Ифит, - улыбнулась Лина мужчине. Хотя он и не радовался так открыто как Агатон, но ему очень нравились необычные легенды, и это было написано на его лице. - Но ведь и наше путешествие подходит к концу, и вам наверно было бы обидно, если мы прибыли на место, а рассказ остался не законченным.

   - Конечно, вы правы госпожа, - кивнул он, и Лина нахмурилась, услышав такое обращение, и недоверчиво посмотрела на мужа. Его странная улыбка ей совсем не нравилась. Ничего хорошего она не предвещала.

   - Максимилиан, ты меня пугаешь, - осторожно произнесла она, а Ифит повернулся посмотреть на полководца, не понимая такой смены настроения девушки.

   - Милая, ты пять дней развлекала нас прекрасным рассказом... - начал говорить он, а Лина недоверчиво сузила глаза, - я хочу, чтобы ты тоже осталась довольна нашим путешествием. Ифит к сожалению не сможет дать тебе то, что ты хочешь, а я пожалуй сейчас в настроении подраться, - произнёс Максимилиан и Ифит открыл рот от возмущения. Подраться??

   - Правда? - радостно закричала Лина и кинулась на шею мужу, чем изумила генерала ещё больше. Он ничего не понимал из происходящего. Но Лина на него не обращала внимания, она отскочила от Максимилиана и побежала разгонять собравшихся солдат, освобождая палубу.

   - Кыш, кыш отсюда. Ифит подержите Деметрия и близко не подпускайте, - командовала она. Встала посередине освободившейся площадки, глубоко вздохнула, и достала из-за спины кинжалы, с которыми не расставалась ни на секунду. - Я готова мой полководец.

   - Максимилиан, солнце уже село... - начал говорить Ифит, понимая, что они собираются делать.

   - Это не имеет значения, - ответил он, отдавая сына генералу. Подошёл к солдатам, взял у одного из них меч, который был начищен до блеска и широко улыбнулся, смотря на ожидавшую его жену. Он в последнее время не слишком часто баловал её подобными сражениями, хотя она очень любила их и часто просила об этом.

   И во дворце у Лины было тоже мало достойных противников, и она очень переживала по этому поводу, постоянно говоря, что не может расти как воин, сидя на месте, но она была не права. За три года её мастерство выросло. Конечно, вместе с тем она стала более импульсивной и в то же время будто мягче, но явно сильнее.

   Последний раз посмотрев на жену, Максимилиан сделал первый выпад, который был тут же отбит, и уже через секунду Лина пошла в атаку. Яростную атаку, наглядно показывающую, как сильно она соскучилась по хорошему сражению. Тот бой с Кастором, царём Фракии, не считался. Конечно, он был невероятно сильным противником, но только сражаясь с мужем, Лина получала безумное и яркое удовольствие от поединка.

   Ифит затаил дыхание, наблюдая за этим невероятным действом, и крепче прижал к себе Деметрия, желающего посмотреть поближе. А смотреть действительно было на что. На палубе как будто разыгрались два смерча, маленький и быстрый, а рядом большой и сильный. Это было потрясающе красиво, и опытный глаз генерала мог по достоинству оценить умение обоих противников. И они оба были страшной силой.

   Звон от столкнувшихся клинков разносился по чёрной глади моря, смешиваясь со звуками волн, а Лина была готова кричать от эйфории, проходящей через сердце. Она упивалась силой и умением Максимилиана, она чувствовала, что он играет с ней, раззадоривает её, а качающаяся палуба ещё больше разжигала азарт в груди.

   Удар, ещё удар... Какой же он быстрый, проносилось в голове девушки, он как будто чувствовал её, предугадывал каждое её движение. И вот, Максимилиан совершает резкий выпад, но Лина быстро отпрыгнула с линии атаки, оказываясь в туже секунду за спиной противника, с целью поразить его, но полководец быстро развернулся и неуловимым движением прижал к себе жену.

   Лина звонко рассмеялась, запрокинув голову назад, и нежно обняла Максимилиана за шею.

   - Ты бесподобен, - тихо прошептала она, останавливая себя от поцелуя в последний момент. Рядом было слишком много глаз, и стоило держать себя в руках.

   - Нет милая, это ты бесподобна, - улыбнулся он, наслаждаясь раскрасневшимся личиком девушки. Её голубые ясные глаза горели, а коралловые губки были немного приоткрыты, как будто прося поцелуя. - Ещё?

   - Да, - коротко произнесла она и сделала два шага назад, становясь в оборонительную позицию.

   И снова Максимилиан пошёл в атаку, а Лина отбивала неистовые удары полководца, удары, выверенные до мелочей, ни одного лишнего взмаха мечём, он был идеален. Лина внутренне улыбалась себе и чувствовала эйфорию. Вот она жизнь! Жизнь в движении...



   Глава 7 | Жажда войны |    Глава 9