home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add


















   Глава 3

   Спустя четыре дня

   Лина лежала с закрытыми глазами и обдумывала дальнейшие действия. Они уже четыре дня сидели тут и ждали удобного момента покинуть город. Солдаты прочёсывали город уже не слишком активно, и выехать из Рима уже было вполне возможным, но страшно. Да, было ужасно страшно, страшно после того как они проникли во дворец, вызволили Тиграна и убили принца, попасться в руки солдат. Но деваться некуда, сидеть вечно в этой таверне нельзя, и нужно было уже решать этот вопрос. Левк ушёл разведать обстановку и выбрать маршрут, по которому они отправятся к Бари, небольшому портовому городу на востоке Рима. Хотя выбор был не слишком большой, дорог пригодных для телеги с лошадью в Риме, как и в Греции, было не слишком много.

   Юлиан без устали помогал Агапии, и редко появлялся в задней комнате для слуг, где разместили Тиграна, а сама хозяйка таверны не зашла к ним ни разу.

   Мысли Лины прервал скрип двери.

   - Стой, - тихо приказала она, услышав, что гость собрался уйти. Открыла глаза, как и предполагалось, это был Юлиан. - Подойди, пожалуйста.

   Мужчина очень тихо зашёл, чтобы не разбудить спящего Тиграна, и сел у двери. Лина недовольно скривилась. Юлиан всё время, пока они находились тут, сторонился её, стараясь близко не подходить и не дотрагиваться.

   - В чём дело? - задала Лина давно назревший вопрос.

   - Я не понимаю о чём ты, - недовольно буркнул он и отвернулся.

   - Юлиан, - очень настойчиво сказала Лина, и посмотрела на нахмурившегося мужчину.

   - Ты же любишь Максимилиана? - вдруг задал он совершенно неожиданный вопрос.

   - Конечно. Почему ты спрашиваешь?

   - Ты ему расскажешь? - очень серьёзно спросил Юлиан и посмотрел на девушку.

   - Нет. Нечего рассказывать. Это было часть плана...

   - О чём вы говорите? - вдруг спросил Тигран, и Лина чертыхнулась про себя.

   - Прости тигр, мы тебя разбудили.

   - Лина, о чём вы говорили? - очень настойчиво повторил Тигран и повернул голову.

   - Я не буду рассказывать все детали нашего плана проникновения в тюрьму, но чтобы всё выглядело достоверно, я поцеловала Юлиана, а он воспринял это очень близко к сердцу.

   - Ты целовалась с Юлианом? - Тигран выглядел ошарашенным.

   - Ну чего ты переживаешь? Хочешь я и тебя поцелую? - улыбнулась она другу.

   - Хочу, - совершенно серьёзно ответил Тигран, и Лина поняла, что он не шутит, и поцелуем в щёчку не удовлетворится.

   Она молча поднялась на ноги и подошла к нему, смотря в израненное лицо. Опустилась на колени перед лежанкой и осторожно наклонилась, стараясь не задеть болезненные ранения.

   Губы Тиграна были горячими и мягкими, Лина нежно коснулась их, и он совершенно неожиданно ответил ей, захватив ртом нижнюю губу девушки, и приласкав её языком. Но Лина не стала отстраняться от него, почувствовав настойчивость, а немного углубила поцелуй и почувствовала улыбку.

   - Спасибо, - чуть хрипловато произнёс он, когда девушка отстранилась. - Я люблю тебя, Лина.

   - Я тоже тебя люблю, Тигран, - обняла она друга.

   - Как сестру, - засмеялся он. - Юлиан, как сестру. Закрой рот.

   Лина обернулась и увидела, что Юлиан действительно был, мягко говоря, в шоке и улыбнулась ему.

   - Мне наверно не стоило этого видеть, - ошарашено произнёс он.

   - Юлиан, расслабься. Тигран мне как брат, ты мне друг, а Максимилиан муж, и отношение у меня ко всем вам соответствующее, не нужно всё валить в одну кучу.

   - Чего?

   - Всё в порядке, не переживай, - улыбнулась она мужчине. - Я никогда не изменю мужу, это главное. А обнять или поцеловать друга или брата это не преступление, тем более, если это нужно для дела. Вопрос исчерпан?

   - Да, - уверенно кивнул Юлиан.

   - Сходи тогда на кухню за кашей, пожалуйста.

   - Лина, я не могу больше есть эту гадость, - взвыл раненный. - Пожалуйста, дай мне кусок мяса.

   - Котик, в обед будет мясо, а сейчас кашка. Хорошо? - посмотрела она в расстроенное лицо и улыбнулась, когда Тигран покорно вздохнул.

   Юлиан принёс большую тарелку, отдал её Лине и сел рядом. Девушка принялась кормить недовольного мужчину, а он с каждой ложкой кривился так, как будто его кормили ядом.

   В комнату вошёл Левк и молча сел рядом с Юлианом.

   - Что случилось? - посмотрела Лина на него.

   - Ничего, всё хорошо. Северная дорога свободна, повозку я нашёл, - хмуро ответил солдат, и она недоверчиво повернулась к нему.

   - Мальчики, почему с вами так сложно? Один отказывается есть, у второго всё время мысли не там где нужно, и теперь ты, Левк. Ну что у тебя произошло?

   - Правда, всё в порядке, мы можем выезжать.

   Лина ухмыльнулась, за четыре дня Юлиан и Левк расслабились, как будто ничего и не было. Таверну несколько раз обыскивали, но Агапия хорошо их спрятала. А сейчас, когда нужно было двигаться дальше, мужчины загрустили.

   - Отлично, а то засиделись мы тут. Сегодня же и отправимся.

   - Сегодня? Может лучше завтра на рассвете? - подал голос Тигран, и Юлиан и Левк с ним молча соглашались.

   - Нет, сегодня, через три часа, - весело заключила Лина. - Юлиан, собери вещи, Левк предупреди Агапию.

   Мужчины послушно встали и поплелись выполнять поручения, а Тигран недовольно посмотрел на девушку.

   - Лина, мы вызовем подозрение, если отправимся в путь после полудня.

   - Тигр, повозки, выходящие на рассвете, проверяют более тщательно, а мы скажем, что живём тут недалеко, и приезжали на рынок за продуктами.


   Четыре часа спустя Лина стояла в зале таверны и осматривала свой маленький отряд. Юлиан и Левк сосредоточенные и готовые идти в бой, Агапия, которой уже не терпелось поскорее уехать из Рима и довольный Тигран, которому наконец-то дали на обед кусок мяса. Через окна пробивался яркий солнечный свет, и пахло свежестью. По всей видимости, недавно пошёл дождь и в воздухе витали удивительные незнакомые пряные ароматы. Ужасно сильно захотелось домой.

   - Наша легенда: я и Юлиан муж и жена, Левк брат Юлиана, а Агапия мать наших мужчин. В случае опасности не пугаться, не дёргаться и пока не увидите ярко выраженной угрозы в конфронтацию не вступать, - громко произнесла Лина.

   - Чего? - не понял Левк.

   - Бой не начинать, - повторила Лина и даже улыбнулась непонятливому солдату. - Всё ясно?

   Все дружно кивнули.

   - Хорошо, Агапия, проверьте нет ли ненужных глаз поблизости, мальчики берите тигра и пошли, - показала он на носилки.

   - Лина, ты так говоришь, ничего не понятно, - недовольно пробурчал Юлиан.

   - Юлиан, когда Максимилиан тебе отдаёт приказ одним словом, ты его понимаешь, а меня нет?

   - Он говорит более понятно, - продолжал ворчать мужчина, берясь за ручки носилок.

   - Рядом никого нет, - помахала Агапия от двери и все быстро пошли на выход. Тиграна погрузили на телегу, рядом уже лежали корзины с фруктами и овощами, водой и вином.

   - Котик, если тебе станет плохо, не терпи, дай знать, - сказала Лина, накрывая друга плотной накидкой.

   - Я хорошо себя чувствую, - поспешил сказать мужчина.

   - Тигр, ты хорошо себя чувствуешь пока лежишь, а сейчас тебя начнёт трясти и всё может поменяться. Не геройствуй, ты нам нужен живым. Договорились?

   - Хорошо, малышка.

   Лина поцеловала его в щёку и укрыла с головой, очень надеясь, что он не задохнётся.

   - Афина помоги нам, - очень тихо прошептала она, садясь рядом с Юлианом. Левк и Агапия устроились в повозке у ног Тиграна и были уже готовы к путешествию.

   - Всё хорошо, - улыбнулся Юлиан и обнял за плечи свою мнимую жену. Он видел её волнение, и то, как сильно она боялась. Боялась за них, боялась за Тиграна, и всё время думала о муже и сыне. Конечно, Лина не говорила об этом, но вечерами, когда все уже спали, она выходила в пустой зал таверны и разговаривала с Афиной, спрашивала как там Максимилиан, как Деметрий, а потом часами сидела одна, опустив лицо в руки. Но это только наедине с собой, а им она постоянно говорила, что всё в порядке, и скоро они вернутся домой.

   - Да, Юлиан. Спасибо, что ты рядом, - сказала Лина и погладила обнимающую её руку, на что он только улыбнулся и стегнул лошадь, отправляя её в путь.

   Покинуть город не составило труда. Как Левк и говорил, дорога была свободна, относительно конечно. Их, разумеется, проверили, но не слишком тщательно, и, выехав за пределы Рима, маленький отряд уверенно направился по одной из главных дорог страны.

   - Левк, а не безопасней было бы поехать по какой-нибудь маленькой дорожке, мало известной и не такой оживлённой? - спросила Лина через два часа пути. За это время они постоянно кого-то встречали на дороге, и даже три раза солдат, прочёсывающих территорию, и ей всё время приходилось прикрывать беднягу Тиграна накидкой.

   - Насколько я знаю, тут не слишком много дорог, и потом нужно очень хорошо разбираться в них, чтобы не заехать в тупик, из которого потом не выбраться, - виновато произнёс солдат и пожал плечами.

   - Он прав, госпожа, здесь всё очень запутано, - согласилась женщина.

   - Агапия, я последний раз вас предупреждаю...

   - Простите. Я забылась, - тихо сказала она и поспешила замолчать, чтобы не сказать лишнего.

   - Агапия, почему вы уехали из Афин? - задала Лина давно волновавший её вопрос. То, как эта женщина оказалась в Риме, её очень волновало. Но спросить об этом ранее не было возможности.

   - Молодая была, глупая... - глубоко вздохнула она. - Тогда между Римом и Афинами образовался временный мир, а до нас доходили удивительные истории об этой стране. Что Рим это место где всё можно, где люди живут без забот, где можно найти мужа, который тебя будет уважать... Вот и уехала, с такими же дурочками как и я, - грустно поведала Агапия. - Отец сильно ругался, а брат возненавидел меня. Они запретили мне возвращаться, назвав меня предательницей.

   - И что вы делали в Риме? - заинтересованно спросила Лина.

   - Искала лучшей жизни, - пожала она плечами. - Сначала жила на то, что привезла с собой, развлекалась с девочками, с которыми приехала, а потом когда деньги закончились, и пришло понимание, что я тут никому не нужна и никто не возьмёт замуж гречанку, стало страшно. Подруги стали торговать собой, а я так не могла... Я работала и домработницей, и торговала на рынке, и даже помощником у кузнеца. Мои знания в этом деле очень пригодились, - кисло улыбнулась Агапия. - И усиленно учила римский язык, избавляясь от греческого акцента. Накопила немного денег и пять лет назад открыла таверну.

   - Я поговорю с Тиреем, когда мы вернёмся в Афины, - уверенно сказала Лина, посмотрев в грустные глаза женщины. Эта была классическая история, которая не знает ни времени, ни мира, она может произойти где угодно. И если это действительно правда, и Агапия не опустилась до проституции, то она была достойна помощи и должна вернуться на родину.

   - Не надо, он не примет меня. Я отреклась от своей семьи, - чуть не плача произнесла она.

   - Агапия, не говорите ерунду, как можно отречься от семьи? Вы совершили ошибку, это может случиться с каждым, а Тирей хороший человек, я уверенна, что он послушает меня.

   Женщина ничего не ответила на это, да и что можно было сказать в ответ на эти слова? Эта Лина была странной женщиной, совершенно не похожей на робкую и покладистую гречанку. И все слухи, что приходили с торговыми кораблями, оказались правдивы. Жена царя действительно была слишком резкой и упрямой женщиной, и совершенно не пользовалась своей властью. А то, что она приехала в Рим спасти генерала, было удивительным.

   - Солнце садится, пора сделать привал, - поведал всем Юлиан.

   - Да, сворачивай куда-нибудь, - согласилась Лина, осматриваясь по сторонам. Обыкновенный лес, ничего опасного не было видно. Повозка проехала ещё немного прямо и свернула на небольшую поляну. Юлиан и Левк тут же принялись разбивать лагерь, а Лина перебралась в повозку к другу.

   - Котик, ты как? - спросила Лина, смотря на тяжело дышавшего мужчину. - Что болит?

   - Ничего не болит, всё в порядке, - криво улыбнулся он. Эта чрезмерная забота, порой очень нервировала его. Конечно, было приятно чувствовать её нежные утешающие руки, но то, что он не мог даже справить нужду без посторонней помощи, было невыносимо.

   - Я сейчас позову Юлиана, - поняла она, что беспокоит могучего и гордого воина.

   - Лина, постой. Как ты с этим справлялась? С болью, с унижением? - поднял он перевязанную руку и дотронулся до плеча девушки.

   - Боль можно перетерпеть, отключиться от неё. А унижение... да плевать я хотела на унижение, мне моя шкурка слишком дорога, чтобы думать о подобной ерунде, - улыбнулась она и поцеловала Тиграна в лоб. - Я об этом никогда не думала, и тебе не советую. Я позову Юлиана, и пойду этому неучу Левку объясню, как огонь без дыма развести, а то сейчас сюда сбегутся все римляне в округе.

   Тигран усмехнулся этим словам. То, что Лина знала такие вещи, его нисколько не удивило.

   Когда солнце уже село, все поужинали, и нужно было ложиться спать, небольшая компания всё ещё сидела у костра, не желая от него отходить. Лина задумчиво перебирала волосы Тиграна, Юлиан с Левком лежали у огня, видимо вспоминая свои военные походы, а Агапия деловито готовила для всех спальные места.

   Воздух был удивительно прозрачным и свежим, и вдыхать его полной грудью было удовольствием. Глубокое чёрное небо радовало россыпью серебряных звёзд, а яркая луна освещала маленькую поляну, на которой они остановились на ночлег. Роса ужа начала спускаться на землю, и становилось довольно холодно, но огонь ярко горел, а дрова весело потрескивали, даря всем своё тепло. Было невероятно уютно сидеть вот так, наслаждаться тишиной и спать совершенно не хотелось.

   - Лина, расскажи что-нибудь, - попросил Левк, не поднимая головы.

   - Может всё-таки спать? Завтра рано вставать, а тебе ещё в карауле стоять, - с сомнение спросила Лина.

   - Всё равно никто пока не будет спать... - согласился с солдатом Юлиан и с завистью посмотрел на разомлевшего Тиграна. Он откровенно наслаждался руками Лины и даже не скрывал этого.

   - А что? Легенду или историю?

   - Давай легенду, - сказал Юлиан. - Агатон говорил, что ты прекрасная рассказчица.

   Лина усмехнулась, вспомнив весёлого здоровяка, на корабле которого они с Максимилианом плыли в Византий. Она рассказывала мужчинам занимательные приключения про похождения Геракла, а Агатон радовался им как дитя.

   - Только прыгать и скакать я не буду, - усмехнулась она. - А расскажу я вам о славном герое Одиссее, царе Итаки. Слышишь котик?

   Тигран кисло улыбнулся, услышав название острова, на котором его взяли в плен.

   - История та началась, когда Троянская война закончилась и герой, о котором я хочу вам рассказать, Одиссей на двенадцати кораблях, груженных богатой добычей, отправился к себе на родину, в Итаку к любимой жене Пенелопе. Но, по воле богов, долгим и трудным оказался этот путь. Едва они успели отплыть на некоторое расстояние, как на них налетела посланная Зевсом буря. В течение девяти дней они носились беспомощно по морю, не зная, куда их гонит ветер, и только на десятый день море немного успокоилось, и они достигли берега острова, на котором жили люди, питающиеся одними плодами лотоса. Эти плоды обладали волшебным свойством: каждый, отведавший их, забывал свою родину и уже не желал покидать эту страну, - начала свой рассказ Лина и все вокруг обратились в слух.

   Её мелодичный голос лился ровно как ручеёк, ласкал слух и будоражил воображение, вызывая красочные картины поразительной истории. Путешествия неизвестного греческого героя были удивительны и опасны. Лина рассказала про то, как Одиссей бежал с этого ужасного острова и как пристал у другому. Но и он был не так прост, как им казалось, на нём обитали кровожадные циклопы. Лина очень умело нагнетала обстановку, когда герои легенды попадали в беду, и искренне радовалась очередному избавлению их от опасности.

   - ... Одиссей спрятался под брюхом одного из баранов, товарищи последовали его примеру, и таким образом беспрепятственно покинув пещеру, они вернулись на свои корабли. Отчалив от острова, Одиссей громко выкрикнул свое имя и он, и его товарищи благополучно продолжили свой путь.

   Лина замолчала, смотря на своих слушателей. Как ни странно никто не спал.

   - Всё дорогие мои, уже поздно. Тигр, ты как? Не уснул ещё?

   - Уснуть? Лина, я готов слушать тебя вечно, - тут же ответил он.

   - Ой, да ладно. Даже Максимилиан не может слушать меня долго, я ему быстро надоедаю, - улыбнулась она, укрывая друга тёплой накидкой. - Левк, первые два часа дежуришь ты, затем Юлиан, после него я.

   Все легли спать, и довольно быстро провалились в сон. Прошедший день был тяжёлым для всех, много переживаний, волнений, да и сама дорога была утомительной. Сон был крепким, и, разумеется, Юлиан не стал будить Лину и всю вторую половину ночи провёл в карауле вместо неё. Девушка, проснувшись на рассвете, и очень долго и громко возмущалась такому самовольству, а Тигран похвалил солдата, после чего Лина принялась ругаться пуще прежнего. Но не очень долго. Нужно было собираться в путь, и рассиживаться некогда.



   Отряд были в пути уже пять часов, лошадь устало плелась вперёд, а осенний день был слишком жарким. Но никто не жаловался, и на том спасибо. Хотя на самом деле было очень красиво. Широкая, хорошо укатанная дорога шла между редкими деревьями, от которых веяло свежестью и прохладой. Они сменялись бескрайними просторами, напоминающими скорее море, нежели поля. Высокая изумрудная трава чередовалась с золотистыми посевами, а ветер играл с ними, образуя лёгкие волны на их глади. В дали изредка попадались одинокие домики и небольшие деревушки, повозок на пути почти не встречалось, а лишь редкие одинокие путники, молча бредущие по своим делам, разбавляли мирный пейзаж.

   Скукотища... И как только грустные мысли начали овладевать сознанием Лины на дороге показались пять всадников. Она пригляделась, точно, это были солдаты, в этом не было сомнения, и то, как они наблюдали за ними, ей совсем не понравилось. Их узнали.

   Они очень внимательно смотрели и тихо перешёптывались.

   - Левк, защищаешь Тиграна и Агапию. Юлиан, прикрываешь, - очень тихо сказала Лина, не поворачивая головы, и увидела краем глаза, как Левк, нахмурился. Они уже не раз встречались с дозорными на этой дороге, и никто не проявлял внимания к их компании и все успели расслабиться.

   - Стоять! - приказал солдат, когда они поравнялись с повозкой. Он быстро окинул взором телегу и людей в ней, - поднимите накидку.

   - В чём проблема? - спросил Юлиан.

   Но солдаты ничего не ответили. Двое из них спешились, обошли лошадь, и подошли к повозке с другой стороны, с чётким намерением стянуть плотную ткань. И в туже секунду Лина, недолго думая, кинула в ближайшего из них нож и сбила с лошади одного из трёх всадников перед собой. Солдаты, хотя и не ожидавшие нападения, очень быстро спохватились и начали нападать на девушку, но она не осталась стоять на месте, а отбежала в сторону, уводя их подальше от повозки.

   Удостоверившись, что они пошли за ней, Лина быстро скинула с себя неудобную тогу, и в тот же миг на неё набросился самый расторопный римлянин, который успел спрыгнуть с лошади, выхватить меч и приблизиться к ней вплотную.

   Лина отбила его яростную атаку, и оттолкнула от себя ногой, позволив приблизиться второму. И уже через секунду два меча набросились на неё, свирепо и сильно.

   Третий, где-то рядом третий, проносилось у неё в голове, всадников было трое, но она его не видела, а осмотреться не было никакой возможности.

   Римляне не собирались брать их в плен, это Лина поняла сразу, их удары были рассчитаны на то, чтобы убить цель, а не ранить. Но девушка с лёгкостью отбивалась от них. Не такие уж они и умельцы были, сильные, да, но не умелые. Первый из них практически не защищался, а лишь наносил яростные размашистые удары, и поразить его не составило труда. Второй солдат замешкался на секунду, увидев мёртвого друга упавшего рядом с ним, и в тот же миг был проткнут кинжалом.

   Третий, где он? Один был убит с самого начала, со вторым бьётся Левк, два лежат тут... а через секунду мысли Лины прервал рык. Повернула голову и увидела, как к её ногам падает Юлиан проткнутый копьём, а за его спиной римлянин.



   - В чём проблема? - спросил Юлиан, когда легионеры приблизились к ним вплотную. Ему было не понятно, почему они так встревожили Лину, они ничем не отличались от тех, кого встречались до этого. Но взгляд девушки похолодел и стал более внимательным, а Юлиан уже был готов к бою. Жаль, только не было меча...

   А дальше Юлиан не успел моргнуть, как началось сражение. Всё произошло в мгновение ока. Лина кинула нож в одного из тех, кто пошёл к телеге, и сильным ударом столкнула с лошади одного из всадников и в три больших шага отошла в сторону. Двое других очень быстро спешились и побежали за ней, а третий... Сначала Юлиан подумал, что он собрался бежать. Упав с лошади, он не поднялся на ноги, а начал отползать в сторону леса.

   Юлиан быстро оценил обстановку, Левк явно сильнее противника и в помощи не нуждался, Лина тоже успешно отбивается от двух легионеров. Хорошо. И он решил догнать дезертировавшего римлянина. Но он не убегал! Легионер, обогнув дорогу, зашёл со спины Лины, которая только что убила второго противника, и поднял копьё, намереваясь кинуть его в неё.

   "О боги, он убьёт её", - пронеслось в голове Юлиана, и он, что есть силы, побежал на перерез, в последнюю секунду подставляя своё плечо под удар.

   Острая боль пронзила тело, и мужчина без сил упал на землю.



   Лина метнула кинжал в римлянина, кинувшего копьё, и тут же подбежала к другу, истекающему кровью.

   - Юлиан? Боже мой, Юлиан... - шептала она, дрожащими руками осматривая его. - Не шевелись. Левк!

   - Я тут, - возник рядом солдат.

   - Бинты и что там ещё у нас есть, чтобы остановить кровь, неси скорей.

   Левк быстро убежал и уже через секунду вернулся с большой сумкой медикаментов, собранной с собой в дорогу.

   - Юлиан, ты слышишь меня? Не закрывай глаза, - говорила Лина, разрывая на груди мужчины одежду и изучая рану. Пробито плечо, но, кажется не смертельно. - Левк, наконечник копья можно снять?

   - Сейчас.

   Солдат быстро наклонился за спину Юлиана, и немного поковырявшись, утвердительно кивнул. - Всё.

   - Юлиан, я сейчас вытащу древко, будет больно, - сказала Лина и, дав знак Левку держать друга, она резко выдернула кусок дерева из плеча.

   - Ааааа! - закричал Юлиан, чувствуя острую боль, прошедшую через всё тело, а в глазах потемнело. Но уверенный голос Лины не давал впасть забытье.

   - Всё хорошо, Юлиан, всё хорошо.

   Лина быстро обрабатывала рану и туго стягивала её. Потом, когда кровотечение остановится, нужно будет посмотреть, какие кости пострадали.

   - Юлиан, посмотри на меня, - строго сказала Лина, и мужчина поднял затуманенный от боли взгляд. - Ты чувствуешь, что боль в плече?

   - Да, - прошипел он.

   - Закрой глаза и дотянись сознанием до неё, - начала говорить она. - Боль только там, больше нигде. Почувствуй это. Почувствуй и заблокируй её очаг.

   Юлиан послушно закрыл глаза и попытался сделать то, что просила Лина, но не мог.

   - Сосредоточься, не позволяй боли завладеть тобой. Глубоко вздохни и выкини из головы ненужные мысли, сейчас не время, потом, всё потом... - тихо, но уверенно говорила она. - Ранено только плечо, и только оно болит.

   Левк изумлённо открыв рот, смотрел на Лину. Она часто говорила на лекциях, что очень важно уметь управлять своим телом, уметь отключать эмоции и чувства. Научиться находить очаг боли и блокировать её. А когда на очередном занятии кто-то спросил, как можно научиться этому, если ничего не болит, то она ножом порезала руку тому солдату, со словами - теперь учись.

   Лина сидела рядом с другом и наблюдала, как выравнивается его дыхание и перестаёт бить дрожь. Конечно, полностью справиться с ранением он не сможет, этому нужно очень долго учиться и тренироваться, но как минимум подняться на ноги сможет.

   Юлиан открыл глаза.

   - Я успел?

   - Да, ты успел, - погладила она его по голове, - ты спас меня. Вставай, нужно дойти до повозки. Нам нельзя тут задерживаться. Левк, помоги.

   Солдат закинул здоровую руку Юлиана себе на плечи и поднялся с ним.

   - Давай, давай, у тебя плечо ранено, а не ноги, - приговаривала Лина, подталкивая мужчин к повозке. - Агапия, давите на рану, чтобы остановилось кровотечение, - обратилась она к женщине и показала, что нужно было делать.

   - Лина, всё в порядке? Что с Юлианом? - повернул голову Тигран.

   - Да, плечо пробито, но не смертельно. Болевой шок пройдёт, всё будет в порядке, - произнесла она и повернулась к солдату. - Левк, быстро, помоги мне убрать тела.

   Лина с Левком ушли убирать следы незапланированного боя, а Тигран повернулся к женщине, сидевшей рядом.

   - Что у них там произошло?

   - Пять легионеров подъехали к нам. Лина сразу заметила, что они настроены недружелюбно. Одного убили сразу, второго Левк, и двоих - Лина, а пятый хотел кинуть ей в спину копьё, а Юлиан прикрыл её своим телом, - коротко пересказала недавнее сражение Агапия.

   - Молодец солдат, - удивлённо поднял брови Тигран, смотря на мужчину рядом.

   Юлиан хотел было сказать, что он не солдат, а генерал, и хвалить его за это не следует, так как любой бы на его месте поступил бы так же, но промолчал.

   - Всё мальчики, уходим, - послышался голос Лины. Она довольно быстро вернулась и забралась на повозку, осмотревшись по сторонам. Тела убрали, лошадей спрятали, следы крови ликвидировали... броде бы всё. Ничто не говорило о недавнем происшествии.

   - Долго нам ещё? - спросила она у Левка.

   - Завтра к полудню должны добраться, - неуверенно ответил он и Лина нахмурилась. Ещё одна ночёвка в лесу, не очень хорошо. Но останавливаться в тавернах было слишком опасно, а в лесу с двумя раненными тяжело, но делать нечего.

   - Хорошо. Поехали. Будем надеяться, что таких сообразительных солдат мы больше не встретим.

   - А как ты увидела, что они нас узнали? Я ничего не заметил. - Левк подстегнул лошадь и посмотрел на девушку.

   - Это приходит с опытом, - улыбнулась она и посмотрела назад, чтобы ещё раз удостовериться, что следов сражения они не оставили.

   - Лина, а сколько тебе лет? Ты же не старше меня... - задал совершенно бестактный вопрос Левк. Но он не думал о возрасте девушки, его волновало, когда она успела получить боевой опыт, и Лина это поняла.

   - Левк, вы же сражаетесь не всё время, какие-то крупные конфликты случаются не часто... А я почти десять лет провела на войне, и не как рядовой солдат. Это сложно объяснить, но та задача, что я выполняла, требовала определённых навыков, и от того как хорошо я могу прочитать противника, зависела моя жизнь.

   - Десять лет? - открыл рот солдат. Да, за десять лет, пожалуй, действительно можно настолько хорошо овладеть оружием, как Лина, если не умрёшь, конечно. - А откуда ты? В Греции не было таких войн.

   - Слишком много вопросов солдат, - ответила Лина и насмешливо посмотрела на мужчину рядом с собой. Он разочарованно вздохнул, но понимающе кивнул в ответ. Конечно, раз уж она Юлиану, которого называла своим другом, ничего не рассказывала, что говорить о простом солдате...

   Солнце уже садилось, и нужно было опять искать место для привала, а Левку всё не нравились проезжаемые места.

   - Может не будем останавливаться? - предложила Лина, когда уже почти стемнело.

   - Ночью мы далеко не уедем, и лошади нужно отдохнуть.

   - Так может стоило взять одну из лошадей римлян?

   - Лина! Это военные кони, как можно их запрягать в повозку? - возмутился Юлиан сидевший рядом с Агапией.

   - Да мне всё одно, четыре копыта и хвост, - пошутила она, чем вызвала смех за спиной.

   Ещё через несколько минут Левк наконец определился с местом ночёвки, свернул с дороги и тут же побежал обустраивать лагерь.

   - Лина, я всё сделаю сам! - уже в десятый раз говорил он, отталкивая девушку. - Иди лучше посмотри как там наши генералы.

   - Да нормально они, давай помогу, - настаивала она и потянула руки к свёрнутым тюкам.

   - Нет. Я один сделаю быстрей, а ты мне мешаешь, - нагло заявил Левк, уже более явно оттесняя девушку, и Лина недовольно сложила руки на груди, всем своим видом показывая, что думает об этом.

   Ну и пожалуйста, решила она и пошла к Тиграну.

   - Меня прогнали, представляешь? - пожаловалась она, садясь рядом с другом, и убрала длинные волосы с его глаз.

   - Лина, ты же не умеешь ставить лагерь, - усмехнулся он.

   - Зато я умею командовать...

   - Командовать ты тоже не умеешь, - засмеялся Тигран.

   - Что ж это получается? От меня никакой пользы? - обиженно надула губы она.

   - Нет, малышка. Как минимум твои руки очень полезны, - довольно произнёс Тигран, подставляя лицо под нежные пальчики девушки, и улыбнулся ещё шире, поймав возмущённый взгляд.


   Через полчаса, когда все уже поужинали и сидели у костра, Лина пыталась осмотреть ранение Юлиана.

   - Ничего не видно... - заключила она. - Завтра утром посмотрю.

   - Откуда у тебя такие познания в медицине? - спросил Юлиан, очень стараясь не морщиться от боли.

   - Да я же не так много знаю. Только основы оказания первой помощи, не больше. Операции я делать не умею, и о болезнях ничего не знаю, только необходимое солдату, чтобы не умереть самому и оказать помощь другу, - улыбнулась она, заканчивая перевязывать раненое плечо. - Спать?

   - Нет! А как же история о славном Одиссее? - тут же воскликнул Тигран, и все молча с ним согласились. - И иди ко мне, я тут самый раненый.

   - Котик, ты не самый раненый, а самый хитрый, - улыбнулась Лина, садясь рядом с другом и гладя его по голове. - Легенду значит... Мы остановились на том, как наш славный герой благополучно покинув остров циклопов, отправился дальше в путь, - начала рассказ Лина, - и в следующий раз, после недолгого путешествия по морю, они остановились на острове Эолия, где обитал бог Эол. Он приветливо встретил путешественников и сделал Одиссею замечательный подарок: мешок, в который можно было заключать все неблагоприятные ветры. Так что, когда Одиссей отправился дальше, и лишь попутный ветер весело надувал паруса его кораблей. Вот уже показались берега родной Итаки. Но на беду Одиссей заснул, а его спутники из любопытства развязали мешок, подаренный Эолом, чтобы посмотреть, что в нем такое. Неблагоприятные ветры вылетели наружу, с яростью набросились на корабли и унесли их далеко-далеко, в край, где никогда не заходит солнце и ночью светло, как днем...

   Лина тихо рассказывала с детства любимую историю, и улыбалась сама себе. Кто бы мог подумать, что попадёт в сказку, о которой грезила по ночам. Она зачитывалась греческими легендами и представляла себя на месте удивительных героев...

   - ... расплата за святотатство не заставила себя ждать. Едва корабль снова вышел в море, Зевс метнул в него свою молнию и разбил в щепки. Все товарищи Одиссея погибли в морской пучине, и лишь он один успел ухватиться за мачту. Девять дней носило Одиссея по волнам, на десятый выбросило на берег таинственного острова Огигии. Но это уже совсем другая история, - закончила Лина свой рассказ.

   - Спи Тигр, - погладила она друга по плечу. - Левк, и ты ложись спать, я разбужу тебя часа через три.

   - Давай я первый... - начал было говорить он, но Лина его перебила.

   - Нет, знаю я тебя. Опять забудешь, что я должна тебя сменить, а завтра трудный день, и ты нам нужен бодрым и полным сил.

   Левк послушно кивнул и пошёл спать. На самом деле он ужасно устал и действительно нуждался в отдыхе. Солдаты будут спать, а жена царя охранять их... кому скажешь, никто не поверит. Улыбнулся он сам себе и укрылся тёплым одеялом.


   Не следующий день

   Уже после полудня повозка, наконец, приблизилась к городу под названием Бари. Это был небольшой, даже можно сказать маленький портовый городок, но хорошо известный тем, что здесь останавливались не только торговые суда, но и все, у кого был корабль.

   Повозка остановилась не доезжая городских столбов, что обозначали границу, и свернула на узкую просёлочную дорогу. Лина смотрела на свой небольшой отряд и не знала, как поступить. Из трёх мужчин только один в состоянии драться и женщина, не густо...

   - Так, Левк остаёшься тут с Агапией и Тиграном, а я и Юлиан пойдём нам корабль искать. Внимания не привлекать, сидите тихо, - сказала Лина.

   - Может лучше я с тобой? - недоверчиво спросил Левк.

   - Ага, а в случае чего кто будет отбиваться от врагов? Раненный Юлиан или Агапия? Нет, сиди тут и жди нас.

   Солдат согласно кивнул, спорить с такими аргументами было глупо.

   Лина нервно вздохнула и осмотрела себя и Юлиана, вроде всё нормально. Солдаты ищут мужчину с длинными светлыми волосами и женщину с чёрными, а сейчас Юлиан был коротко постриженным брюнетом, а у Лины наоборот, краска уже вся сошла, и волосы вернули свой первоначальный блондинистый цвет. Плотная тога прикрывала раненое плечо мужчины, и вроде бы всё было в порядке, только очень волнительно.

   - Юлиан, сейчас тебе предстоит сложное дело, и от того как ты справишься с ним, зависит наше дальнейшее благополучие, - начала говорить Лина, когда они отошли от повозки и направились в город.

   - Лина, говори прямо, - недовольно пробурчал Юлиан, и девушка улыбнулась уму.

   - Сейчас мы найдём таверну, где обитают капитаны здешних кораблей. Ты подойдёшь к хозяину, и незаметно дав ему денег, спросишь, где можно найти корабль, со смелым хозяином. Очень, очень аккуратно, он поймёт, что мы или преступники или может даже догадается, что это именно нас ищут...

   - Я всё понял, - уверенно кивнул Юлина. - Нужная нам таверна скорей всего рядом с портом, вон та очень похожа, - показал он рукой на довольно большое здание в конце дороги.

   - Хорошо.

   Лина очень старалась сдерживать своё волнение, не показывая его окружающим, и решительно зашла в двери вслед за мнимым мужем. Да, это определённо то место, которое им было нужно. Грязное и пропахшее дешёвым вином. Все очень громко разговаривали на матерном римском языке, а кто-то уже спал пьяным под столом, несмотря на то, что время было ранее.

   Лина и Юлиан прошли, и сели за небольшой стол, расположенный с краю у стены, и девушка начала незаметно осматриваться. Очень много народу, шумного и пьяного, она никогда ненавидела такие места, эти люди были совершенно непредсказуемы, и что у них в голове никогда не известно. Юлиан сходил, заказал еду и быстро вернулся.

   - Хозяин мне не понравился, с ним не стоит говорить, - тихо сказал он, садясь напротив Лины.

   Она посмотрела на мужчину, разносившего выпивку по столам, да Юлиан прав. Он очень внимательно прислушивался ко всему, что говорили пьяные гости и не вызывал доверия. Но как же тогда поступить?

   Они посидели ещё около часа, ковыряясь в тарелке с сомнительной едой, а Лина всё не знала что делать... Не будешь же к каждой сомнительной личности подходить и предлагать разбогатеть. Конечно, от денег тут мало кто откажется, но всегда найдётся тот, кто предложит больше. Но её смущало другое, уже довольно давно за ними наблюдал один мужчина, и Лина буквально кожей чувствовала его взгляд. Сперва ей показалось, что он просто заинтересовался необычными гостями, но он не сводил с них глаз уже давно, да и от основной публики обличался. Сидел один, пил мало и хозяин таверны к нему не подходил...

   - Юлиан, видишь мужчину в серой тунике, прямо перед нами за крайним столом? - спросила Лина, не поднимая головы.

   - Да. Он уже дано на нас смотрит, - ответил он также тихо.

   - Подойди к нему.

   Юлиан, ничего не говоря, поднялся, и пошёл к упомянутому человеку, но сразу же вернулся.

   - Он хочет поговорить с тобой, - очень недовольно сказал он, и Лина гневно сжала губы. Ладно, хочет, значит поговорим...

   Встала, пересекла зал, подошла к мужчине и доброжелательно улыбнулась ему.

   - Добрый день.

   На что тот ухмыльнулся. Но Лина ничем не показала, что возмущена его поведением и села напротив.

   - Мне нужен корабль, - заявила она, смотря в глаза своему собеседнику, если его можно назвать таковым, конечно. Пока он не сказал ни слова.

   - Это я уже понял. Куда вы хотите плыть? - ответил он и его голос был совсем не подходил внешнему виду. Выглядел он, как будто потрепанным, грязная серая туника, длинные запутанные волосы, но чисто выбрит. А голос его был высоким, мелодичным, скорее подходящим для оперы, а не сомнительного кабака.

   - В Грецию. Тут недалеко, - улыбнулась Лина наглому мужчине. - Плачу очень щедро. Вам на всю оставшуюся жизнь хватит.

   - Я отвезу вас, но об Афинах даже не думайте. Высажу у ближайшего берега.

   - Договорились. Деньги получите, когда я увижу греческий берег, - произнесла Лина, и очень постаралась, чтобы её голос не выдал радости. Она уж было начала думать, что им не удастся найти тут корабль. А этот мужчина, хоть и выглядел сомнительно, но не вызывал опасения.

   - Где остальные пассажиры? - спросил он.

   - Недалеко, - ответила Лина, не удивившись его догадливости. Он их узнал, это было очевидно. - Мы можем отправиться в ближайшее время?

   - Да. Жду вас у пристани через...

   - Пятнадцать минут, - подсказала она мужчине, и он кивнул, соглашаясь с ней.


   В указанное время повозка с пассажирами подъехала к пристани к уже ожидавшему их мужчине. Он махнул рукой, предлагая следовать за ним.

   - Ты с ума сошла... - очень тихо сказал Тигран, когда увидел корабль, на котором им предстояло плыть.

   - Что-то не так? - нахмурилась Лина.

   - Это военный римский корабль!

   - Я пока не успел его перестроить, - пожал плечами капитан и махнул рукой предлагая подниматься на борт.

   - Тигр, другого у нас нет, - грустно сказала Лина и повернулась к хозяину судна. - Вас как зовут?

   - Маар, называйте меня Маар.

   - Маар, нам нужна помощь, - кивнула она на носилки. - И быстрей, мы привлекаем внимание.

   Капитан быстро привёл двух мужчин, они помогли пассажирам поднялись на борт, и уже через десять минут он командовал отплытие.

   - Лина, молись богам, может быть, они послушают тебя, и мы доплывём, - очень тихо сказал Юлиан, подходя к девушке. А она стояла на корме, смотрела на удаляющийся римский берег и уже не была так уверенна в своей идее.

   - Долго плыть?

   - Сутки, может дольше. Вёсельников мало, но и корабль пустой, без груза.

   Лина глубоко вздохнула. Немного, осталось совсем чуть-чуть, и они будут в Греции. Только бы доплыть.

   Прогулявшись по палубе, она спустилась вниз к Тиграну. Он выглядел таким же обеспокоенным, как и все, но молчал, за что ему было огромное спасибо.

   - Мы доплывём тигр. Не зря же мы проделали весь этот путь...

   - Расскажи мне легенду об Одиссее, - улыбнулся он и потянул девушку к себе перебинтованной рукой, предлагая лечь рядом.

   - Тигр, мы же только друзья, мы ведь правильно понимаем друг друга? - осторожно спросила она, ложась рядом с мужчиной, и облокотилась на жёсткую лежанку.

   - Конечно Лина. Не думай об этом. Я никогда не предам Макса, ни под пытками, ни ради женщины, - уверенно сказал он.

   - Максимилиану повезло, что у него есть такой друг.

   Лина погладила перебинтованное плечо и улыбнулась.

   - Значит, ты хочешь послушать историю о царе Итаки?

   - Не напоминай... - засмеялся Тигран. - Об Одиссее звучит гораздо лучше.

   - Хорошо. Остановились мы на том, что Одиссея выбросило на берег таинственного острова Огигии. Этот остров не посещали ни боги, ни смертные и в полном уединении, в пещере, увитой виноградом, жила там нимфа Калипсо, а остров тот был частью потустороннего мира. Калипсо полюбила Одиссея и, желая навсегда удержать его подле себя, пообещала даровать ему бессмертие...

   Лина тихо рассказывала историю, и перебирала пальцами длинные волосы на голове искалеченного воина, пытаясь понять, о чём он думает. Тигран верен Максимилиану, в этом не было сомнения, но то, как он вёл себя всё это время, было очень неоднозначно. Даже Юлиан и Левк недоверчиво смотрели на них, но молчали. И сейчас, Тигран закрыл глаза и положил голову на плечо девушки, явно наслаждаясь её компанией и руками.

   Но вполне возможно, что это просто психологическая потребность в заботе и ласке. Такое часто случается с ранеными воинами, им нужна поддержка.

   "Вернёмся в Афины, найду тигру хорошую девушку, пускай будет его сиделкой, может быть, грозный генерал поменяет свои принципы и остепенится" - решила она.

   - Лина! - вдруг в комнату ворвался Левк. - Греческие триеры на горизонте, и они идут к нам.

   - Зачем? - задала глупый вопрос Лина.

   - Да уж не чтобы поздороваться, это точно!

   Лина аккуратно сняла с себя голову Тиграна и побежала на палубу.

   - И это на горизонте?? - заорала она, смотря, как греческий военный корабль разворачивается для манёвра, собираясь атаковать их.

   - А, это имеет значение? - закричал в ответ солдат, явно впадаю в панику.

   Но Лина не стала с ним спорить, а внимательно смотрела на приближающийся корабль. Он намеривался пройти вдоль их борта, сбив вёсла, тем самым обездвижив противника. Лина хорошо помнила этот манёвр, она его уже видела, но вот то, что могла оказаться на месте атакованного судна никогда не думала. Да ещё и атакованного своими.

   И вот, борт греческого корабля поравнялся с римским, раздался ужасный звук ломающегося дерева и скрежет, и... Лина глазам не поверила! Главк! Триемой управлял Главк! Тот самый, на корабле которого они с Максимилианом возвращались из Византия. Тот самый, который сказал что, полководец любит её и ей суждено стать женой царя, и тот самый, которому она помогла остаться в Афинском флоте. И сейчас он разворачивал корабль и выходил на позицию, чтобы протаранить их!

   - Лина... - потянул девушку за руку Юлиан.

   - Пошёл вон! - прикрикнула она на него, отталкивая от себя, и не отрывая глаз, смотрела на разгоняющийся корабль. Ей было хорошо известно, что он собирался делать, и видела корабли после таранного удара, верней то, что от них осталось.

   - Главк!!! - заорала она. - Главк!!! Стоять!

   Лина орала как ненормальная, махая руками и кидаясь в море всем, что попадалось под руку, желая привлечь его внимание. И уже потом, спустя некоторое время, поняла, что было бы логичней кричать "Афина останови его", но сейчас она смотрела на приближающийся с огромной скоростью корабль и видела перед собой только его таран.

   - Главк! Я убью тебя, если ты протаранишь меня! Стоять!!!

   И когда корабль приблизился уже настолько, что можно было рассмотреть лица людей стоящих на палубе, он вдруг резко дал задний ход. Верней попытался, так как скорость была чересчур высока и расстояние слишком маленьким... и Лина видела с каким трудом у него задвигались вёсла. Греческое судно в последний момент резко развернулось, опасно накренившись на бок, и два корабля ударились бортами. Земля под ногами задрожала, точнее доски, какая может быть земля на корабле, но в данном случае это было не важно, потому что так страшно Лине ещё никогда не было. Это конец, думала она, чувствуя под ногами дрожь корабля и ужасный звук ломающегося дерева.

   Не удержавшись, девушка упала на спину, очень неудачно вывернув при этом руку.

   - Лина? - услышала она. Мужская фигура перегнулась через борт греческого корабля и недоверчиво всматривалась перед собой. - О боги, Лина!

   Он очень быстро, в сопровождении большого количества солдат, перебрался на римский корабль и подбежал к девушке.

   - Главк! Ах ты гад! Да как ты посмел атаковать меня?! - начала кричать Лина, вскакивая на ноги. И не дожидаясь, когда он приблизится к ней, подбежала к капитану и с размаху ударила его кулаком в солнечное сплетение. Он тут же упал на колени, а солдаты за его спиной нерешительно замерли, не зная, что им делать.

   - Сидеть! Я не разрешала тебе подниматься! - крикнула она на задыхающегося мужчину, заметив его попытку встать на ноги. Гнев бурлил, и Лина из последних сил сдерживала себя, чтобы не убить мужчину. - Это твоя признательность за помощь? Главк, так ты хотел отблагодарить меня?

   - Лина! - услышала она за спиной настойчивый голос.

   - Юлиан, пошёл вон, - гневно сказала Лина, не оборачиваясь.

   - Лина, - дёрнул он девушку за руку. - Мы на военном римском корабле.

   Лина моргнула, скидывая с себя накативший дурман, понимая, что Юлиан прав, и посмотрела на мужчину, сидящего на коленях. Он с покорностью склонил голову и был намерен принять смерть от руки жены царя.

   - Юлиан, иди, посмотри как там Тигран, - сказала Лина уже тише. Греческие солдаты смотрели на девушку открыв рты, а она всё никак не могла успокоиться. Да, Юлиан прав, они действительно на вражеском корабле, и выходя в море, они знали, что очень велика вероятность встретить в греческих водах военный корабль. Но Лина понимала насколько была близка к смерти... глупой и бессмысленной, и это не давало покоя.

   - Встань, - тихо приказала она Главку.

   - Лина...

   - Я не хочу ничего слушать Главк, - не смотря в его сторону, сказала она и кивнула двум солдатам. - За мной.

   Они спустились вниз, и Лина нагнулась к перепуганному мужчине.

   - Котик, ты как?

   - Я то в порядке... Нас не потопили? Я почувствовал удар, - чуть откашлявшись, спросил он, очень стараясь не показать своего страха.

   - Нет, всё в порядке. Дальше мы поплывём уже на греческом корабле и сразу в Афины. Здорово, правда? Мальчики, берите нашего генерала, только очень аккуратно, - повернулась она к солдатам.

   Они поднялись наверх, Лина подозвала к себе ошарашенного капитана римского судна, который всё ещё держался за мачту и был белее снега, и протянула ему внушительный мешочек с деньгами.

   - Тут больше, чем мы договаривались. Надеюсь, хватит возместить нанесённый ущерб.

   - Лина? Вас зовут Лина? Как жену Максимилиана? - недоверчиво спросил он, уже приходя в себя и забирая из её рук плату.

   - Именно так, но не советую кому-либо рассказывать о нашей встрече.

   - Конечно, - усмехнулся мужчина. - Я в своём уме. Но я был рад познакомиться с вами, госпожа.

   - Какая я тебе госпожа? Ты же римлянин, - улыбнулась Лина ему и увидела в ответ понимающий взгляд. - Левк, Юлиан, пошлите.

   Левк помог девушке перейти на греческий корабль, и когда они немного отплыли, она поймала взгляд Главка, он явно что-то хотел сказать, но не решался.

   - Что? - спросила она у него.

   - Я не могу плыть в Афины.

   - Это ещё почему? - спросила Лина, чувствуя, как гнев опять поднимается с новой силой. Почему каждая встреча с этим человеком вызывает столько негатива? И ведь вроде бы нормальный, а всё с ним не слава богу.

   - У меня приказ патрулировать западный берег Греции...

   - Можешь продолжать патрулировать, но без корабля, - грубо прервала его она.

   - Но...

   - Главк. Ты в своём уме? - прошипела Лина, смотря на мужчину. - Ты чуть не убил меня, а сейчас смеешь перечить? Ещё одно слово и у этого корабля будет новый капитан.

   Главк низко поклонился, соглашаясь с доводами, и пошёл командовать отправление. А Лина спустилась вниз, в маленькую каюту, где разместили Тиграна. Ничего не говоря, она подошла к нему, легла рядом с другом, и дала волю слезам. Сдерживать их не было сил.


   Тигран гладил золотые кудряшки девушки перебинтованной рукой и целовал в макушку. О боги, сколько испытаний приходится на долю этой женщины, а она же, в сущности, простая слабая девушка, нежная и ранимая. Она горько плакала, прижимаясь к нему, и видеть это было невыносимо больно.

   - Я хочу домой, - сквозь слёзы прошептала она. - Хочу увидеть мужа и сына.

   - Всё хорошо малышка. Скоро мы будем дома, - ответил Тигран и утешающе гладил Лину, а она аккуратно легла ему на плечо, требуя объятий.

   - Всё, больше никаких сражений... не хочу... - шептала она, а Тигран улыбался этим словам. Он их слышал уже не раз, но Лина очень быстро успокаивается, и всегда с новой силой рвётся в бой. Она была воином, и не могла жить без этого.

   - Тигр...

   - Я тут малышка.

   - Я убила её... - очень тихо произнесла Лина.

   - Кого? - не понял Тигран.

   - Мильто.

   - Мильто?

   - Да. Она была в Риме... любовницей Авреола. И я убила их обоих, - тихо сказала она, и Тигран перестал дышать, услышав эту новость. - Я никогда не получала удовольствие от убийства, это работа, не более... но не в этот раз. Я душила эту суку, видела, как из неё уходит жизнь и наслаждалась этим...

   Лина поднялась и посмотрела на друга перепуганными глазами.

   - Я стала чудовищем.

   - Нет, нет... - поспешил заверить девушку Тигран. - Ты никогда не станешь чудовищем.

   Он обнял её и притянул к себе, желая утешить, а она покорно легла рядом и обняла широкую грудь.

   - Ты хороший тигр.



   Глава 2 | Жажда войны |    Глава 4