home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add








   Глава 12

   Спустя шестнадцать дней

   Дни проплывали один скучней другого, и у Лины не было никакого развлечения, кроме как гулять по дворцу Тита и иногда выходить в Рим под пристальным вниманием большого количества охранников. В город жизнь вернулась очень быстро. Слух о том, что греки не проявляют агрессии, а даже помогают горожанам, разлетелся по стране со скоростью звука. А когда ещё выяснилось, что свои же римские солдаты, недавно захватившие Рим, когда отбивались от греков, прикрывались горожанами как живым щитом, а те в свою очередь не желали убивать простых людей, полюбили своих захватчиков, как родных. Даже удивительно.

   Время уже перевалило за полдень, но вставать из постели не было никакого желания. Приветливое январское солнце светило в окно и было тепло для зимы, и даже ветер, доносившейся из окна, был хотя и свежим, но тёплым, но радоваться ему Лина не хотела. Максимилиан отсутствовал уже больше месяца и когда он вернётся, было неизвестно...

   "Встать что ли, узнать последние донесения", - подумала она, может быть, что-нибудь новое узнает. Информация о победоносном продвижении армии Максимилиана по римской территории оперативно доставлялась жене царя, вот только она её не радовала. Нет, конечно, это всё было замечательно, все правители римских провинций с готовностью принимали Максимилиана и были готовы служить ему, но он всё ещё шёл вперёд, и, по всей видимости, речи о том, чтобы возвращаться в Рим даже не шло.

   Последний раз грустно вздохнув, Лина поднялась с кровати. Да, лежать без толку ещё хуже, чем ходить.

   Посетив купальню с тёплой ароматной водой, её настроение начало налаживаться. В конце концов мирная жизнь тоже не плоха, не всё же время воевать? Вот только жалко, что Максимилиан Деметрия забрал... интересно как там маленький мальчик?

   Отогнав грустные мысли, Лина накинула на плечи красный плащ и вышла из комнаты.

   - Доброе утро мальчики, - улыбнулась она своим охранникам, - или уже день...

   Они, разумеется, не ответили, стояли неподвижно как истуканы, и Лина пошла дальше по коридору. Каждый день в полдень Аргос с главнокомандующими собирались в центральном зале, и что-то там обсуждали, и это обычно затягивалось часа на три, не меньше. Что можно было обсуждать, Лина не понимала, и, поприсутствовав на одном таком собрании, решила больше туда не ходить. Они были как старые бабки, которые от безделья промывали кости всем кого знали. Вроде бы взрослые мужчины, а обсуждают всё одно и то же, одно и то же, день ото дня... кошмар! Но сегодня Лина решила их навестить, потому что должен был прибыть гонец от Максимилиана со свежими новостями.

   - Добрый день, господа, - поздоровалась она с мужчинами. Проигнорировала плохо скрываемые недовольные взгляды и села стол. Всё-таки большинство по-прежнему считали недопустимым появление на военном совете пускай и жены царя, но всё же женщины. Ну и ладно.

   Среди солдат, стоявших у стены, Лина заметила уже знакомое лицо Изота. Интересно, долго он ещё будет ловить шпиона? А то ходит везде и всюду, присутствует на всех советах, а толку никакого. Хотя надо отдать ему должное, взгляд у парня цепкий и очень внимательный, и ей искренне было не понятно, как его угораздило стать лекарем.

   - А чего замолчали? - посмотрела Лина на мужчин. - У вас есть, что скрывать от меня? Информация от моего мужа пришла? - спросила она и сделала акцент на слове "мужа".

   - Сейчас они у берегов Арнуса, и планируют продвигаться дальше на север, а после на запад... - начал говорить Аргос, но Лине эти географические названия были без надобности. Максимилиан в ближайшее время не вернётся, это она поняла, а остальное было не интересно.

   - Ясно, - перебила Лина его, вставая из-за стола. - Пойду в город прогуляюсь.

   Но совершенно неожиданно справа от себя увидела белую вспышку света, в которой появился Арес. Вот уж кого Лина не ожидала увидеть, так это его.

   Все вокруг напряглись, заметив взгляд девушки.

   - Лина! - начал довольно грубо говорить он. - Как можно быть такой слепой?

   - Чего? - непонимающе спросила она, и мужчины рядом кажется, перестали дышать, а кто-то даже привстал, готовый подбежать к девушке в любой момент.

   - Рядом с тобой ходит предатель, а ты не видишь дальше своего носа! - произнёс Арес таким тоном, как будто сомневался в её здравомыслии.

   "Предатель? Рядом со мной?" Лина окинула внимательным взором всех присутствующих, солдат, и взгляд её зацепился за Изота.

   - Наконец-то! - воскликнул бог войны и негодующе взмахнул руками. - Лина, это непростительная невнимательность могла стоить тебе жизни, - сказал он и исчез. А в её голове вдруг сложилась мозаика. Всё верно, он показался таким смышлёным не потому, что оказался непризнанным талантом, нет, он и есть шпион. Опытный и невероятно хитрый.

   Он как лекарь, имел доступ во многие места, а после ранения Лины и в её комнату ему была открыта дверь. И совершенно не таясь, слоняясь по дворцу, он мог получить любую необходимую ему информацию... а когда римляне захватили дворец он вместе со всеми отправился на берег. Конечно, работа была сделана, и оставалось только следить за настроением греческой армии и извещать римлян о том, каковы их намерения. А когда Лина вернулась из плена, он очень быстро появился рядом, чтобы оказать ей помощь.

   Да, этот Изот определённо был умным мальчиком, он знал, что рано или поздно Лину посетит мысль о шпионе, и она начнёт его искать, поэтому он решил сам обо всём рассказать. И вот какая удача! Ему предложили найти этого самого шпиона, позволив ходить по дворцу как у себя дома.

   "Какая же я дура!"

   - Изот, подойди ко мне, пожалуйста, - мило улыбнулась Лина ему, хотя внутри всё кипело и рвало.

   Мужчина безропотно подошёл.

   - Дорогой, ты нашёл шпиона?

   - Пока нет, но я близок к этому, - ответил он и слегка поклонился, а Лина едва сдержала себя, чтобы не придушить его. Близок он, надо же!

   Но нет... так просто он не умрёт, они должны узнать остались ли ещё отряды римлян поблизости и кому он передавал информацию, полученную тут. Аргос сказал, что скорей всего те, кто на них напал, вернулись из какого-то похода, и грекам просто не повезло, но сейчас Лина уже не была в этом уверенна.

   - Близок значит, - улыбнулась она, смотря в его наглые глаза.

   Изот недоверчиво нахмурил брови.

   - А я нашла, - очень тихо произнесла Лина, не убирая улыбку со своих губ и наблюдая за тем, как меняется лицо мужчины. - Ты думал, я не узнаю? Ты думал, что обхитрил меня?

   Изот нервно сглотнул и побелел как снег. Он дёрнулся в сторону двери, но Лина в мгновение схватила его за волосы, и одним быстрым движением колена разбила ему нос и через секунду два сильных и очень болезненных удара кулаком по почкам.

   - Лина, стой! Не убивай его! - вскочил со своего места Аргос, и принялся отнимать у девушки жертву.

   - Я и не собиралась, - гневно прошипела она, сдерживаясь, чтобы не продолжить избиение предателя, но уже через секунду беспомощно опустила руки. - Аргос, это моя вина, я позволила ему так близко подойти к нам. Прошу простить меня, я больше не буду вмешиваться в ваши дела, - тихо сказала Лина.

   - Мы все ошибаемся...

   - Нет, - резко ответила она. - Пошлите, я помогу вам его связать.

   - Мы с этим и сами справимся, - усмехнулся генерал и отдал приказ солдатам взять шпиона и следовать в тюрьму.

   - Аргос, вы же видели, как легко я выбралась из пут? А он, видя моё запястье, понял, как я это сделала, и с лёгкостью повторит, - сказала Лина, и по гневному взгляду Изота поняла, что оказалась права.

   Генерал утвердительно кивнул, соглашаясь с девушкой.

   Они спустились в подземелье, немного не доходя до основных темниц, повернули направо к камерам пыток и пошли прямо.

   - Туда, - показала Лина рукой на дальнюю камеру.

   - Она тебе больше всех понравилась? - засмеялся Аргос, и она благодарно улыбнулась мужчине. Он видел, что ей было плохо из-за совершённой ошибки, и пытался подбодрить как мог.

   - Нет, в этой камере пытали Тиграна, и я хочу вернуть долг... хоть кому-нибудь, раз из семейства Тита никого не осталось.

   Пленный зарычал как раненый зверь и забился в руках солдат, пытаясь вырваться. Лина вытащила из-за спины кинжал и одним ударом рукояти по затылку вырубила его.

   - Связывать лучше всего, когда пленный без сознания, - начала говорить Лина как на лекциях с солдатами, - каждую руку отдельно и только потом все вместе, и обязательно ноги. Даже если он сломает обе руки, ноги уже не развяжет.

   - Ты хочешь сама пытать его? - недоверчиво спросил Аргос.

   - Нет, я... я не хочу, - отвернулась Лина от мужчин, скрывая свою неуверенность. - Я могу убить его, но не пытать.

   - Хорошо, - кивнул генерал и вдруг совершенно неожиданно обнял Лину, нежно, как будто нерешительно, и тихо прошептал: - Если хочешь, отправляйся домой, с полководцем я сам поговорю. Алкмена вернулась, там Тигран... тебе будет лучше с друзьями, а Максимилиан ещё не скоро вернётся.

   - Я не могу вернуться, - расплакалась она. - Афина сказала, что я должна быть тут... Я и так слишком много ей перечу, мне нельзя возвращаться.

   - Тихо, не плачь, - произнёс он, мягко прижимая девушку к себе.

   - Всё в порядке Аргос. Простите, я тут сырость развела.

   Лина взяла себя в руки и отстранилась от генерала, незаметно утирая слёзы.

   - Лина, я понимаю, что не могу претендовать на твою дружбу, но...

   - Ох, Аргос, перестаньте, - оборвала она его. Слушать дифирамбы в свою честь уже слишком. - Мне и без того не по себе, а вы ещё мучаете меня. Можно я пойду?

   - Конечно, - улыбнулся он и махнул рукой, показывая на дверь и предлагая покинуть камеру пыток. - Я давно хотел спросить, а на своих занятиях ты учишь солдат, как выпутываться из пут?

   - Среди прочего да, но я не знаю, кто из них слушает меня, - усмехнулась Лина, - да и совладать с болью может не каждый, этому нужно учиться, а добровольно калечить себя и проверять свои силы почему-то никто не желает.

   - А ты? - тут же спросил Аргос. - Ты проверяла себя подобным образом?

   - Нет, за меня это делали учителя. И запястье на левой руке я ломала бесчисленное количество раз. Но конечно самым страшным и больным было первый раз. Причём страха больше всего.

   - Так это правда что ты училась в лагере подобном спартанскому?

   - Ой, Аргос, сдаётся мне, что спартанские лагеря дома отдыха, по сравнению с тем, в котором проходила обучение я, - улыбнулась Лина мужчине.

   Он слушал её, открыв рот, и внимал каждому слову, а у Лины как раз было настроение поговорить. Требовалось отвлечься от этого шпиона, и она была благодарна генералу. - Нужно будет съёздить туда, посмотреть на них.

   - Я был там, солдаты проходят очень суровое обучение.

   - Аргос, я училась десять лет, и закончить обучение вместе со мной смогли только шесть девочек. Шесть из двадцати, остальные погибли. Понимаете? Я в совершенстве владею двадцатью тремя видами оружия и рукопашным боем, я могу вытерпеть любую боль, и это не пустое хвастовство. И организовывая эти лагеря, я хотела, чтобы спартанские солдаты научились быть сильными и выносливыми. Моей целью было сделать из этих юношей оружие, но вы пока не готовы к такой жестокости, с которой обучали меня, но я постараюсь сделать всё, что в моих силах. В конце концов, солдаты после мох занятий стали более умелыми воинами, с вами, конечно, им не сравниться, но всё же.

   - Но мечом ты не владеешь? - робко улыбнулся Аргос.

   - Нет, он слишком тяжёлый. И раньше я его даже в руках не держала.

   - Ты не гречанка, - больше утвердительно, нежели вопросительно произнёс генерал.

   - Аргос, не наступайте на больную мозоль, - очень тихо ответила Лина. - Я вышла замуж за Максимилиана, я сражаюсь за эту страну и готова отдать жизнь за неё, но я до сих пор не могу смериться с тем, что я предала свою родину. Армия была для меня всей моей жизнью, генерал был мне отцом. А Максимилиан... он каким-то чудом убедил его отпустить меня, но я всегда буду помнить его взгляд, когда он узнал, что я предательница.

   - Лина...

   - Не надо, я не хочу это обсуждать, - оборвала она мужчину, - и без того тоскливо. Скажите лучше, в Риме есть какие-нибудь развлечения, или тут только предаваться любовным утехам умеют? - спросила Лина, и Аргос громко рассмеялся.

   Он всё никак не мог понять, почему она пристаёт к солдатам, мучает их и не даёт развлекаться.

   Уже две недели, за неимением другого дела, Лина отлавливала тех, которые совсем потеряли стыд и предавались любовным утехам у всех на глазах. Нет, всё понятно, воённые действия закончились, солдаты заслужили отдых, а Рим был местом, где рамки дозволенного были очень и очень условны, но должны же оставаться какие-то внутренние барьеры, мораль, стыд, в конце концов. Они же не римляне, у которых подобное поведение было в порядке нормы.

   А Лине ведь даже искать этих отдыхающих не приходится, за любой угол загляни и обязательно увидишь там солдата, хорошо, если с женщиной. И ведь самым обидным было то, что все они считали жену царя просто неудовлетворённой стервой.

   - Гладиаторские бои, - с готовностью ответил Аргос.

   - А мне в них можно поучаствовать?

   - Нет! - выкрикнул генерал громче, чем следовала бы, и Лина грустно вздохнула.

   - Аргос, ну Максимилиан запретил мне драться, потому что была ранена, но сейчас же я здорова...

   - А гипс на руке для красоты? - съязвил он. - Нет Лина, приказ полководца никто не отменял, а если тебе скучно, прогуляйся по городу.

   - Издеваетесь да? Ну и ладно, - с угрозой сказала она и улыбнулась.

   - Ты куда собралась? - тут же спросил генерал.

   - Пойду в город... прогуляюсь.

   - Я с тобой!

   - Зачем? - спросила Лина, строя на лице изумление и пряча предательскую улыбку.

   - О боги, Лина, почему с тобой так сложно? Чем обычно женщины занимаются в свободное время?

   - Откуда я знаю?

   Аргос недовольно сжал губы.

   - А театр тут есть?

   - Есть, но там тоже... не понравится тебе, в общем, - отвернулся он. - Лина, я понимаю, что Максимилиана нет, но это не повод на всех кидаться.

   - И вы туда же? - возмущённо закричала Лина. - А ладно, не буду я вам ничего доказывать, думайте что хотите, - обиженно произнесла она и уверенно направилась к дворцовым воротам.


   Спустя четыре месяца

   Перемещаться с большой армией всегда невероятно долго и тяжело. А армия у Максимилиана была не маленькая. И в этот поход по римским землям он решил взять с собой почти всех, оставив в Риме только её маленькую часть. Конечно, крупных сражений не планировалось, ему было известно, что римским провинциям не очень хорошо жилось под гнётом Тита, и они скорей всего будут рады смерти диктатора, но нужно быть готовым ко всему.

   И огромная армия Максимилиан шла медленно... медленней, чем идёт солдат, ибо армия это не просто люди, она включает в себя ещё транспортные средства, вооружение, палатки, технику и запас провизии. И это всё растягивалось на многие, многие километры.

   Но одно дело идти вперёд, и совсем другое возвращаться.

   Нет... это было выше его сил. И когда вся территория врага была захвачена Максимилиан, взяв небольшой отряд, оставил армию со своими генералами и направился в Рим.

   Уже очень давно его тревожили ходившие слухи. Разумеется, донесения от Аргоса приходили регулярно, он извещал своего царя о том, что в городе всё спокойно, народ вернулся в свои дома, жизнь горожан вошла в своё постоянное русло и настроение у них хорошее. И даже писало том, как Лина гоняет солдат, занимающихся, как она выражается, непотребством.

   Вот только римский народ, да и правители провинций заодно очень активно обсуждали некий захват Рима, о котором Максимилиан не знал. Захват и то, как пленили жену царя. Говорили, что она якобы выбралась из заточения и чуть ли не в одиночку убила всех захватчиков, а потом нашла шпиона, предавшего их, и пытала его.

   Конечно, все эти слухи были крайне сомнительными, особенно последнее, но то, что это обсуждали абсолютно все, Максимилиана смущало. Лина вполне могла утаить от мужа эту информацию и подговорить Аргоса. А он уже давно заметил, что его генерал относился к Лине очень неоднозначно. Его настроение могло меняться за день сотни раз, от готовности поклоняться этой женщине как богине, до желания придушить её за неподобающее поведение. Конечно, и то и другое он скрывал, но не от Максимилиана. Он слишком хорошо его знал.

   И Ерм... письма Максимилиан получал регулярно, но только от Аргоса, а второй его генерал почему-то молчал, и было очень интересно, что у них там происходит.

   Полководец крепко прижимал к себе спящего сына, который укутался в одеяло как в кокон, и припустил коня ещё быстрей. Они решили не останавливаться на ночлег и прибыть в Рим ещё до рассвета, и, увидев стены города, Максимилиан уже не мог сдержать себя.

   Его не было пять с половиной месяцев, или уже шесть... да это было и не важно. Он жаждал скорей увидеть свою жену, коснуться её нежной кожи, ощутить сладкий аромат тела и убедиться что с ней всё в порядке.

   Быстро въехал в дворцовые ворота, пересёк пустую площадь и остановился у дверей.

   - Левк, отнеси Деметрия в его комнату и приставь охрану, - тихо произнёс Максимилиан, отдавая сына солдату, который за время похода оказался неоценимым помощником. Они с Деметрием очень сдружились, и сын с удовольствием проводил с ним время.

   Левк аккуратно прижал к себе малыша и быстро скрылся за дверьми дворца. Туда же последовал и Максимилиан, обращая внимания, что стены поменяли цвет, и большая часть фресок исчезла. Усмехнулся сам себе. Это, по всей видимости, была работа Лины. Римляне очень охотно украшали стены картинами любовных сцен и изображением обнажённых тел, преимущественно мужских, а ей это не нравилось.

   Но сейчас думать об этом желания у Максимилиана не было, и быстро пройдя коридоры, он подошёл к гостевой комнате, где разместился. Бросил взгляд на усиленную охрану, и тихо открыл дверь.

   Сквозь окно пробивались первые лучи восходящего солнца, лаская нежную кожу девушки, лежащей на кровати, а её золотистые длинные волосы рассыпались по подушке, и полководец не смог сдержать улыбку. Какая же она была красивой, его Лина, жена.

   Сделал шаг в сторону кровати и увидел, как её маленькая ручка медленно потянулась к ножу, лежащему на низком столе у кровати.

   - Это я малыш, - поспешил сказать Максимилиан. То, что она могла напасть на неожиданного визитёра, полководец не сомневался.

   - Максим? - тут же вскочила Лина. - Это ты?

   Как ветерок она подлетела к мужу и бросилась на шею, а он едва устоял под таким натиском.

   - Ты вернулся... наконец-то ты вернулся, - шептала она, покрывая губы и лицо Максимилиана поцелуями. - Где Деметрий?

   - Он в своей комнате, - ответил он, смотря в прекрасные голубые глаза жены и прижимая её к себе.

   - Я соскучилась. Почему ты не сказал, что уедешь так надолго?

   - Милая, я думал, ты сама догадаешься. Мне нужно сходить в купальню, ты со мной или тут подождёшь?

   - С тобой конечно! - тут же возмутилась она и принялась торопливо, но аккуратно снимать с мужа доспехи, а он зажмурился от потрясающего ощущения её нежных рук. Она почти не касалась его, но это дарило божественное удовольствие.

   Быстро разобравшись с кирасой, Лина опустилась перед Максимилианом на колени, и принялась расстёгивать поножи, а он в очередной раз поразился тому, с каким наслаждением она снимала с него все предметы экипировки.

   - Я слышала, что Аргос с твоими главнокомандующими в купальнях такие оргии устаивают, кошмар, - улыбнулась она, заканчивая свою работу и поднимаясь на ноги.

   - Только Аргос? А Ерм? - спросил Максимилиан, а Лина почему-то нахмурилась и замолчала. Её руки начали едва заметно подрагивать, а движения стали более резкими.

   - Милая, что с Ермом? - аккуратно спросил Максимилиан, вспоминая, как его беспокоило то, что он не писал.

   - Пошли, - потянула она мужа за руку вместо ответа.

   Они вошли в купальню, полководец опустился в тёплую воду и еле сдерживался, чтобы не начать ругаться и требовать ответа на свой вопрос. То, что те слухи, доходящие до ушей Максимилиана были правдивы, он уже понял и сейчас желал знать всю правду.

   Лина села за спиной мужа, взяла немного сандалового масла на руки и принялась разминать широкие плечи, медля с ответом.

   - Лина, я жду.

   - Он мёртв, - ответила она, и по голосу Максимилиан понял, что она плачет.

   - Как он умер?

   - Не злись на Аргоса, это я попросила его не рассказывать тебе... С той проблемой мы справились и я решила, что волновать тебя не стоит. Твой поход был очень важен и не стоило отвлекаться.

   - Лина, говори что случилось, - очень тихо сказал Максимилиан, злясь на то, что всю информацию из неё нужно было вытаскивать клещами.

   - Я даже не знаю с чего начать... - сказала Лина и глубоко вздохнула. - Если в общих чертах, то спустя две недели после твоего отбытия, или три, я уже не помню... не важно в общем. Римляне проникли во дворец и взяли в плен меня, генералов и главнокомандующих. Армию выставили за пределы города и под страхом моей смерти приказали не приближаться к стенам, - начала свой рассказ Лина, а Максимилиан не поверил своим ушам. Это всё правда, она действительно была в плену...

   - Мы выбрались из темницы, но когда пересекали ворота, нас заметили. Ну мы и побежали...

   - Почему побежали? Почему не приняли бой? - возмутился полководец такому трусливому поступку.

   - Максимилиан, нас было всего шестеро, как ты думаешь, долго бы мы продержались против сотни солдат? - тут же выкрикнула она. - Конечно, Аргос тоже хотел сражаться, но я ему запретила вступать в бой. Нужно было добраться до нашей армии, а не играть в благородство.

   - Ну и что? Вы добрались, я так понимаю?

   - Да, но не все, - ответила Лина и её голос дрогнул. - Римляне гнались за нами, кстати, до сих пор не пойму, почему они не оседлали лошадей, но сейчас это уже не важно... они почти нагнали нас, и Ерм и Крион, это один из твоих главнокомандующих, остановились, чтобы завязать с ними бой и задержать их, дав нам возможность уйти, - сказала она и вдруг горько расплакалась.

   - Шшш, тихо малыш, не плачь. Иди ко мне.

   Максимилиан притянул к себе жену, и она покорно опустилась в воду, прижимаясь к нему всем телом.

   - Мы добежали до нашего лагеря, Аргос тут же организовал армию и быстро вернул нам город, - уже спокойно продолжила Лина. - Ещё была не очень приятная история со шпионом, но можно я тебе её завтра расскажу?

   - Это тот, которого ты пытала? - заинтересованно спросил Максимилиан.

   Неужели и это было правдой?

   - Я его не пытала! Постой, так ты знал?

   - В общих чертах, - усмехнулся он, а Лина ужасно засмущалась, её щёки раскраснелись, и личико стало невероятно милым.

   - Максим, нужно как-то наградить их, не их самих конечно, а семьи... они отдали свои жизни.

   Максимилиан открыл было рот, желая сказать, что для солдата честь умереть за своего царя или его жену, и награждать за это не принято, но по всей видимости, эти смерти её очень взволновали, и смотря в эти ясные просящие глаза, отказать было невозможно.

   - Хорошо.

   - Спасибо.

   Лина мягко и нежно смывала с мужского тела дорожную пыль и усталость, а Максимилиан закрыл глаза и наслаждался её мягкими руками, о которых грезил уже полгода, и необыкновенными ощущениями.

   - Ты злишься на меня? - тихо спросила Лина, касаясь губами плеча мужа, и в глазах его тут же потемнело от желания завладеть этой женщиной.

   - Да, я на тебя злюсь, - ответил Максимилиан, стараясь говорить спокойно.

   Конечно, ласки жены ему очень приятны, но то, что она скрыла такое важное происшествие, было плохо. И не просто скрыла, а ещё подговорила его генерала.

   - Прости меня. Я подумала, что если бы ты узнал об этом, то вернулся в Рим, но у нас же всё находилось в порядке, а тебе нужно было продолжать свой поход... - произнесла она, и Максимилиан не мог не согласиться с ней. Разумеется, он тут же вернулся бы в Рим, желая удостовериться, что с женой всё в порядке, и это выглядело нехорошо, но мотивы в данном случае были не важны.

   - Максимилиан? - произнесла Лина, прерывая его мысли.

   - М?

   - Я могу заняться любовью со своим мужем, или ты желаешь сначала ознакомиться с делами?

   Он посмотрел в серьёзные глаза Лины и улыбнулся. Она действительно ждала ответа на свой вопрос.

   - Ты моё сокровище, иди ко мне, - улыбнулся Максимилиан, подтягивая к себе жену. Её платье намокло, и сквозь тонкую ткань просвечивалась красивая грудь, а нежные, чуть приоткрытые губки просили поцелуя. Нет, он не хочет заниматься этим в купальне, она всегда напоминала ему о наложницах, но Лина была другой. Она женщина, которую он любит.

   Максимилиан поднял на руки жену, вышел из бассейна и уже через мгновение они были в спальне. Полководец быстрым движением скинул мокрое платье, обнажая такое желанное тело и наконец, поцеловал мягкие губы, которые снились ему каждую ночь.

   Её нежные ручки зарылись в чёрные волосы, и Максимилиан чувствовал, как она напряжена, как сдерживает себя, чтобы не наброситься на него как тигрица, зная, что муж любит долгую прелюдию. Любит, но не сейчас. Он слишком долго ждал этой встречи, грезил её телом, вспоминал нежные руки, ясные голубые глаза, и то, что наслаждение, которое только она могла подарить.

   - Боже мой, Максим, как же я люблю тебя, - задыхаясь от возбуждения, прошептала Лина, в то время как он прокладывал дорожку поцелуев по её шее и дальше вниз к груди. - Что ты сделал со мной? Мне казалось, что я умру, пока дождусь тебя.

   - Не говори так, - ответил Максимилиан.

   Мысль о том, что его любимая жена могла умереть, была невыносима, пусть даже в шутку.

   Подхватил её на руки, положил на кровать и одним движением вошёл в неё.

   - Ааааа! - закричала она и выгнулась навстречу.

   Максимилиан зарычал от наслаждения, острого, сильного, всепоглощающего, и впился страстным поцелуем в губы Лины, ловля её сладкие стоны. Он упивался своей властью над этой женщиной, сильной, дерзкой, самовольной, но в его руках она была слабой и беззащитной. Она любила его, а он её.

   Лина с силой прижимала мужа к себе, полностью отдаваясь страсти, а её острые коготочки впивались в его спину. Максимилиан чувствовал, как её тело содрогалось вокруг него, как она испытывала оргазм за оргазмом и кажется, уже сама потеряла им счёт, а он наслаждался этим, наслаждался как никогда в жизни. Только с Линой, и только с ней он познал невероятное удовольствие от оргазма женщины.

   Но Максимилиан не хотел заканчивать это невероятное действо слишком быстро, хотя это было и тяжело. Нет, он желал наслаждаться ей долго, смакуя её, как прекрасное лакомство... Глубоко войдя в неё, остановился, давая возможность отдышаться ей, но её тело продолжало жить своей жизнью, говоря, насколько оно сильно соскучилось по своему мужу, и это не могло не радовать его самолюбие.

   Её прекрасные голубые глаза заволокло туманом, а коралловые губки были искусаны в пылу страсти, она глубоко дышала, а её тело подрагивало и изгибалось под ним, охотно отзываясь на ласки.

   - Максимилиан, ты моя жизнь, - едва слышно прошептала Лина, - не оставляй меня так надолго.

   Он хотел сказать, что не оставит, хотел видеть любимую жену всегда рядом с собой, но это было бы обманом. Он царь и военный полководец и Лина это знала. Максимилиан коснулся рукой её нежных губ, и они изогнулись в полуулыбке, а проворный язычок вдруг приласкал его пальцы, пропуская волну наслаждения через всё тело.

   - Ты моя Лина. Только моя, - произнёс он, чувствуя, как собственническое настроение захватило его.

   Прижавшись головой к груди, Максимилиан завладел затвердевшим соском, нежно покусывая его, а Лина выгнулась навстречу, как будто соглашаясь с его словами.

   Максимилиан снова начал двигаться сильно и глубоко, и в последний момент поцелуем поймал крик наслаждения, сорвавшийся с губ жены, и двумя резкими толчками присоединился к ней, почувствовав во рту солоноватый вкус крови.



   Лина лежала на груди полководца и наслаждалась ароматом его тела с тонким запахом сандалового дерева. Солнце давно взошло, и Максимилиану пора было уже вставать и заниматься делами, но никакой силы воли не хватало, чтобы подняться и отпустить его.

   - Больно? - тихо спросил он, не переставая нежно гладить жену по руке.

   - Что? - не поняла она.

   - Я, кажется, прокусил тебе губу. Больно?

   - Нет, я даже не заметила, - улыбнулась Лина, обнаруживая, что губа действительно была потревожена в пылу страсти. - А когда мы домой поедем?

   - Милая, я же только что прибыл, не знаю, - засмеялся Максимилиан. - Месяца через два, не раньше. Здесь много дел.

   - Ну тогда вставай и делай эти дела поскорей, и поехали в Афины, - игриво толкнула она мужа в бок.

   - Да, вставать действительно пора, - согласился Максимилиан, не без сожаления поднимаясь с тёплой кровати.

   - Как Деметрий перенёс поход? Не болел? - спросила Лина, очень стараясь говорить спокойно, и не выдавать своего волнения.

   Почти полгода маленький мальчик жил в походных условиях... и ладно летом, когда тепло, но часть путешествия проходила зимой, и достаточно холодной.

   - Нет милая, наш сын очень сильный. И ты так волнуешься напрасно, он вырастет прекрасным полководцем.

   - Я не могу не волноваться Максимилиан, - тихо ответила она, надевая лёгкую тунику и юбку поверх неё.

   Лето было в самом разгаре, а традиционный хитон, на котором часто настаивал полководец, был ужасно неудобным.

   - Деметрий давно уснул?

   - К середине ночи, пусть пока поспит. Когда он проснётся, Левк приведёт его, - улыбнулся полководец, смотря на жену.

   Разумеется, она очень соскучилась по сыну, которого он забрал с собой, даже не поинтересовавшись мнением жены, и сейчас её переживания были понятны, но только в походах и сражениях можно воспитать из мальчика полководца и царя. Эта наука должна впитываться с младенчества.

   - Левк? Он так и приглядывает за ним?

   - Да, этот солдат очень понравился Деметрию, и он оказался образованный, многому учит его, - согласился Максимилиан и замолчал на мгновение. - Я хочу вручить ему плащ генерала.

   - Левку? - недоверчиво спросила Лина. - Максим, он хороший солдат, но не больше. Да и молодой очень... сколько ему? Двадцать пять? Или того меньше.

   - Да, но я не хочу, чтобы мой сын так плотно общался с простым солдатом, - холодно произнёс Максимилиан и брезгливо сморщился, - а он действительно незаменимый помощник в этом деле, хорошо понимает Деметрия, да и сын его слушается.

   Лина негодующе покачала головой, ей никогда не были понятны эти странные правила. Какая разница, во что одет человек, если он ценный солдат и хороший друг?

   - Но вручив ему плащ, я дам полномочия, которых он недостоин, - продолжил говорить Максимилиан, делая вид, что не заметил взгляда жены.

   - Полководец, Левк разумный мужчина, я могу объяснить ему всё, и он поймёт...

   - Этого не достаточно.

   - А давай на его плаще вот эту красивую штучку, - показала Лина на богато украшенную золотую застёжку плаща, - заменим на простую? Это будет означать, что он генерал без полномочий?

   - Прекрасная идея, - улыбнулся Максимилиан. - Отдай распоряжение, пусть к вечеру сделают такой плащ.

   - Как пожелаете, мой повелитель, - кивнула Лина.

   Ей и самой понравилась эта задумка, и то, что у Левка будет генеральский плащ. Пусть неполноценный, да и не заслуженный, честно говоря, но всё же.

   - Полководец, каждый день Аргос проводит совет...

   - Да, я знаю, - прервал он жену. - И я хочу чтобы ты присутствовала.

   - Ладно, - пожала плечами она. - Сейчас схожу, распоряжусь относительно плаща и присоединюсь к вам.

   Максимилиан кивнул и быстро покинул спальню. Полдень уже наступил, и ему не терпелось ознакомиться с состоянием дел и заняться управление Рима. Конечно, Аргос держал его в курсе всего происходящего в городе и окрестностях, почти всего..., но этого всё равно было не достаточно. Управлять таким сложным городом как Рим на расстоянии было невозможно.

   Быстрым шагом он преодолел длинный коридор, проходящий через весь дворец, и открыл дверь в зал, в котором уже собрались все главнокомандующие и генерал. Место во главе стола оставалось свободным. А через мгновение вслед за ним вбежал Деметрий и Левк.

   - Максимилиан? Когда ты вернулся? - воскликнул один из главнокомандующих. Полководец ухмыльнулся, смотря на него. Он хорошо знал этого мужчину, очень прыткий и импульсивный, и если бы только он научился быть более сдержанным, то мог бы стать очень хорошим воином, а возможно даже генералом.

   - На рассвете, ты не слышал разве? - улыбнулся Аргос, а Максимилиан непонимающе нахмурился. Кажется, он приехал достаточно тихо и никого заранее не извещал о своём прибытии.

   - Пожалуй, весь Рим слышал, что Лина наконец-то дождалась своего мужа, - продолжил слишком болтливый генерал, а Левк почему-то начал очень загадочно улыбаться, одновременно пытаясь отвлечь маленького принца и вывести его из зала.

   Максимилиан тоже не смог сдержать улыбку. Да, Лина была невероятно страстной, вот только выражение лица Левка говорило о том, что думает он о другом.

   - Говори, - приказал он ему.

   - Наверно не стоит это произносить прилюдно, - уклончиво ответил он и полководец открыл рот от возмущения. Он что-то скрывает?

   - Говори, - повторил Максимилиан тоном нетерпящим возражения.

   - Когда Лина сражалась с Титом, а он назвал вас... ну не важно, в общем, она сказала, что её муж в постели бесподобен, - произнёс солдат и покраснел как помидор, а Максимилиан заулыбался ещё шире, но быстро взял себя в руки. Да, Лина была права. Рим совсем развратил мышление греков, и границы марали начали у них стираться.

   - Мама! - вдруг закричал Деметрий, прерывая мысли Максимилиана.

   - Солнышко моё, ты уже проснулся?

   Лина встала на колени и крепко обняла сына, а он тут же начал вырываться из слишком крепких объятий.

   - Пошли дорогой, не будем мешать папе. Максимилиан, можно я погуляю с сыном, а вы тут без меня посовещаетесь? И Левка отпустить? - повернулась она к мужу.

   - Да, иди отдыхай, но Левк, вечером я тебя жду, - кивнул он солдату и жене.

   Солдат низко поклонился царю и поспешил покинуть зал.

   - Какой ты у меня здоровяк, - улыбнулась Лина, беря сына на руки, и вышла вслед за ним. - Левк, постой.

   - Лина?

   - Извини, я тебя ненадолго задержу. Я только хотела спросить, как вёл себя Деметрий, не очень капризничал? Не болел? Максимилиан говорит, что ты ему очень помог.

   - Первое время очень скучал, но он молодец, настоящий мужчина, - заулыбался Левк и с теплотой посмотрел на черноволосого мальчика. - Не переживай, всё было хорошо.

   - Спасибо. Иди отдыхай.

   - Лина, а ты не знаешь где казармы? - нерешительно спросил солдат. - Раньше был лагерь рядом с городом...

   - Можешь свободную гостевую комнату занять.

   - Ты что, мне нельзя!

   - Можно, иди. Если кто спросит, скажи, что я разрешила. И наложницу можешь взять, - произнесла Лина, а Левк удивлённо выпучил глаза от такого щедрого предложения.

   - Спасибо, - только и смог произнести он и очень быстро убежал.

   А Лина взяла за руку сына с чётким намерением, провести с ним весь день.



   - А что там за история со шпионом была? - спросил Максимилиан, смотря в окно.

   Он со своими генералами просидел весь день, обсуждая все возможные дела, и когда солнце уже начало клониться к горизонту, полководец вспомнил о том, что Лина не желала обсуждать историю, и это показалось ему очень странным.

   - Да ничего особенного. Лина нашла шпиона, мы его пытали, казнили... - пробубнил Аргос, отводя взгляд, а Максимилиан нахмурился.

   - Говори.

   - Давай лучше Лина сама расскажет?

   - Найди её, - приказал Максимилиан одному из солдат, охранявших вход.

   Эта история ему нравилась всё меньше и меньше. И то, что генерал облегчённо вздохнул, радуясь, что ему не придётся её рассказывать, было более чем странно.

   Через десять минут дверь открылась и в зал как ветерок влетела Лина, свежа и весела. Она буквально светилась хорошим настроением, и хотела, уж было, обнять и поцеловать мужа, но вовремя остановилась.

   - Аргос, вы вообще следите за своими солдатами? - произнесла Лина строя на прекрасном личике возмущение, но предательская улыбка всё портила.

   - А что такое?

   - Тренировочная площадка не место для любовных утех, или я ошибаюсь?

   - Лина сядь, - оборвал Максимилиан свою жену, замечая в её руках красный плащ. По всей видимости, для Левка.

   - Что случилась? - осторожно спросила она.

   - Рассказывай, что там за история со шпионом у вас случилась, - потребовал он, и девушка вмиг погрустнела и начала нервно теребить ткань в своих руках.

   - Это моя вина... - начала говорить она, а Аргос открыл рот, чтобы возразить, но тут же его закрыл, увидев тяжёлый взгляд Максимилиана.

   - Вина в чём? - спросил он.

   Лина глубоко вздохнула, думая как начать, и решила рассказать только суть, не вдаваясь в подробности.

   - Лекарь, который накладывал мне гипс на руку после плена...

   - Гипс? У тебя была сломана рука? - тут же спросил Максимилиан.

   - Да запястье. Ну так вот этот лекарь мне показался очень смышлёным юношей, он предположил что у нас был шпион и мне подсыпали сонный парашёк, потому я и не услышала ничего, да и вообще его рассуждения были очень умными, глубокими... Я ему сдуру и предложила найти этого самого шпиона, предоставив ему доступ во все комнаты дворца и на все военные советы, а он, разумеется, с радостью согласился. Как же я тогда сглупила, - тихо сказала Лина и закрыла лицо руками, как будто пытаясь скрыть свой стыд.

   - Но ты же его нашла, - подал голос Аргос.

   - Не я! Я не видела его до последнего. Мне подсказали, - тихо прошептала она, не поднимая головы.

   - Кто? - непонимающе спросил генерал. Он совершенно чётко помнил тот день и как Лина... точно, она кого-то тогда увидела... и даже разговаривала.

   - Это моя вина, я его фактически пригласила к нам, дала всё, что ему было нужно, и если не помощь... не важно. Я больше не буду вмешиваться в не касающиеся меня дела.

   - Так, с этим ясно. Что с рукой было? Из твоего довольно скомканного рассказа, я понял, что сбежали вы достаточно легко...

   - Ну да, - кивнула она. - Но мы же связаны были, а сквозь верёвки проходить я не умею, вот и пришлось сломать руку, чтобы выпутаться.

   - Как сломать? - изумлённо воскликнул Максимилиан.

   - Ну как руки ломают? Взяла и сломала, не так уж это и сложно. Хорошо, что ещё верёвки не очень туго завязаны были, а то и кожу пришлось бы сдирать.

   - Лина! - тут же закричал Аргос. - Что ты такое говоришь?!

   - Ой, Аргос, чтобы спасти свою шкуру я себе и ногу отгрызу, если надо будет. Всё лучше, чем в римском плену умереть! - выкрикнула она в ответ и опомнилась. - Простите.

   Лина виновато покосилась на генерала и пододвинула к себе чашу с виноградом, вдруг замечая его на столе, и собралась съесть весь без остатка.

   - Не извиняйся. Максимилиан, она действительно нас всех спасла.

   - Прекратите... - произнесла Лина, запихивая в рот крупные ягоды целыми гроздьями. - Меня только за этим позвали? Вы вообще не устали тут сидеть?

   - Нет. Аргос, что узнали от шпиона?

   - Довольно много, но информация по своей сути уже бесполезная, - с готовностью ответил генерал. - Изначально он действительно передавал сведения легату. Оказалось, что Тит намеренно четверть центурии отослал за пределы Рима, с целью проникнуть во дворец под покровом ночи и убить тебя и Лину. Но изначальный план не сработал, так как они рассчитывали на помощь некой центурии, которую разбили и самого Тита, я толком не понял, о чём он говорил, да и ты уехал...

   - После происшествия ещё римские отряды оставались? - спросил Максимилиан, прерывая своего генерала.

   - Да, один небольшой, в полсотни человек. Мы его ликвидировали.

   - Хорошо. С этим закончили. Лина, Левк где?

   - Левк! - оглушительно крикнула Лина, а Максимилиан ошарашено уставился на жену, требуя ответа такому поступку. - Он тут недалеко с Деметрием, - улыбнулась она и передала мужу плащ, который нервно теребила во время недолгого рассказа Аргоса.

   Через мгновение дверь в зал открылась и просунулась испуганная голова солдата. Он быстро оценил обстановку, убедился, что никого не убивают, и вошёл, держа за руку маленького мальчика, который увидев у отца красный плащ, тут же захотел его.

   - Иди сюда, - приказал Максимилиан тоном, как будто Левк был повинен во всех смертных грехах и он его собирался казнить здесь и сейчас. Но солдат ничем не показал своего испуга и приблизился к царю, поглядывая на Деметрия вырывающего плащ из рук отца, и думая, стоит ему отвести его или нет. За время похода он успел хорошо изучить полководца и то, когда Деметрий ему мешал. И сейчас он совершенно чётко видел, что мальчик откровенно капризничал и ещё немного и начнёт кричать в голос.

   Максимилиан коснулся рукой плеча мужчины, опуская его на колени.

   - Ну дай ему, видишь как он просит, - улыбнулась Лина.

   Она подошла к мужу, взяла из его рук плащ и отдала сыну, чему он несказанно обрадовался и радостно взвизгнул.

   - Хочешь сам отдать солдату? - погладила Лина его по головке. - Отдай. Отдай его Левку.

   Солдат ошарашено смотрел на Деметрия, не понимая, что происходит, и боялся поднять глаза на Максимилиана.

   Деметрий заинтересованно смотрел на плащ в своих руках, как будто изучая, а затем протянул его Левку.

   - На, - сказал он, а солдат замер, не зная, что делать. Это был плащ генерала, а принять его из рук наследного принца, значило... нет, этого не могло быть.

   Аргос, сидевший за столом, и главнокомандующие разделяли его настроение.

   - Бери, - холодно произнёс Максимилиан.

   - Спасибо, - едва слышно прошептал он Деметрию, принимая из его рук символичный плащ.

   - Давай помогу, - усмехнулась Лина и накинула его на плечи солдата.

   - С этим плащом я ввожу новое звание, - повернулся Максимилиан к мужчинам за столом. - Этот генеральский плащ даёт его обладателю звание, но не полномочия, и ты Левк всё ещё находишься в подчинении у своего главнокомандующего и будешь сражаться вместе со всеми, как и раньше.

   - Я не понимаю, - осторожно сказал Аргос, и все окружающие были с ним согласны, в том числе и новоиспечённый генерал.

   Лина посмотрела на мужа, прося разрешения объяснить. Он кивнул. Ему и самому до конца не ясно всё это и было интересно, что скажет Лина.

   - Левк, это плащ генерала, и, получив его, ты стал генералом. У тебя будет новое жалование, новая форма и что там ещё полагается генералам, но управлять армией тебе никто не даст, этого ты не умеешь. Но ты хорошо проявил себя и был удостоен повышения, а этот плащ будет говорить всем о том, что ты отмечен царём за свои заслуги. Заслуги, но не за умение полководца и тебе есть куда стремиться, - улыбнулась Лина другу. - Теперь ты можешь не падать на колени перед Максимилианом, смотреть на него и разговаривать без дрожи в голосе, как и остальные генералы, и что там ещё им можно делать, я не знаю всего. Жить будешь в другом месте, а не в казарме, но ты остаёшься в составе своего отряда. Будешь сражаться вместе с ними, тренироваться, но не управлять, прям как я, - усмехнулась она. - Но это на войне, а в мирной жизни ты генерал. А ещё теперь я могу обнять тебя, а то с солдатами мне обниматься нельзя. Поздравляю, - тихо прошептала Лина, обнимая ошарашенного мужчину, и вовремя опомнившись, поспешила отстраниться от него и повернулась к мужу. - Я всё правильно сказала?

   - Да, - кивнул Максимилиан, подтверждая слова жены. - Документально всё заверим, когда вернёмся в Афины.

   - Максимилиан, - очень тихо прошептала Лина на ухо мужу, подходя к нему вплотную, - если вы закончили, я бы хотела поужинать с тобой, если можно.

   Полководец удивлённо посмотрел в голубые глаза девушки. Лина спрашивала разрешения разделить с ним ужин? Раньше такого не было... Разумеется она прекрасно знала о общепринятых правилах, но редко придерживалась их.

   - Можно, - согласился он. - Левк, Деметрий уже ужинал?

   - Нет ещё.

   - Тогда бери его и садитесь. Аргос?

   - Я с удовольствием, - кивнул генерал.

   Главнокомандующие встали, поклонились своему полководцу и покинули зал. Их на ужин никто не приглашал.


   Лина сидела молча расковыривала свои любимые мидии и не могла убрать с лица улыбку как ни старалась. Через окна пробивались вечерние лучи солнца, Максимилиан о чём-то тихо разговаривал с Аргосом, Левк кормил Деметрия, но при этом сам ничего не ел, ужасно робея, и, по всей видимости, никак не мог поверить в своё назначение. А её настроение приблизилось к отметке "счастлива".

   - Левк, я надеюсь рацион питания Деметрия не составляло только мясо во время похода? - спросила Лина.

   - Нет конечно, - почему-то возмутился новоиспечённый генерал. - В основном он предпочитал кашу и рыбу, хотя Максимилиану это и не нравилось, - очень тихо добавил он, но полководец его услышал и недовольно сузил глаза, посмотрев в его сторону.

   - Хорошо, - поспешила сказать Лина. - Он ещё слишком маленький и от мяса у него будет болеть животик. А твоему сыну сколько лет?

   - Четыре года недавно исполнилось, - ответил Левк и широко улыбнулся. - Маленький совсем, но очень воинственный. Всех малышей во дворе защищает, а со старшими дерётся. Если Зиоса разрешит, я хочу отдать его на воспитание в спартанский лагерь.

   - Левк, не надо...

   - Почему не надо? - тут же спросил Максимилиан. - Если сын генерала пройдёт обучение в Спарте, это будет хорошим примером для всех.

   - Если выживет, - вставила Лина.

   - Пока никто там не умирал.

   - Это пока. Когда мы вернёмся, я хочу съездить в Спарту и посмотреть на эти лагеря. Что-то мне кажется, что воспитание там мало отличается от Гимнасия.

   - Юноши там и без того занимаются очень интенсивно и тяжело, и уже после года обучения они становятся гораздо сильнее простого солдата, - очень строго произнёс Максимилиан, всем своим видом показывая, что он недоволен тем, что жена начала спорить с ним.

   - Этого недостаточно. Мы воспитываем не просто хороших солдат, эти мужчины должны стать самой страшной силой в мире, твоим оружием! - почти выкрикнула она.

   - Милая, эти лагеря твои и ты можешь делать с ними всё что пожелаешь, - уже спокойным тоном сказал Максимилиан. - Но не забывай, что это другой мир.

   Лина открыла рот от изумления и того, что Максимилиан вот так просто, фактически выдал её тайну. И по округлённым глазам генералов стало ясно, что они поняли всё.

   Она гневно сжала губы, чувствуя, как липкий слезливый ком подступает к горлу, и поспешила запить его вином.

   - А местного вина нет что ли? - возмутилась Лина, стараясь не смотреть на мужчин.

   - Мама, - тут же подскочил Деметрий и подбежал к ней. Маленький мальчик всегда чувствовал, когда маме было плохо, и поэтому Лина старалась не встречаться с ним, в это время, чтобы сын не грустил вместе с ней.

   - Всё хорошо солнышко моё. Хочешь пойти погулять?

   Но Деметрий гулять не хотел, а пытался всеми силами залезть на маму.

   - Лина... - начал говорить Максимилиан.

   - Ты прав полководец, - перебила она мужа и взяла на руки сына, пока он не сорвал с неё одежду, за которую отчаянно цеплялся. - Я просто съезжу, посмотрю. В конце концов, нам же не нужны бессмысленные смерти, - сказала Лина и попыталась улыбнуться. - Левк, я не буду тебя отговаривать. И если ты решишь, я помогу тебе с выбором лагеря.

   - Я не уверен, что Зиоса позволит мне забрать сына.

   - Что значит, позволит? - тут же возмутился Максимилиан. - Женщина должна слушаться своего мужа.

   - Если они женаты, - вступилась Лина за Левка. - И пусть они сами разбираются со своими проблемами.

   Максимилиан кивнул и отвернулся, в ту же секунду теряя интерес к Левку.

   - А Кастор с Валерием по домам разъехались?

   - Нет конечно, - произнёс он и посмотрел на жену, как будто сомневался в её здравомыслии. - Большая часть их армии действительно двигается обратно домой, но сами они идут сюда. Нужно будет с римской землёй что-то решать... поделить как-то нужно.

   - Поделить? - улыбнулась Лина. - А как делить будете, поровну или по-честному?

   - Лина я тебя не понимаю, - недовольно сказал Максимилиан, явно не оценив шутку.

   - Да я просто не понимаю зачем что-то делить, если и Македония и Фракия в составе Греции. Как бы ты не поделил, то всё равно твоё, - усмехнулась Лина. - Так что хоть себе оставь или им всё отдай, а смысл будет один. Хотя тебе видней конечно, - поспешила добавить она, заметив обращённые на неё изумлённые взгляды мужчин. - Я ведь в этом ничего не понимаю.

   Максимилиан открыл рот, желая что-то сказать, но передумал. Все молчали.

   - Я что-то не то сказала? - смущённо улыбнулась Лина, коря себя за длинный язык. - Извините, я, правда, в этом ничего не понимаю, и сказала не подумав.

   - Я не знаю их мыслей, - задумчиво произнёс Максимилиан.

   - Ты и моих мыслей не знаешь, и Аргоса, и Тиграна. Ты можешь только верить, - пожала она плечами. - Я вот слишком доверчивая, и потому то, что я говорю можно не слушать.

   Лина увлечённо ела виноград, радуясь, что настроение стало налаживаться, и пыталась понять, о чём думает Максимилиан. Он был как будто хмурым. Наверно ей действительно стоило подумать прежде чем говорить.

   - А Аргос тебе говорил, мы в Риме начали строить два храма Афине и Аресу, - сказала Лина, пытаясь разрядить обстановку.

   - Надеюсь не рядом друг с другом? - тут же поднял глаза полководец.

   - Ну не прям так чтобы совсем рядом... а что?

   - Пошли посмотрим.

   Максимилиан поднялся из-за стола и, не оборачиваясь, направился к выходу.

   - Левк, Деметрию спать скоро...

   - Конечно, не переживай, - поспешил сказать он и Лина благодарно кивнув ему, побежала вслед за мужем, но догнать его смогла только у конюшни.

   - Наконец-то, - пробурчал он, беря коня под узды.

   - Не надо со мной так разговаривать, пожалуйста.

   - Малыш, что случилось? - тихо спросил Максимилиан, притягивая жену к себе, а Лина отвела взгляд. Она не знала, что ему сказать... ей были стыдно и за тот проступок со шпионом, и за свой длинный язык, и одновременно была зла на мужа за то, что он сказал про другой мир, и разговаривает с ней подобным образом, а она так соскучилась по своему мужу. Лина не хотела никуда ехать и смотреть храмы, но Максимилиан был очень деятельным человеком, и, разумеется, не захочет просто бездельничать рядом с женой.

   - Ничего, - ответила Лина, обнимая его и наслаждаясь крепкой широкой спиной под своими руками.

   - Мы сейчас посмотрим на храмы, а после я хочу заняться с тобой любовью. Твои руки божественны.

   - Только руки? - тихо спросила она, чувствуя, как подкашиваются ноги от предвкушения.

   - Не только, - прошептал он Лине на ухо, обжигая своим дыханием, и она поспешила отстраниться от него.

   - Перестань, иначе я не дотерплю и изнасилую тебя прямо здесь. Знаешь, как меня солдаты называли? Кошмар! - решила пожаловаться Лина. - Неудовлетворённой стервой.

   - За глаза? - усмехнулся Максимилиан, запрыгивая на скакуна.

   - Конечно! Сказал бы кто это мне в лицо, то прожил бы не слишком долго. Но всё равно обидно.

   - Тебя не должны волновать слухи, - немного подумав, сказал он.

   Они выехали из дворцовых ворот и направились по главной дороге Рима.

   - Я тебе уже несколько раз говорил, что народ, а солдаты в особенности всегда будут придумывать небылицы о нас, но воспринимать это в серьёз не стоит. Ты знаешь что говорили, якобы Деметрий не мой сын? - вдруг спросил Максимилиан с лёгкой улыбкой на губах.

   - Да, я слышала.

   - А сейчас говорят, что Деметрий родился без матери, потому он так и похож на меня, - усмехнулся он.

   Этот слух его явно забавлял, а Лина изумлённо открыла рот. Почему интересно греческий народ упорно считал, что Деметрий не её сын, она я не человек?

   - Так что не стоит даже думать об этих разговорах, - продолжил полководец, смотря перед собой. - Оно не стоит того.

   Наверно он был прав. А возможно даже и солдаты правы... Лина действительно очень скучала по мужу. В чужом городе, в чужой стране, совсем одна... это было ужасно.

   Но сейчас он вернулся, и она была счастлива.

   Солнце уже начало опускаться за горизонт, освещая древний город тёплым оранжевым светом, на смену дневной жаре пришла вечерняя прохлада, и в воздухе начали появляться дурманящие ароматы неизвестных трав, которых не было слышно днём.

   Вечерний Рим нравился Лине больше всего. Грубая дорога и серые здания окрашивались в оранжевые цвета, приобретая удивительный дух, и казалось, что именно на закате город просыпался. Не люди, нет, горожане наоборот расходились по своим домам, а торговцы закрывали свои лотки. На закате просыпался сам город, и она как будто чувствовала его взгляд. Настороженный и внимательный.

   - Лина?

   Лина подняла глаза и поняла, что они уже приехали. Максимилиан обнял её за талию и помог спуститься с лошади.

   - Ой... - воскликнула она, смотря на огромную трещину на стене красивого храма Аресу, который даже ещё не успели достроить.

   - Они стоят слишком близко, - авторитетно заявил Максимилиан, а Лина непонимающе уставилась на него, требуя разъяснений. - Афина и Арес, как бы сказать, не любят друг друга.

   - Да? - изумилась она. - А я думала, что это всё только мифы...

   - Как видишь нет.

   Рядом толпились рабочие, и они уже были готовы принять гнев греческого царя, считая разрушения своей виной, но он не обращал на них внимания.

   - Завтра мы найдём новое место для храма Аресу. Это он сказал тебе про шпиона? - вдруг спросил Максимилиан.

   - Да, - виновато опустила глаза Лина.

   - Хорошо, - кивнул он, как будто не замечая её смены настроения.

   Максимилиан быстро осмотрел храм Афины, удовлетворился увиденным, и уже через несколько минут они направились обратно во дворец.



   Глава 11 | Жажда войны |    Глава 13